Пошук на сайті:
Знайти



Народні блоги

Додати стрічку статей сайту до свого iGoogle
Останні публікації

Почему они не захотели раскрывать убийство Бориса Деревянко? (Часть третья)

Андрей1341 | 19.08.2009 17:37

0
Рейтинг
0


Голосів "за"
3

Голосів "проти"
3

Так почему же после слов Петримана, человека, уже отбывавшего срок за соучастие в убийстве, который говорил своим знакомым о том, что "убил в Одессе корреспондента", его оставляют в покое по убийству Деревянко и всё внимание переключают на Глека, на которого тот указал?

При этом Глек ранее к уголовной ответственности не привлекался,

хотя и ангелом, наверное,

не был. В общем-то, членам оперативно-следственной группы было всё равно, кто окажется убийцей Деревянко. А если ещё учесть, что при работе с Петриманом переборщили в физическом контакте с ним (один из основных свидетелей потом косвенно подтвердил это в суде, согласившись с тем, что на шее Петримана "появилась какая-то экзема"),то они не возражали, чтобы убийцей редактора оказался Глек. Лицо этого Глека при предварительной "неофициальной" работе с ним можно было не трогать, что давало возможность потом предъявить его оку видеокамеры на следственных действиях.

Итак, после похищения, то есть задержания Глека на территории Молдовы (Приднестровья), его привозят в Одессу, в Малиновский райотдел милиции. Здесь в кабинете начальника райотдела (а это большой кабинет) собралось полтора десятка человек – прокурорских и милицейских руководителей, в том числе представитель Генеральной прокуратуры Украины. И тут вместо того, чтобы начать официальный допрос Глека, "с ним начали беседу". Вели её начальник областной милиции Иван Григоренко и областной прокурор Василий Иванов. "Какая беседа?!" – удивлённо спросите вы, если знакомы с азами юриспруденции. И будете правы. Здесь допущено было грубейшее процессуальное нарушение, и делалось это при прямом попустительстве и руководстве прокурора Одесской области. Иванова, так сказать, главного законника области! Григоренко утверждал в суде, что необходимо было убедиться, действительно ли Глек имеет отношение к убийству Деревянко и надо ли с ним дальше работать в этом направлении. Прокурор Иванов, будучи свидетелем по делу, показал, что "была убеждённость в том, что убийство Деревянко совершил Глек, и нужно было склонить его к даче правдивых показаний". Куда склонить? Боже мой, и вот такой горе-специалист ещё о чём-то там рассуждал, учил нас уважению к Закону. Да в США после такой внепроцессуальной беседы суд отпустил бы Глека на свободу, не обращая внимания на то, насколько сильны подозрения в убийстве!

Сначала Глек отказывался признавать себя убийцей журналиста, но потом, может быть минут через пять, а может, через пятнадцать, как рассказывал Григоренко в суде, признался:

- Я совершил убийство редактора, за которого идёт шум.

- Из чего ты стрелял?

- Из ПСМа.

- Где гильзы?

- Я стрелял из целлофанового кулька.

Убедившись, что перед ним убийца, Григоренко предложил прокурору области прекратить разговор с Глеком и начать официальный допрос, чтобы закрепить показания. Прокурор предложение принял, определился со следователем, и Глека увели к нему. Официальный допрос, "естественно", проходил даже без формального участия адвоката. И так сойдёт. Сошло, к сожалению.

Интересно, что несмотря на проявленное тогда внепроцессуальное любопытство, ни милицейский, ни прокурорский руководители, по их словам, не знакомились ни с одним документом по этому уголовному делу. Поразительно!

Замечу, что очевидно эта "внепроцессуальная беседа" уже была спектаклем, так как Глек ещё до неё подвергся обработке, в ходе которой ему объяснили, что произойдёт с его маленькой дочерью и юным сыном, а сам Глек до суда просто не доживёт. Глеку в обмен на согласие взять на себя убийство Деревянко обещали всяческое содействие в деле по покушению на убийство Ц.Было обещано, что наказание он будет отбывать на территории Молдовы (Приднестровья) и долго за решёткой не задержится.

Скажете, что такого быть не может? Ещё как может! Петримана, например, не обманули. По покушению на жизнь Ц. он в 1999 году получил десять лет лишения свободы, но был переведен для отбытия наказания в Молдову, где в 2000-м или в 2001 году был освобождён от отбывания наказания, отсидев вместо полагающихся десяти лет лишь года три или четыре.

...Итак, во второй половине дня 2 сентября 1997 года Глека, признавшегося в убийстве редактора, выводят на воспроизведение на улицу Академика Филатова, к месту убийства Деревянко. Одновременно в областном управлении внутренних дел проходила пресс-конференция министра внутренних дел Украины Юрия Кравченко. Он сообщил журналистам, что убийство Бориса Деревянко раскрыто, задержан профессиональный убийца, исполнитель этого преступления. "Политическая версия убийства следствием не рассматривалась" (Неужели? А о чём же тогда кричали на каждом углу люди, называвшие себя друзьями убитого редактора? – Б.Ш.) Зато, по словам министра, подтвердилась версия об убийстве, связанном с профессиональной деятельностью редактора. Кроме того, следствие продолжает работу по всем направлениям, заявил министр.

Поскольку к общественно-политической фигуре, каковой является министр внутренних дел, сентенция "о мёртвых – либо хорошо, либо – ничего" не применяется, скажу прямо, что Юрий Кравченко лгал – и не единожды. 2 сентября должны были состояться важнейшие допросы, как по направлению экономической деятельности газеты, так и по отработке версий о мести. Так вот, после задержания Глека вся остальная работа по убийству была мгновенно свёрнута. Это,во-первых.

А во-вторых: с чего это министр взял, что подтвердилась версия, связанная с профессиональной журналистской деятельностью редактора? Ни Глек, ни кто -либо другой об этом не говорили, показаний на этот счёт не давали, никаких материалов, подтверждающих эту версию, как, впрочем, и любую другую, в деле нет. Но чего не скажешь ради красного словца.

...А теперь вернёмся к Глеку, которого повели на воспроизведение. Надо заметить, что позднее, в ходе предварительного следствия видеозапись этого следственного действия, как и ещё важнейшие четыре кассеты "с Глеком" исчезли! Точнее "размагнитились от электросварки, которая была во дворе прокуратуры"! Как видим, следственные органы у нас не только уголовные дела могут расследовать, но и новые законы природы создавать. В суде эти пять видеокассет показаны не были, так как записей на них уже как бы не существует.

Тем не менее, на днях автору этих строк удалось увидеть "несуществующую видеозапись" воспроизведения. Теперь понятно, почему она "исчезла", обязана была исчезнуть. Глек показывает, как он якобы стрелял. При этом и он, и жертва расположены лицом к проезжей части, что совершенно не соответствует сведениям, указанным позднее в обвинительном заключении и в приговоре, да и не соответствует реальному положению тела, упавшего на асфальт. И почему Глек вынимает макет пистолета из кармана и не "стреляет из кулька? Да потому что стрелять из пакета, если он не обвязан вокруг руки, попросту невозможно, пакет слетит с руки!

Генерал Епур свидетельствовал в суде о том, что Глек показывал на воспроизведении, как стрелял в уже упавшую жертву, добивал её. Об этом говорит и ещё один свидетель воспроизведения. В приговоре же приводятся другие слова Глека о том, что он начал стрелять на ходу, лицом к лицу, и стал уходить, даже не видя, когда жертва упала.

По отработанному со следствием сценарию Глек 2 сентября утверждал, что после убийства, убегая между домами, выбросил там пистолет. И это вполне естественно, что профессиональный убийца "сбрасывает" орудие преступления.

Но вы же не забыли, что мы имеем дело с фальсификацией дела об убийстве. А опыт показывает, что у фальсификаторов есть поистине маниакальное стремление обязательно найти орудие преступления, оружие, при помощи которого убивался человек. И тут уже, вопреки всякому здравому смыслу – ну, нет оружия, выбросил его убийца! – вопреки всякой логике это оружие "находят", чтобы было что предъявить в суде.

То же самое и в истории с Глеком. Непосредственно перед убийством приезжает его знакомая Галина Чумак и вручает ему, "профессиональному убийце" пистолет, в котором, по её словам, якобы "четыре или пять патронов". И он берёт в руки и использует "ствол", который видит в первый раз в жизни!

Мало того, когда следствие захотело заиметь пистолет, Глека заставили изменить показания: мол, Чумак дала указание пистолет не выбрасывать! (Для музея криминалистики, что ли, сохранить? – Б.Ш.) И Глек якобы повёз этот пистолет, орудие убийства, через границу! И успешно провёз. Но это ещё не всё. Когда задержали Петримана, Глек, не зная, что делать с орудием убийства – да выбрось ты его к чёрту! – мечется и передаёт его знакомому своего знакомого, чтобы тот куда-то подевал этот сверток, выбросил. А сам Глек выбросить не мог? Но где бы тогда следствие взяло пистолет? Но самое интересное, что весь этот идиотизм прошёл через суд и был освящён приговором.

Однако самым важным в этом приговоре было то, что от имени Украины Александра Глека должны были расстрелять. И это должно было стать настоящим убийством, чтобы спрятать концы в воду. Речь не о том, что в принципе приговаривать к расстрелу нельзя – можно. Просто в данном случае смертный приговор Глеку, вынесенный от имени государства представлял собой циничное гнусное убийство, совершённое, чтобы скрыть фальсификацию уголовного дела.

Чудо спасло Александра Глека.

(Окончание следует.)

Борис Штенйберг, журналист.

Специально для Интернет газеты "Взгляд из Одессы".










© 2007 - 2020, Народна правда
© 2007, УРА-Інтернет – дизайн і програмування

Передрук матеріалів дозволяється тільки за умови посилання на "Народну правду" та зазначення автора. Використання фотоматеріалів із розділу "Фото" – тільки за згодою автора.
"Народна правда" не несе відповідальності за зміст матеріалів, опублікованих авторами.

Технічна підтримка: techsupport@pravda.com.ua