Пошук на сайті:
Знайти



Народні блоги

Додати стрічку статей сайту до свого iGoogle
Останні публікації

Рыночные страсти

Vladimir | 20.07.2009 00:35

8
Рейтинг
8


Голосів "за"
12

Голосів "проти"
4

Я понимаю кровавых диктаторов. Рынок умаляет их власть, ограничивает возможность произвола. Я понимаю глубоко советских людей. Их приучили с детства к иной системе отношений и тяжело, практически невозможно переучиваться. Я понимаю людей внутренне несвободных. Рынок полезнее для внутренне свободных людей.

Я не понимаю нормальных людей, способных получить преимущества от рынка, страдающих от его недостатка и распространяющих о нем небылицы.

1. Рынок – это отношение между людьми.

Это не отношение людей внутри семьи, круга знакомых, небольшого коллектива. Это отношение большого количества разных людей. Чего касаются эти отношения? Обмена продуктами своего труда, доступа к дефицитным ресурсам. Не надо проблемы воспитания отдельных граждан относить на счет рынка.

Что такое "большое количество людей"? Это столько людей, что ни 1 человек не способен столько знать и помнить лично каждого.

Рынок бессмыслен для "инкубаторских". Если все люди одинаковы и делают одно и то же, зачем им рынок?

Если в организации первое лицо знает лично основных исполнителей, рыночные отношения внутри такой организации не нужны. Если организация больше, функции ее подразделений разные, она меняет структуру, выделяет из себя отдельные (непрофильные) бизнесы.

В тех случаях, когда среди родных, друзей, сотрудников возникают рыночные отношения, это признак проблем в такой семье или организации. Рынок тут ни причем.

2. Чем рыночная система отношений лучше остальных?

Эта система отношений позволяет каждому делать выбор и нести за него ответственность.

Эта система отношений предполагает у человека наличие внутренней свободы, ответственности, взаимного уважения.

Эта система предполагает отличие людей друг от друга, наличие у каждого своей ниши, в которой ему комфортно, не предполагает выстраивания людей по линейке.

Эта система отношений требует от каждого узнавать и учитывать интересы других людей. Каждый получит от рынка тем больше, чем выше другие люди оценят продукт его труда.

Эта система позволяет оптимально для общества распределять дефицитные ресурсы. Земли, топлива, материалов, рабочей силы в каждой стране ограниченное количество. Результат применения этих ресурсов обществом должен оцениваться максимально высоко.

Рынок не совместим с насилием и обманом. Любой случай внерыночного принуждения к покупке, продаже, выполнению работ – это ущемление рынка.

3. Нерыночные системы отношений большого количества разных людей или дефицит – великий двигатель специфических общественных отношений.

Единственная известная нам альтернативная система отношений – это прямое распределение в самых разных формах. Предполагается, что есть некто, великий и могучий, кто может определить каждому его долю участия в общественном продукте. Предполагается, что есть некий критерий того, как это сделать справедливо, морально, экономично. И есть механизм, не сводящийся к обмену, который бы позволил распределить согласно этому критерию.

Практика показала, что в больших системах, в который распределяющий не знает лично каждого и в которых люди несводимы друг к другу, т.к. делают разное и в разных формах, такое распределение всегда приводит к кровавым диктатурам и произволу, дефициту и бедности.

Почему?

Самая простая причина – техническая. Для облегчения распределения надо, чтобы все люди работали одинаково, потребляли одинаково, набор товаров был минимальным. Когда все работают за зарплату согласно общего для всех штатного расписания, легче учитывать. Де Голлю приписывают слова "Невозможно управлять страной, в которой 700 сортов сыра".

Есть и более глубокие причины.

Свобода выбора человека.

2 рубашки могут отличаться объективными характеристиками – прочность ткани, устойчивость краски и т.д. Но есть еще "нравится" – "не нравится". Из одной и той же ткани с одинаковыми затратами, можно сшить 2 разные рубашки, которые по-разному оценит общество. Естественно, общество заинтересовано, чтобы затраты сырья, энергии и труда принесли ему продукт с наивысшей оценкой. Но для этого у общества надо спросить, что ему нравится.

Как спросить?

Вам не приходили на электронный адрес просьбы, зайти на определенный сайт и проголосовать: то ли за лучшую красавицу, то ли за лучшую рекламу? А что, не жалко.

Знаете, как государство, выделяя деньги на науку, определяет качество полученного результата? Автор приносит отзыв, подписанный его товарищем с соседней кафедры (НИИ). Тому тоже не жалко. Он же ничего при этом не теряет (понятия репутации у нас нет, поэтому ее и потерять нельзя). На любой плагиат, на любую околонаучную болтовню приносится отзыв и тема оплачивается. Определили ли мы таким путем общественную значимость работы? Нет.

А если так. Работа важная и полезная? Проинвестируй в разработку или внедрение. Тебе нравится красавица? Оплати ее поход к косметологу. Не согласится ли широкая публика, что таким образом мы куда лучше выявим общественную полезность работы и общественную оценку красавицы? Так же точно и оценка полезности товара путем его оплаты оказывается куда надежней всех других способов оценки. Чем больше ты согласен за него заплатить, тем он лучше и полезней, вот единственный критерий.

Крайний вариантом нерыночного выбора – когда у общества вообще не спрашивают. Фабрике назначено произвести и поставить в магазин, а тому – продать. И носи что произведено.

Возможности человеческой креативности.

Всякий общественный прогресс связан с появлением новых товаров и услуг, с сокращением затрат на производство имеющихся. Человеческая креативность может творить чудеса, если для нее есть стимулы и условия реализации. Рынок дает такие стимулы. Всякому нерыночному распределению креативность, наоборот мешает, т.к. меняет налаженную систему.

Ограниченность ресурсов.

Количество земли, рабочих рук, энергоресурсов ограничено. Если общество не требует с их владельцев рыночной цены, спрос на землю, нефть, газ превышает их наличие. По дешевке все хотят. Значит, надо как-то определить, кому дать. Отбор получается административный (кому начальство назначит), или стихийный (самым наглым). Вместо рынка отношения людей определяются иерархией или дефицитом.

Рынок земли – тому яркое подтверждение. Десятки и сотни тысяч га земли находятся в полном распоряжении земельных баронов. Но все эти Губские, Веревские, Лозинские, Осыки (это не я виноват, что практически все они – депутаты ВР от БЮТ, партии, не допускающей рынок земли "а то олигархи все скупят") не владеют землей, а арендуют ее за 2 мешка зерна/га в год. Но ведь желающих арендовать плодородные земли за копейки много, а земли мало. Поэтому достается более наглым и близким к начальству. Потому и сопротивляются купле-продаже. Им невыгодно. А почему общество сопротивляется?

4. Рынок и торгашество.

В общественном сознании понятие рынка прочно связано с торгашеством, обманом. С другой стороны, рынок связывают с потребительством, бездумным накоплением материальных благ. Оба эти подхода есть отражение в сознании патриархальных мифов, а не реального рынка. Потребительство, бездуховность, обман – человеческие качества, а рынок – отношение внутри общества. Они вообще из разных плоскостей. На рынок выходит человек со своей "функцией полезности". У него есть оценка полезности продаваемых товаров/услуг. Что именно он ценит высоко, а что нет – проявление его личной сущности, рынку это глубоко индифферентно. Рынок подстроится под любой спрос. Не рынок заставляет нажираться деликатесами, забивать квартиру брендовыми, в большинстве своем, не нужными предметами одежды и быта, а внутренняя культура, идущая от патриархальных времен. История показывает, что избыточный спрос на подобные товары предъявлялся в период отсутствия новых товаров и идей. У Броделя есть немало свидетельств, как потребление мяса, например, резко падало с началом заморских экспедиций в тех странах, которые в них участвовали, но сохранялось на прежнем уровне в остальных странах. Как видим, дело тут не в рынке, а в общественных настроениях. Если рост культуры общества побудит людей тратить больше средств на самосовершенствование (физическое, умственное, духовное), это даст мощный толчок и рынку тоже. Не надо на инструмент списывать проблемы собственного развития.

Но рынок требует от человека знать свои интересы, цену своему труду и отстаивать их. Это всего лишь проявление активной позиции. Очень жаль, что подобные качества у нас осуждались. Но причем тут "торгашество"? Гражданское общество обычно порождает множество организаций, помогающих гражданам в осознании и отстаивании своих интересов. Что в этом плохого?

Рынок требует знать и учитывать интересы других людей. Вы должны не просто сделать, а сделать так, как нужно потребителям. Найти, кому нужно то, что Вы умеете. Иногда и объяснить, зачем человеку Ваше умение, что оно ему дает. Подкорректировать свой продукт под чьи-то потребности. Нас так не учили. Мы хотим, чтобы наши потребности учитывались. Но сами не хотим учитывать чьих-то оценок. Считаем свой продукт самоценным, а приспособление к требованиям покупателя торгашеством. Это пережиток патриархальных времен. Конечно, все не могут делать все. Производитель сотрудничает со специалистом, который помогает понять требование покупателя. Что тут плохого для людей, общества?

5. Рынок и иерархия.

Привыкнув к глубоко иерархическому обществу, мы не можем изменить своих привычек слишком быстро. В нерыночном обществе место человека определяется положением в иерархии, участием в распределении. Вы не помните, как, став начальником, Ваш коллега переставал с Вами разговаривать, а при необходимости, обращался барским тоном? И как менялся назад, слетая с должности? Все эти машины с мигалками, перекрытия дорог при проезде начальства из тех времен. Академик Сахаров отмечал в своих воспоминаниях, как просто общается, например, западный посол с техническими сотрудниками посольства и как это контрастирует с чинопочитанием в отношениях людей в СССР.

Это естественно, ведь рынок не знает иерархии. Цель каждого – найти свою нишу, в которой он может реализовать себя, свои умения в комфортной для себя форме. Обеспечить нужный уровень жизненных благ. Работать самому или в команде, выполнять свое функцию или самому организовывать процесс, это выбор каждого. Здесь нет места сравнению, а тем более господству. Но у людей сохранилась иллюзия, будто при рынке место в иерархии определяется деньгами. Постоянные интервью с миллиардерами, рейтинги богатства (никто не обращает внимания, что речь идет об активах, часто не очень ликвидных) дают народу представление, будто это люди, находящиеся на вершине нового общества. (На самом деле, у нас многие из них близки к вершине. Но не благодаря богатству. Скорее наоборот, они богаты благодаря тому, что раньше оказались близки к власти. Но это – не результат рынка, а, скорее, его отсутствия). Способность купить дорогой товар превращается в показатель места в иерархии.

"Какой лох покупает за 300? Вон, за углом по 400 продают".

Это – всего лишь показатель патриархальности нашего общества.

В развитом рыночном обществе деньги могут решить многое. Но только если Вы согласны тратить их и свое время, например на участие в решении общих проблем. Однако, интеллектуалы, церковники, ученые и еще многие влияют на принятие решений не в меньшей мере, чем обладатели капиталов. При этом есть немало очень богатых людей, которые не хотят иметь к власти никакого отношения и не имеют. Т.е. ни о какой иерархии, определяемой деньгами, тут не может идти речи.

Рынок, как и любая другая система, требует определенного уровня культуры и морали. Морально для рынка заработать столько, сколько тебе нужно для комфортной жизни. Аморально – пользоваться незаработанным. Успех – найти свою нишу, получить признание среди коллег, обеспечить себя и семью. Неуспех – заниматься не своим делом, завидовать. Для иерархии тут нет места, а деньги сверх необходимого – инструмент инвестирования.

Зависть, копирование чужого поведения в быту, потреблении – это проявление внутренней несвободы, зависимости.

Рынок для культурного, морального, внутренне свободного человека, способного на собственный выбор, наиболее естественная среда обитания, а любое ущемление рынка – личный ущерб. Почему же такое неприятие рынка проявляется со стороны людей, которые должны были бы его активнее других защищать и развивать? Почему страдая от кривизны и неразвитости нашего рынка, эти люди требуют еще больше скривить и уменьшить его в нашей стране?

Відповідь на це питання зачекайте – далі буде.

Коментарі









© 2007 - 2020, Народна правда
© 2007, УРА-Інтернет – дизайн і програмування

Передрук матеріалів дозволяється тільки за умови посилання на "Народну правду" та зазначення автора. Використання фотоматеріалів із розділу "Фото" – тільки за згодою автора.
"Народна правда" не несе відповідальності за зміст матеріалів, опублікованих авторами.

Технічна підтримка: techsupport@pravda.com.ua