Пошук на сайті:
Знайти



Народні блоги

Додати стрічку статей сайту до свого iGoogle
Останні публікації

Беги, умолкни, успокойся! Маленький плагиат из Маркса.


-2
Рейтинг
-2


Голосів "за"
8

Голосів "проти"
10

История всегда повторяется дважды – один раз в виде трагедии, во второй – в виде фарса. Это сказал Карл Маркс в своем труде "18 брюмера Луи Бонапарта".
Читайте маленький пересказ этой работы – почти дословно из Маркса...


Беги, умолкни, успокойся! Маленький плагиат из Маркса.
История всегда повторяется дважды – один раз в виде трагедии, во второй – в виде фарса. Этот классический афоризм сейчас вспоминают многие. Потому что в этих словах уж очень точно передана трагикомическая ситуация сегодняшнего дня в Украине. Но автор этих слов, Карл Маркс, в своем труде "18 брюмера Луи Бонапарта" сказал намного больше. И страшнее.

"Люди сами делают свою историю, но они ее делают не так, как им вздумается, при обстоятельствах, которые не сами они выбрали, а которые непосредственно имеются налицо, даны им и перешли от прошлого. Традиции всех мертвых поколений тяготеют, как кошмар, над умами живых" – так К.Маркс в средине 19-го века писал о французских революциях.

Если перефразировать его труд, то нельзя не отметить, что, как и 200 лет назад во Франции, партии и народные массы в Украине в конце 20-го и начале 21-го века совершали революцию с римскими фразами на устах и выполняли задачу своего времени – освобождение от оков и установление современного общества. В 1991 году перестройка вдребезги разбила основы коммунизма и скосила произраставшие на его почве "феодальные" головы правителей КПСС. Майдан 2004-го создал, казалось, внутри Украины условия, при которых только и стало возможным развитие свободной конкуренции, применение освобожденных от оков производительных промышленных сил нации. Но почему-то, как только новая общественная формация, казалось бы, сложилась, трезво-практическое общество нашло себе новых истинных истолкователей и глашатаев; его настоящие полководцы уже не политики, его политическим главой стал "жирноголовый Людовик XVIII".

В наших условиях мы подходим именно к такой ситуации нового переворота – когда власть в стране переходит в руки крупного капитала. Общество, всецело поглощенное созиданием богатства, уже не вспоминает, что его колыбель охраняли древнеримские призраки демократического парламентаризма. Для его появления на свет понадобились героизм, самопожертвование, готовность к гражданской войне и битве народов. В классически строгих традициях Римской республики вожди демократичного общества нашли идеалы и художественные формы, иллюзии, необходимые им для того, чтобы скрыть от самих себя буржуазно-ограниченное содержание своей борьбы, чтобы удержать свое воодушевление на высоте великой исторической трагедии. Так, тремя столетиями раньше, на другой ступени развития, Кромвель и английский народ воспользовались для своей буржуазной революции языком, страстями и иллюзиями, заимствованными из Ветхого завета. Когда же действительная цель была достигнута, когда буржуазное преобразование английского общества совершилось, Локк вытеснил пророка Аввакума.

Таким образом, в этих революциях воскрешение мертвых служило для возвеличения новой борьбы, а не для пародирования старой, служило для того, чтобы возвеличить данную задачу в воображении, а не для того, чтобы увильнуть от ее разрешения в действительности; для того, чтобы найти снова дух революции, а не для того, чтобы заставить снова бродить ее призрак.

"B 1848 – 1851 гг. бродил только призрак старой революции, начиная с Марраста, этого republicain еп gants jaunes, переодетого в костюм старого Байи, и кончая авантюристом, скрывающим свое пошло-отвратительное лицо под железной маской мертвого Наполеона".

В 1991-2004 годах в Украине забродил призрак новой революции, направленной на возрождение украинского народа, начиная с "победы" над коммунизмом...

Но... "Целый народ, полагавший, что он посредством революции ускорил свое поступательное движение, сейчас вдруг может оказаться перенесенным назад, в умершую эпоху. Нация чувствует себя так же, как тот рехнувшийся англичанин в Бедламе, который мнил себя современником древних фараонов и ежедневно горько жаловался на тяжкий труд рудокопа..."

"И все это приходится выносить мне, свободнорожденному бритту", – вздыхает рехнувшийся англичанин, – "чтобы добывать золото для древних фараонов". Англичанин, пока он находился в здравом уме, не мог отделаться от навязчивой идеи добывания золота. Украинцы, пока они занимались революцией, не могли избавиться от воспоминаний о великом прошлом князей, гетманов, и даже о дешевой советской колбасе.

Перестройка, а потом и Майдан были неожиданностью для прежнего общества, они застигли его врасплох. Украинский народ провозгласил этот внезапный удар всемирно-историческим событием, открывающим новую эру. Но после 30 сентября революция может исчезнуть в руках ловкого шулера, и в результате уничтоженными могут оказаться уже не коммунизм и кучмизм, а те либеральные уступки, которые были отвоеваны народом для себя.

Вместо того, чтобы само общество завоевало себе новое содержание, государство стало на грань возвращения к своей древнейшей форме, к бесстыдно-примитивному господству силы и кошелька. В течение 1991 – 2004 гг. украинское общество должно было усвоить, – по способу сокращенному, потому что он был революционным, – уроки и опыт, которые должны были бы предшествовать коренному перелому в развитии общества. На самом же деле ему придется еще только создавать себе исходный пункт для революции, создавать положение, отношения, условия, при которых современная революция только и может принять серьезный характер.

HIE RHODUS, HIE SALTA! ЗДЕСЬ РОЗА, ЗДЕСЬ ТАНЦУЙ!

Впрочем, маємо те, що маємо. Всякий мало-мальски наблюдательный человек, даже и не следивший шаг за шагом за развитием событий в Украине, должен был предчувствовать, что помаранчевой революции "предстоит неслыханный позор". "Достаточно было послушать самодовольное победное тявканье господ демократов, поздравлявших друг друга с благодатными последствиями", ожидаемыми от Майдана. Майдан "стал в их головах навязчивой идеей, догматом, подобно дню второго пришествия Христа и наступления тысячелетнего царства у хилиастов. Слабость всегда спасалась верой в чудеса; она считала врага побежденным, если ей удавалось одолеть его в своем воображении посредством заклинаний, и утрачивала всякое чувство реальности из-за бездейственного превознесения до небес ожидающего ее будущего и подвигов, которые она намерена совершить. Эти герои, старающиеся опровергнуть мнение о своей явной бездарности тем, что они взаимно выражают друг другу свое сочувствие и сплачиваются в особую группу, вдруг рассорились" и проиграли парламентские выборы 2006 года. Создание правящей коалиции поразило их, как удар грома среди ясного неба. "И народ, который в периоды малодушия охотно дает заглушить свой внутренний страх самым громким крикунам, на этот раз, быть может, убедился в том, что прошли те времена, когда гоготание гусей могло спасти Капитолий".

Спасет ли их результат 30 сентября 2007 года? Не случится ли так, "что громкие фразы о Конституции, Национальном собрании, демократии, партиях, свободе прессы, "liberte, egalite, fraternite" и Майдане 2004 года – все исчезнет, как фантасмагория, перед магической формулой человека, которого даже его враги не считают чародеем? Не случится ли так, что всеобщее, свободное избирательное право, продержавшееся почти 15 лет, перед глазами всего мира составит собственноручно свое завещание и заявит от имени самого народа: "Все, что возникает, достойно гибели"?

"Недостаточно сказать, по примеру французов, что их нация была застигнута врасплох. Нации, как и женщине, не прощается минута оплошности, когда первый встречный авантюрист может совершить над ней насилие. Подобные фразы не разрешают загадки, а только иначе ее формулируют. Ведь надо еще объяснить, каким образом три проходимца могут застигнуть врасплох и без сопротивления захватить в плен" 47-миллионную нацию.

Карл Маркс говорил о трех проходимцах, а мы сегодня имеем трех "лидеров", которые разрывают на три части Украину, суля целые горы благоденствия. И кто-то из них – один – обязательно придет к власти. И власть эта будет уже не народная.

"Иначе и быть не могло, – пишет Карл Маркс. –...В то время как парижский пролетариат еще был в упоении от открывшейся ему великой перспективы и всерьез предавался дискуссиям по социальным проблемам, старые общественные силы сгруппировались, сомкнулись, опомнились... Требования парижского пролетариата, это – вздорные утопии, которым надо положить конец. После победы над ним свыше трех тысяч повстанцев было убито, пятнадцать тысяч сослано без суда. Со времени этого поражения пролетариат отходит на задний план революционной сцены... Но пролетариат, по крайней мере, пал с честью, достойной великой всемирно-исторической борьбы... Между тем как последующие поражения вышестоящих классов покупаются такой дешевой ценой, что побеждающей партии приходится прибегать к наглым преувеличениям, чтобы вообще придать им характер событий, причем эти поражения становятся тем позорнее, чем дальше побежденная партия отстоит от пролетарской".

"Общество оказывается спасенным каждый раз, когда суживается круг его повелителей, когда более узкие интересы одерживают верх над более общими интересами", – мы подходим именно к такой ситуации. Суживается круг наших повелителей. И тем самым расширяются их полномочия. От чего уходили – к тому и приходим?

Большинство народа сейчас жаждет сильной руки. Демократические партии, "вместо того чтобы позаимствовать силы у народа, заразили его своей собственной слабостью, и, как это водится при всех великих деяниях" демократов, вожди теперь могут для своего удовлетворения обвинять свой "народ" в измене, а "народ может для своего удовлетворения обвинять своих вождей в надувательстве".

Нет сомнения, демократы "верят в силу трубных звуков, от которых пали иерихонские стены. И каждый раз, когда они стоят перед стеной деспотизма, они стараются повторить это чудо. Но чудес не бывает. Деспоты приходят – потому что так хочет народ".

Мы теперь подошли к решительному, поворотному пункту в истории украинской демократии. Украинский народ жаждет нового украинского Царя. Потому что на самом деле парламента у нас уже нет – есть три человека, решающих, как должны голосовать, на какую кнопку нажимать 450 человек, называющихся по инерции "народными депутатами". Но они ведь уже не народные – они назначаются их повелителями. Очень скоро, может завтра, повелитель будет один – тот, кто получит большинство народных голосов.

Во Франции сначала буржуазия победила монархию – а потом "начала бунтовать против своих собственных политиков и писателей из пристрастия к своему денежному мешку. В результате ее политики и писатели были устранены, ее денежный мешок подвергся грабежу – после того как ей заткнули рот и сломали ее перо. Буржуазия неутомимо кричала революции, как святой Арсений христианам: "Fuge, tace, quiesce! Беги, умолкни, успокойся!".

Но пришел Бонапарт и крикнул буржуазии: "Fuge, tace, quiesce! Беги, умолкни, успокойся!".

Мы хотели европейской демократии и европейского уровня жизни.

Но на пороге Украины – диктатура одного человека.

Вы чувствуете это?

Анатолий Герасимчук

Коментарі









© 2007 - 2020, Народна правда
© 2007, УРА-Інтернет – дизайн і програмування

Передрук матеріалів дозволяється тільки за умови посилання на "Народну правду" та зазначення автора. Використання фотоматеріалів із розділу "Фото" – тільки за згодою автора.
"Народна правда" не несе відповідальності за зміст матеріалів, опублікованих авторами.

Технічна підтримка: techsupport@pravda.com.ua