Пошук на сайті:
Знайти



Народні блоги

Додати стрічку статей сайту до свого iGoogle
Останні публікації

"Arbeitseinsatz im Dritten Reich"

Leon | 4.11.2009 00:40

9
Рейтинг
9


Голосів "за"
12

Голосів "проти"
3

Stalin edition

''Arbeitseinsatz im Dritten Reich''
Давно отгремели бои Второй Мировой. Все меньше и меньше остается в живых тех, кто прошел сквозь ее страшные жернова. Ветераны, бойцы разных стран и армий, участники войны – все они люди, познавшие ужас военного времени, ужас истребления себе подобных на полях сражений, многие из них стали героями своих стран, получили множество орденов и медалей от своих и чужих правительств...

Но есть и другие люди, познавшие те ужасы. И о них некоторые особи стараются не вспоминать. Потому что они для своей страны оказались как бы "предателями". Речь об "остарбайтерах". На примере Донбасса, с которого было "угнано" наибольшее колличество людей можно рассмотреть, как и почему жители оккупированных территорий уезжали на работы в Германию и Австрию

Часть 1. Остарбайтеры

В октябре 1941г. Вермахт захватил разрушенный отступающими советскими войсками Донбасс. Почти сразу на оккупированной территории германские власти установили обязательную трудовую повинность. Вся Украина была превращена в огромный трудовой лагерь. Одновременно была запущена пропагандистская машина. Мощная агитация, развернутая среди украинской молодежи с призывом добровольно выехать на работу в "культурную и богатую" Германию, не могла не подействовать на 15-16 летних молодых людей, многие из которых никогда не выезжали за пределы своего города или села. Поначалу желающих заработать деньги и увидеть другой мир было много, записывались добровольно и уже в феврале 1942 г. из Сталино отбыл первый эшелон с завербованными украинскими рабочими.

Но в скором времени добровольный выезд превратился в принудительный. Молодых людей отлавливали на улицах, рынках, под угрозой наказания заставляли регистрироваться на биржах труда. По официальным данным всего из Донецкой области было угнано свыше 200 тысяч человек.

Завербованным украинцам рекомендовалось взять с собой в дорогу теплую одежду, обувь, одеяло, ложку, вилку, чашку, тарелку и кто хочет музыкальный инструмент. Дорога предстояла длинная, через польскую границу. На границе, наемники проходили дезинфекцию, медкомиссию, купались в бане, а по приезду в Германию каждому работнику присваивался идентификационный номер. На одежде нашивался грудной знак с этим номером и отметкой "OST". На биржах труда остарбайтеров распределяли по месту работы – кто на завод, кто на фабрику или шахту, а кто к хозяину на сельскохозяйственные работы или в прислуги.

Итак, в октябре 1941 г. Вермахт захватил РАЗРУШЕННЫЙ ОТСТУПАЮЩИМИ СОВЕТСКИМИ ВОЙСКАМИ Донбасс. Это важно для рассмотрения второй части статьи. Огромная масса украинского населения, оставшаяся на оккупированной территории осталась без работы и средств к существованию и добровольно (вначале) записывалась в рабочие с одной целью – выжить, не умереть от голода, спровоцированного вторжением одного, и реакцией на это другого "вершителя судеб человеческих"... Позже многих, кто остался, стали принудительно отправлять на работы в Германию. И те, и другие оказались фактически в правах заключенных трудовых лагерей – на предприятиях, хозяйствах, лесозаготовках.

О том, что пережили "остарбайтеріы" Донбасса, можно узнать из писем, которые они отправляли на Родину с Германии.

Но о них не забыли.

В 1993 году немецкое правительство приняло решение осуществить разовые выплаты жертвам фашизма (бывшим узникам немецких гетто, тюрем, концентрационных и других лагерей, гражданам, пребывавшим на принудительных работах в Германии), проживающим в России, Украине и некоторых других республиках бывшего СССР. В 2000 году правительство ФРГ создало Федеральный фонд "Память, ответственность и будущее" для выплат компенсаций жертвам нацистских преследований.

В этом году Германия инициировала международный кинопроект – документальный фильм об остарбайтерах, в котором будут представлены истории трех героев – из Украины, Польши и Чехии.

Режиссером европейского фильма об остарбайтерах будет классик чешского кино и лауреат кинопремии "Оскар" Иржи Менцель.

"Состоялся отбор участников и предварительное исследование. Мы посетили нескольких пожилых людей, которые были остарбайтерами – в Черкассах, во Львове, в Киеве, в Харькове. Было еще несколько очень интересных личностей в Симферополе и Днепропетровске, но, к сожалению, им очень трудно уже даже разговаривать, и они, несмотря на то, что очень хотели принять участие, к сожалению, не смогли этого сделать", – рассказала продюсер Марина Орехова.

При этом специалисты, работающие над фильмом, были удивлены тем, как радостно пожилые люди воспринимали предложение относительно возможного участия в съемках.

"Некоторые плакали и говорили: "Господи, мы даже не надеялись, что наконец-то...". То есть, в советское время их вообще даже за людей не считали, потому что они якобы предавали Родину, работая на врагов. И только через десятилетия приходит понимание, что они это делали не по собственной воле", – говорит М.Орехова, добавляя, что особенно бывших остарбайтеров радует то, что такой фильм создают немцы.

http://times.ua/story/75259/

Но если о "наших", о остарбайтерах вспоминают, им платят компенсации, снимают фильмы, их помнят, и сама гитлеровская "арбайтеризация" признана одним из множества преступлений национал-социализма, то о другой ее "сестрице" – тишина. Речь об "вестарбайтерах" – тех, кто стал жертвой другого узурпатора заголовка романа Лоренца Дифенбаха "Arbeit macht frei" – а именно Сталина. Кто знает, куда девались сотни тысяч фольксдойче и рейхсдойче с оккупированных советскими войсками территорий (для тех, кто не в курсе: фольксдойче по национал-социалистической терминологии – этнические немцы, проживающие за пределами Германии, рейхсдойче – проживавшие в самой Германии)? Ответ – ниже.

Часть 2. Вестарбайтеры

Есть некоторые исследования этого вопроса, и одно из них именуется "Интернирование и депортация гражданских немцев из cтран европы в СССР". Ниже приведу некоторые выдержки из него.

11 января 1944 года Майский направил Молотову записку "О желательных основах будущего мира", где, в частности, предлагалось "...взимание с Германии репараций, и в частности репараций трудом, в течение длительного срока (не менее 10 лет). Данный вопрос имеет две стороны: с одной стороны, репарации должны служить целям скорейшего восстановления ущерба, нанесенного Германией СССР и другим странам, с другой стороны, репарации, в частности,репарации трудом, т. е. изъятие из германского народного хозяйства нескольких миллионов рабочих единиц ежегодно, неизбежно должны ослабляющим образом действовать на ее экономику и на ее военный потенциал". Под его руководством собственная репарационная программа СССР была выработана уже к августу 1944 года. В датированном 27 июля и представленном Сталину, Молотову и еще десятку адресатов 28 июля документе, озаглавленном "Репарации. Записка N1", Майский оценивал "германский труд" как куда более серьезный источник репарационных платежей, чем натуральные поставки. 9 октября 1944 года, очевидно в связи с подготовкой визита в Москву Черчилля и Идена, Майский направил Молотову пространную записку, озаглавленную "Позиция США и Англии в репарационном вопросе и наши возможные контраргументы". В ней он, в частности, писал: "Репарационные платежи в форме использования германского труда допускаются, хотя вопрос этот вызывает внутри США и Англии большую полемику. Единодушно признается, однако, что данная форма репараций мыслима только для СССР, но не для капиталистических стран".

Что же, собственно, подразумевалось советской стороной под "использованием германского труда"? Думается, что то же самое, что и немецкой – под "Arbeitseinsatz im Dritten Reich", то есть депортация части немецкого гражданского населения (как "рейхсдойче", так и "фольксдойче") в СССР для последующего трудоиспользования (о военнопленных и говорить нечего). Если бы имелось в виду что-либо иное, скажем, работа тех же немцев в Германии с последующей конфискацией части произведенного ими продукта или стоимости в пользу государства-победителя, то чем бы тогда пункт "в" отличался от пункта "б"?

О том же подходе говорят и материалы Берлинской (Потсдамской) конференции. Вот какой совет дал генералиссимус Сталин премьер-министру Черчиллю 25 июля 1945 года в ходе девятого заседания глав правительств:

"Черчилль. У нас в Англии в этом году будет самая безугольная зима, потому что у нас не хватает угля.

Сталин. Почему? Англия всегда вывозила уголь.

Черчилль. Вследствие того, что углекопы еще не демобилизованы, у нас нехватка рабочей силы в угольной промышленности.

Сталин. Достаточно имеется пленных. У нас пленные работают на угле, без них было бы очень трудно. Мы восстанавливаем наши угольные районы и используем пленных для этой цели. 400 тысяч немецких солдат сидят у вас в Норвегии, они даже не разоружены, и неизвестно, чего они ждут. Вот вам рабочая сила".

Черчилль, чья страна уже давно поставила свою подпись под Гаагскими соглашениями о военнопленных, дипломатично уклонился от обсуждения этого совета. Кстати, к концу лета 1945 года трансформировалась и американская позиция относительно трудоиспользования немецких гражданских лиц в качестве элемента репараций: она должна быть ограничена, по мнению США, лишь осужденными военными преступниками.

Вместе с тем симптоматично, что в Потсдаме, в отличие от Ялты, вопрос об "использовании германского труда" официально уже не звучал, в том числе и из уст советских делегатов. Но не потому ли, что СССР – еще задолго до Потсдама и даже до Ялты! – фактически уже решил для себя этот вопрос в одностороннем порядке?

16 декабря 1944 года ГКО издал Постановление N7161cc (совершенно секретно)

"Государственный Комитет Обороны постановляет:

1. Мобилизовать и интернировать с направлением для работы в СССР всех трудоспособных немцев в возрасте – мужчин от 17 до 45 лет, женщин – от 18 до 30 лет, находящихся на освобожденных Красной Армией территориях Румынии, Югославии,Венгрии, Болгарии и Чехословакии. Установить, что мобилизации подлежат немцы как немецкого и венгерского подданства, так и немцы – подданные Румынии, Югославии, Болгарии и Чехословакии.

2. Руководство мобилизацией возложить на НКВД СССР (т. Берия).

Поручить НКВД организацию сборных пунктов, прием мобилизуемых, формирование и отправку эшелонов и охрану их в пути. Мобилизуемых направлять в СССР эшелонами по мере поступления немцев на сборные пункты.

3. Обязать т.т. Малиновского и Виноградова – по Румынии, т.т. Толбухина и Бирюзова – по Болгарии и Югославии:

а) оформить через правительственные органы соответствующих стран мобилизацию и интернирование указанных в п. 1 немцев;

б) совместно с представителями НКВД СССР – т.т. Аполлоновым и Горбатюк обеспечить проведение в жизнь соответствующими военными и гражданскими властями необходимых мероприятий, гарантирующих явку на сборные пункты мобилизуемых немцев.

Обязать т.т. Малиновского и Толбухина – по Венгрии и т. Петрова – по Чехословакии объявить через военных комендантов необходимые распоряжения от имени командования фронта о мобилизации немцев, в соответствии с п.1 настоящего по становления и обеспечить совместно с представителями НКВД СССР – т.т. Аполлоновым и Горбатюк проведение необходимых мер, гарантирующих явку на сборные пункты мобилизуемых немцев.

4. Разрешить мобилизуемым немцам взять с собой теплую одежду, запас белья, постельные принадлежности, личную посуду и продовольствие, всего весом до 200 кг. на человека.

5. Поручить начальнику тыла Красной Армии т. Хрулеву и начальнику УПВОСО т. Ковалеву обеспечить предоставление железнодорожных эшелонов и автотранспорта для перевозки мобилизованных немцев и питания их в пути.

6. Направить всех мобилизованных немцев на работы по восстановлению угольной промышленности Донбасса и черной металлургии Юга. Из прибывающих на место работы немцев сформировать рабочие батальоны по 1000 человек в каждом. НКО (т. Голикову) выделить на каждый батальон по 12 офицеров из числа ограниченно годных к службе в Красной Армии.

7. Организацию приема интернированных в местах работы, их размещение, питание, а также все остальное материальнобытовое обеспечение интернированных немцев и организацию их использования на работах возложить на Наркомуголь и Наркомчермет.

Обязать Наркомуголь (т. Вахрушева) и Наркомчермет (т. Тевосяна) подготовить помещения для приема и размещения прибывающих к ним интернированных немцев.

Поручить Наркомвнуделу, совместно с Наркомчерметом и Наркомуглем установить режим содержания интернированных немцев и условия их использования на работах.

8. Обязать Госплан СССР (т. Вознесенского55) выделить Наркомуглю и Наркомчермету с 1 квартала 1945 года дополнительное количество продовольственных и промышленных товаров на прибывающих к ним на работы интернированных немцев по нормам рабочих, установленных для соответствующих предприятий этих наркоматов.

9. Обязать Наркомздрав (т. Митерева56) обеспечить организацию медикосанитарного обслуживания прибывающих на работу на предприятия Наркомугля и Наркомчермета интернированных немцев, а Наркомчермет и Наркомуголь предоставить Наркомздраву соответствующие помещения.

10. Мобилизацию и интернирование немцев провести в течение декабря 1944 года – января 1945 года, закончив доставку на места работ к 15 февраля 1945 года.

Председатель Государственного Комитета Обороны СТАЛИН"



22 декабря три генерала НКВД – генерал-полковник А. Н. Аполлонов, генерал-майор И. М. Горбатюк и генерал3лейтенант М. И. Сладкевич представили тов. Берия отчет о своем посещении 21-22.12.1944 г. Военсоветов 2 и 3го Украинских фронтов:

"...Составлены планы проведения мобилизации немцев, которые утверждены Военными Советами. Тов.Толбухиным издан приказ, которым все командующие армиями обязываются:

а) объявить о мобилизации немцев через военных комендантов с предупреждением, что неявившиеся будут немедленно преданы суду Военного Трибунала, а семьи их – репрессированы;

б) организовать средствами армий перевозку мобилизованных немцев до сборных пунктов и станций погрузки.

Срок вывоза всех немцев из пределов фронта этим приказом установлен 3 января 1945 г.

22 декабря тов.Толбухиным дана аналогичная телеграмма маршалу Тито, в которой он просит немедленно обеспечить полностью все мероприятия по мобилизации немцев на территории Югославии.

Ответственным по мобилизации немцев в Югославии и вывозу их в СССР назначен тов. Запевалин с группой работников. Такие же указания даны тов. Толбухиным генерал-полковнику Бирюзову в Софию. В помощь нашим оперативным группам тов. Толбухиным выделено 50 офицеров Красной Армии.

...Нами составлены проект постановления Румынского правительства о интернировании немцев и проект распоряжения Управления жандармерии Румынии его организациям на местах по практическому проведению интернирования.

Сегодня тов. Виноградов назначил встречу румынскому премьерминистру Радеску, которому эти проекты будут предложены для утверждения.

Аполлонов ________ Горбатюк __________ Сладкевич".__________



26 декабря та же "тройка" – Аполлонов, Горбатюк и Сладкевич – передала Берии "План основных мероприятий по подготовке и проведению операции по интернированию и вывозу немцев в СССР". Согласно этому плану были организованы главный штаб в Бухаресте и 10 оперативных секторов, из них 6 – на территории Румынии (включая Трансильванию) и по 2 – в Венгрии и Югославии; территория каждого сектора делилась на районы оперативных групп. В Чехословакии и Болгарии, ввиду малочисленности там немцев, ответственность по операции возлагалась на начальников войск НКВД соответствующих фронтов по охране тыла. Операцию осуществляли соединения НКВД при поддержке войск, выделенных для этого командованием фронтов (интересно, что для действий в Венгрии был отобран и один румынский полк).

Конвойные войска распределили пропорционально количеству контингента из расчета 25-30 бойцов на эшелон.

Были намечены следующие сроки: а) по Югославии и Венгрии (в границах 3го Украинского фронта) – с 28 декабря 1944 по 5 января 1945 года; б) по Венгрии (в границах 2го Украинского фронта) – с 1 по 10 января 1945 года; в) по Румынии и Трансильвании – с 10 января по 1 февраля 1945 года; г) по Чехословакии – с 27 декабря 1944 по 1 января 1945 года. В эти сроки интернированных должны были собрать на сборных пунктах, доставить на станции погрузки и, погрузив в эшелоны, отправить по назначению.

Западные исследователи единодушны в том, что приуроченность начала всей операции к рождественским каникулам не была случайностью: в дни традиционно – семейного праздника можно наверняка "накрыть" гораздо больше людей. Заметим, что такого рода тенденция прослеживалась и при депортациях "наказанных народов" внутри самого СССР. Но в целом представляется, что все же не этот нюанс был решающим при определении графика всей операции, выстроенного с таким расчетом, чтобы строго лимитированное число внутренних войск использовалось бы в ее ходе по несколько раз.

Технология интернирования от страны к стране практически не отличалась: единственной "привилегией", сделанной для Румынии, была та, что объявление немцам об интернировании делалось не советским комендантом, а местным жандармским офицером.У того или у другого на руках уже имелись списки, заранее составленные органами местной власти и полиции и согласованные с местной коммунистической партячейкой (!).В селах (предварительно оцепленных смешанными нарядами) немецкое население созывалось в местный орган власти, где им объявляли о мобилизации и сообщали перечень вещей и предметов обихода, полагающихся иметь при себе (весом не более 200 кг на каждого). После этого их отпускали для сборов по домам и затем направляли на сборный пункт. Конвоирование туда осуществлялось местными органами внутренних дел под контролем советских оперработников, но сами сборные пункты уже целиком и полностью "обслуживались" советской стороной. К ним были подвезены запасы теплой одежды и обуви, а также 15-дневный запас продовольствия по форме N4. Здесь проводилась проверка прибывших по спискам для определения действительной трудоспособности; нетрудоспособные (а также больные, беременные, имеющие детей до 1-1,5 лет, принадлежащие к другой национальности, священники или монахи) отсеивались и возвращались по месту жительства, а на трудоспособных составлялись именные эшелонные списки67 (впрочем, если на станции под погрузкой уже стоял эшелон, то никакой перепроверки могло и не быть). Всего, согласно расчетам, требовалось сформировать и отправить 103 эшелона, или 5677 вагонов; станциями перегрузки на широкую колею объявлялись Галац, Аджуд-Ноу, Сокола и Фокшаны. На немцев, уклонившихся от явки, составлялись именные списки, передаваемые местной жандармерии для розыска, ареста и предания румынскому, венгерскому и т. д. военно-полевому суду.

Эшелоны состояли из 40-50 вагонов, в каждый набивалось по 40-45 человек: мужчины, женщины, юноши и девушки. В середине вагона в полу была вырезана четырехугольная дыра, служившая туалетом. Поезда шли, в основном, по ночам, в дневное время выстаиваясь на запасных путях.

Надо сказать, что Румыния стала основным театром действий по мобилизации и интернированию трудоспособного немецкого населения в Юго-Восточной Европе. Здесь находилось не менее 3/4 "спецконтингента" и размещался штаб операции, а также 6 из 10 ее оперативных секторов. Вся операция состояла из двух хронологических этапов (с 11 по 26 января и с 26 января по 2 февраля) и трех последовательных стадий: сначала мобилизации (методом поквартирного обхода) подвергался городской контингент, затем – периферийный сельский, а в самую последнюю очередь изымался контингент из румынской армии (главным образом – но не исключительно – рядовой состав).

В сборные пункты провинции Тимиш (оперсектор N1) было свезено 37 113 чел. спецконтингента, примерно поровну мужчин и женщин, из них "отсеялось" 5121 чел. С учетом 852 лиц, изъятых из румынской армии, общее число отправленного спецконтингента составило 31 992 чел., из них мужчин 16 455. "Недобор" по сравнению с контрольной цифрой, представленной румынскими властями (51 537 чел.) составил 14 213 чел. (или более 1/4), причем 3/5 этого недобора приходится на города Тимишоара, Арад и Решица. Это навело начальника сектора, полковника госбезопасности Короткова, на мысль провести в этих городах, а также в селах с концентрацией немецкого населения массовые облавы и "прочесывания", что, как он пишет, дало хорошие результаты. В итоге было отправлено 19 эшелонов.

В Венгрии (и в Северной Трансильвании), в зоне действия 2го Украинского фронта сроки операции были несколько откорректированы. Она проводилась в два этапа: на первом, охватившем период с 28 (по некоторым данным – с 20) декабря 1944 по 15 января 1945 гг., было создано 11 оперативных групп, действовавших совместно с местными органами власти, и, соответственно, 11 сборных пунктов81. После перепроверки списков число подлежащих интернированию составило 15 428 чел. Непосредственно к интернированию приступили 30 декабря, и, по состоянию на 5 января 1945 г., на сборных пунктах было сосредоточено 12 137, а к 15 января – 14 352 чел. "Отсеяно" было 1050 чел.,а большую часть остальных – 14 352 чел. – отправили 9 эшелонами в СССР (в качестве станции назначения при этом фигурировали преимущественно Кишинев и Бендеры, но кроме них еще и Чебоксары, Антропшино и УстьАба Пермской железной дороги).

На втором этапе, осуществлявшемся во второй половине января, было создано всего лишь 5 оперативных групп (с опытом работы "по прошлой операции") и с дислокацией в Будапеште, Кобанья-Ольше, Мишкольце, Серенче и Цегледберцеле. По состоянию на 31.01.1945, из 7115 учтенных немцев 454 были отсеяны по болезни. Остальные, поименованные далее уже как "спецконтингент", были сосредоточены на 4 сборных пунктах. Все 4 отправленных в январе эшелона имели своей целью Донбасс. С учетом и первого этапа операции было мобилизовано и отправлено в СССР в 15 эшелонах 19 576 трудоспособных немцев.

3-му Украинскому фронту досталась территория Югославии и, отчасти, той же Венгрии; операция проводилась между 23 декабря 1944 и 14 января 1945 гг. Общее число мобилизованных фронтом – 21 695 чел., в том числе 9747 мужчин и 11 948 женщин. Между Югославией и Венгрией они поделились почти поровну – 10 935 и 10 760 чел. Для их отправки потребовалось 17 эшелонов, или 786 вагонов. По приказу Аполлонова, фронт приступил к дополнительной мобилизации еще 10 тыс. чел., но в связи с усложнившейся боевой обстановкой приостановил эту работу, "добрав" всего лишь 879 чел.

Ко 2 февраля операция по мобилизации, интернированию и отправке в СССР немецкого населения балканских стран была полностью завершена, о чем Аполлонов, Горбатюк и Сладкевич сообщили Берии по ВЧ. Всего на Балканах было интернировано 124 542 чел., в том числе 66 616 мужчин и 57 926 женщин. Из них 12 190 были "отсеяны" и освобождены прямо со сборных пунктов. Таким образом, по оперативным данным, в СССР было отправлено 112 352 чел. По другим данным, мобилизации и интернированию на Балканах с последующей отправкой на работы в СССР было подвергнуто даже несколько больше людей, а именно 112 480 чел., из них 61 375 мужчин и 51 105 женщин.В третьем источнике встречается несколько меньшая цифра – 111 831 чел.

22 февраля 1945 года Берия подготовил проект Указа ПВС СССР "О награждении орденами и медалями работников НКВД-НКГБ за успешное выполнение специальных заданий Правительства". В сопроводительном письме Берия подвел промежуточные итоги хода операции за 25.12.1944-31.01.1945. В операции участвовало 10 443 бойцов и офицеров войск НКВД-НКГБ (войска по охране тыла действующей Красной Армии, пограничные войска и внутренние войска) и 664 оперативника НКВД-НКГБ.

Реакция союзников на советские депортации на Балканах была резко отрицательной. Вместе с тем серьезнейшую обеспокоенность предпринятыми СССР депортациями выказывали... сами немцы. По данным советской разведки, одним из условий, выдвинутых Гиммлером на переговорах с американцами и англичанами, ведшихся, через посредничество Красного Креста, в феврале 1945 года, было оказание давления на СССР с целью прекратить вывоз гражданского немецкого населения из районов, занятых Красной Армией.

Обращает на себя внимание следующее обстоятельство: до сих пор речь шла преимущественно о гражданских лицах немецкого происхождения, не являвшихся германскими или австрийскими гражданами (то есть, в нацистской терминологии, "фольксдойче"). Вопрос же о мобилизации и интернировании "рейхсдойче", то есть собственно "германских" немцев откладывался, хотя боевые действия Красной Армии уже давно (с октября 1944 года) перекинулись на территорию Рейха.

Для массового интернирования немцев в самой Германии, по-видимому, требовалась какая-то иная мотивация. Найти и сформулировать ее, впрочем, было не так уж и сложно: нападения на красноармейцев, террористические группы из переодетых в гражданское солдат и офицеров вермахта, диверсионная работа с целью дезорганизации красноармейских боевых и тыловых коммуникаций. С учетом опыта собственного партизанского движения в немецком тылу советское руководство еще в зародыше хотело бы обезопасить себя от чего бы то ни было похожего!

Первым подступом к этому стал приказ N0016 по НКВД СССР от 11 января 1945 года "О мероприятиях по очистке фронтовых тылов действующей Красной Армии от вражеских элементов". Этим приказом Берия назначил уполномоченных НКВД по всем фронтам и переподчинил для соответствующих чекистско-войсковых мероприятий войска НКВД по охране тыла фронтов общей численностью около 60 тыс. чел. (соответствующие лагерные помещения предписывалось выделить в трехдневный срок).

Следующим и определяющим шагом стало Постановление ГКО N7467сс от 3 февраля 1945 года, предписывавшее "...жестоко расправляться с лицами, уличенными в совершении террористических и диверсионных актов, путем беспощадного уничтожения их на месте преступления". Что же касается прочих гражданских лиц, то на территории 1, 2 и 3го Белорусского и 1го Украинского фронтов предписывалось провести мобилизацию "...всех годных к физическому труду и способных носить оружие немцев мужчин в возрасте от 17 до 50 лет. Немцев, в отношении которых будет установлено, что они служили в немецкой армии или частях "Фольксштурма", считать военнопленными и направлять в лагеря НКВД для военнопленных. Из остальных мобилизуемых немцев сформировать рабочие батальоны по 750-1200 человек в каждом, для использования на работах в Советском Союзе, в первую очередь в Украинской и Белорусской ССР".

Ввиду отсутствия в Германии легитимных органов власти все необходимые распоряжения о мобилизации должны были идти от имени командующих фронтами (соответственно, Жукова, Рокоссовского, Черняховского и Конева), а основную практическую "работу" осуществляли назначенные Берией уполномоченные НКВД (соответственно, И. А. Серов, Л. С.Цанава, В. С. Абакумов и П. Я. Мешик). В задачи НКВД входило также направлять и конвоировать мобилизованное и прошедшее проверку немецкое гражданское население в распоряжение наркоматов и предприятий в СССР, нуждающихся в рабочей силе и имеющих возможность обеспечить его прием, размещение и трудовое использование в соответствии с ранее уже утвержденным Положением. Так что данное именно Лаврентию Павловичу поручение руководить всеми операциями по мобилизации и интернированию немцев было по меньшей мере логичным.

6 февраля 1945 года, основываясь на Постановлении ГКО от 3 февраля, Берия издал приказ N0061 по НКВД СССР, дополняющий это постановление, например, следующей конкретикой: "В приказе о явке мобилизуемых немцев предусмотреть порядок, сроки явки и сборные пункты. Обязать мобилизуемых немцев иметь при себе: полный комплект зимней и летней одежды и обуви, не менее двух пар белья, комплект постельных принадлежностей (одеяло, простыни, тюфячную и подушечную наволочки), предметы личного обихода (чайную и столовую посуду), а также запас продовольствия не менее чем на 15 дней. В приказе объявить, что за неявку на сборные пункты подлежащие мобилизации будут преданы суду Военного трибунала". "Добывались" эти люди в ходе операций по очистке тыла действующих фронтов,где в качестве "добычи" мог фигурировать достаточно широкий спектр "окрасок" задержанного "вражеского элемента". Так, 35 998 "интернированных" по состоянию на 23 февраля – это всего лишь чуть больше одной трети от числа "задержанных" НКВД на эту дату (92 016 чел.). Судя по всему, к "интернированным" относились, например, такие "окраски", как "агенты и гласный состав разведывательных и контрразведывательных органов противника", "диверсанты и террористы", "участники фашистских организаций" (самая многочисленная группа – 31 007 чел.), "фольксдойче" и, возможно, некоторые другие. Естественно, сюда не входили военнослужащие армий противника, военнослужащие РОА ("власовцы"), изменники Родине, предатели, ставленники и пособники оккупантов, а также советские "фольксдойче".

Мобилизация и интернирование немцев – в ряду иных мероприятий по очистке фронтовых тылов Красной Армии от вражеских элементов – продолжалась по меньшей мере до середины апреля – начала мая 1945 года. В письме к Сталину от 17 апреля 1945 года Берия сообщал, что по состоянию на 15 апреля 1945 года в ходе этих операций было "изъято" в общей сложности 215 540 чел., в том числе (по "окраскам"):

"агентов и гласного состава разведывательных и контрразведывательных органов противника, террористов и диверсантов" – 8470, "участников фашистских организаций" – 123 166, "командного и рядового состава армий, воюющих против СССР" – 31 190, "командного и оперативного состава полицейских органов, тюрем, концлагерей, сотрудников прокурорских и судебных органов" – 3319, "руководителей крупных хозяйственных и административных организаций и журнально-газетных работников" – 2272, "изменников Родине, предателей, ставленников и пособников оккупантов, бежавших вместе с немецко-фашистскими войсками" – 17 495, "прочий вражеский элемент" – 29 628 чел. Из общего числа "изъятых" в 215 540 чел. немцев было только 138 200 чел.: остальные были поляками – 38 660, гражданами СССР – 27 880, венграми – 3200, словаками – 1130, итальянцами – 390. Из этих 215 540 чел. фактически были доставлены в СССР только 148 540 чел., остальные либо находились в прифронтовых лагерях и тюрьмах (62 тыс.), либо умерли в ходе операции или по пути следования (5 тыс.). Большинство этих людей, по утверждению Берии, были рядовыми (читай: не более, чем рядовыми) участниками различных фашистских организаций (профсоюзных, трудовых, молодежных), и их изъятие "...в свое время диктовалось необходимостью быстрейшей очистки тыла фронтов от вражеских элементов".

Некоторые итоги операции по интернированию немцев

Обе же "волны", вместе взятые, "намыли" около 267 тыс. чел. Между волнами, кстати сказать, было одно, но весьма существенное отличие – в статусе интернированных. Если интернированные в Юго-Восточной Европе считались "интернированными-мобилизованными" (им было присвоено также обозначение "группа Г"), то интернированные в бывшем Рейхе (или, точнее, их большая часть) считалась "интернированными-арестованными" (и им было присвоено обозначение "группа Б").

Поясним. Согласно приказу НКВД N00101 от 22 февраля 1945 года устанавливались следующие категории подлежащих фильтрации лиц: "А" – военнопленные вражеских армий; "Б" – гражданские лица, члены различных вражеских организаций, руководители областных и уездных дум и управ, бургомистры, руководители крупных хозяйственных и административных организаций, редакторы газет и журналов, авторы антисоветских изданий и прочий враждебный элемент; "В" – советские граждане, находившиеся в плену, "Г" – рабочие батальоны немцев, мобилизованные по постановлениям ГКО. Отметим, что для попадания в группу "Г" было достаточно и таких оснований, как "дочь помещика", "торговка", "эксплуататор" и т. п.

Надо сказать, что рентабельным труд военнопленных и интернированных, за редчайшими исключениями, не был. Он неизбежно и неизменно дотировался. За январь 1946 года имеются данные о трудовом использовании интернированных группы "Б": так, у хозорганов работало менее 80%, а около 14% не работало вообще, главным образом, по болезни и из-за отсутствия теплой одежды. Доля лиц, выполнявших или перевыполнявших норму, не достигала 35%. В феврале доля занятых на контрагентских работах опустилась до отметки менее 60%.

Чем же отличался массовый угон людей сталинцами от того же угона в исполнении гитлеровцев? Очевидно, что это была налаженная, заранее спланированная и воплощенная в жизнь работа по использованию трудовых ресурсов не побежденной страны, а побежденной НАЦИИ.Что есть чистейшим...чем? А тем, с чем вроде бы как боролись - нацизмом! Вероятно, кое-кто не знал одной простой истины – охотясь на зверя остерегайся того, что сам можешь стать зверем...

Ведь на работы угонялись представители исключительно немецкой национальности. Можно рассматривать это как месть нацистам, как денацификацию, но с другой стороны – чистейший нацизм в советском, "сталинско-интернациональном" исполнении.

Промышленность Донбасса была разрушена советскими войсками, немцы ее частично восстановили во время оккупации, а с 1944г. – полностью. Конечно, не "лезли" бы, не пришлось бы "отрабатывать", но почему пришли одни, а позже были пригнаны восстанавливать другие – лишь за то, что были одной с "фашистом" национальности?

Около 150 немецких ракетчиков во главе с профессором Гертруппом разместили на обьекте на острове Городомля – самом большом на озере Селигер. Возможность репатриироваться появилась у немецких специалистов гораздо позже, чем у "просто" репатриированных: у ракетостроителей -в 1951-1953 гг., а у авиастроителей – и того позже, в 1953-1954 гг.

Постановлением СМ СССР от 6 ноября 1947 года в СССР должны были быть вывезены немецкие специалисты, до этого работавшие в восточной зоне Германии в Бюро Антипина в г. Бланкенбург, специализировавшемся на строительстве подводных лодок.Вскоре, однако, выяснилось, что 13 из 17 намеченных к вывозу специалистов проживают в Западном Берлине и их насильственный вывоз затруднителен.Заметим попутно, что незаурядные специалисты встречались и среди "обычных" интернированных немцев, не говоря уже о военнопленных. Находясь в лагерях, они сделали немало ценных рационализаторских предложений. Так, например, инженер Альберт Друк разработал прибор для определения ускорения торпед, а Алоиз Вебер внес лепту в разработку темы "Превращение электрической энергии в лучи".

Все же сама идея продолжения "репараций трудом" отмерла не сразу. Только 28 сентября 1949 года ЦК ВКП (б), в ответ на просьбу В. Пика, О. Гротеволя и В. Ульбрихта, изложенную в их письме Сталину от 19 сентября 1949 года, признал нецелесообразной саму практику отправки в СССР немцев, осужденных советскими военными трибуналами в Германии, для отбытия наказания в СССР. Одновременно начальнику советской контрольной комиссии Чуйкову было предложено в 10-дневный срок представить в ЦК предложения о возможности освобождения части заключенных в лагерях и о передаче остальных заключенных немецким властям

Менее половины из интернированных выжили, по окончании "трудовой повинности" были репатриированы, причем Румыния принимать их отказалась (жилье угнанных немцев было отдано этническим румынам), потому часть "фольксдойче" были отправлены в Германию, где им отказали в жилье и селили в развалинах...

------------------------

И почему так воют комунофилы,что, мол, "вот мы и наши предки победили фашизм, восстановили все разрушенное немцем, мы создали высокотехнологичные производства, внесли множество конструктивных идей и разработок!"?. ПОЧЕМУ присваивают плоды чужого, рабского труда пригнанных немцев и переводят стрелки за разрушения на тех, кто этого не делал? Конечно, и они "участвовали в восстановлении" – были надсмотрщиками, переписчиками, банальными ворами, которые передирали плоды чужого труда в свои "заслуги", как, например, "конструктор" Петляков, или теми, кто получал награды за "успешное выполнение специальных заданий Правительства". А немцы замаливали грехи других немцев только потому, что были с ними одной национальности. Сталину ведь нужны были высококвалифицированные рабы...

Вопрос: можно ли рассматривать насильственное интернирование этнических немцев на территорию СССР в качестве "репараций трудом" политикой нацизма? Ведь сегодня под нацизмом можно считать преступную идеологию, при которой представители одной нации считают вполне естественным паразитировать или захватывать ресурсы у представителей другой нации на основании только национальной принадлежности. (http://mirslovarei.com/content_pol/NACIZM-657.html) Вполне...

P. S. Интересно, что вследствие юридического казуса мобилизованные немцы в настоящее время не подлежат реабилитации, поскольку она не предусмотрена для лиц, административно-репрессированных за пределами СССР ("юридическим" же адресом административной репрессии по отношению к ним всякий раз является место, откуда их депортировали)



Коментарі









© 2007 - 2020, Народна правда
© 2007, УРА-Інтернет – дизайн і програмування

Передрук матеріалів дозволяється тільки за умови посилання на "Народну правду" та зазначення автора. Використання фотоматеріалів із розділу "Фото" – тільки за згодою автора.
"Народна правда" не несе відповідальності за зміст матеріалів, опублікованих авторами.

Технічна підтримка: techsupport@pravda.com.ua