Пошук на сайті:
Знайти



Народні блоги

Додати стрічку статей сайту до свого iGoogle
Останні публікації

Путь модернизации. Как это было во Франции. – 2

Vladimir | 12.08.2009 00:05

6
Рейтинг
6


Голосів "за"
7

Голосів "проти"
1

Длительное засилье чиновников искажает менталитет страны. Привычка к государственном вмешательству, утопические представления о равенстве, отсутствие свободы дорого стоят населению. Стимулом развития является отставание от свободных стран, желание потреблять не меньше. Стремление к свободе не является стимулом, что порождает все беды страны.

Начала см.

Наполеон – реформа в рамках возможного.

Вклад Наполеона в экономическое развитие Франции заключается в закреплении и легитимизации тех отношений в экономике, которые возникли после французской революции. Они были далеки от английского либерализма. Но основные препятствия на пути развития капитализма были убраны.

- нормализация финансов.



Когда Наполеон возглавил страну, в казне не было денег даже на почтовые расходы, чтобы оповестить все население о смене власти. Он мог пойти по пути предшественников и напечатать ассигнаты. Но он этого не сделал. Наполеон понимал вред от печатания денег. "Я не выпущу ни одной обесцененной денежной ассигнации, ибо политический кредит основан на доверии к деньгам", говорил он. Конечно, выпускал, ведь он вел постоянные войны. Но умеренно, не разрушая финансов. Более того, он решил проблемы государственного долга, продав США Луизиану за 80млн.франков. Великий собиратель земель посчитал, что рассчитаться с долгами и не доводить до дефолта важнее.

Наполеон создал налоговую администрацию. Разработал систему налогов, при этом возродил косвенные налоги. Они плохие и несправедливые, но еще ни 1 государство не смогло наполнить бюджет без них. "Мой бюджет, - отмечал он, - будет спасен лишь при условии, если министр финансов будет постоянно враждовать с генеральным казначеем". Приходишь к выводу, что понимание правил функционирования финансов диктатором 200лет назад намного превосходит это понимание нашими кандидатами на "твердую руку", которые наведение порядка видят в установлении личного контроля над НБУ и печатанием денег на свои потребности без ограничений.

- защита частной собственности.

"Настоящие гражданские свободы, - говорил он, - существуют там, где, уважается собственность".

Конечно, иногда он ущемлял собственность своих врагов. Но в целом, промышленники и крестьяне почувствовали себя защищенными. Реквизиции и принудительные займы прекратились и были осуждены. Но, самое главное, были узаконены все приобретения времен Директории. Это были спекулятивные операции, приносящие огромные доходы. Многие надеялись, что наведение порядка будет включать национализацию "украденного у народа". Но Наполеон понимал, насколько это опасно для страны: "Каково бы ни было происхождение национальных имуществ, законно заключенная покупка их не может быть расторгнута и законный приобретатель не может быть лишен своего владения". Собственность обрела своих хозяев, причем, даже вернувшиеся Бурбоны не ставили ее под сомнение. Фактически, с этого момента страна начала нормально развиваться на рыночной основе.

Забота о собственности состояла в ее защите не только от алчных чиновников, но и от уголовщины. Наполеон железной рукой уничтожил банды, терроризировавшие собственников.

- хозяйственное законодательство.

Наполеон разработал хозяйственный, а следом и гражданский кодекс, подробно и качественно регламентировавший экономические отношения. Кодекс разработали 4 крупнейших юриста страны. Он был свободен от лоббистских интересов, политических интриг, неквалифицированного вмешательства депутатов. Поэтому получился таким, что по нему можно было успешно работать многие десятилетия после его принятия.

Законодательство Наполеона защищало работодателя, делая полностью бесправным наемного работника. Для них вводились трудовые книжки, запрещались не только забастовки, но все виды самовольного оставления работы.

Были отменены запреты на торговые, банковские операции. Начали развиваться банки, оптовая и розничная торговля.

Если бы он на этом остановился, он остался бы в истории великим реформатором. Но, став диктатором, человек не может остановиться, в какой-то мере Наполеон повторил судьбу Кромвеля.

Наполеон был французом к.18в со всеми недостатками и ограниченностью своего народа. Либеральная экономика была ему чужда, вмешательство государства в любой хозяйственный процесс представлялось естественным. Обладая большими способностями, он вникал в характеристики шерсти разных пород овец, знал нюансы торговли шелком не хуже любого купца, контролировал торговлю и денежные операции. Он желал помочь промышленному развитию Франции, однако принес ему своим вмешательством больше вреда, чем пользы. Во время кризиса сбыта французским мануфактурам из казны выделили 1.2млн.франков. Деньги делили чиновники. Только несколько мануфактур в результате вышли на прибыльную работу и смогли рассчитаться. Остальные суммы ушли в песок. Большие деньги были потрачены, чтобы перевести текстильную промышленность с хлопка на лен, также безрезультатно.

Особенное место тут занимает "континентальная блокада". В попытках защитить французскую промышленность, Наполеон препятствовал поставкам товаров из Англии. Оказалось, что французской промышленности он нанес куда больше вреда. Снизилась конкуренция, выросли цены, страна лишилась более качественных английских товаров.

Выросла контрабанда, промышленники, при всей своей поддержке Наполеона, торговали с Англией, когда им это было слишком выгодно. В остальной Европе, формально подчиненной Наполеону, блокаду нарушали еще шире. Вызванная блокадой война, в конечном итоге, оказалась непосильной для Франции. За время войны было уничтожено поколение французских бизнесменов, в 1815г. человеческий потенциал Англии значительно превосходил французский. Во Франции не было сильных банкиров, финансистов, промышленников, инженеров, способных конкурировать с английскими коллегами. С другой стороны, первый шаг на пути модернизации был сделан. Феодальные ограничители в виде цехов и контроля мануфактур были сняты, собственность обрела хозяина и надежную защиту, финансы приведены в порядок, законы позволяли работать. Страна увидела, что такая система работоспособна и перспективна.

Реставрация Бурбонов – укоренение новых правил.

Вернувшиеся Бурбоны ничего не изменили в системе управления, созданной Наполеоном. Талейран считал, что они ничего не поняли и ничему не научились. Но они поняли одно – то, что работает не надо трогать. Реформы дальше не пошли, но и отката во времена Людовиков не произошло. Страна привыкла к созданной системе. Промышленники, сделавшие состояния на блокаде английских товаров, не хотели перемен. Промышленность не выдерживала конкуренции с английской, тем более, что запрет на ввоз английского угля делал французскую сталь дороже для машиностроителей. Зато поставщики леса были счастливы, металлургам тоже был гарантирован сбыт дорогого и некачественного метала.

Менять никто ничего не хотел. Либералам оставалось смеяться. Фредерик Бастиа сочинил прошение от имени свечных фабрикантов в Парламент. В нем солнце обвиняется в создании конкуренции и содержится требование принять закон, обязывающий запереть все окна и форточки, заткнуть все щели и трещины, через которые солнечный свет проникает в дома и наносит тем самым ущерб национальной свечной промышленности. Правящие же экономисты доказывали, что можно найти свой, французский путь, взять от английского рынка только хорошее, и не брать плохого. Не допускать крупной промышленности, крупных промышленных городов. Наши искатели третьего пути уверены, что они первые на свете до этого додумались. Все было, и неизменно печальный результат тоже был.

Высокие пошлины сохранялись и увеличивались. Власти активно открывала торговые палаты, консультационные центры, промышленные выставки, учреждала печатные издания, пропагандирующих достижения науки и техники. Все это требовало денег, которые через фискальную систему собирались с самих производителей. Но то, что чиновник лучше знает, как и что делать промышленнику, не подвергалось сомнению общественным сознанием. На каждое изменение в технологии нужно было разрешение чиновника.

15лет Бурбонов были годами упрочения наполеоновских нововведений в мирных условиях. Несмотря на огромный государственный долг, власти не допускали инфляции. Бюджет был открыт и контролировался депутатами. Промышленность развивалась, копируя английские изобретения. Увеличивалось количество паровых машин, ткацких станков, выпуск металла.

К 1830г. потенциал развития выдохся. Система не давала стимула для инвестиций, их и не было. Банки оставались в зачаточном состоянии. Кроме того, государство слишком много занимало, высасывая финансы с рынка (примерно то же самое делает в условиях кризиса нынешнее Правительство Украины). Отставание от Англии росло, в стране наступил застой. А хотелось как в Англии.

Нужен был новый импульс реформам. Его дал

Луи-Филипп Орлеанский, "Король банкиров".

Он расширил избирательный ценз, чтобы допустить к выборам широкий круг средних слоев. Была создана государственная администрация, состоящая из технократов-чиновников. Наведен порядок в финансах, заработала банковская система. Возникающие проблемы решались путем компромиссов, а не насилия. Надо заметить, что элиты смирились с необходимостью компромисса, не пытаясь больше получить все.

Снижая таможенные тарифы, власть стала заботиться о защите рынка обрабатывающей промышленности.

Для этого тарифы на ввоз сырья снижали быстрее, а на ввоз изделий медленнее. Страна не знала войн, мирное развитие помогало укоренять демократию и рынок. Росли расходы на образование, строительство дорог. С конца 1830-х, как и везде в Европе, началось железнодорожное строительство. Конечно, расходы на общественные нужды, не обошлись без коррупции. Правительство раздавало подряды тем финансово-промышленным группам, чьей лояльности хотело добиться. Ведь эти группы контролировали свои фракции в Парламенте. "Я не считаю, что в способности власти привлекать на свою сторону нужных ей людей есть коррупция", - отмечал Гизо, фактический Премьер при Луи Филиппе. Как видим, и этот этап, переживаемый ныне Украиной, не уникален.

В условиях, когда власть не хочет применять диктаторские методы, а демократические не воспринимаются элитой, политическая коррупция оказывается единственно возможным способом действий.

Строительство железных дорог выявило всю слабость и несовершенство французской экономической системы. В Англии и Германии, значительно более либеральных в экономическом отношении странах, бизнес с помощью банков смог аккумулировать достаточно средств и построить железнодорожную сеть. Во Франции банки были слабы, работали с государством, кредитовали торговлю или валютные спекуляции и не могли потянуть такой большой проект. Более того, борьба за власть и присущий французам протекционизм не позволил допустить частный капитал в строительство.

Земля под дорогой оставалась у государства, инфраструктура – у местных властей, а бизнес лишь поставлял оборудование, подвижной состав на условиях концессии. Условия концессии также все время менялись, тарифы на перевозки также устанавливало государство. В конце концов, бизнес прекратил строительство, в стране начался кризис. Решить проблему путем дальнейшей либерализации, ослабления контроля Франция была не готова. Но развиваться на уровне других капиталистических государств хотела. Это противоречие погубило Луи Филиппа.

За время его правления выросли доходы низших слоев населения, забывших о временах голода. Более того, появились сберегательные кассы, у большинства там были вклады. Страна закончила промышленный переворот. Но доходы буржуазии еще больше раздражали народ.



Власть вызывала сопротивление монархистов и республиканцев. Беспрерывные заговоры требовали борьбы с ними, хотя Луи-Филипп не ввел авторитарного режима.

Этот человек вел простой образ жизни, его монархия была самой дешевой в Европе. Он восстанавливал архитектурные памятники. Образцовый семьянин, скромный в быту, он не обладал чертами величия, напоминал буржуа, а не Короля. Его называли "Гражданин-Король", но страна все еще ждала Великого Короля, олицетворяющего гордость, вызывающего восхищение. А элита видела авторитарные пути выхода из кризиса, усиление прямого вмешательства государства.

Почему? Дирижистские привычки времен Людовиков сидели в головах людей и при укоренившемся капитализме. "Свободная конкуренция, добровольные товарищества, личная инициатива – понятия, недоступные для нашего национального ума. Постоянный его идеал получение жалованья под защитой начальства", писал Лебон.

Подробный анализ французского бизнеса того времени дал Ландес. Он отметил, что французский бизнесмен старается вести дело сам или с близкими людьми. На бизнес смотрит, как на средство обеспечить семью, занять положение в обществе, но не как на способ создать дело. На высокие посты ставит родных и близких, не зависимо от их эффективности. Не доверяет незнакомым банкам, как и банки не доверяют незнакомым промышленникам. Рассчитывает на помощь власти. Он приводит пример – мелкие производители требуют, чтобы государство приобрело 12 сделанных ими инвалидных кресел для различных местных больниц. Крупные – остановить банкротство парижско-лионской железной дороги и выделило деньги на закупку у них очередной партии рельсов. Люди активные, способные с презрением относились к "торгашеству", но с радостью шли на государственную службу. Т.о. менталитет населения не способствовал экономическому развитию в условиях рынка и демократии.

Кроме менталитета были и другие причины. Одна из них – демократическая реформа сельского хозяйства, при которой крестьяне получили землю. Натуральное хозяйство на небольших клочках земли не создавало рынка в селе. Только вокруг Парижа и основных портов возникали сильные аграрные хозяйства. В остальных районах образовался заколдованный круг. Натуральное хозяйство вычеркивало село из рынка, не давало спроса на продукцию промышленности, в результате город также не развивался, не предъявляя спроса на сельскохозяйственную продукцию. В Англии в результате огораживания с самого начала возникли ориентированные на рынок хозяйства.

Были ли счастливее французские крестьяне, ведущие в нищете натуральное хозяйство, чем ушедшие в город английские копихолдеры? В Украине повторяется та же ситуация с большой точностью, при этом противники торговли землей точно также уверены, что защищают владельцев земельных паев тем, что позволяют им получать 2 мешка зерна арендной платы с гектара в год. Они точно также разрушают рынок, не дают ему развиваться, держат деревню в нищете, помогая лишь арендаторам практически бесплатно пользоваться землей.

Французам середины 19в. не нравилась спокойная, компромиссная, мирная манера управления, при которой власть направляет развитие страны в более либеральном направлении, насколько это оказывается возможным, но не давит, не насилует. Они получили в результате диктаторский режим, массовую коррупцию, военные авантюры и позорное поражение в войне с Германией.

Внешне получалось, что во Франции победила республика. На президентских выборах баллотировались виднейшие борцы за свободу и демократию. Но с большим преимуществом победил приехавший из-за границы Луи Наполеон. Не за заслуги. За блеск имени дяди.

Наполеон III и экономика.

Став, фактически, диктатором, Наполеон III. Устранил видимые со стороны недостатки старой власти. Главный из них – это высокие тарифы. Под влиянием успехов Англии и Германии стало очевидно, что протекционизм душит развитие. Высокие таможенные тарифы были отменены, несмотря на сопротивление промышленников. Для строительства железных дорог бизнесу предоставили нормальные условия, устранив ненужное государственное вмешательство.



Однако, протекционизм в экономике расцвел с новой силой. Император увлекся учением Сен-Симона о том, как с помощью централизации экономической жизни преодолеть недостатки стихийного развития. Старая история. В стране еще не было по-настоящему стихийного развития, еще все недостатки – от неумеренного вмешательства государства. Но уже беспокоятся, как преодолеть недостатки того, чего еще не видели. При этом источник собственных несчастий устранять не собираются.

Братья Перейра с помощью Правительства создают частный банк, который получает государственные преференции. Это соответствовало учению Сен-Симонв. Главный банк страны собирает все сбережения и оптимально их использует, т.к. собирает лучших финансистов страны. Реализация утопии всегда ведет к катастрофе. Учредителями и вкладчиками банка были крупнейшие чиновники. Через банк шло финансирование всех государственных программ. Банк имел государственные гарантии и выплачивал до 40% годовых, собирая деньги со всей Франции. Понятно, что другие заведения, не имея государственных гарантий, не могли с ним конкурировать. Закончилась история как всегда. Влияние старых чиновников упало, появились новые, пожелавшие создать собственный банк на тех же условиях. Банк братьев Перейра рухнул вместе с наполеоновским режимом.

Э.Золя описал эту историю в романе "Деньги".

В результате деятельности и краха режима во Франции развились акционерные общества, банковское дело, страхование. Император заботился о страховании рабочих. Были сняты законодательные ограничения на развитие рынка ценных бумаг.

С другой стороны, Правительство поддерживало деньгами промышленность, пострадавшую от снятия пошлин, широко занималось жилищным строительством, помогало банкам, развивало социальную сферу. Денег не хватало, и Наполеон III разрушил бюджет. – власти хватило

Постоянный дефицит финансов, рост налогов, государственный долг. Ситуацию усугубили военные авантюры. Диктатор не может поддерживать свою власть без войн, это верно в отношении всех диктаторов, если только они не имеют неограниченных ресурсов, как в России. Авантюра в Мексике закончилась неудачей, определившей последующее за ней поражение от Германии, революцию, крушение Империи.

Вот интересно. Во Франции диктаторы силовым путем выполняют то, что трудно реализуется естественным. Возникающие механизмы получаются кривыми и неэффективными, но это – рыночные механизмы. При французских диктаторах экономическая свобода не страдала. У нас же диктатор первым делом отменял всякую экономическую свободу. Даже только кандидаты на "сильную руку" уже распоряжаются чужой собственностью как своей, обещают национализацию, экономическую свободу ни в грош не ставят. Поэтому у нас все разговоры о "сильной руке" со ссылкой на французский опыт вредны.

В результате прошедшего столетия во Франции возникли и укоренились все институты и механизмы, присущие развитой капиталистической экономике, хотя многие из них оказались кривыми в силу своего диктаторского происхождения. Стало все равно, кто возглавляет страну. Экономика стала развиваться по своим законам, на собственной основе. Даже в эпоху высоких тарифов в Европе, тарифы во Франции были ниже, чем в других странах и промышленники это поддерживали (когда Наполеон III убирал тарифы, они сопротивлялись, теперь увидели выгоду для себя от свободной торговли). Государственное вмешательство уменьшалось, экономика все меньше нуждалась в нем. Победительница Германия же пошла противоположным путем, отказываясь от своей либеральной системы в пользу государственного протекционизма. В результате к 1-й Мировой войне соотношение сил между ними изменилось.

Как видим, засилье чиновников в течение нескольких веков, исказило менталитет страны. Привычка к государственном вмешательству, утопические представления о равенстве, отсутствие свободы дорого стоили населению. Потребовалось без малого 100лет, чтобы люди изменили свой менталитет, создали работающую рыночную, демократическую систему. Шаг в шаг за Францией шли другие европейские государства, в основных чертах повторившие ее путь.

Украина повторяет тот же путь в 21в. зная обо всех заблуждениях предшественников и о результатах, к которым они приводят. Нет никакой уникальности в нашей ситуации, все уже было. Надо ли набивать себе шишки там, где их уже набили другие?

Країна Ліберальна

Коментарі









© 2007 - 2020, Народна правда
© 2007, УРА-Інтернет – дизайн і програмування

Передрук матеріалів дозволяється тільки за умови посилання на "Народну правду" та зазначення автора. Використання фотоматеріалів із розділу "Фото" – тільки за згодою автора.
"Народна правда" не несе відповідальності за зміст матеріалів, опублікованих авторами.

Технічна підтримка: techsupport@pravda.com.ua