Пошук на сайті:
Знайти



Народні блоги

Додати стрічку статей сайту до свого iGoogle
Останні публікації

Рынок и диктатура. Почему это было в Германии

Vladimir | 4.02.2009 00:40

9
Рейтинг
9


Голосів "за"
12

Голосів "проти"
3

Сносный уровень жизни своих граждан диктатор обеспечивает дешевыми ресурсами или грабежом. Но внутри страны ресурсы грабежа ограничены. Ограбив бедных и инородцев, набрав кредиты заграницей, диктатор оглядывается, где бы еще взять денег. Выход один – воевать.

Начало истории о превращении демократического развитого европейского государства в тоталитарную диктатуру, о выгодах и потерях населения, искусившеося дареным вместо заработанного, рассказывается в 1-й части http://narodna.pravda.com.ua/history/49877a438096d/

Ограбление евреев, оккупированных стран, грабежи.

Еще до войны Германия применяла прямое насилие в экономических целях. Так, угрожая войной, Германия принудила Югославию взять аспирин, в объеме 15-ти летней потребности, в обмен на югославскую медь и пшеницу. Греции пришлось обменять ненужные ей немецкие товары на свой табак и изюм. Болгария купила 1 млн фотокамер из искусственной кожи без фотопленки и линз в обмен на свое мясо и табак. Импортная нагрузка на немецкую экономику разово снижалась путем перекладывания ее на другие страны.

Казну Австрии, Чехословакии, деньги евреев, среднего класса, ресурсы монополистов, многочисленные кредиты Германия съела быстро, проблема осталась. Внутри страны больше источников не было, заграницей не одалживали.

Не менее 2/3 реальных немецких доходов во время войны проистекали из иностранных (оккупированные и вассальные страны) и "расово-чуждых" (евреи, иностранные принудрабочие) источников. В годы войны 70% немцев – рабочие, мелкие служащие, мелкие чиновники – не платили прямых военных налогов; крестьяне имели существенные налоговые льготы; пенсии в 1941 г. были повышены (это ощутили особенно мелкие пенсионеры). Все предложения финансовых специалистов об усилении налогообложения отвергались руководством рейха "по политическим соображениям".

75% внутринемецких военных налогов вносили предприятия и получатели высоких доходов. В 1943 г. от 80 до 90% предпринимательских доходов изымалось государством. Расходы предпринимателей компенсируются их участием в грабеже.

Так, концерн Маннесмана в порядке "ариизации" приобрел 8 прокатных заводов и вдвое увеличил выпуск листового железа. Но основной результат грабежа получили нацисты. Барон Луи де Ротшильд заплатил большой выкуп, чтобы покинуть Австрию, – его сталелитейные заводы были присоединены к заводам Германа Геринга. К началу войны приблизительно половина из 180 тысяч евреев, проживавших в Вене, смогла покинуть Австрию, оставив нацистам свое состояние. Всего у евреев было изъято 15-20 млрд. марок, или 5% военных расходов Германии. Но они изымались в пиковый период, когда не было иных источников, поэтому их значение гораздо выше. Продажа еврейского имущества позволяла увеличить товарное насыщение рынка, уменьшала инфляцию.

Материальное стимулирование немцев за счет других давало плоды. Государство в целом превратилось в колоссальную машину для грабежа, а отдельные граждане – в извлекателей выгод и пассивно подкупленных. Рядовые солдаты поднимали благосостояние своих семей. В распоряжении простых людей оказались вещи, о самом существовании которых они до этого не подозревали. И это было лишь предвкушением того, какой зажиточной станет жизнь после войны. Даже Генрих Бёлль, будущий писатель, в годы войны рядовой оккупационной армии, писал родителям в конце 1943 г.: "Я часто думаю о возможности колониального существования здесь на Востоке после выигранной войны". Поначалу в письмах домой он критикует товарищей, но постепенно эпидемия захватывает и его ("дьявол, – вздыхает он в письме, – это действительно дьявол, и он сидит во всех"). Он покупает и переправляет в Кёльн родителям и жене масло, яйца, шоколад, кофе, лук, полпоросенка, мыло, косметику, дамские чулки, туфли, безрукавку и т.д., просит прислать ему для закупок все имеющиеся дома свободные деньги. Католическая, чуждая нацизму семья Бёллей была довольна. Так возникала лояльность миллионов людей

Помимо индивидуального грабежа процветал коллективный. Родственники, друзья, знакомые, коллеги объединялись для сбора т.н. "билетов имперской кредитной кассы" и марок, а также всякого барахла – старья, брака, дешевки. Украина в особенности превратилась в "блошиный рынок рейха", где весь этот хлам сбывался в обмен на качественное продовольствие и другие продукты сельского хозяйства. Все это напоминало "обмен" стеклянных бус на слоновую кость. В Украине, писали домой немцы, деньги валяются на улице, в одну ночь можно стать богачом.

Изъятие продовольствия с оккупированных советских территорий означало голодную катастрофу для десятков миллионов людей ("полное лишение питательной базы для 21,2 млн. человек"). Как заявил Геринг 16 сентября 1941 г., "в принципе на оккупированных территориях соответствующим питанием должны быть обеспечены лишь те, кто работает на нас". Трудности, возникшие с обеспечением немцам привычного уровня питания, были одной из причин, ускоривших уничтожение европейских евреев, умерщвление голодом и холодом миллионов военнопленных.

Курс местных валют оккупированных стран по отношению к марке был произвольно занижен (в Западной Европе – на четверть или треть реальной стоимости, а по отношению к рублю – в четыре раза). Это также резко увеличивало покупательную способность оккупантов.

Еще одним способом эксплуатации и ограбления других народов в пользу немцев был рабский труд миллионов иностранных рабочих в Германии (часть вербовалась туда добровольно, однако большинство составляли пригнанные). Труд этих людей оплачивался хуже равноценного труда немцев, их облагали более высоким подоходным налогом плюс особым налогом в размере 15% заработка. В результате они платили в три раза больше, работающих рядом немцев. Именно поэтому, а также за счет вольнонаемных польских рабочих поступления от подоходного налога в казну рейха во второй половине военного времени увеличились вдвое.

То, что оставалось иностранным рабочим после вычета налогов, социальных взносов и стоимости содержания в "трудовом лагере", принудительно отправлялось на их "сберегательные счета". Деньги оттуда можно было снять лишь по возвращении на родину, т.е. после окончания войны, победоносного для Германии. Более того, иностранная рабочая сила оплачивалась странами ее происхождения. Из тарифной ставки, уплачиваемой немецкой фирмой, имперская касса, помимо всех налогов, сборов, социальных отчислений, помимо пресловутых "сбережений", получала и ту часть, которая перечислялась на содержание семьи работника. Деньги эти брались из бюджета соответствующей страны, и в случае союзных стран, а также Бельгии заносились на клиринговые счета. Однако возможность погашения задолженности никогда не воспринималась всерьез, а по отношению к оккупированным странам не рассматривалась даже формально. В отношении же угоняемых советских граждан все их движимое имущество реализовывалось местными хозяйственными подразделениями вермахта, а выручка от продажи, вместе со всей имевшейся у них наличностью, заносилась на т.н. "сберегательные счета" в имперской кредитной кассе. Деньги оттуда могли быть получены вкладчиком только по возвращении на родину (т.е. опять-таки по окончании победоносной для Германии войны).

Золото (включая выломанные из челюстей золотые зубы), драгоценности и наличность убитых в лагерях смерти поступали на хранение в рейхсбанк, который начисляет их денежный эквивалент на особый счет. Менее ценные мелкие предметы (часы, перочинные ножи, авторучки, портмоне и пр.) продавались через маркитантские лавки фронтовикам, хорошую одежду и обувь могли приобрести переселенцы из числа "фольксдойче". Но выручка от продаж во всех случаях шла государству.

Каждый принадлежавший к "расе господ", а это были не только какие-то нацистские функционеры, но 95% немцев, в конечном счете, имел какую-то долю в награбленном – в виде денег в кошельке или продуктов на тарелке. Жертвы бомбежек носили одежду убитых евреев и приходили в себя в их кроватях, благодаря Бога за то, что выжили, а партию и государство – за оперативную помощь.

Капитализм – социализм

Известны слова Гитлера: "Пусть владеют землей и фабриками сколько им угодно. Важно то, что государство через партию распоряжается ими независимо от того, собственники они или рабочие. Собственность и доходы – экая важность, очень нужна нам социализация банков и фабрик. Мы социализируем людей".

Несмотря на формальное наличие собственности, в Германии был построен государственный капитализм, близкий к советскому. Хозяйственные решения принимались не рынком на основе конкуренции, а иерархией чиновников.

Стоимость содержания бюрократов доходила до 25% промышленных трат. Поскольку никто, кроме лидера не имел права на принятие решений, каждая маленькая деталь требовала обращения наверх, к бесчисленным властям. Например, разрешение на экспорт требовало до 120 различных разрешений и форм. Это вело к тому, что бюрократия становится наиболее властным классом. Возникновение этого привилегированного класса 2.5 млн надсмотрщиков для обмена и распределения, секретарей партии, трудового фронта, крестьянского фронта, организаторов ведет к сверхорганизации. Такая система не знает кризисов, т.к. работает не на потребителя, а на чиновника. Она разваливается, как только пытается дать населению больше товаров. Она эффективна, пока догоняет развитые страны в производстве ранее известных товаров. Пока Германия догоняла свободный мир по выпуску стали и танков, у него появились антибиотики и полимеры, телевидение и атомная бомба. Разнообразие, новые товары и технологии, работа на потребителя недоступны чиновничьей экономике. На примере СССР мы это видели. Лишенная ресурсов Германия не имела шансов разложиться естественным путем. Недостаток финансов и ресурсов заставил ее воевать и привел к катастрофе раньше.

Еще пару слов тем, кто считает, будто до 1933г. Германия страдала, а Гитлер ее восстановил.

В 1928г. немецкий рабочий получал больше, чем при Кайзере, работая меньше времени. К 1938г. зарплата рабочих уменьшилась даже в сравнении с кризисным 1932г, а продолжительность рабочего дня снова выросла до уровня 1914г. В 1924-1931гг Германия получила больше кредитов, чем выплатила по репарациям, с 1931г. выплаты по репарациям были остановлены. К 1928г. промышленное производство превзошло довоенный уровень и стало 2-м в мире после США. Но где-то с 1926г. когда экономика была на подъеме, началась искусственная монополизация. Крупнейшим собственникам стали создаваться благоприятные условия, государство вмешивалось в энергетику, инфраструктуру. Потому и ударил так сильно кризис 1929г., уменьшив 2 раза объем производства, что крупнейшие монополии занимали высокий удельный вес, отвыкли от конкуренции, рассчитывали на высокие цены мирового рынка и помощь государства. Потому и приняли они Гитлера с его программой искусственной монополизации и агрессивного поведения по отношении к другим странам. Потому и потеряли в результате все.

Поддержка населения

Откуда же эта убежденность в сильной, возрожденной Гитлером Германии? Мифы об осчастливленных Гитлером немцах?

Бедные, безработные, неквалифицированные слои населения, безусловно, выиграли. Прекрасно себя чувствовали и 2.5 млн. функционеров. Но диктатуру то поддержали средние и зажиточные. Инженеры и предприниматели, учителя и финансисты. Они потеряли в уровне жизни и, наверное, многие как Тиссен говорили себе "Ну и дураком же я был". Однако внутри страны в условиях тоталитарной диктатуры такие слова безнаказанно произнести было невозможно. Пропаганда создавала образ богатой страны со счастливым населением. Дети с самого рождения проходили через массированную обработку официальной пропаганды и уже не имели шансов узнать о существовании других правил жизни, других подходов. В страну привозили иностранные делегации, которым показывали успешное решение проблемы бедности, безработицы, кризиса. Те, кто не был согласен, оказался разобщен, пассивен, без средств и ресурсов. Их мнение было мало кому известно, их дети воспитывались на государственной пропаганде.

Тем не менее, большинство немцев добровольно приняли взятку режима – достижение не заработанного собственным трудом общего для немцев благосостояния в кратчайшие сроки. Их устроила прямая раздача товаров по талонам и круизы зарубеж от Трудового фронта вместо покупок товаров и поездок по собственному выбору и за свои заработанные деньги. Их устроила казенная кормежка в обмен на свободу. Результатом такого выбора и оказалась катастрофа страны и личный тупик для человека.



Но это было потом. А что же заставило немецкий средний и высший класс поддержать диктатора в начале 30-х?

Склонность к персонализации своих бед, на чем всегда играли диктаторы. В СССР можно было напомнить про мировую буржуазию, Троцкого, спекулянтов-торгашей и народ одобрял любые беззакония, в т.ч. прямо бившие по его интересам. Мы это относили к особенностям "совка". Но ведь в Германии на это купились грамотные, образованные люди. Начальник штаба сухопутный войск Германии, кадровый офицер Фрич страстно поддержал Гитлера. Это не помогло ему удержаться на посту. СС устраивает провокацию, обвиняя его в гомосексуализме. Офицерский суд оправдывает Фрича, но на его должности уже более послушный генерал. В частном письме он пишет:

"Право странно, почему многие смотрят в будущее с таким страхом, несмотря на неоспоримые успехи фюрера в течение последних лет... Мы должны победить в трех битвах, чтобы Германия снова стала сильной:

1) в битве с рабочим классом – Гитлер ее выиграл;

2) в битве против католической церкви;

3) и в битве против евреев.

Мы сейчас в самой гуще этих битв, причем битва с евреями самая трудная!"

Снятый с должности он пишет: "Для меня нет места в Германии господина Гитлера – ни во время войны, ни во время мира".

Кто-то поддержал Гитлера в надежде победить рабочее движение, кто-то – изгнать евреев или католиков, кто-то – вернуть земли Рейха. Ущемление свобод, сворачивание демократии, разгул штурмовиков, откровенное вранье, угрозы и насилие их не пугали – ведь все это предполагалось против врагов. Когда же оказалось, что насилие, диктат, обман, дикость и варварство победили и стали основой жизни, жаловаться было некому. Оставалось приспособиться, найти свое место (в отличие от Фрича) и постараться получить хоть маленькое, но удовольствие. Сколько людей поплатилось за нежелание учить уроки истории. В случае Германии возмездие настигло то самое поколение, которое согласилось на диктатуру, на потребление незаработанного за чужой счет.

Полный текст можно просмотреть по адресу: http://liberal.in.ua/node/144

Коментарі









© 2007 - 2020, Народна правда
© 2007, УРА-Інтернет – дизайн і програмування

Передрук матеріалів дозволяється тільки за умови посилання на "Народну правду" та зазначення автора. Використання фотоматеріалів із розділу "Фото" – тільки за згодою автора.
"Народна правда" не несе відповідальності за зміст матеріалів, опублікованих авторами.

Технічна підтримка: techsupport@pravda.com.ua