Поиск по сайту:
Найти



Народные блоги

Добавить ленту статей сайта в свой iGoogle
Последние публикации
счатсье   трагедия великой личности

Т.Г. Шевченко. Ужас жизненного успеха


1
Рейтинг
1


Голосов "за"
7

Голосов "против"
6

Политические и психологические парадоксы жизни великого человека – Тараса Шевченко. Он – как поэт и человек, его счатье и трагедия личности

Т.Г. Шевченко. Ужас жизненного успеха
Статья – по материалам сайта "Свет и тени" www.svetiteni.com.ua

Счастье особенно остро переживается только с примесью горечи. Проходит горечь и толика страдания – и счастье уже не ощущается как воздух, которым мы дышим.

Счастье – это эксклюзив, слишком сильное переживание – долго не длится.

Теперь представим: из нищеты, голода, унижения, просто невнимания окружающих людей – наш герой попадает в сияющие палаты Академии Художеств – и не истопником, не служкой – а студентом!

Думается, что все, кто "любит Украину", "любит творчество Тараса Шевченко" – и не вспоминает при этом Карла Брюллова – лукавит: он (а) любит не его, а только его мёртвый символ (и то, в лучшем случае).

Продолжительное изучение исторической и политической психологии убедили меня: истинные мотивы поведения и мысли не так уж трудно разгадать – надо только быть внимательным и вдумчивым.

Вот пример "из другой оперы": ВСЕ, кто СЕГОДНЯ в русско-грузинском конфликте на стороне не Грузии, а путинской России – ЗАВТРА обязательно будут за путинскую Россию против Украины.

Сходный пример того же Шевченко: поэма "Кавказ", в которой он сочувствует не московской России, а владельцам "чурека и сакли".

Крепостное право нанесло ему тяжелейшие психологические травмы: внимательный и добрый Иван Сергеевич Тургенев отмечал у нашего великого поэта тяжёлый груз горя и испытаний, который состарил его раньше времени:

"Зі свого боку, він тримався обережно, майже ніколи не висловлював своєї думки, ні з ким не зблизився цілком; все ніби стороною пробирався...".

Иван Сергеевич был мастером психологической характеристики, ему можно верить.

Л.М. Жемчужников:

"Ніжна, щира душа його була вдячна кожному, хто любив його. Вдячність за співчуття ніколи не залишала його"

Перечитывая воспоминания современников Тараса Григорьевича – понимаешь страшную истину:

- чудес не бывает.

Есть неумолимая правда жизни: недостаток воспитания, развития, образования, любви – оборачиваются ЗАПАЗДЫВАНИЕМ общего развития личности человека. Тарасу Григорьевичу силой своего поэтического гения пришлось восполнять, ДОГОНЯТЬ отсутствие нормального воспитания в детстве.

Наступает неизбежный разрыв между развитым интеллектом – и недостатком семейного воспитания, который впечатывается в психологию личности.

Отсюда – и трагедия разлада с обществом: с одними несовпадение по интеллекту, с другими – по воспитанию. Не один вспоминает его чистосердечие, скромность, любознательность и приветливость.

Но тут же:

- недоверчивость и хмурость. Он – достаточно легко входит в светское общество.

Но – оно ему психологически ЧУЖОЕ!

Не случайно в момент высочайшего творческого и светского успеха – он хочет уединиться от высшего общества (высшего – не обязательно социально, но интеллектуально). Он хлопочет о приобретении земли на берегу Днепра и при этом хочет жениться на ПРОСТОЙ девушке – чтобы та родила ему детей. Современники отмечали его "семейственность" – он очень хотел иметь семью – жену и детей.

Как у Щепкина или Костомарова – тоже не баловней судьбы...

В последние годы у него чувство горя

- Ой горенько, горенько мені!

И страстное желание:

Женитися хоч на чортовій сестрі!

У него глубокая душевная усталость.

В 48 лет.

Это, с позиций современной психологии и даже медицины нельзя приписывать только физической болезни.

Эта болезнь называется утратой смысла жизни.

Не случайно история советской интеллигенции тоже знает примеры смерти сорокалетних людей, не страдавших какими-то наследственными или хроническими болезнями.

Есть теснейшая связь между состоянием духа – и состоянием физического здоровья. В воспоминаниях современников отмечается как сам Шевченко не узнал Николая Костомарова – так он сильно изменился за десять лет ссылки самого Шевченко.

За успех быстрого "карьерного" роста такие люди жестоко расплачиваются – угрозой утраты смысла жизни – и риском если не физической болезни – то прямого самоубийства.

Л. Жемчужников прав: если русский "простонародный" поэт Кольцов подражает языку простых людей -то Шевченко – НАДЕЛЯЕТ свой народ тем языком поэзии и культуры, которым ему только ещё предстоит заговорить.

Тарас Шевченко разделил судьбу первооткрывателя культурного украинского языка. Он в мире НЕ оригинален – очень многие народы пережили становление национального языка через творчество их выдающегося поэта – первооткрывателя культуры национального языка.

Приведём примеры:

У итальянцев – это Данте Алигьери и Петрарка

Французов – Рабле с его сочным "Гаргантюа и Пантагрюэль"

Англичан – Джонсон с его "Потерянным миром" и Шекспир с его трагедиями.

Русских – конечно же – Пушкин и Лермонтов

Немцев – (не поэта, правда) Мартина Лютера с его переводом Библии на немецкий язык...

Это печально – но исторически украинцы культурно вызревают позднее, чем другие европейские народы: Данте и Петрарка творили в ХУ – ХУ1 в.в., Шекспир – на стыке ХУ1 и ХУ11 века, Рабле творил в ХУ1 веке.

Все перечисленные европейские авторы вырывались из пут латинского языка как языка европейской религии и культуры.

Не то совсем в Украине: культура украинского языка вырывалась из пут простонародности, примитивности. Правда, Шевченко в поэзии предшествовал Котляревский.

Как Пушкину – Державин.

Судьба украинского поэта удивительно похожа на судьбу его народа – поэту пришлось вырваться из пут примитивной простонародности прежде всего самому – и вослед – поднимать на уровень мировой культуры сам украинский язык.

Именно поэтому он при жизни был как бы обожествлён – его никогда, наверно, в Украине не будут воспринимать просто как творца художественного литературного текста, которого можно "безнаказанно" критиковать.

Но по христианской традиции такое обожествление должно сопровождаться искупительной жертвой – страданием при жизни и преждевременной смертью.

Я не являюсь поклонником его поэзии – но и никогда не смогу подвергнуть критике его поэзию, любую, даже плохую повесть – его трагедия повторяет трагедию народа, к которому я принадлежу.

Я должен сообщить читателям то, что в науке давно известно:

Существуют ДВА уровня национальной культуры

- низший, бытовой. На этом уровне руководствуются не понятиями, а эмоциями, для него не требуется особая школьная подготовка и он несложен по форме.

- уровень высокой культуры: этот уровень требует особой школы, есть система понятий, формы культуры сложны и самоучкой ею не овладеть.

Это – не моя мысль, а Владимира Вейдле.

В этом случае – украинская народная песня такая богата ИМЕННО ПОТОМУ, что долгие века у нас не развились высшие формы искусства и литературы.

И опыт украинского народа не мог влиться ни в поэзию, ни в оперу, ни в балет. В литературе не было жанра повести, романа, городского фольклора.

Ему пришлось воплощаться в НИЗШИЕ формы художественного творчества, как волшебнику огромных размеров – прятаться то ли в бутылку, то ли в табакерку, то ли в варежку... (как в сказке).

То есть достоинства украинского фольклора произошли от недоразвития национальной культуры вообще.

Этот человек из порабощённого народа волшебной силой человеческого сочувствия освободил себя – и очень много сделал для освобождения своего народа.

Такого человека не хочется подвергать критике – он свершил невозможное.

Комментарии









© 2007 - 2020, Народная правда
© 2007, УРА-Интернет – дизайн и программирование

Перепечатка материалов разрешена только со ссылкой на "Народную правду" и указанием автора. Использование фотоматериалов раздела "Фото" — только по согласованию с автором.
"Народная правда" не несет ответственности за содержание материалов, опубликованых авторами.

Техническая поддержка: techsupport@pravda.com.ua