Поиск по сайту:
Найти



Народные блоги

Добавить ленту статей сайта в свой iGoogle
Последние публикации

Последний довод королей или Григоришин под перекрёстным... (окончание)

В. Безымяный | 18.12.2008 11:54

1
Рейтинг
1


Голосов "за"
3

Голосов "против"
2

"Ну, нельзя же так, Константин Иванович!" Это так я подумал, прочитав позавчера первую часть интервью К. Григоришина УП. А вчера, читая окончание интервью, разволновался ещё больше.
Эксперты не зря называют войну на два фронта безнадёжной. А после такого интервью Константину Ивановичу впору держать круговую оборону. Досталось и власти, и бизнесу.


"Прес-конференція Григоришина: Медведчук особисто погрожував мені, в тому числі арештом. (21.10.2002 00:01 Версія для друку)

(У неділю несподівано був звільнений з-під арешту Костянтин Григоришин).

- Когда вы говорите о людях из администрации президента, то можете назвать имена?

- Безусловно. Я имею в виду Виктора Владимировича Медведчука, главу администрации президента, который лично угрожал мне, в том числе арестом.

- Как вы вообще вышли сегодня на свободу?

- Это немножко странно произошло. Меня вызвали из камеры. Не выдав никаких документов, сказали, что есть постановление о моем освобождении, подписанное следователем. Я его читал, бумагу мне с собой не выдали.

- Сейчас появляется версия, что вам могут "повесить" группу киллеров, у которой изъяли автомат "скорпион", боеприпасы и так далее. Вы знаете, о чем идет речь? -

Я впервые прочел об этом вчера, по моему, из Интернета. Мне передали это. Просто смешно. Без комментариев, просто смешно.

- Вы можете объяснить, почему Медведчук вам угрожал, какая хронология отношений у вас была?

- Это были бизнес-партнерские отношения, в которых участвовали Суркис Григорий Михайлович и Губский Богдан Владимирович – это из известных людей. Они прервались приблизительно год назад, когда я отказался финансировать предвыборную кампанию СДПУ (О). С тех пор начались угрозы. Я предложил выйти из этих партнерских отношений цивилизованным путем, после чего мне было сказано: бизнес на Украине мы тебе делать не разрешим, и все отберем, а тебя посадим. Неоднократно повторялось.

- Какие вопросы вам задавались на допросах?

- Был единственный допрос в присутствии адвокатов в субботу – это было больше недели назад, сразу после задержания. В два часа дня где-то это было. Там особенных вопросов не было, я просто изложил суть дела, это все было запротоколировано. Я подписал и все.

- Можете подробнее сообщить о решении Печерского суда, о штрафе?

- Это был очень странный суд. Зачем-то на меня надели наручники и бронежилет, подвезли к зданию Печерского суда люди в масках и камуфляже. В машине мне предложили подписать некий странный протокол – уже когда мы подъехали к суду – о том, что я нецензурно выражался, оказывал сопротивление работникам милиции, на неоднократные их замечания не обращал внимания и т.д.

Я на этом написал, что подписывать отказываюсь. Меня так же в наручниках и бронежилете завели в кабинет судьи. Я настаивал, чтобы у меня был адвокат. В этом мне было отказано. Когда меня завели к судье, я вот так вот стоял в наручниках. Рядом со мной стояли два человека в масках и тоже в бронежилетах. Когда я изложил судье суть дела и сказал, что со мной были свидетели, в том числе депутат Сивкович, попросил пригласить их в суд в качестве свидетеля, судья сказала, что мне свидетели и адвокаты не нужны, я сама готова вынести решение.

Решение было – штраф 170 грн, я конечно не согласился, потому что нарушений никаких не было, поскольку это штраф, я спросил: "Я свободен?" "Да, вы прямо здесь свободны". Тут же я попросил снять с меня наручники и бронежилет. Ключей от наручников не оказалось, меня вывели в коридор, там уже присутствовал адвокат – Анна Романовна, и, кстати, депутат Сивкович тоже там был. На их глазах это все происходило – меня опять отвели в машину и отвезли в здание Печерского РОВД.

- Как вам подбросили оружие, расскажите. Хотелось бы услышать все с первых уст.

- Происходило это все следующим образом. Где-то после 12-ти мы вышли из ресторана. Я был абсолютно трезвый, потому что у нас был деловой разговор. Я сел в машину к народному депутату, на заднее сиденье. Он сидел слева, впереди сидели его водитель и охранник.

В этот момент, когда машина трогалась, на капот бросился человек в кожанке с милицейским жезлом. Водитель остановился, и этот человек стал требовать права или удостоверение. Ему было сказано, что это машина народного депутата, собственно, это было понятно и по номерам, и попросили его представиться. Он представляться отказался и говорил, что он инспектор ГАИ. В это время дверь слева раскрылась со стороны, где сидел господин Сивкович – там появился какой-то человек в штатском, в кожаной куртке, который стал его вытаскивать из машины при том, что Сивкович показывал ему удостоверение народного депутата. Его хватали за ноги, за руки, появились еще какие-то люди – было плохо видно в темноте – в этот момент с моей стороны открылась дверь в машину и тоже человек в кожанке, в темной рубашке, насколько я помню, схватил меня за руку и сказал "Пройдемте". Я опять-таки попросил его представиться, тут с криками "милиция!" появились люди в масках и камуфляже и после непродолжительной борьбы меня вытащили из машины, повредив немного руку и ногу, заломили руки за спину, одели наручники, и бросили лицом на сиденье в микроавтобус "Фольксваген".

В машину набилось человек 6-7 людей в камуфляже и масках, впереди, как я заметил, сел человек в гражданской одежде, который, как потом выяснилось, являлся инспектором Калужским. По крайней мере, так было написано в протоколе. И еще сел один человек в гражданском.

Водитель спросил – едем на Московскую? Инспектор ответил – едем в Печерское РОВД. Как я понял, от ресторана "Эгоист" до здания Печерского РОВД очень недалеко. В это время второй человек в гражданском пытался что-то засунуть мне в карман брюк. Я сопротивлялся, крутился, но когда машина остановилась, ребята в камуфляже меня плотно прижали к сидению, и он засунул мне тяжелый металлический предмет, который в конце оказался пистолетом.

После чего меня усадили на сиденье и вот этот инспектор Калужский засунул мне руку в карман – у него были эти пакетики пресловутые, он посмотрел, заглянул в карман, положил туда и спросил: "Что у вас там?" Я говорю: "Деньги и паспорт". Он сказал: "Ну это уже с понятыми".

После чего дверь машины отворилась – там было много людей каких-то, я так и сидел в темноте в машине в окружении людей в камуфляже, руки за спиной в наручниках, они меня периодически клали на живот, периодически поднимали и инспектор Калужский все это доставал. Начал он конечно с пистолета, потом достал все остальное, переписали, потом составили так называемый протокол изъятия.

Это продолжалось больше двух часов – понятых мне не представляли. Видимо в толпе, которая окружала машину – там было человек 10-15 – они там и были. И в какой-то момент, когда уже у меня все достали из карманов, он вдруг нагнулся куда-то в темноту, под сиденье машины и достал оттуда электронную записную книжку и спросил что это такое? Я говорю: "Не знаю, я этим не пользуюсь и эта книжка не моя". Он сказал: "Нет-нет-нет, мы должны приобщить все это к делу".

- Как вы оцениваете действия охраны и намерены ли вы в будущем прибегать к услугам государственной охраны?

- Вы знаете, мне трудно сейчас оценивать действия охраны. Я не могу пока это прокомментировать, хотя действительно охрана меня не охраняла. Хотя когда мы сидели в ресторане, начальник охраны несколько раз подходил ко мне, когда мы заходили в ресторан он сказал, что он видит одного из ближайших помощников Суркиса Игоря Михайловича, я говорю: "Ну и что?" Он был уже обеспокоен.

Потом, когда мы сидели в ресторане, он подходил к нам и сказал, что собралось много вооруженных людей, среди которых он видит охранников Суркиса Игоря Михайловича и что странно, он с ними хорошо знаком, а они не хотят входить с ним в контакт. Спросил, что делать. Я говорю, ничего не делать – спокойно выходим, садимся в машину и уезжаем.

Если говорить о государственной службе охраны, то конечно придется к ней все равно прибегнуть, потому что я ощущаю угрозу как для себя, так в большей мере для членов своей семьи. Потому что я понимаю, с кем я имею дело".

И вот тут никак нельзя согласиться с Константином Ивановичем. До вчерашнего дня за эти 6 лет он так и не понял, с кем имеет дело. Впрочем, он же не исключал варианта стать "не въездным". Потому-то и не был случайным вчерашний инцидент.

"16.12.2008 19:19. СБУ ограничила въезд в Украину российскому бизнесмену.

Служба безопасности Украины временно ограничила въезд на территорию Украины российскому бизнесмену Константину ГРИГОРИШИНУ из-за причастности к рейдерским захватам энергетических предприятий.

Об этом УНИАН сообщили в пресс-службе СБУ".

"Гражданину России К.ГРИГОРИШИНУ ограничен временно въезд в Украину в связи с его противоправной деятельностью, связанной с организацией ряда рейдерских захватов стратегически важных государственных предприятий энергетической отрасли", – отметили в пресс-службе.

Запрет установлен в соответствии с Законом Украины "О правовом статусе иностранцев и лиц без гражданства".

Вместе с тем в пресс-службе СБУ подчеркнули, что запрет не имеет никакого отношения к каким-либо политическим событиям, а связан исключительно с противоправными действиями указанного гражданина на территории Украины".

Неужели кто-то поверит в "аполитичность" события?

"Сегодня в международном аэропорту "Борисполь" сотрудники пограничной службы не допустили К. ГРИГОРИШИНА на территорию Украины".

(постоянный адрес статьи: http://www.unian.net/rus/news/news-290446.html).

А журналисты УП Сергей Лещенко, Мустафа Найем в период кризиса решили, наверное, повторить судьбу диссидентов: А. Солженицына, Мыколы Руденко и др., неплохо живших за счёт Госдепа США как политические беженцы. Э, ребята, не получится! И здесь Вам после такого скандального интервью не будут давать нормально жить, и туда не пустят. Да и не ждёт там Вас никто.

Комментарии









© 2007 - 2020, Народная правда
© 2007, УРА-Интернет – дизайн и программирование

Перепечатка материалов разрешена только со ссылкой на "Народную правду" и указанием автора. Использование фотоматериалов раздела "Фото" — только по согласованию с автором.
"Народная правда" не несет ответственности за содержание материалов, опубликованых авторами.

Техническая поддержка: techsupport@pravda.com.ua