Поиск по сайту:
Найти



Народные блоги

Добавить ленту статей сайта в свой iGoogle
Последние публикации

Херсонес Таврический – Корсунь – Севастополь ч.29


3
Рейтинг
3


Голосов "за"
4

Голосов "против"
1

Последняя линия обороны

Херсонес Таврический – Корсунь – Севастополь ч.29
ч.29

Последняя линия обороны

Эта часть является заключительной частью первой книги об истории Херсонеса Таврического.

Вы, уважаемый читатель, из числа одолевших весь предыдущий материал уже достаточно информированы обо всех исторических перипетиях связанных с возникновением, ростом и падением Херсонеса в 989 г. во время русско-византийской войны, чтобы уже самостоятельно судить по этой теме.

Но, у нас остался без рассмотрения еще один важный вопрос о том, как в трудах российских историков освещался вопрос вышеуказанной войны.

А этот вопрос напрямую связан и с темой поднятой в предыдущей части о фальсификации российской истории, начатой при Петре Первом, в связи с введением в научный оборот "норманнской теории" возникновения первого древнерусского государства. И затем успешно продолженной многими поколениями сменявших друг друга российских историков.

И раз так, то и давайте чтобы разом охватить всю картину фальсификации, составим такой себе исторический калейдоскоп, из отрывков трудов российских историков разных времен, на тему штурма и разграбления Херсонеса Таврического в 989 году.

Это необходимо нам чтобы вы уважаемый читатель лично убедились в том, что все ниже перечисленные историки противоречат не только объективным фактам, наконец установленным через 1020 лет от описываемых мною событий, но и противоречат друг другу. Порождая путем вольного пересказа ис истории.

Что наводит вдумчивого исследователя на одну крамольную мысль о том, что нет исторической правды о событиях 988-989 годов ни в одной из сохранившихся до наших дней российских летописей, но нет правды и в трудах российских историков, в какой бы век они свои работы не писали!

Итак, переходим от слов к делу.

И первым на наш суд истории господа присяжные заседатели вызывается в качестве свидетеля первый российский историк В.Н.Татищев.



Справка: Татищев Василий Никитич [19 (29).4. 1686, около Пскова, – 15 (26).7.1750, с. Болдино, ныне в Солнечногорском районе Московской области], русский государственный деятель, историк.

Т. подготовил первую русскую публикацию исторических источников, введя в научный оборот тексты Русской правды и Судебника 1550 с подробным комментарием, положил начало развитию в России этнографии, источниковедения. Создал обобщающий труд по отечественной истории, написанный на основе многочисленных русских и иностранных источников, – "Историю Российскую с самых древнейших времен" (книги 1-5, М., 1768-1848), составил первый русский энциклопедический словарь.

И тут оказывается, что ему ничего не известно о русско-византийской войне 988 – 989 г., о захвате Херсонеса и о том, что именно там князь Владимир Святославович крестился и вступил в брак с византийской принцессой Анной!!!

Вот свидетельство В.Н. Татищева

"Война с болгарами. Крещение Владимира. Митр. Михаил. Епископы по городам.

После этого пошел Владимир на болгаров (булгаров) и, победив их, мир заключил и принял крещение сам и сыновья его, и всю землю Русскую крестил (42).

Царь же болгарский Симеон прислал иереев ученых и книги в достаточном количестве. И послал Владимир во Цареград ко царю и патриарху просить митрополита.

Они же весьма возрадовались и прислали митрополита Михаила, мужа весьма ученого и богобоязненого, который был болгарином, с ним 4 епископа и многиех иереев, диаконов и демественников (певчих) из славян.

Митрополит же, по совету Владимира, посадил епископов по городам: в Ростове, Новгороде, Владимире и Белгороде (43).

Сии шедшие по земле с вельможи с войском Владимировым учили люд и крестили всюду сотнями и тысячами, сколько где удавалось, хотя люди неверные весьма о том скорбели и сожалели, но отказываться из-за воинов не смели"

А вот как проходило само крещение!!!

М. Новгородцев противодействие. Пороки самострелы. Угоняй. Путята. Церковь в Новгороде.

В Новгороде люди, проведав, что Добрыня идет крестить их, собрали вече и поклялись все не пустить в город и не дать идолов опровергнуть.

И когда он пришел, они, разметав мост великий, вышли на него с оружием, и хотя Добрыня прельщением и ласковыми словами увещевал их, однако они и слышать не хотели и выставили 2 камнеметательных орудия великих со множеством камений, поставили на мосту, как на самых настоящих врагов своих.

Высший же над жрецами славян Богомил, из-за сладкоречивости нареченный Соловей, строго запретил люду покоряться.

Мы же стояли на торговой стороне, ходили по торжищам и улицам, учили (44) людей, насколько могли. Но гибнущим в нечестии слово крестное, как апостол сказал, явится безумием и обманом.

И так пребывали два дня, несколько сот окрестив.

Тогда тысяцкий новгородский Угоняй, ездя всюду, вопил: "Лучше нам помереть, нежели богов наших отдать на поругание".

Народ же оной стороны, рассвирепев, дом Добрынин разорил, имение разграбил, жену и некоторых родственников его избил.

Тысяцкий же Владимиров Путята (45), муж смышленый и храбрый, приготовил ладьи, избрав от ростовцев 500 мужей, ночью переправился выше града на другую сторону и вошел во град, и никто ему не препятствовал, ибо все видевшие приняли их за своих воинов.

Он же дошел до двора Угоняева, оного и других старших мужей взял и тотчас послал к Добрыне за реку.

Люди же стороны оной, услышав сие, собрались до 5000, напали на Путяту, и была между ними сеча злая.

Некие пришли и церковь Преображения Господня разметали и дома христиан грабили.

Наконец на рассвете Добрыня со всеми кто был при нем приспел и повелел у берега некие дома зажечь, чем люди более всего устрашены были, побежали огонь тушить; и тотчас прекратилась сеча, и тогда старшие мужи, придя к Добрыне, просили мира.

N. Идолы сокрушены. Сожаление об идолах. Крещение Новгорода. Кресты на шее. Новгород мечем крещен.

Добрыня же, собрав войско, запретил грабежи и немедленно идолы сокрушил, деревянные сжег, а каменные, изломав, в реку бросил; и была нечестивым печаль велика. Мужи и жены, видевшие то, с воплем великим и слезами просили за них, как за настоящих их богов.

Добрыня же, насмехаясь, им вещал: "Что, безумные, сожалеете о тех, которые себя оборонить не могут, какую пользу вы от них можете надеяться получить?"

И послал всюду, объявляя, чтоб шли на крещение. Воробей же посадник, сын Стоянов, который при Владимире воспитан и был весьма сладкоречив, сей пошел на торжище и более всех увещал.

Пришли многие, а не хотящих креститься воины насильно приводили и крестили, мужчин выше моста, а женщин ниже моста.

Тогда многие некрещеные заявили о себе, что крещеными были; из-за того повелел всем крещеным кресты деревянные, либо медные и каперовые (сие видится греческое оловянные испорченное) на шею возлагать (46), а если того не имеют, не верить и крестить; и тотчас разметанную церковь снова соорудили. И так крестя, Путята пошел к Киеву.

С того для люди поносили новгородские: Путята крестит мечем, а Добрыня огнем".

Ну и небольшой рассказ о женах князя Владимира.

Тут вспоминается жена Анна царевна и ей приписывается два сына: Борис и Глеб. Но из текста видно что и брак с Анной и рождение двух сыновей были до крещения Руси в 989 (988) году!

О. Жены Владимира. После сего, говоря о разделении десяти сынов, упоминает жен весьма иначе, нежели Нестор, а именно:

Олова варяжская. Горислава. Предслава. Мальфрид. Адиль. Анна царевна. Владимир вскоре после крещения упрошен был отпусть жен от себя, как обещал [ибо христианином стал], и отпустил Вышеслава, который родился от Оловы, княжны варяжской, в Новгород; Гориславу с Изяславом в Полоцк, ее же сына Ярослава в Ростов; Всеволода во Владимир; Предславу с сыном Святополком в Туров; Мальфрид с сыном Святославом в Овруч; Адиль с сыном Мстиславом во Тмутаракань, а Станислава в Смоленск;

Анны царевны сына Бориса и Глеба при матери оставил, но Глебу назначил Муром (47), так как был еще у грудей тогда.

Прочих жен и дочерей дал в жены ближним своим, не имущим жен, и запретил всякому..."

.

Такие свидетельства В.Н. Татищева изложены в его книге http://magister.msk.ru/library/history/tatisch/tatis004.htm потому, что писались им еще тогда когда в Петербургской академии наук только началась работа по фальсификации Кенигсбергской летописи для продвижения норманнской версии происхождения древнерусского государства. И Татищев В.Н. как видно из текста его книги, не принимал в этом участии, а отстаивал свою оригинальную версию роосийской истории, основанную на имевшихся у него летописных данных!

Следующим свидетелем у нас выступает сам академик Петербургской академии наук господин М.В. Ломоносов.



Справка: Михаи́л Васи́льевич Ломоно́сов (8 [19] ноября 1711, деревня Мишанинская, Россия – 4 [15] апреля 1765, Санкт-Петербург, Российская империя) – первый русский учёный-естествоиспытатель мирового значения, энциклопедист, химик и физик; он вошёл в науку как первый химик, который дал физической химии определение, весьма близкое к современному, и предначертал обширную программу физико-химических исследований; его молекулярно-кинетическая теория тепла во многом предвосхитила современное представление о строении материи и многие фундаментальные законы, в числе которых одно из начал термодинамики[5][10]; заложил основы науки о стекле.

Астроном, приборостроитель, географ, металлург, геолог, поэт, утвердил основания современного русского литературного языка, художник, историк, сборник развития отечественного просвещения, науки и экономики.

Разработал проект Московского университета, впоследствии названного в его честь. Открыл наличие атмосферы у планеты Венера.

Действительный член Академии наук и художеств (адъюнкт физического класса с 1742, профессор химии с 1745).

Он в свое время написал книгу по российской истории "Записки о русской истории" и по интересующему нас вопросу дал вот такую свою версию исторических событий.

Но сразу скажу, что она уже точно повторят "исправленную" немецкими – академиками в Петербургской академии наук в "Повесть временных лет" содержавшуюся в Кенигсбергской летописи. Правда он путает Херсонес Таврический и Феодосию, но это мелочи...

"Уже его (Владимира) обращенное сердце жаждет, как елень на водные источники, святого крещения, однако, помня свое и предков в военном мужестве преимущество перед греками, желание свое намерился прикрыть важным предприятием, дабы греческие цари и греки не стали величаться ради российской уклонности в прошении крещения.

Того ради, собрав великое войско, пошел в Херсонь к главному городу Феодосии и стал перед ним немного далее одного выстрела. Трудясь много времени в облежании осадных, требовал сдачи, однако без успеху.

Итак, чтобы взять город приступом, повелел засыпать ров землею. Греки извнутрь, сделав под стеною подкоп, уносили землю в город и россиян привели в удивление, что толь долго рва наполнить не могут.

Между тем некто из духовного чина, именем Анастасий, неведомо какою побужден причиною (может быть, чая Владимирова крещения), пустил со стены городской стрелу в российское войско, на которой было написано, что позади оного бьют подземные ключи, из коих потаенными трубами приведена вода в город: пресечением оных принуждены будут жители сдаться или умереть от жажды.

По сему показанию трубы найдены, засыпаны, и вода отведена от города.

Итак, принуждены были отдаться во власть российского самодержца.

Великая радость услаждала его сердце при входе в Феодосию без многого кровопролития.

Покоренная христианская крепость казалась предзнаменованием Божия благоволения к приятию Владимирову в правую веру.

По сем к царям греческим Василию и Константину посылает победитель, прося сестры их в супружество, которое залогом вечного мира быть обещает. В противном случае угрожает нашествием на Константинополь.

Возвратившиеся из Греции от царей объявили, что супружество сестры их со Владимиром невозможно для крайнего различия веры, но может воспоследовать удобно, когда он ко Христу обратится и примет крещение.

Великий Владимир, давно уже к принятию греческого закона приуготовленный, ответствует: "Учение вашего философа и моих послов испытание согласно свидетельствуют о преимуществе вашей веры перед всеми прочими. Того ради со всяким усердием и искренностию оную люблю, при сестре вашей принять желаю и жду ее и крещения".

Цари призывают Анну, увещевают ко вступлению в брак со Владимиром. Она, опасаясь, отрицается. Братья к представлению наступающей в России великой чести сие присовокупляют:

"Может быть, обратит Бог через тебя Российскую землю, и пребудешь от рода того благословенна вовеки. Отечество наше избавится от плачевных разорений. Знаешь, сколько Греция от россиян претерпела. И ныне подобная пагуба приближается, ежели не отвратишь послушанием".

Рыдая в слезном токе, царевна едва промолвила: "Что ж, когда не примет или, приняв, отвержет веру и меня к идолопоклонству понудит?" – "

Пострадай, – цари сказали, – и багрянородною кровию перед варварами засвидетельствуй истину христианства во дни наши".

Уже склоняется женское сердце к непоколебимой твердости братними увещаниями. Отплывают с нею в кораблях определенные от царей и патриарха сановники и священники со всеми ко крещению и к браку приготовленными утварьми. Достигают Херсонския пристани и города Феодосии.

В то время чудною некоторою судьбою впал Владимир в болезнь и лишился зрения. Потому размышлял, что боги предков его гневны и за отступление казнь наводят.

В таковом сомнении послал к невесте спросить причины сего злополучия и от ней получил уверение, что сие есть искушение Божие о твердости его в вере и, ежели вскоре, не сомневаясь, окрестится, очистится во святой купели не токмо от слепоты очей телесных, но и умным зрением просвещен будет.

Отложив двоемысленные колебания, Владимир вступает в купель очищения, крещается во имя Отца и Сына и Святаго Духа Иаковом, епископом херсонским. Нарицается именем царским Василей, свобождается от слепоты и поганства и, ясно прозрев, воздает горячее благодарение Создателю.

Потом принял поучение и укрепление в вере от святителя и от всех радостное поздравление.

По торжественном сочетании с царевною Анною и по празднственном пировании посылает Владимир в Царьград к шурьям своим радостного вестника с дарами и объявлением о своем крещении и браке, прося притом от них и от патриарха Киеву митрополита.

Радость в Цареграде была не описанна о новом приобретении толь великого государя в общество Христово.

На митрополию киевскую избран и послан в Корсунь Михаил, родом сирянин.

По его приезде и по благословению воздвигнута церковь в Феодосии, на бугре, наношенном землею изо рва, который россияне, приступая, засыпать старались.

Во время пребывания Владимирова в Херсоне приходили послы от царей Василия и Константина из Царя-града с великим почтением и дарами. Папа, не упуская времени, равным посольством почтил новопросвещенного государя не без искания, чтобы всеять в нем римского исповедания догматы.

Печенежский князь Метиган, подражая Владимирову примеру, принял в Херсоне крещение.

По прошению новосочетанныя супруги уступает Владимир Херсонь Греции обратно. Сам, взяв мощи святого Климента с другими многими святостьми и церковными утварьми, митрополита Михаила, протопопа Анастасия и других служителей церковных, в столичный Киев возвращается, Херсоня и кумирослужения победитель, сопряжен с царскою кровию и с верою Христовою".

Вот так академик М.Ломоносов лихо почти по рабочее – крестьянски, разобрался с версией о крещении князя Владимира!

Но мы так ничего нового и не узнали о заключении в 987 г. воено – политического союза между Византией и Русью и отправке 6 000 отряда на помощь византийским императорам!

Но, зато узнали, что захват Херсонеса Владимир совершил исключительно из гордости, боясь унизится переж правителями Константинополя просьбой о крещении!


Следующим нашим свидетелем будет Карамзин Н.М. Это своего рода историк-тяжеловес в сравнении с Татищевым и Ломоносовым.



И вот, что он писал о походе на Херсонес и крещении князя Владимира.

Справка: Никола́й Миха́йлович Карамзи́н (1 [12] декабря 1766, родовое поместье Знаменское Симбирского уезда Казанской губернии (по другим данным – село Михайловка (Преображенское), Бузулукский уезд, Казанская губерния) – 22 мая [3 июня] 1826, Санкт-Петербург) – русский историк-историограф, писатель, поэт.

Почётный член Императорской Академии наук (1818), действительный член Императорской Российской академии (1818). Создатель "Истории государства Российского" (тома 1-12, 1803-1826 гг.) – одного из первых обобщающих трудов по истории России. Редактор "Московского журнала" (1791-1792) и "Вестника Европы" (1802-1803).

Карамзин Н.М.: Том I, История России

"Владимир мог бы креститься и в собственной столице своей, где уже давно находились церкви и Священники Христианские; но Князь пышный хотел блеска и величия при сем важном действии: одни Цари Греческие и Патриарх казались ему достойными сообщить целому его народу уставы нового богослужения. Гордость могущества и славы не позволяла также Владимиру унизиться, в рассуждении Греков, искренним признанием своих языческих заблуждений и смиренно просить крещения: он вздумал, так сказать, завоевать Веру Христианскую и принять ее святыню рукою победителя".

То есть опять виной всему "гордость Владимира"! Но, читаем далее. Хотя там идет все тот же пересказ своими словами сфальсифицированной ранее по тексту Кенигсбергской лет описи "Повести временных лет"!

От которой, как лично убедился читатель, ознакомившийся с ч.27 этой работы отказалась и сама нынешняя РПЦ МП.


Но во времена Н.Карамзина это была основанная версия крещения Руси и Карамзин ее поддержал.

[988 г.] Собрав многочисленное войско, Великий Князь пошел на судах к Греческому Херсону, которого развалины доныне видимы в Тавриде, близ Севастополя.

Сей торговый город, построенный в самой глубокой древности выходцами Гераклейскими, сохранял еще в Х веке бытие и славу свою, несмотря на великие опустошения, сделанные дикими народами в окрестностях Черного моря, со времен Геродотовых скифов до Козаров и Печенегов.

Он признавал над собою верховную власть Императоров Греческих, но не платил им дани; избирал своих начальников и повиновался собственным законам Республиканским.

Жители его, торгуя во всех пристанях, Черноморских, наслаждались изобилием. – Владимир, остановясь в гавани, или заливе Херсонском, высадил на берег войско и со всех сторон окружил город.

Издревле привязанные к вольности, Херсонцы оборонялись мужественно.

Великий Князь грозил им стоять три года под их стенами, ежели они не сдадутся: но граждане отвергали его предложения, в надежде, может быть, иметь скорую помощь от Греков; старались уничтожать все работы осаждающих и, сделав тайный подкоп, как говорит Летописец, ночью уносили в город ту землю, которую Россияне сыпали перед стенами, чтобы окружить оную валом, по древнему обыкновению военного искусства.

К счастью, нашелся в городе доброжелатель Владимиру, именем Анастас: сей человек пустил к Россиянам стрелу с надписью: За вами, к Востоку, находятся колодези, дающие воду Херсонцам чрез подземельные трубы; вы можете отнять ее.

Великий Князь спешил воспользоваться советом и велел перекопать водоводы (коих следы еще заметны близ нынешних развалин Херсонских). Тогда граждане, изнуряемые жаждою, сдались Россиянам.

Завоевав славный и богатый город, который в течение многих веков умел отражать приступы народов варварских, Российский Князь еще более возгордился своим величием и чрез Послов объявил Императорам, Василию и Константину, что он желает быть супругом сестры их, юной Царевны Анны, или, в случае отказа, возьмет Константинополь.

Родственный союз с Греческими знаменитыми Царями казался лестным для его честолюбия.

Империя, по смерти Героя Цимиския, была жертвою мятежей и беспорядка: Военачальники Склир и Фока не хотели повиноваться законным Государям и спорили с ними о Державе.

Сии обстоятельства принудили Императоров забыть обыкновенную надменность Греков и презрение к язычникам. Василий и Константин, надеясь помощию сильного Князя Российского спасти трон и венец, ответствовали ему, что от него зависит быть их зятем; что, приняв Веру Христианскую, он получит и руку Царевны и Царство небесное.

Владимир, уже готовый к тому, с радостию изъявил согласие креститься, но хотел прежде, чтобы Императоры, в залог доверенности и дружбы, прислали к нему сестру свою.

Анна ужаснулась: супружество с Князем народа, по мнению Греков, дикого и свирепого, казалось ей жестоким пленом и ненавистнее смерти. Но Политика требовала сей жертвы, и ревность к обращению идолопоклонников служила ей оправданием или предлогом.

Горестная Царевна отправилась в Херсон на корабле, сопровождаемая знаменитыми духовными и гражданскими чиновниками: там народ встретил ее как свою избавительницу, со всеми знаками усердия и радости.

В летописи сказано, что Великий Князь тогда разболелся глазами и не мог ничего видеть; что Анна убедила его немедленно креститься и что он прозрел в самую ту минуту, когда Святитель возложил на него руку.

Бояре Российские, удивленные чудом, вместе с Государем приняли истинную Веру (в церкви Св. Василия, которая стояла на городской площади, между двумя палатами, где жили Великий Князь и невеста его). Херсонский Митрополит и Византийские Пресвитеры совершили сей обряд торжественный, за коим следовало обручение и самый брак Царевны с Владимиром, благословенный для России во многих отношениях и весьма счастливый для Константинополя: ибо Великий Князь, как верный союзник Императоров, немедленно отправил к ним часть мужественной дружины своей, которая помогла Василию разбить мятежника Фоку и восстановить тишину в Империи.

Сего не довольно: Владимир отказался от своего завоевания и, соорудив в Херсоне церковь – на том возвышении, куда граждане сносили из-под стен землю, возвратил сей город Царям Греческим в изъявление благодарности за руку сестры их.

Вместо пленников он вывел из Херсона одних Иереев и того Анастаса, который помог ему овладеть городом; вместо дани взял церковные сосуды, мощи Св. Климента и Фива, ученика его, также два истукана и четырех коней медных, в знак любви своей к художествам (сии, может быть, изящные произведения древнего искусства стояли в Несторово время на площади старого Киева, близ нынешней Андреевской и Десятинной церкви). Наставленный Херсонским Митрополитом в тайнах и нравственном учении Христианства, Владимир спешил в столицу свою озарить народ светом крещения".

Следующим историком, которого мы вызываем для дачи свидетельства, есть Погодин М.П.



И он тоже своими словами воспроизвел всю ту же сфальсифицированную "Повесть временных лет" из Кенигсбергской летописи.

Справка: Михаи́л Петро́вич Пого́дин (11 (23) ноября 1800, Москва – 8 (20) декабря 1875, Москва) – русский историк, коллекционер, журналист, писатель, публицист, беллетрист, издатель, профессор Московского университета. Член Российской академии (1836).

Сын крепостного, получившего вольную в 1806. Окончил Московский университет (1821). Примыкал к литературно-философскому кружку "любомудров", в который входили Дмитрий Веневитинов, Иван Киреевский, Степан Шевырёв, Владимир Одоевский и другие.

И вот что он писал в Том 1, С. 90. История России

"Бояре, выслушав повествование, сказали: "В самом деле, если бы греческий закон не был лучше всех, то бабка твоя Ольга не приняла бы его: она была ведь мудрее всех людей".

"Где же нам креститься?" спросил Владимир. "Где тебе угодно", отвечала дружина.

В следующем году Владимир пошел на Корсунь, греческий город, и осадил его, став с ладьями своими в Лимени.

Корсунцы защищались храбро, и русский князь велел насыпать к стенам города вал. Жители, подрывшись под стеною, уносили землю ночью в город, и работа не имела успеха, как вдруг один изменник, по имени Анастас, дал знать оттуда с пущенной стрелой, чтобы русские перекопали колодцы, из которых трубами проведена вода в город. Совет был исполнен, и жители, томимые жаждой, сдались.

Взяв город, Владимир тотчас послал послов к греческим императорам, Василию и Константину, требовать сестры их, царевны Анны, себе в Константинополь, как теперь взял Корсунь.

Император изъявил свое согласие с условием, чтобы он принял христианскую веру: иначе христианке нельзя сочетаться узами брака с язычником. "Крестись, велели они сказать ему, и получишь сестру нашу и царство небесное". "Я готов креститься, отвечал Владимир, потому что люба мне вера ваша, и посланные мои, испытав, одобрили ее, присылайте сестру вашу с людьми, которые окрестят меня".

Но царевна отказывалась: "Лучше мне умереть здесь, говорила она, чем идти в этот плен". Братья старались убедить ее святостью подвита, если она всю землю Русскую приведет к Богу, а вместе с тем избавит свое отечество от лютой рати, от всех бедствий, которые причинила ему русь и грозит нанести вперед.

Плача и рыдая прощалась юная царевна со своими родственниками и села горестная на корабль, уносивший ее из прекрасной родины, по волнам Черного моря, во власть какого-то неизвестного страшного витязя, в страну суровую, к народу необразованному.

Корсунцы встретили Анну и сопровождавших ее священников и вельмож с поклонами и великой честью, ввели в город и проводили в приготовленную палату.

Епископ корсунский со священниками, прибывшими с царевною из Константинополя, огласив Владимира и передав ему символ веры, совершил над ним таинство святого крещения, в церкви святого Василия, стоявшей посреди торговой площади.

Говорили, что Владимир, заболевший перед тем глазами, прозрел в самую минуту крещения, и, изумленный, сказал: "Теперь-то узнал я Бога истинного". Многие из дружины его, совершенно свободные в образе своих действий, почтя чудом его внезапное исцеление тут же крестились.

Во время Нестора уже ходили разные толки о месте крещения Владимирова: одни говорили, что он крестился в Киеве, другие в Василеве, но печерский инок решительно утверждает, что это было в Корсуне, где при нем еще были целы палаты Владимира и царевны.

По совершении крещения совершен был брак.

Скоро Владимир с новобрачной царицей оставил Корсунь, возвращенный грекам за выкуп. С собой взял он Анастаса, помогшего ему взять город, несколько попов, мощи Св. Климента и Фива, ученика его, иконы на благословенье себе, сосуды церковные, два медных капища и четырех коней медных. В Корсуне велел он поставить церковь на горе, которую насыпали жители землей, унесенной из его вала.

Лишь только возвратился Владимир в Киев, как и велел ниспровергнуть кумиры, одни сжечь, другие истребить".

Но как говорится в библии "в своем отечестве нет пророка"!

Поэтому давайте разбавим строй российских историков одним интересным иностранцем. Французом Рамбо. Академиком Французской академии наук!

Рамбо А.: Глава пятая. Хлодвиг и Карл Великий. Русские Св. Владимир и Ярослав Мудрый (980 – 1054), С. 3. История России, С. 5239]



Справка: Альфред Никола Рамбо (фр. Alfred Nicolas Rambaud; 2 июля 1842, Безансон – 10 ноября 1905, Париж) – французский историк и государственный деятель. Профессор истории в Кане, Нанси и Париже, в 1896-98 гг. – министр народного просвещения в кабинете Мелена. Иностранный член-корреспондент Императорской санкт-петербургской академии наук (1876 год). Член Академии моральных и политических наук (1897 год).

Окончил Высшую нормальную школу (1864 г.). С 1881 гг. профессор Сорбонны. В 1895-1903 гг. сенатор, в 1896-98 гг. министр народного просвещения. Несколько раз направлялся с дипломатической миссией в Россию. Особое внимание уделял политической истории (главным образом Византии, России, Германии) и истории международных отношений.

Сторонник сближения Франции с Россией, Рамбо свои основные работы посвятил истории России. Под совместной редакцией Э. Лависса и Рамбо вышел получивший широкую известность многотомный коллективный труд "Всеобщая история с IV столетия до нашего времени" (т. 1-12, 1893-1901, первые 8 томов вышли в русском переводе в 1897-1903 гг. под тем же названием; последние тома французского издания опубликованы на русском языке под названием "История XIX века", т. 1-8, 1905-07).

"Гордый Владимир не хотел выпрашивать крещения у греков, он решил завоевать его оружием и взять как добычу. Поэтому он отправился в Тавриду и осадил Корсунь (Херсонес), последний город в этой стране, бывший еще во власти византийских императоров.

Некто Анастас, быть может из религиозной ревности, предал ему свое отечество. Гордясь столь славным завоеванием, Владимир объявил греческим императорам, Василию и Константину, что желает вступить в брак с их сестрой Анной и что, в случае отказа, двинется на Константинополь.

Уже не в первый раз русские делали подобное предложение греческим цезарем, и Константин Порфирородный указал даже своим преемникам средство отклонять эти несообразные предложений.

На этот раз оба императора, занятые внутренними смутами, сочли необходимым изъявить свое согласие, но с тем условием, чтобы Владимир принял христианство.

Крещение Владимира и его брак с наследницей римских императоров совершены были в завоеванном им Корсуне".

Но, все же Рамбо нужно сказать спасибо вот за эти правдивые слова:

"Взятые им в Киев священники были его пленниками; церковные украшения, мощи, которыми он обогатил и освятил свою столицу, были его добычей.

Возвратясь в Киев, он, как апостол (isapostolos), но с мечом в руке, просвещал христианством свой народ. Идолы Повержены среди слез и страха русских".

Теперь в очереди наших свидетелей пришел черед выступать еще одному историку-тяжеловесу Соловьеву С.М.



Справка: Серге́й Миха́йлович Соловьёв (5 (17) мая 1820 года, Москва – 4 (16) октября 1879 года, там же) – русский историк; профессор Московского университета (с 1848), ректор Московского университета (1871-1877), ординарный академик Императорской Санкт-Петербургской Академии наук по отделению русского языка и словесности (1872), тайный советник.

И вот что он писал в своей: Книга I, С. 202. История России,

"Заметим еще одно обстоятельство: Владимир был взят из Киева малолетним и воспитан в Новгороде, на севере, где было сильно язычество, а христианство едва ли знакомо; он привел в Киев с севера тамошнее народонаселение – варягов, славян новгородских, чудь, кривичей, всеревностнейших язычников, которые своим прибытием легко дали перевес киевским язычникам над христианами, что и было причиною явлений, имевших место в начале княжения Владимирова;

но потом время и место взяли свое: ближайшее знакомство с христианством, с Грециею, приплыв бывальцев в Константинополе должны были ослабить языческую ревность и склонить дело в пользу христианства.

Таким образом, все было готово к принятию новой веры, ждали только удобного случая:

"Подожду еще немного", – говорил Владимир, по свидетельству начального летописца киевского.

Удобный случай представился в войне с греками; предание тесно соединяет поход на греков с принятием христианства, хочет выставить, что первый был предпринят для второго.

Владимир спросил у бояр: "Где принять нам крещение?" Те отвечали: "Где тебе любо". И по прошествии года Владимир выступил с войском на Корсунь.

Корсунцы затворились в городе и крепко отбивались, несмотря на изнеможение; Владимир объявил им, что если они не сдадутся, то он будет три года стоять под городом.

Когда эта угроза не подействовала, Владимир велел делать вал около города, но корсуняне подкопали городскую стену и уносили присыпаемую русскими землю к себе в город; русские сыпали еще больше, и Владимир все стоял.

Тогда один корсунянин именем Анастас пустил в русский стан ко Владимиру стрелу, на которой было написано: "За тобою, с восточной стороны, лежат колодцы, от них вода идет по трубе в город, перекопай и перейми ее".

Владимир, услыхав об этом, взглянул на небо и сказал: "Если это сбудется, я крещусь". Известие верно ходу событий: это не первый пример, что князь языческого народа принимает христианство при условии победы, которую должен получить с помощию нового божества.

Владимир тотчас велел копать против труб, вода была перенята; херсонцы изнемогли от жажды и сдались. Владимир вошел в город с дружиною и послал сказать греческим императорам Василию и Константину:

"Я взял ваш славный город; слышу, что у вас сестра в девицах; если не отдадите ее за меня, то и с вашим городом будет то же, что с Корсунем".

Испуганные и огорченные таким требованием, императоры велели отвечать Владимиру: "Не следует христианам отдавать родственниц своих за язычников; но если крестишься, то и сестру нашу получишь, и вместе царство небесное, и с нами будешь единоверник; если же не хочешь креститься, то не можем выдать сестры своей за тебя". Владимир отвечал на это царским посланным:

"Скажите царям, что я крещусь; и уже прежде испытал ваш закон, люба мне ваша вера и служенье, о которых мне рассказывали посланные нами мужи". Цари обрадовались этим словам, умолили сестру свою Анну выйти за Владимира и послали сказать ему: "Крестись, и тогда пошлем к тебе сестру".

Но Владимир велел отвечать: "Пусть те священники, которые придут с сестрою вашею, крестят меня". Цари послушались и послали сестру свою вместе с некоторыми сановниками и пресвитерами; Анне очень не хотелось идти: "Иду точно в полон, говорила она, лучше бы мне здесь умереть";

братья утешали ее: "А что если бог обратит тобою Русскую землю в покаяние, а Греческую землю избавит от лютой рати; видишь, сколько зла наделала Русь грекам? И теперь, если не пойдешь, будет то же". И едва уговорили ее идти. Анна села в корабль, простилась с роднею и поплыла с горем в Корсунь, где была торжественно встречена жителями.

В это время, продолжает предание, Владимир разболелся глазами, ничего не мог видеть и сильно тужил; тогда царевна велела сказать ему: "Если хочешь исцелиться от болезни, то крестись поскорей; если же не крестишься, то и не вылечишься".

Владимир сказал на это: "Если в самом деле так случится, то поистине велик будет бог христианский", и объявил, что готов к крещению. Епископ корсунский с царевниными священниками, огласив, крестили Владимира, и когда возложили на него руки, то он вдруг прозрел; удивясь такому внезапному исцелению, Владимир сказал: "Теперь только я узнал истинного бога!"

Видя это, и из дружины его многие крестились. После крещения совершен был брак Владимира с Анною. Все это предание очень верно обстоятельствам в своих подробностях и потому не может быть отвергнуто.

Прежняя вера была во Владимире поколеблена, он видел превосходство христианства, видел необходимость принять его, хотя по очень естественному чувству медлил, ждал случая, ждал знамения; он мог отправиться и в корсунский поход с намерением креститься в случае удачи предприятия, мог повторить обещание, когда Анастас открыл ему средство к успеху, и потом опять медлил, пока увещания царевны Анны не убедили его окончательно.

Владимир вышел из Корсуня с царицею, взял с собою Анастаса, священников корсунских, мощи св. Климента и Фива, сосуды церковные, иконы, взял два медных истукана и четыре медных коня; Корсунь отдал грекам назад в вено за жену свою, по выражению летописца.

По некоторым известиям, в Корсунь же явился ко Владимиру и митрополит Михаил, назначенный управлять новою русскою церковию, – известие очень вероятное, потому что константинопольская церковь не могла медлить присылкою этого лица, столь необходимого для утверждения нового порядка вещей на севере.

По возвращении в Киев Владимир прежде всего крестил сыновей своих и людей близких. Вслед за тем велел ниспровергнуть идолов. Этим должно было приступить к обращению народа, ниспровержением прежних предметов почитания нужно было показать их ничтожество".

А по поводу текста Соловьева я могу сказать, что если бы проводился конкурс на лучший вольный пересказ "Повести временных лет", то текст Соловьева о принятии Владимиром крещения, был бы победителем в этом конкурсе.

Но, за красивым и плавным ходом изложения, увы нет правды о реальных событиях происходивших в Херсонесе в 988-989 года!


Теперь пред нами предстанет российский историк Костомаров Н.И. И вот что он написал по интересующему нас вопросу о крещении князя Владимира Святославовича.

[Костомаров Н.И.: Том 1, С. 7. История России



Справка: Никола́й Ива́нович Костома́ров (4 [16] мая 1817, Юрасовка Воронежской губернии – 7 [19] апреля 1885), Санкт-Петербург – общественный деятель, историк, публицист и поэт, член-корреспондент Императорской Санкт-Петербургской академии наук. Автор многотомного издания "Русская история в жизнеописаниях её деятелей", исследователь социально-политической и экономической истории России, в особенности территории современной Украины, называемой Костомаровым южною Русью и южным краем.

; "В 988 году Владимир принял христианство. Обстоятельства, предшествовавшие этому событию и сопровождавшие его, рассказываются с баснословными чертами, которые вполне свойственны изустным преданиям, записанным уже довольно долгое время спустя после означенного события.

Достоверно только то, что Владимир крестился и в то же время вступил в брак с греческою царевною Анной, сестрою императоров: Василия и Константина.

Крещение его, по всем вероятиям, происходило в Корсуне или Херсоне, греческом городе на юго-западном берегу Крыма; и оттуда Владимир привез в Киев первых духовных и необходимые принадлежности для христианского богослужения.

В Киеве он крестил своих сыновей и народ. Жители без явного противодействия крестились в Днепре, отчасти потому, что в самом Киеве уже значительно распространено было христианство и христиане не составляли там незначительного меньшинства, а более всего оттого, что у русских язычников не было жреческого сословия, которое бы разъяснило народу преступность такого переворота с языческой точки зрения и возбуждало бы толпу к сопротивлению".

И как сам видит, беспристрастный читатель, Н. Костомаров не стал пересказывать нам "Корсункую легенду" и прямо признался, что много, очень много неясно с обстоятельствами крещения!

За это ему и спасибо. Понятно, что он жил и писал в условиях цензуры в Российской империи и положении РПЦ как единственной государственной религии и в таком виде, это уже был смелый поступок, честного историка!


После Н.Костомарова в виртуальный зало нашего судеьного заседания вызыватся следующий свидетель, российский историк Иловайский Д.И.



Справка: Дми́трий Ива́нович Илова́йский (11 февраля 1832 года, г. Раненбург Рязанской губ. (ныне г. Чаплыгин Липецкой области) – 15 февраля 1920 года, Москва) – русский историк официозного направления, критик норманнской теории.

И вот что он писал в своей книге; II. Владимир Великий, Ярослав I и торжество христианства, С. 14. История России

"Окончательное торжество греческой религии совершилось просто и естественно. Несмотря на гонения, восточное христианство продолжало действовать неотразимо.

Не только в народе, но и в дружине, в самом семействе князя были христиане. Наиболее усердным проводником новой религии на Руси, как и везде, были женщины. В числе Владимировых жен упоминаются чехиня, болгарыня и гречанка, которые, без всякого сомнения, были усердными миссионерами в семье русского князя и продолжали дело бабки Владимировой Ольги.

Особенно важны были для успеха новой религии постоянные связи Киева с Тмутараканским краем, или страною Черных Болгар.

Последняя лежала в соседстве с греческим Корсунем, и заключала в себе такие города, как Боспор и Таматарха, давно имевшие своих особых епископов. Сами Черные Болгаре были частию христиане.

Мало того, они имели уже начатки переводов Св. Писания на свой язык. Есть основание думать, что именно эти начатки были найдены в Корсуни знаменитыми солунскими братьями Кириллом и Мефодием и принесены ими в Моравию, откуда ученики их распространили так наз. Кирилловское письмо и в самой Дунайской Болгарии.

Итак, Русский князь, окруженный отчасти христианами и имевший в своем владении целую христианскую область, уже был вполне приготовлен к перемене религии, когда возникла у него война с Греками в Тавриде, и не один он: к той же перемене были приготовлены его бояре и главные дружинники, без совета с которыми князья не предпринимали никакого важного дела.

Владимир осадил Корсунь (приблизительно в 988 г.). Он высадился около этого города, и сначала стал от него на расстоянии перелета стрелы.

Корсунцы мужественно встретили неприятелей, и на требование сдачи отвечали решительным отказом.

Тогда Владимир придвинулся к самым стенам, и, по обычаю Руси, велел вокруг них насыпать вал. Летопись говорит, что граждане сделали подкоп, и по ночам уносили в город землю, насыпанную Руссами; но едва ли они могли уносить ее достаточное количество.

Владимир решил взять город во что бы то ни стало, и грозил употребить для того хотя бы три года.

Измена помогла ему в этом деле. Какой-то грек Анастас уведомил князя, что ему легко принудить к сдаче Корсунцев: стоит только перенять трубы, проведенные из источников, протекавших на восток от города.

Корсунь лежала на каменистом плоском берегу моря и получала пресную воду при помощи подземных водопроводов, в устройстве которых Греки были очень искусны. Русский князь исполнил совет, велел перекопать водопровод, и город, томимый жаждою, сдался.

Летописное предание прибавляет, будто князь заранее дал обет креститься, если возьмет город.

В истории христианства это не первый пример того, что языческий вождь дает обет крещения в случае победы. Очевидно, в числе окружавших князя были люди, склонявшие его к принятию крещения и обещавшие ему за то Божью помощь в его предприятиях. Теперь оставалось только исполнить свой обет.

Естественным является старание Владимира придать возможно более торжественности своему крещению.

Если он для того не отправлялся лично в Царьград, как это прежде него делали некоторые языческие князья Восточной Европы, то, может быть, гордость победителя или недоверие к коварным Грекам, или продолжавшаяся еще война мешали ему лично явиться в их столице.

Владимир, очевидно, желал держать себя на равной ноге с византийским правительством; он имел в виду пример западных государей, и одним из условий мира поставил руку царевны Анны, сестры византийских императоров Василия и Константина. Империя находилась тогда в довольно стесненных обстоятельствах вследствие восстания Болгар и нового мятежа Варды Фоки (того самого, который выступил при Цимисхии).

Однако, сохраняя свое достоинство, византийское правительство отвечало русскому князю, что оно не отдает греческих царевен за языческих князей.

Тогда Владимир дал знать, что он готов принять крещение; пусть Анна прибудет для того с цареградскими священниками.

Братья уговорили сестру ради выгодного мира и умножения Христова стада исполнить требование могущественного русского князя. Анна прибыла в Корсунь со свитою, состоявшею из гражданских сановников и духовенства. Корсунский епископ вместе с прибывшими священниками преподал наставление в вере Русскому князю и его боярам.

Крещение совершено было в церкви св. Василия, которая стояла на Корсунской торговой площади.

Подле этой церкви находились палаты, в которых тогда жили русский князь и прибывшая византийская царевна. Новокрещеному князю дано было христианское имя Василия, – вероятно, в честь святого, в церкви которого совершено было крещение,

а может быть, и в честь старшего из двух братьев императоров: весьма возможно, что последний был наречен и восприемником, как это обыкновенно происходило при крещении языческих князей. Вместе с князем крестились его бояре и вся языческая часть его дружины.

За крещением последовало брачное торжество.

После того Владимир оставался еще некоторое время в Корсуни и успел соорудить здесь новую церковь, на том холме, который образовала земля, уносимая осажденными из русского вала.

В это же время благодаря родственному союзу Греки заключили выгодный мир с Русским князем: они получили обратно Корсунскую область. Льготы, которыми пользовались русские торговцы в Константинополе, конечно, были подтверждены. По-видимому, обе стороны обязались, кроме того, обоюдно помогать войсками против внешних врагов; по крайней мере это можно заключить из их последующих отношений.

Покидая Корсунь, князь взял с собою упомянутого Анастаса и нескольких священников с мощами или, вероятнее, с частию мощей папы Римского Климента (сосланного сюда императором Траяном и здесь утопленного), а также ученика его Фива. Он увез с собою многие сосуды и иконы для будущих киевских храмов, кроме того, две медные статуи и четыре медных коня для украшения своей столицы.

По возвращении в Киев Владимир окрестил все свое семейство и начал ревностно вводить новую религию в Русской земле".

И по версии Иловайского мы уже видим некоторый прогресс в российской науке относительно обстоятельств крещения Владимира!

Во-первых, Иловайский точно отметил что основной базой Владимира в операции по захвате Херсонеса выступало русское княжество в Тмутаракани.

Так же Иловайский признал, что Херсонес пал в результате предательства.

Правильно Иловайский указал на торг между Владимиром и императором Василием Вторым о присылке русских войск в подавлении восстания Фоки. Но Иловайский сметил эти события после захвата Херсонеса и крещения там Владимира. Хотя мы знаем, что все было наоборот. И русские войска уже в 987 г. приняли участие в подавлении мятежей в Византии

Признал Иловайский и полное разграбление Херсонеса восками князя Владимира...

По этому, мы тоже можем с миром отпустить Иловайскому, как никак, а он ближе всех из числа допрошенных нами российских историков приблизился к истине!


Следующим свидетелем в изучаемом нами деле о крещении князя Владимира является российский историк Платонов С.Ф.



Справка: Серге́й Фёдорович Плато́нов (16 (28) июня 1860, Чернигов – 10 января 1933, Самара) – русский историк, академик Российской академии наук (1920).

Его тоже бы следовало отнести к категории тяжеловесов, но я все же думаю, что он историк так сказать в средней весовой категории.

И вот что он писал в своей работе по интересующему нас вопросу:

Платонов С.Ф.: Часть первая, С. 47. История России

Летописное предание о крещении князя Владимира.

"О том, как крестился князь Владимир и как он крестил свой народ, на Руси существовало много преданий. Не помня точных обстоятельств дела, одни рассказывали, что князь крестился в Киеве; другие указывали место его крещения в городе Василеве (в 35 верстах от Киева); третьи говорили, что он принял крещение в Крыму, в греческом городе Корсуне (Херсонесе), после того, как взял этот город у греков. Лет сто спустя после крещения Руси летописец занес в свою летопись такие предания об этом событии:

Владимир прямо спросил своих советников: "Где крещение примем?" А они согласно ответили: "Где тебе любо".

И вот в следующем (988) году Владимир пошел с войском на Корсунь и осадил его. Город упорно сопротивлялся. Владимир дал обет креститься, если возьмет Корсунь, и действительно взял его.

Не крестясь еще, он послал в Царьград к царям-братьям Василию и Константину, грозя идти на них и требуя за себя замуж их сестру Анну. Цари сказали ему, что не могут выдать царевну замуж за "поганого", т. е. за язычника. Владимир ответил, что готов креститься.

Тогда цари прислали в Корсунь сестру свою и с ней духовенство, которое крестило русского князя и венчало его с царевной. Перед крещением Владимир заболел и ослеп, но чудесно исцелился во время самого таинства крещения.

Помирясь с греками, он возвратился с православным духовенством в Киев и крестил всю Русь в православную греческую веру".

То есть мы видим очень краткое повторение все той же "Корсунской легенды".

Но тут же Палатонов понимая всю щаткость летописи, делает хитрый финт и пишет:



"Таково сказание летописи. В нем, по-видимому, соединились в одну повесть разные предания: во-первых, предание о том, что Владимиру предлагали свою веру болгары, хазары, немцы и греки, пришедшие в Киев и жившие в нем; во-вторых, предание о том, что Владимир, не только пребывавший во тьме язычества, но пораженный и физической слепотой, чудесно во время крещения прозрел сразу и духовными и телесными очами, и, в-третьих, предание о том, что для принятия греческой веры Владимир счел нужным осадить греческий город Корсунь, чтобы вместе с ним как бы завоевать и греческую веру, приняв ее рукою победителя.

Последнее предание было основано на действительном походе Владимира на Корсунь. В то время в Византийской империи произошло восстание войска под предводительством полководца Варды-Фоки.

Греческое правительство, не располагая силами, искало помощи у киевского князя Владимира. Союз был заключен (987): Владимир соглашался послать свои войска в помощь Византии, за что получал руку греческой царевны Анны, а сам обязался принять христианство. Благодаря русскому вмешательству мятеж был подавлен, и Варда-Фока погиб (988).

Но византийцы после победы не исполнили своих обещаний, данных Владимиру. Тогда Владимир начал войну с греками, осадил и взял Корсунь – главный греческий город в Крыму – и настоял на исполнении греками договора. Он принял христианство и получил в супружество царевну (989).

Где именно был он крещен, и когда именно состоялось крещение – в 988 или в 989 г., – точно неизвестно.

Возвратившись из Корсунского похода в Киев с греческим духовенством, Владимир начал обращать киевлян и всю Русь к новой вере".

То есть пред нами впервые в исторической литературе выдвинута версия причины похода на Херсонес как месть за не выполнение византийцами своего обещание выдать за Владимира принцессу Анну!

И хотя это и неверная версия, но все же попытка найти истину, хоть и сделанная в не верном направлении!

Следующий российский историк Шмурло Е.Ф. удивил меня примененным им приемом обхода неясной темы с крещением князя Владимира!



Справка: Евге́ний Фра́нцевич Шмурло (1853/1854-1934) – выдающийся русский учёный-историк, член-корреспондент Российской академии наук, профессор Санкт-Петербургского и Дерптского университетов. 4-й Председатель Императорского Русского исторического общества.

Он в своей работе История России. – М., 2001. Написал:

V. Принятие христианства

Крещение Руси явилось актом политической мудрости со стороны Св. Владимира.

Человек большого ума, русский князь понял, что язычество стоит и станет, может быть, навсегда серьезной помехой к общению с культурной Европой, отгородит от нее молодую страну высоким забором.

Оставаться в язычестве значило обречь себя на изолированную жизнь, отказаться навсегда от возможности войти в семью европейских народов. Так как культурная Европа олицетворялась в ту пору для России в Греческой империи, то именно отсюда он эту религию и позаимствовал.

Католические миссионеры, добивавшиеся, чтобы русский князь принял христианство из рук римского первосвященника, не имели успеха по той же самой причине, по какой не нашла себе благоприятной почвы и пропаганда мусульманская и еврейская: папа ввел бы Владимира и его страну в круг Зап. Европы, с которой у него в ту пору не было почти никакого соприкосновения.

Короче говоря, Владимиру римская вера в данную минуту была бесполезна, и, практический государственный ум, Владимир взял новую веру оттуда, где это оказывалось всего выгоднее".

То есть да Владимир Святославович таки крестился.

Не важно, где! И неважно, как! А важно, что его крестили не католические эпископы, а православные!

За что Владимиру честь и хвала и память на вечные времена!



Добавить тут модно только одно! Ай да Шмурло! Ай да умница! Как выкрутился из скользкой и непонятной ситуации!!!


И последним нашим свидетелем, на нашем импровизированном судебном заседании по делу о крещении князя Владимира Святославовича будет выступать современный российский историк Сахаров А.Н.



Справка: Андре́й Никола́евич Са́харов (род. 2 июня 1930) – советский и российский историк, доктор исторических наук, член-корреспондент РАН (1991). Директор Института российской истории РАН (1993-2010).

Входит в состав Комиссии по противодействию фальсификации истории в РФ!

И вот, что он написал в своей Главе I. "Русь изначальная". История России.

"Крещение Руси по византийскому обряду.

В конечном счете князь решил крестить Русь по византийскому обряду.

Для обращения Руси в христианство Владимир выбрал самый подходящий момент.

Шел 987 г., Византия потерпела ряд поражений в войне с Болгарией, внутри империи начались мятежи, императорский трон зашатался. Именно в это время Владимир повел переговоры с Византией о крещении Руси.

Греки рассматривали крещение других народов при помощи своих церковников как средство оказывать влияние на них. Появление в иной стране греческого епископа или митрополита еще более усиливало это влияние.

Но теперь империя искала спасения, и Владимир пообещал прислать на помощь Константинополю русское войско.

За это он потребовал крестить Русь без ущемления ее независимости. Более того, просил византийского императора отдать ему в жены свою сестру, принцессу Анну, что должно было возвысить авторитет великого князя и его государства.

Греки приняли все условия. В Византию для подавления мятежа отправился русский отряд.

Но когда опасность миновала, греки стали затягивать выполнение главного условия договора – о браке Анны и Владимира.

В этот критический момент Владимир действовал решительно: в 988 г. русская рать осадила центр византийских владений в Крыму – Херсонес.

Через несколько месяцев с крепостных стен в стан Владимира была пущена стрела с прикрепленной к ней запиской.

В записке по поручению херсонесского священнослужителя Анастаса сообщалось, что для взятия города необходимо перекрыть водопровод, который находился за городскими стенами. Русские воины перекрыли его, и вскоре изнемогающие от жажды жители сдались на милость победителя.

Владимир пригрозил, что если Анна не прибудет в Херсонес, то он направит войско на Константинополь. Анна отказывалась ехать и плакала: Лучше мне умереть! Император уговорил ее отправиться в Херсонес во имя спасения Византии, и вскоре принцесса со свитой, священники с иконами и церковной утварью прибыли в город.

В завоеванном Херсонесе Владимир и принял крещение, тем самым подчеркнув свою силу и независимость акта крещения от воли Византии. Вместе с князем крестилась и часть дружины. По настоянию Владимира во главе Русской Церкви был поставлен его сторонник – Анастас.

Но это было лишь начало, предстояло крестить Киев и остальную Русь.

В жаркий июньский день 990 г. по приказу Владимира в Киеве опрокинули языческих идолов, а деревянную статую Перуна привязали к конским хвостам, проволокли по городу и сбросили в Днепр.

Язычники плакали, видя низвержение своего кумира.

На следующее утро Владимир приказал всем киевлянам явиться к реке, где над вошедшими в воду людьми греческие и херсонесские священники совершили обряд крещения".

И как сам видит читатель, Сахаров А.Н. из всех процитированных мною историков правильно описал события 987-989 годов.

Так он верно указал на заключение византийско-русского военного союза. Подтвердил отправку в Византию русских войск.

Но затем Сахаров отупил от истины и стал утверждать, что византийцы тянули время и не хотели решать вопрос с выдачей принцессы Анны за Владимира.

И это явилось непосредственной причиной похода Владимира на Херсонес.

В действительности Владимир давно крестился в Киеве (Василькове), а в Херсонесе состоялся только обряд бракосочетания с принцессой Анной. А захват Херсонеса это был только предлог для грабительского похода на богатый византийский город!

Который Владимир планировал по примеру ранее захваченной киевскими варягами г. Тмутаракани, закрепить за кем то, из своих многочисленных сыновей

Подводя итог мы можем сказать, что в заочном споре старых и новых российских историков победила со счетом 7 против 3 голосов, при одном воздержавшемся фальсифицированная версия "Косрунснкой легенды"о крещении князя Владимира Святославовича, содержащаяся в свою очередь в сфальсифицированной Кенигсбергской летописи.

На этом, я с вами уважаемый читатель прощаюсь.



Для продолжения работы мне нужно время чтобы собрать материал о дальнейшей истории Херсонеса Таврического.

И поэтому продолжение этой истории уже будет во второй книге. А ее интернет-версия начнет публиковаться примерно в начале 2013 года...

Конец 1 книги.










© 2007 - 2020, Народная правда
© 2007, УРА-Интернет – дизайн и программирование

Перепечатка материалов разрешена только со ссылкой на "Народную правду" и указанием автора. Использование фотоматериалов раздела "Фото" — только по согласованию с автором.
"Народная правда" не несет ответственности за содержание материалов, опубликованых авторами.

Техническая поддержка: techsupport@pravda.com.ua