Поиск по сайту:
Найти



Народные блоги

Добавить ленту статей сайта в свой iGoogle
Последние публикации

Херсонес Таврический – Корсунь – Севастополь ч.28


2
Рейтинг
2


Голосов "за"
3

Голосов "против"
1

Кенигсбергская летопись и ее тайны

Херсонес Таврический – Корсунь – Севастополь ч.28
ч. 28

Кенигсбергская летопись и ее тайны

В этой части уважаемый читатель, мы приступим к отдельному рассмотрению еще одной их российских летописей получивших в историографии наименование "Кенигсбергской" или как ее в России любят называть "Радзивиловской". И это нужно потому, что без ее рассмотрения, нам никогда не разобраться в российской истории!

А важна нам она в первую очередь тем, что по своей сути, есть тот основной "родник" или "колодец" а может и "болото" из которого историки в России непрерывно, начиная с 1758 года, черпают нужные им сведения. Из которых и была собрана, как детском конструкторе из кубиков, весь каркас официальной российской истории.

И тут нас вступивших на этот трудный путь, с самого начала ожидают много сенсаций.



Новогород-Ярославль

И первая из них, состоит в том, что такая "летопись" действительно существует и котируется в научном обороте.

А так же, что именно она была положена "новодельную истории России". Ту самую "историю России", а не Московского царства, что начали "писать", а вернее в очередной раз переписывать, уже начиная со времен императора Петра Первого.

Но, об этом факте ничего не пишется, ни в школьных, ни в вузовских учебниках, по истории.

А сами сведения о том, что данные изложенные в этой летописи были положены в фундамент российской истории, составляет как бы одну из важнейших имперских тайн. Как бы она не называлась и в какие одежки не рядилась: Российская империя, СССР или РФ!

Поэтому я вначале очень кратко сообщу читателю только некоторые фаты о Кенигсбергской летописи, а затем уже подробно расскажу об обстоятельствах ее обнаружения и дальнейшего использования для написания новой истории России.

Кенигсбергская летопись это исторический документ, созданный, по мнению официальных российских историков предположительно где-то в начале XIII века.

Текст летописи представляет собой все ту же приписываемую легендарному монаху Киево-Печерской лавры Нестору – "Повесть временных лет", но продолженную другими безвестными летописцами по годовыми записями до 1206 года.



Иногда эту летопись называют еще и "Раздивиловской" по имени виленского (польско-литовского) воеводы Януша Радзивилла, якобы ранее кратковременно владевшего ею в XVII веке.

Но, затем при неясных обстоятельств, летопись попала в немецкий город Кенигсберг, где этот список хранился в XVIII в., пока в ходе Семилетней войны не попал в Россию в качестве военного трофея в 1758 или 1761 году.

Для изучения, найденная Кенигсбергская летопись была направлена в вновь устроенную Петербургскую академию наук.

И тут, было чему, удивится ученным! Кенигсбергская летопись отличается от других российских летописей найденных в конце XVIII веке, тем, что она оформлена в стиле чем-то похожем на современные рисунки в журналах комиксов.

Вот примеры таких рисунков:

http://images.yandex.ua/yandsearch?text=%D1%80%D0%B0%D0%B4%D0%B7%D0%B8%D0%B2%D0%B8%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F%20%D0%BB%D0%B5%D1%82%D0%BE%D0%BF%D0%B8%D1%81%D1%8C&stype=image&lr=143&noreask=1

В ней имеется 617 полно страничных раскрашенных миниатюр и такого нет ни в одной дошедшей до нас российской летописи.

Но, и тут не обошлось без сенсаций! Ведь на ее страницах мир Древней Руси причудливым образом насыщен приметами совершенно чуждого ему западноевропейского мира!

Дело в том, что на многих рисунках событий пяти- или четырехвековой давности, выполненных в стиле византийской иконописи, можно видеть островерхие готические крыши зданий, европейские платья и головные уборы княгинь, западноевропейские воинские доспехи, мечи, щиты, арбалеты, пушки, герольдов в двуцветных костюмах и многое другое, чего никогда не было на Руси, и не только в XI-XII, но и во всех остальных веках.



К тому же есть и еще одна проблема!

Роскошно украшенная Кенигсбергская летопись, представлявшая по тем временам целое состояние, оказывается, не закончена!!!

У нее нет "выходной" миниатюры, открывающей книгу, нет обязательной заставки, для которой было оставлено место, заглавие написано небрежно, более чем на половине листов рукописи отсутствуют киноварные инициалы, да и сама летопись словно обрывается на полуслове, не имея обязательного в таких случаях заключительного колофона – послесловия, в котором сообщалось бы, где, когда, кем и по чьему заказу написана данная книга!

Историки попытались так же выяснить собственную хронологию самой Кенигсбергской летописи.

И тогда оказалось, что филиграни ("водяные знаки") на 251 листе летописи свидетельствуют, что вся бумага была изготовлена между 1486 и 1495 годами в Польше.!

Однако летопись занимает только 245 листов, тогда как 6 последних, отличающихся от остальных своей фактурой, содержанием и почерком, были присоединены к летописи позднее!


Вторая сенсация заключается в том, что впервые Кенигсбергская летопись была переведенное на русский язык вообще и издана как научное издание, только лишь в 1989 году!

До этого рукопись хотя и имела издание 1797 г. но и оно было сделано на немецком языке и издано опять же в Германии!

По поводу истории самой летописи (в смысле от ее создания до попадания в Петербург) то следи историков бытует вот такая версия:

"Характер приписок на полях летописи показывает, что рукопись была создана в городской среде, в которой пользовались одобрением вечевые порядки старинных русских городов, их свободы и привилегии. Более поздние записи конца XVI – начала XVII в. на старобелорусском языке свидетельствуют о том, что рукопись в то время принадлежала представителям мелкой шляхты, жителям Гродненского повета.

В конце рукописи есть запись, что летопись была подарена Станиславом Зеновевичем князю Янушу Радзивиллу.

Следовательно, около середины XVII в. летопись от мелких держателей перешла во владение высшей прослойки белорусской знати.

Через посредство князя Богуслава Радзивилла, имевшего тесные родственные связи с прусскими магнатами, летопись в 1671 г. поступила в Кенигсбергскую библиотеку.

Здесь с ней в 1715 г. ознакомился Петр I и приказал снять с нее копию (ныне: БАН, 31.7.22).

В 1761 г., когда русские войска заняли Кенигсберг, летопись была взята из Кенигсбергской библиотеки и передана в Библиотеку Академии наук в Петербурге.

В настоящее время Кенигсбергская (Радзивиловская) летопись хранится в Библиотеке Российской Академии наук в Санкт-Петербурге под шифром 34.5.30. Рукопись в 1°томе на 251 + III листах. "Судя по бумаге, время написания Радзивиловского списка должно быть, отнесено с наибольшей вероятностью к последнему десятилетию XV века", ., а листы от переплета, т. е. листы, являющиеся частью переплета, а не самой рукописи, – ВОСЕМНАДЦАТЫМ веком!"

Ну, а теперь прейдемте к истории обнаружения Кенигсбергской летописи и ее исследования независимыми историками.

Под которыми я в первую очередь понимаю тех, чьи работы не финансируется из государственного бюджета РФ и кто имеет мужество высказать альтернативную точку зрения!

Дальнейший текст написан автором под сильным влиянием книги А. Фоменко "Империя".

Тем из вас, кто ее не читал, рекомендую непременно скачать с сайта www. erLib.com!

Сама вышеназванная книга затрагивает глобально-глубинные пласты российской истории. И я бы назвал ее "атомной бомбой" типа хиросимской, подложенной под фальсифицированную историю России.

И вы уважаемый читатель есть прочтете ее сами, надеюсь согласитесь с моим мнением и не обвините меня огульно в русофобии.

Но мы с вами будем заниматься в отличие от А. Фоменко, не всей историей России, а только тем, что связано с Кенигсбергской летописью.

И при чтении вышеназванной книги, дополненном в целях перепроверки фактов изложенных авторами книги "Империя" материалами из других источников у меня сложилась вот такая парадоксальная картина, корой я и хочу поделиться с вами.

В 1613 году к власти в Московском царстве пришла новая царская династия Романовых.

Страну новые цари приняли разоренной и разграбленной.

Везде царил бардак и неразбериха. Российский историк В. Ключевский при написании своих работ много времени провел в архивах и пришел к вот таким поразительным-с выводам о состоянии русских архивов, при первых Романовых.

Оказывается, в XVII веке, при царе Алексее Михайловиче в Москве по царскому запросу не могли найти источников по истории Руси ни в царской, ни в патриаршей библиотеках!

В XVIII веке, когда немецкий историк Миллер, состоявший на русской службе получил заказ на написание русской истории, он также не смог найти источников по истории Руси в столицах и поэтому был вынужден, якобы, отправиться в путешествие по провинциям!

А известно ли Вам уважаемый читатель простая истина, что все основоположники российской истории были исключительно иностранцы?

Вам, что ни будь говорят фамилии: Шлецер, Миллер, Байер?

Мне могут возразить, что я забыл про старика Татищева В.Н.?

Нет, не забыл Все дело в том, что при жизни он никакой истории "России" не издал. А изданная после его смерти книга, вышла испод пера все того же немца Миллера!

И поскольку пришла пора представить наших главных героев – основных фальсификаторов российской истории то и разрешите мне, как говорится, огласить всь список:



Шлецер Август Людвиг (1735 – 1800) – немецкий историк, филолог; на русской службе с 1761 по 1767 годы. С 1769 года – иностранный почетный член Петербургской Академии Наук (поскольку вернулся в Германию в 1768 году).

Он был первым, кто стал заниматься изучением подлинника нашей старейшей Радзивиловской летописи, то есть знаменитой "Повести временных лет".



Миллер Герард Фридрих (1705 – 1783) – немецкий историк. В России – с 1725 года. "Собрал коллекцию копий (а куда делись оригиналы? – авт.) документов по русской истории (так называемые портфели Миллера) ".



Байер Готлиб Зигфрид (1694 – 1738) – немецкий историк, филолог, член Петербургской академии в 1725...1738, "основоположник антинаучной норманнской теории".

А, кроме того, оказывается, что современная версия русской истории была, как ни странно, выдвинута исключительно иностранцами.

Ну а теперь поговорим о самой КОНЦЕПЦИИ и как она связана с Кенигсбергской летописью!

Но тут сразу необходимо сделать и важное отступление и рассказать вам уважаемый читатель о герое своего времени Скалигере Иосифе Юстусе (1540-1609) чьи деяния оказывают влияние и на нашу с вами нынешнюю жизнь!



Иосиф Юстус Скалигер, (1540-1609) – европейский гуманист-филолог, историк и воин, итальянец по происхождению, француз по рождению, голландец по месту проживания в наиболее плодотворные годы, один из основателей традиционной исторической хронологии, издатель и комментатор античных текстов. Сын Юлия Цезаря Скалигера.

Скалигер родился 5 августа 1540 г. в аквитанском городе Ажене. Он был третьим сыном ученого-гуманиста Юлия Цезаря Скалигера.

С 12 лет Иосиф учился в коллеже Гиени в Бордо. После смерти отца в 1558 г. отправился в Париж. Четыре года учился в Сорбонне. В результате молодой Скалигер в совершенстве овладел не только латынью и древнегреческим, но также еврейским и арабским языками.

Энциклопедическое владение доступными в то время источниками создали Скалигеру славу крупнейшего филолога. Его комментарии (1573) к трактату М. Т. Варрона "De lingua Latina" и лексикографическому труду римского грамматика С. П. Феста (1575) открыли учёному миру архаическую латынь.

В 1560-х годах Иосиф Скалигер совершил путешествие по Италии, затем – по Англии и Шотландии. Во время поездки, в 1562 году, он становится кальвинистом. Иосиф Скалигер принимал участие в религиозной войне своего времени: как учёный филолог он разоблачал подложность ряда папских документов, как солдат – сражался в рядах гугенотов.

После Варфоломеевской ночи Иосиф Скалигер бежит в Швейцарию и становится профессором в Женевской академии.

В 1593 г. Иосиф Скалигер отправляется в Нидерланды. Остаток жизни он проводит в университете Wikipedia:ru:Лейдена, и своей деятельностью способствует расцвету филологии в Нидерландах.

Скалигер скончался 21 января 1609 г. в Лейдене, Голландия. В честь него назван один из институтов Лейденского Университета. Энциклопедический словарь Граната, каждому тому предпосылает слова Скалигера:

"Lexicographis secundus post Herculem labor" смысл, которого можно вольно перевести как "второй после Герулеса" или "Геркулес от филологии"!

Одна из заслуг Иосифа Скалигера – создание традиционной научной хронологии.

Его познания в языках и истории многих народов, в математике, астрономии, астрологии и теологии проявились в его "Исправлении хронологии" ("De emendatione temporum", 1583), дополнения и поправки к которому Иосиф Скалигер опубликовал в "Сокровищнице времен" ("Thesaurus temporum", Лейден, 1606; Амстердам, 1629).

Здесь он определил системы исчисления времени, применявшиеся у разных народов (включая Восточную Азию и мексиканцев), и привёл их в соответствие друг с другом.

До Скалигера господствовали лишь средневековые способы летосчисления по церковному календарю, крайне недостаточные для исторической науки, а почти вся хронология имела узкослужебное назначение – определять дни церковных праздников: глобальная мировая хронология в те времена ещё не существовала.

В основу своей версии хронологии Иосиф Скалигер положил восстановленные им самим хронологические сочинения Евсевия, его предшественника Юлия Африканского и его продолжателей Иеронима и Идация.

А немецкие историки Шлецер, Миллер и Байер как раз и были апологетами исторической хронологии предложенной вышеупомянутым Скалигером и принятой в европейской науке.

И именно ими впервые было проведено ПЕРЕФОРМАТИРОВАНИЕ РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ доселе основывавшейся на церковных календарях для приведения ее в соответствие с подлинной хронологией мировой истории!

Теперь, зная много то том кому российскими императорами, начиная с Петра Первого, было поручено написание истории Российской империи и какими концепциями и методами эти немецкие ученные руководствовались, мы можем с вами снова углубится в историю Кенигсбергской летописи.

И тут сразу надо сказать, что хотя в исторической науке именно Кенигсбергская летопись считается древнейшей, но датируется ее изготовление только самым началом XVIII века.

Впервые в России о Кенигсбергской летописи с картинками (миниатюрами) узнали только в 1711 году, когда царь Петр снова проездом побывал в королевской библиотеке города Кенигсберга.

Ему понравились картинки, и он заказал изготовить копию с летописи для своей личной библиотеки.

Копия была сделана и прислана Петру в том же 1711 году! Где она потом из библиотеки делась, российские историки умалчивают.

Затем, в 1758 году, во время Семилетней войны с Пруссией в 1763 году Кенигсберг оказался в руках русских и по обычаю город был разграблен. Тогда Кенигсбергская рукопись и была, как военный трофей направлена в числе других изъятых в Пруссии книг в Россию и передана в библиотеку Академии Наук, где и хранится в настоящее время.

"После поступления подлинника в Библиотеку АН...его изучением занялся немецкий историк А.Шлецер.

Он подготовил ее издание, которое и вышло в его немецком переводе и с его разъяснениями в Геттингене в 1802...1809 годах.

Затем, - "подлинник Кенигсберской летописи оказался в личном пользовании тайного советника Н. М. Муравьева...

В 1814 году уже после смерти Муравьева рукопись находилась у известного археографа директора Императорской Публичной библиотеки А. Н. Оленина."

Каким образом рукопись все-таки вновь вернулась в библиотеку Академии Наук, история тоже умалчивает.

И в связи с этим А. Фоменко ставит пред нами и важный вопрос:

"А что делали с этой рукописью, пока она находилась в частных руках?

Чтобы читатель понял ответ, на поставленный вопрос, я вначале расскажу о том, что историки выявили при выяснении вопроса о датировке Кенигсбергской летописи.

А историки как я уже писал выше, датируют основной список "Повести временных лет", -содержащейся в Кенигсбергской летописи, – последним десятилетием XV века, а листы от переплета, то есть, листы, являющиеся частью переплета, а не частью самой рукописи, – восемнадцатым веком.

Но, А. Фоменко в своем исследовании пошел дальше и вот что он по поводу своих находок он нам сообщает:

"Однако наш анализ рукописи показывает, что этот список в действительности относится не к XV, а к концу XVIII века.

Начнем с того, что нумерация листов рукописи идет сначала латинскими буквами. Три листа, считая от переплета, пронумерованы буквами "a", "b" "c". А потом, – то есть остальной текст, – арабскими цифрами. Эта нумерация проставлена в правом верхнем углу каждого листах

Таким образом, рукопись пронумерована вполне естественным для XVIII века способом.

Но такая арабская нумерация выглядела бы крайне странно для летописи, составленной на Руси в XV веке. Ведь до середины XVII века в русских рукописях и книгах употребляли, как известно, исключительно церковно-славянскую нумерацию.

Историки предлагают считать, что первоначальная, – самая древняя, якобы, XV века, – нумерация была проставлена церковно-славянскими буквами-цифрами. И якобы, только через пару сотен лет на рукописи проставили другую нумерацию – арабскими цифрами.

Однако такое предположение вызывает сразу недоуменные вопросы.

Оказывается, еще А. А. Шахматов установил, что "нумерация церковно-славянскими цифрами была сделана после утраты из летописи двух листов... Кроме того нумерация производилась, после того, как листы в конце рукописи были перепутаны. В соответствии с текстом после листа 236 должны следовать листы 239...243, 237, 238, 244 и следующие"

Причем, как читатель может убедиться лично по фотокопии рукописи этой путаницы листов (после листа 236) не замечают обе нумерации – ни церковно-славянская, ни арабская.

Таким образом, церковно-славянская и арабская нумерации были проставлены уже после того, как рукопись была окончательно переплетена.

Но тогда – вопрос. А когда же был изготовлен сам переплет?

И тут мы с удивлением вспоминаем, что листы от переплета самим историками датируются по филиграням восемнадцатым веком.

Отсюда следует, что имеющиеся сегодня в рукописи и церковно-славянская нумерация, и арабская были в действительности проставлены не ранее XVIII века.

Но ведь достоверные известия об этой рукописи начинаются именно с XVIII века, когда ее показали Петру и он приказал изготовить копию в 1711 году. См. выше.

Тот факт, что церковно-славянская нумерация, как и арабская, появились лишь после переплета книги в XVIII веке, заставляет заподозрить даже, что настоящая нумерация – была арабской. А имеющаяся церковно-славянская была проставлена лишь с целью "доказать древность" рукописи.

Так уважаемый читатель, мы, следуя за академиком А. Фоменко подошли к вопросу о подложности Кенигсбергской летописи.

Вернее не всей летописи, а о сфальсифицированных в 18 веке ее ключевых положениях, для обосновании принятой в то время в Российской империи ""нормандской теории" образовании русского государства.

И вот доказательства подлогов Кенигсбергской летописи, собранные (выявленные) А. Фоменко:

"...

1. Обратимся к описанию рукописи.

Мы читаем: "Рукопись состоит из 32 тетрадей, из которых 28 по 8 листов, две по 6 (листы 1...6 и 242...247), одна 10 листов (листы 232...241) и одна 4 листа (листы 248...251) " [89], c.4.

Это, на первый взгляд, точное, академическое описание рукописи вроде бы призвано дать полное представление о разбиении рукописи на тетради. По нему должно быть ясно – какие листы рукописи являются парными, то есть составляют ОДИН разворот тетради, то есть единый кусок бумаги.

Несколько вложенных друг в друга разворотов составляют тетрадь. А стопка тетрадей составляет книгу. Как правило, во всех тетрадях – одинаковое количество разворотов. В данном случае стандартным числом является 4 разворота, то есть 8 листов. Изучив структуру тетрадей Радзивиловской летописи, А. А.Шахматов пишет: "Ясно, что в тетради было по восемь листов" [130], с.4.

Но как мы уже видели, в результате ошибки при сшивании рукописи, некоторые развороты попали из одной тетради в другую. В результате, в конце рукописи есть тетради и по 4, и по 6, и по 10 листов.

А вот первая тетрадь рукописи стоит особняком. Хотя она состоит не из 8, а только из 6 листов – то есть является вроде бы уменьшенной, – но рядом с ней нет увеличенных тетрадей. После этой первой 6-листовой тетради, на протяжении почти всей книги идут стандартные 8-листовые тетради.

2. Обратим внимание на странное обстоятельство. Согласно академическому описанию, рукопись состоит из тетрадей, в каждой из которых четное число листов: 4, 6 или 10. См. выше.

Следовательно, общее число листов в Радзивиловской рукописи должно быть четным.

Но номер первого листа – 1, а номер последнего листа – 251. В арабской нумерации, не имеющей пробелов и сбоев. Таким образом, в книге нечетное число листов. То, что это действительно так, легко убедиться и по фотокопии рукописи [123].

Что это значит?

Это означает, что в одной из тетрадей содержится – вложен, или подклеен, – один непарный лист.

Может быть, попавший туда позже. А может быть и наоборот – один из листов был утрачен, а его парный сохранился. Но в последнем случае на месте утраченного листа должен обнаружиться смысловой разрыв в тексте. Такого разрыва может не быть лишь в том случае, когда утрачен первый или последний лист книги. Например, лист с оглавлением или предисловием.

Предварительные выводы А. Фоменко:

"Итак, мы видим, что в Радзивиловской рукописи имеются какие-то дополнения или утраты. Но почему об этом прямо не сказано в ее академическом описании? В чем дело?

Академическое описание тетрадей Радзивиловской рукописи хранит странное молчание о том, в каком именно месте рукописи появляется этот непарный лист.

И вообще – один ли он или их больше? Строго говоря, таких листов может быть произвольное нечетное количество – неясно какое.

Отметим, что из-за этой недоговоренности, ученое описание тетрадей Радзивиловской рукописи теряет практический смысл.

Ведь, как нетрудно понять, от положения непарного листа существенно зависит – каким образом, распределены другие листы по парам-разворотам. Становится неясно, на какие номера листов приходятся границы между тетрадями в рукописи и т.д. Если описание тетрадей рукописи не может дать ответа на такие вопросы, то зачем это описание вообще нужно?

Попробуем разобраться – где же в рукописи находится это таинственное место с непарным листом. И что же там написано? Уже сама странная недосказанность академического описания подогревает наш интерес к этому вопросу.

Простой расчет показывает, что непарный лист находится где-то в первой или второй тетради.

В самом деле.

Нам говорят, что первая тетрадь состоит из 6 листов, затем идут 28 тетрадей по 8 листов, затем – 30-я тетрадь в 10 листов и так далее. При этом отмечено, что номер 1-го листа 10-листовой тетради – 232. Следовательно, в первых 29 тетрадях находится 231 лист. Это нечетное количество. Следовательно, непарный лист расположен где-то в первых 29 тетрадях.

Тетради с 3-й по 28-ю подозрений не вызывают. Они все 8-листовые, то есть полные, и в хорошем состоянии. Судя по фотографиям в [123], все развороты в них целые, то есть не распавшиеся на два отдельных листа.

Что же касается первой и второй тетрадей, то здесь картина совсем другая.

Почти все развороты первых двух тетрадей – распавшиеся на два листа, то есть, разорваны пополам. Поэтому именно эта часть рукописи вызывает особые подозрения.

Можно ли утверждать, что именно здесь находится непарный лист? Оказывается – можно.

Помогает то, что в рукописи, к счастью, сохранились остатки старой нумерации тетрадей, а не только листов. Поясним: в старых книгах часто нумеровали не только листы, но и тетради. На первом листе каждой новой тетради ставили ее номер.

А. А.Шахматов пишет: "Сохранился старинный счет тетрадей, но большая часть отметок, сделанных церковно-славянскими цифрами на нижних полях, срезана при переплете рукописи. Первая сохранившаяся пометка 5 (церковно-славянское "е" – авт.) приходится на 32 лист (а по церковно-славянской нумерации – 33-й – авт.), вторая 9 (церковно-славянская "фита" – авт.) – на 64-ой (65-й по церковно-славянской нумерации – авт.) и так далее. Ясно, что в тетради было по 8 листов" [130], с.4.

Итак, 33-й лист по церковно-славянской нумерации – это начало 5-й тетради. Лист 65 по церковно-славянской нумерации – это 1-й лист 9-й тетради. И так далее. Отсюда следует, что во всех тетрадях, включая первую, было когда-то по 8 листов и таким образом последний лист каждой тетради имел церковно-славянский номер, кратный восьми.

Обратимся к рукописи.

Листа с церковно-славянским номером 8 в рукописи просто нет. Лист с церковно-славянским номером 16 есть. Однако, он является по счету пятнадцатым листом в рукописи. Но он должен являться последним листом 2-й тетради, то есть шестнадцатым.

Следовательно, в первых двух тетрадях недостает одного листа.

Если верить академическому описанию, то в первой тетради содержится ровно 6 листов, и получается, что в ней не хватает двух листов. Но, как мы видели, в совокупности первой и второй тетрадей не хватает одного листа. Означает ли это, что два листа были утрачены и один вставлен? Может быть. В любом случае, мы нашли место рукописи, в котором есть явные следы каких-то переделок. Это – первая или вторая тетрадь.

Посмотрим на рукопись.

На рис.1 мы показываем состояние арабской и церковно-славянской нумераций в первых двух тетрадях рукописи. В первой строке показана арабская нумерация, во второй строке – церковно-славянская, в третьей строке – следы потертости или исправлений церковно-славянской нумерации. Если арабского или церковно-славянского номера на данном листе нет, то в соответствующей клетке мы пишем "нет".

Самое поразительное обстоятельство, которое вскрывается при внимательном изучении церковно-славянских цифр первых двух тетрадей, состоит в том, что номера трех листов: 10-го, 11-го и 12-го по церковно-славянской нумерации, очевидно, кем-то исправлены. А именно, номера увеличены на единицу. Прежние их церковно-славянские номера были 9, 10 и 11.

Особенно ярко это видно по листу с церковно-славянским номером 12. Чтобы изобразить по-церковнославянски "двенадцать", нужно написать "вi". Но на соответствующем листе рукописи сначала было написано "аi", то есть "одиннадцать".

Кто-то приписал две черточки к церковно-славянскому "а", после чего оно стало похоже на "в". Это исправление – настолько грубое, что его трудно не заметить. См. [123] и рис.1.

Церковно-славянский номер "десять", то есть "i", очевидно был "изготовлен" из бывшего здесь церковно-славянского номера "девять" – "фита". У "фиты" просто подтерли правый бок. Но явные следы пересекающей ее горизонтальной черты остались.

С переправкой церковно-славянского номера "десять" на "одиннадцать" никаких трудностей не было. Для этого достаточно было дописать букву-цифру "а"". Поэтому на листе "одиннадцать" церковно-славянский номер выглядит аккуратно.

Мы видим, что церковно-славянские номера на трех листах были кем-то сдвинуты вперед на единицу. Освобождая, тем самым, место для церковно-славянского номера "девять".

На это место был вставлен лист. К нему мы вернемся чуть позже.

При таком сдвиге номеров должно было получиться два листа с церковно-славянским номером 12 – "родным" и переправленным из 11. Но в рукописи остался только лист с переправленным номером. "Лишний" лист с "родным" церковно-славянским номером "двенадцать" был, по-видимому, просто вырван. На его месте возник смысловой разрыв в тексте.

В самом деле, лист с церковно-славянским номером "тринадцать" начинается с киноварной – красной буквы нового предложения. А на предыдущем листе, – после переправки трех церковно-славянских номеров, – "двенадцатом", а на самом деле "одиннадцатом", предложение не закончено, оборвано.

Конечно, человек, вырвавший лист, старался, чтобы смысловой разрыв получился как можно слабее. Но добиться того, чтобы этот разрыв был совсем незаметен, он не смог.

Поэтому современные комментаторы справедливо указывают на это странное место и вынуждены писать, что в начале тринадцатого листа киноварная буква вписана по ошибке.

"В рукописи... ошибочно вписан инициал". См. [89], с.18, комментарий к началу листа с арабским номером 12, то есть листа с церковно-славянским номером 13.

Задержимся на этом месте. Для начала поясним для читателя, который сейчас захочет сам посмотреть на фотокопию [123], что в Радзивиловской рукописи "точка" означает современную запятую. А современная точка, то есть – конец предложения, изображается, – в подавляющем большинстве случаев, – тремя точками в виде треугольничка.

Кроме того, начало каждого нового предложения отмечается красной – киноварной буквой.

Посмотрим на страницу с арабским номером 11, где церковно-славянский номер был кем-то переправлен на 12.

Текст в конце этой страницы, после которой идет обсуждаемый сейчас разрыв смысла, обрывается словами: "Леон царствова, сын Васильев, иже Лев прозвася, и брат его Александр, иже царствоваста..." [89], с.18 и [123], лист с арабским номером 11, оборот. Далее стоит запятая.

Следующий после разрыва арабский лист 12 (= церковно-славянский 13) начинается с перечисления дат: "В лето такое-то, в лето такое-то...".

Видимо, фальсификатору это место показалось удобным для стыковки. Он решил что слово "царстоваста..." может быть состыковано с началом церковно-славянского 13-го листа, где стоит "В лето такое-то". Получилось "царствоваста лет столько-то" – то есть осмысленное предложение.

Но для этого пришлось заявить, что первое киноварное "В" вписано по ошибке. И, вероятно, подтереть какие-то места в тексте. Только такой ценой получалось осмысленное предложение: "царствоваста лет столько-то".

Таким образом, хоть и с грехом пополам, но разорванный смысл удалось связать.

Тем более что фальсификатору не очень важно было – какой именно лист вырывать. Единственное требование к вырываемому листу было минимальное нарушение смыслового потока текста. Поэтому он и вырвал именно этот лист.

Главной же целью подлога было освобождение места для листа с церковно-славянским номером 9. Церковно-славянский номер на прежнем листе 9 был переправлен на церковно-славянское 10. Так освободили место. См. выше.

Итак, мы, по-видимому, нашли место в рукописи, куда был кем-то добавлен лист. Это – лист с церковно-славянским номером 9 и арабским номером 8.

Отметим, что даже при беглом перелистывании рукописи, этот лист сразу бросается в глаза. Его углы наиболее изодраны. Он совершенно явно является отдельным листом, то есть – не частью целого разворота. См. рис.2.

А теперь прочтем его. Что же на нем написано? Зачем кто-то вклеил его? И стоило ли так долго о нем говорить?

А изложено на нем ни много, ни мало, как знаменитое призвание варягов на Русь. То есть – основа знаменитой норманнской теории.

По сути дела именно вокруг этого листа и ломали копья западники и славянофилы на протяжении всего XIX века. Если же убрать этот лист из рукописи, то норманнская теория полностью рассыпается.

Рюрик становится просто первым Русским князем. Причем, – Ростовским.

Только здесь, – на этом вставленном листе – упоминается Ладога, то есть Ладожское озеро, услужливо указывающее на местоположение первой столицы Рюрика, якобы где-то в Псковской области, на современных Новгородских болотах.

А, убрав этот лист, мы увидим чисто Волжскую географию Рюрика и его братьев: Белоозеро, Ростов, Новгород – он же Ярославль. Никаких следов Псковской области.



Выводы.


Вклеив лист с церковно-славянским номером 9, то есть с арабским номером 8, фальсификатор обосновал сразу два фундаментальных подлога.

Подлог Первый: якобы призвание князей с Северо-запада. Потом его превратили в якобы современную Скандинавию. Это было сделано явно в угоду Романовской династии, которая и была северо-западного, псковского, литовского происхождения.

Подлог Второй: великий Новгород, якобы, был расположен в Псковской области, у Ладоги. Так, наконец, была обоснована" уже свершившаяся ранее политическая акция по фальшивому переносу исторического Великого Новгорода в Псковскую область. Так подвели "летописный фундамент" под отнятие имени Новгород у Ярославля.

И теперь мы начинаем понимать, почему академическое описание Радзивиловской рукописи хранит странное молчание – в какой именно тетради находится непарный лист.

На этом, серия подлогов выявленных А. Фоменко при исследовании Кенигсбергской летописи не заканчивается.

Он сообщает, что не известные лица, имевшие в Петербургской Академии наук доступ, к Кенигсбергской летописи вклеив один лист, заготовили место для второго, который вскоре "счастливо нашелся"!



Вот дословная версия А. Фоменко:


"На вклеенном листе с арабским номером 8 и с церковно-славянским 9, к одному из его ободранных углов приклеена любопытная записка.

Написана она, как смущенно объясняют нам, не то почерком конца XVIII века, примеч. "х-х", не то почерком XIX века,, том 2, с.22, не то почерком XX века, том 2, с.22.

А сказано в ней следующее: "...перед сим недостает целого листа", том 2, с.22.

Далее в записке дается ссылка на издание 1767 года, которое, напомним, "содержало, – как говорят сами историки, – множество пропусков, произвольных дополнений, подновлений текста и т.д.".

Итак, некий комментатор услужливо сообщает нам, что якобы здесь пропущен некий лист.

Берем Радзивиловскую рукопись и с интересом читаем текст.

Однако, как ни странно, никакого смыслового разрыва на этом месте мы не обнаруживаем.

Предыдущий лист заканчивается четкой точкой, изображаемой в рукописи тремя точками в виде треугольничка. Последнее предложение на этом листе полностью закончено.

Следующий лист начинается с заглавной – киноварной буквы. То есть, начинается новая мысль, которую вполне можно считать естественным продолжением предыдущей.

Судите сами. Вот конец листа и начало следующего.

...

Наидоша я козаре, седящая на горах сих, в лесах, и рекоша козаре: "Платите нам дань".

Здумавши же поляне и вдаша от дыма меч.

Болгаре же увидевше, не могоша стати противу, креститися просиша и покоритися греком.

Царь же крести князя их и боляры вся, и мир сотвори с болгары. [123], том 2, с.22...23.

Где, читатель, здесь разрыв смысла? Где тут пропущен лист?

Ничего этого на самом деле нет. Гладкий текст.


Тем не менее, чья-то рука указала, что здесь, якобы, пропущен лист. И этот лист стараниями Шлецера и его "научной" школы был найден.

С тех пор его содержание неизменно вставляют во все издания "Повести временных лет", кроме разве что фотокопии [123]. Вставлен он даже в академическое издание [89].

Что же на нем написано?

Написана на нем ни много, ни мало, вся глобальная хронология Древней Русской истории и ее связь с мировой хронологией. Поэтому с полным основанием этот "найденный потом лист" можно назвать хронологическим.

Вот что, в частности, здесь рассказано:

"В лето 6360, индикта 8, наченшу Михаилу царствовати, и нача прозыватися Русская земля. О сем бо уведахом, яко при сем цари приходиша Русь на Царьград, яко же пишет в летописании греческом (а кто пишет? – фантазии не хватило? – авт.),

ем же отселе и почнем, и числа положим, яко от Адама до потопа лет 2242, а от потопа до Авраама лет 1082; от Авраама до исхождения Моисеова лет 430; а исхождениа Моисеова до Давида лет 601; а от Давида и от начала царьства Соломоня и до пленениа Иарусолимова лет 448; а пленениа до Александра лет 318; в от Александра до Христова рождества лет 333; а от Христова рождества до Коньстянтина лет 318; от Костянтина же до Михаила сего лет 542, а перваго лета Михаила сего до перваго лета Олга, русскаго князя, лет 29; а от перваго лета Олгова, понеже седе в Киеве до 1 лета Игорева лет 31; а перваго лета Игорева до 1 лета Святославля лет 83; а перваго лета Святославля до 1 лета Ярополча лет 28;

Ярополк княжи лет 8; а Володимер княжи лет 37; а Ярослав княже лет 40; тем же от смерти Святославли до смерти Ярославле лет 85; а от смерти Ярославля до смерти Святополче лет 60..." [89], с.15.

Здесь изложена вся хронология Киевской Руси в ее связи с Византийской, Римской хронологией.

Если этот лист убрать, то русская хронология "Повести временных лет" повисает в воздухе и лишается привязки к всемирной скалигеровской истории. И открываются возможности для самых различных интерпретаций.

Фальсификаторы прекрасно понимали всю огромную важность этого якобы "утраченного" листа для построения хронологии русской истории. Поэтому с ним обошлись гораздо более аккуратно и внимательно, чем с "норманнским листом". Тот просто грубо вклеили, надеясь на Романовых. Пусть, дескать, сами разбираются, откуда пришел их Рюрик.

А с хронологией, как мы теперь понимаем, – дело куда более серьезное. Потому что тут уже идет речь о глобальной фальсификации истории. И не только русской. Видимо, в XVIII веке Шлецер и его коллеги это еще осознавали.

Тогда еще помнили – какой ценой была внедрена скалигеровская хронология и концепция истории. Еще понимали, что скалигеровская хронология – это всего лишь искусственная версия, силой внедренная в умы людей. Причем, в то время – еще только внедряемая.

Поэтому "хронологический лист" не торопились вклеить. Для него лишь заготовили будущее место.

Это сделали с помощью лукавой приписки на полях: "здесь утрачен лист". А затем, ради этого листа изготовили целую рукопись, то есть еще один "список" "Повести временных лет" – Московско-Академическая летопись.

В которой этот "утраченный лист" уже появился. Причем – не вклеенный. Никто уже не сможет сказать, что это "вставка".

А. Фоменко при изучении Кенигсбергской летописи были выявлены и другие подлоги. Вот к примру такие:

"Стоит обратить внимание на тот факт, что, по мнению самих историков, в некоторых миниатюрах Радзивиловской летописи центром-столицей указан Смоленск, том 2, с.300.

Вот один из примеров. На обороте 4 листа изображен "приход представителей славянских племен... с верховьев Волги, Двины и Днепра в их центр – город Смоленск (?) " [123], том 2, с.304.

Знак вопроса здесь поставлен самими историками, поскольку Смоленск в то время, по их мнению, никак не может быть столицей.

Ведь это – эпоха самого начала Киевской Руси. Еще Киев только основывают. А тут оказывается, уже есть готовая столица – Смоленск.

И это не единственная миниатюра, придающая Смоленску, по мнению историков, чересчур уж большое значение для того времени [123], том 2, с.300.

Но, никто не может объяснить этот факт!"

И в заключение я тоже хочу привести окончательный анализ, сделанный а. Фоменко по итогам его изучения Кенигсбергской летописи.

"Итак, по нашему мнению, история "древнейшей" Радзивиловской рукописи была приблизительно такова.

Ее изготовили в Кенигсберге в начале XVIII века, по-видимому, в связи с приездом туда Петра I и непосредственно перед этим приездом.

При этом была использована, в частности, какая-то подлинная смоленская, то есть Белорусская летопись XV-XVI веков. Но этот древний список подвергся значительной переделке, прежде чем войти в Радзивиловскую летопись.

Кенигсбергские "несторы" XVIII века придерживались в основном Романовской версии древнерусской истории, изложенной в официальном "Синопсисе" середины XVII века.

Целью их работы было создание (подделка) отсутствующего первоисточника – якобы подлинной древней летописи, подтверждающей романовскую версию русской истории.

Петр одобрил кенигсбергскую работу и с тех пор Радзивиловская летопись стала именоваться "древнейшей русской летописью". Первоисточник по русской истории, наконец, появился.

Но на этом работа по подведению "прочного научного фундамента" под придворную романовскую версию русской истории не закончилась. Для проведения этой работы "на уровне мировых стандартов" были приглашены из-за границы профессора-историки: Байер, Шлецер, Миллер и другие.

Выполняя данный им заказ, они написали "приглаженный" вариант романовской версии, отвечающий требованиям исторической науки того времени.

Таким образом, романовская версия из придворной превратилась в "научную".

По всей видимости, завершая свою работу, приезжие профессора добросовестно решили несколько "подправить" первоисточник. Кое-какие листы из Радзивиловской летописи вынули, кое-какие вставили.

Особое внимание, было обращено, естественно, на "хронологический" и на "норманский" листы. В свете их "научного" понимания русской истории эти листы пришлось, видимо, переписать заново или даже дописать.

Так сказать, навели последний глянец на изделие.

Но, по неуклюжести лаборантов-исполнителей в Радзивиловской рукописи остались следы переделки. Это могло вызвать лишние вопросы.

Поэтому пришлось долгое время держать оригинал рукописи подальше от любопытных глаз.

И только спустя более чем сто лет, Радзивиловскую летопись, наконец, опубликовали".

Вот уважаемый читатель. Вам была представлена альтернативная версия истории Кенигсбергской летописи.

С приведенными доводами А. Фоменко трудно не согласится, поскольку им приведены ряд исчерпывающих и подтверждающих друг друга доказательств поддельности Кенигсбергской летописи и доказана главная идея о изначальной фальсификации российской истории, в угоду правящей царской династии Романовых.

Достоверно оказано, что на основе Кенигсбергской летописи в 18 веке в Российской империи была разработана и введена в официальное употребление фальсифицированная версия древнерусской истории, путем привязки ее начала к появлению в районе Старой Ладоги безродного варяга Рюрика с шайкой нормандских морских разбойников. Которые якобы поселились в Новгороде.

Хотя в то время Новгород как населенный пункт не существовал, а Новгородом назывался в Древней Руси вначале нынешний город Ярославль, расположенный на реке Волге.

И воевода Олег с малолетним сыном Рюрика могли прийти в Киев только с Волги!

И в заключение этой части мне хочется сказать буквально два слова.

Первое что вот и верь после этого монахам Нестору или Лаврентию с их летописями!

А во-вторых, хотелось бы риторически обратиться к нынешним правителям России В.Путину и Д. Медведеву озадаченными ко всем российским бедам и насущным проблемам, еще и борьбой с фактами фальсификации российской истории.

И сказать:

"Не там ищите фальсификаторов ребята! Копать нужно в направлении указанном А. Фоменко, но тщательнее и главное глубже!"

(конец ч. 28)












© 2007 - 2020, Народная правда
© 2007, УРА-Интернет – дизайн и программирование

Перепечатка материалов разрешена только со ссылкой на "Народную правду" и указанием автора. Использование фотоматериалов раздела "Фото" — только по согласованию с автором.
"Народная правда" не несет ответственности за содержание материалов, опубликованых авторами.

Техническая поддержка: techsupport@pravda.com.ua