Поиск по сайту:
Найти



Народные блоги

Добавить ленту статей сайта в свой iGoogle
Последние публикации

Херсорнес Таврический – Корсунь Севастополь ч.20


3
Рейтинг
3


Голосов "за"
4

Голосов "против"
1

Правление кагана Вальдемара Святославовиче с 980 по 985 года

Херсорнес Таврический – Корсунь Севастополь ч.20
ч. 20

Правление кагана Вальдемара Святославовиче с 980 по 985 года

Ну, вот уважаемый читатель, мы переходим к самым сокровенным страницам биографии Владимира Святославовича и будем подобно современным прочим западным папарацци (а чем мы хуже) рыться и в белье и постели нашего героя, ибо он собственно большую часть своего времени, старался из нее и не вылезать.

В официальной российской истории, эта тема является запретной. Причем во все времена!

Что при царях и императорах Романовых, что при СССР, что при нынешнем царе Владимире Путине.

А когда через несколько столетий, после смерти Владимира, когда поднялся вопрос о его канонизации как "русского святого" сразу возникла и большая проблема.

Ибо, если правдиво озвучить его образ жизни, то надо было бы написать о его – "злоеб...сти", а если толерантно сказать тоже самое, то о "любвеобильности".

Потому как князь Владимир "Красное солнышко" говоря современным языком "трахал" все, буквально следуя русской пословице -"что шевелится" т.е. всех, кто из красивого женского пола ему попадался на глаза.

Причем, делал это без разбора чину, возраста и даже семейного положения! Чем накопил среди киевлян и немало кровных врагов.

Вот тог,да православным иерархам и за ними и подчиненным им летописцам, пришлось поломать голову, над проблемой, о том, как из серийного убийцы и сексуального маньяка-садиста слепить лик "главного русского святого"!- ведь титул "равноапостольного" -наименование святых, особо прославившихся проповедованием Евангелия и обращением народов в христианскую веру – обязывает!

В итоге был выработан вот такой компромиссный вариант и безвестный древнерусский летописец написал:

"Был же Владимир побежден похотью, и были у него жены: Рогнеда, которую поселил на Лыбеди, где ныне находится сельцо Предславино, от нее имел он четырех сыновей: Изяслава, Мстислава, Ярослава, Всеволода, и двух дочерей; от гречанки имел он Святополка, от чехини – Вышеслава, а еще от одной жены – Святослава и Мстислава, а от болгарыни – Бориса и Глеба, а наложниц было у него 300 в Вышгороде, 300 в Белгороде и 200 на Берестове, в сельце, которое называют сейчас Берестовое.

И был он ненасытен в блуде, приводя к себе замужних женщин и растляя девиц.

Был он такой же женолюбец, как и Соломон, ибо говорят, что у Соломона было 700 жен и 300 наложниц. Мудр он был, а в конце концов погиб, Этот же был невежда, а под конец обрел себе вечное спасение".

Про невежу, проще говоря "недоучку"-князя Владимира очень верно и хорошо сказано, но те из вас уважаемый читатели, что внимательно прочли ч. 19 этой работы еще надеюсь, помните, что современники Владимира достоверно знали о том, что он по матери иудей и поэтому так же правомерно его сравнили с царем Соломоном.

Вот и мы, последуем тем же путем, но будем действовать уже без всякой исторической цензуры.

И тут надо сразу сказать, что когда войска Владимира Святославовича захватили Киев и начали грабить город, сам Владимир отличился тем, что тут же изнасиловал беременную жену, убитого по его приказу, брата Ярополка.

Ту самую, глубоко несчастную и очевидно неоднократно подвергавшуюся сексуальному насилию женщину, о которой Карамзин писал, что "Ярополк оставил беременную супругу, прекрасную Монахиню Греческую, пленницу Святославову"
.

А одно из церковных "Житий "Владимира написано, что "Владимир взял за себя вдову его, пленницу греческую, уже беременную, и от сего нечестивого брака родился Святополк, бывший впоследствии убийцей братьев своих, трёх сыновей Владимировых, ибо Господь взыскивает иногда грех отцов на детях, для страшного примера и назидания".

То, что потом насилие было, прикрыто официальным браком сути вопроса о совершенном преступлении не меняло!

Но и современные историки не сидят, сложа руки.

И теперь уже доказано, что "слава" о "силе сладострастия" у Владимира Святославовича, быстро распространилась по свету. И это было зафиксировано в

документальной "Записке" путешественника Ахмеда Ибн Фадлана.



И вот описание того как был устроен княжеский двор при Владимире Святославовиче и чем он был занят, в то время как воевода Добрыня, фактически правил Гардарьикой – Русью.

"Один из обычаев царя русов тот, что вместе с ним в его очень высоком замке постоянно находятся четыреста мужей из числа богатырей, его сподвижников, причем находящиеся у него надежные люди из их числа умирают при его смерти и бывают, убиты из-за него.

С каждым из них [имеется] девушка, которая служит ему, моет ему голову, и приготовляет ему то, что он ест и пьет, и другая девушка, [которой] он пользуется как наложницей в присутствии царя.

Эти четыреста [мужей] сидят, а ночью спят у подножия его ложа.

А ложе его огромно и инкрустировано драгоценными самоцветами.

И с ним сидят на этом ложе сорок девушек для его постели. Иногда он пользуется как наложницей одной из них в присутствии своих сподвижников, о которых мы [выше] упомянули.

И этот поступок они не считают постыдным.

Он не спускается со своего ложа, так что если он захочет удовлетворить некую потребность, то удовлетворяет ее в таз, а если он захочет поехать верхом, то лошадь его подводится к ложу таким образом, что он садится на нее верхом с него, а если [он захочет] сойти [с лошади], то подводится его лошадь настолько [близко], чтобы он сошел со своей лошади на него.

И он не имеет никакого другого дела, кроме как сочетаться [с девушками], пить и предаваться развлечениям.

У него есть заместитель, который командует войсками, нападает на врагов и замещает его у его подданных". (Вот он наш Добрыня- автор)!



Сходный текст историки нашли и у персидского автора Амин Ахмеда Рази в его книге "Семь климатов", ок. 1593/4 г.:

"Царь их [русов] постоянно живет в замке, очень высоком и четыреста человек воинов постоянно находятся при нем и ночью спят у ног его ложа.

И с каждым из этих четырехсот человек есть девушка, так что каждый [из них], если имеет желание соединяется, пользуется [своей] девушкой в присутствии царя. У царя также есть четыреста девушек, которые являются его наложницами.

Трон [его] большой, увенчанный драгоценными самоцветами, сделан [так], что поверх этого трона [он] сидит с сорока любимицами и в их обществе проводит время.

И если у него вдруг появится желание и страсть, [он] сочетается с ними в присутствии [своих] сподвижников.

И это дело они не считают постыдным.

Царь их никогда не сходит ногами с высоты трона, а когда он сходит [с лошади], [он] снова этим же путем сходит наверх трона. И он не имеет никакого другого дела, кроме как сочетаться [с девушками], пить вино и предаваться развлечениям".

Теперь становится понятным и приводимые в летописи цифры в 800 наложниц.

Они были нужны как раз для обслуживания личной гвардии Владимира из числа 400 воинов!

У самого же Владимира было только 40 наложниц

Тут так же надо сказать, что и состав официальных жен: шведки Омелы, Рогнеды и безвестной "Гречанки" в 981 году пополнила, чешская княжна Малфрид.

А в 982 г. Владимир "женился" на хорватке Адель. Потом были еще 2 знатные представительницы княжеских родов из Чехии и Волжской Болгарии.

Итого, перед 988 годом у Владимира было семь официальных жен и 40 наложниц!

И все это поведения князя (кагана) Вальдемара легко пояснить, не только его природной склонностью к распутству, но и тем, что в его случае мы имеем попытку реализовать на практике идею скандинавской "Вал (ь) ха́ллы" на земле, а не набесах.

Справка: Вал (ь) ха́лла, Вал (ь) га́лла (др.-исл. Valhöll, прагерм. Walhall – "дворец павших") в германо-скандинавской мифологии – небесный чертог в Асгарде для павших в бою, рай для доблестных воинов.



Один правит Валгаллой. Он отбирает половину воинов, павших в бою, а валькирии доставляют их в чертог.

Другая половина павших отправляется в Фолькванг (en:Fólkvangr "Людское поле") к богине Фрейе.

По легендам, Валгалла представляет собой гигантский зал с крышей из позолоченных щитов, которые подпираются копьями.

У этого зала 540 дверей и через каждую выйдут 800 воинов по зову бога Хэймдалла для последней битвы Рагнарок.

Воины, обитающие в Валгалле, зовутся эйнхерии. Каждый день с утра они облачаются в доспехи и сражаются насмерть, а после воскресают и садятся за общий стол пировать.

Едят они мясо вепря Сехримнира, которого забивают каждый день, и каждый день он воскресает.

Пьют же эйнхерии мёд, которым доится коза Хейдрун, стоящая в Валгалле и жующая листья Мирового Древа Иггдрасиль.

А ночью приходят прекрасные девы и ублажают воинов до утра.



Кстати идея создать образ Вальгалы на Земле, приходила в голову не только Владимиру, в современной в Германии сохранилась построенная своя "Вальгала". Советую всем заглянуть, туда перейдя вот по этой ссылке:

http://trvlworld.net/sights/884-valxalla-zal-slavy-nemeckoj-kultury-i-istorii.html

А возвращаясь к Вальдемару Святославовичу, скажу сразу, что он заведя у себя во дворце подобие Вальгалы, очевидно "играл", как в свое время царь Петр Первый, (со своими потешными полками), отождествляя при этом себя с самим ОДИНОМ.



Но, забава забавой, а и дети могут появиться и массово появлялись от таких забав!


И действительно при немалом числе наложниц, а такое положении было с 980 по 988 года, неизбежно должен был встать вопрос о детях, рождавшихся у этих девушек и их дальнейшей судьбе.

И тут, современные историки утверждают, что в условиях существовавшего у славян отцовского права, такие дети должны были рассматриваться либо в качестве "детей бога", как это засвидетельствовано у других народов, либо в качестве "детей Змея Горыныча", подобно тому, как "сынами Змея".

А чего? Очень удобно все списывать на Змея! А потом мы удивляемся, почему это в древнерусских былинах Змей Горыныч так любит похищать женщин?

Но, говоря о "детям Змея", историки утверждают, что такое их происхождение выделяло их из общей массы славянских подростков. А большая часть выживших в детстве "детей Змея" затем находила свою жизненную стезю, возвращаясь в дружину, образуя в ней категорию "детских" дружинников.

То есть у Владимира при его ближней дружине образовалось такой себе прообраз кадетского или суворовского училища!

Согласно предположению историка М. А. Дьяконова, "детские" по мере взросления образовывали категорию младших дружинников, стоявших по положению выше прочих "отроков" занятых на обслуживании войск князя.

По завершении периода обучения основам военного дела, перед такими юношами возникал выбор, либо возвратиться домой, жениться и стать домохозяином, либо остаться в княжеской дружине, но уже в ином, чем "отроки", статусе.

Таким образом, дружина и наложницы "царя русов" представляли собой уже сформировавшийся общественный институт, но получил он свою широкую и отчасти скандальную известность только при князе Владимире, из за его "любвеобильности".

Но, у князя, были и другие заботы.

И о них, нам сообщает византийский император Константин Багрянородный описывая Русь.

В своем труде он отметил и то, чем был занят собственно князь руссов, кроме пиров и развлечений.

И тут все происходит по простой житейской мудрости:

"Любовь приходит и уходит, а кушать хочется всегда",

поэтому и Владимир был вынужден покидать свой дворец и наложниц и заниматься "делами", которые сводились к военным походам или в мирное время только к очередной свадьбе или к полюдью.


Термин полюдье означал "кружение" и Константин Багрянородный видит в нем способ "кормления" (от глагола – кормить содержать князя и его дружины) "росов" в славянских землях.

Его краткий рассказ достаточно впечатляющ:

"Зимний же и суровый образ жизни тех самых росов таков.

Когда наступит ноябрь месяц, тотчас их архонты выходят со всеми росами из Киава и отправляются в полюдия, что именуется "кружением", а именно – в славинии вервианов, другувитов, кривичей, севериев и прочих славян, которые являются пактиотами росов.

Кормясь там, в течение всей зимы, они снова, начиная с апреля, когда растает лед на реке Днепр, возвращаются в Киав".

Согласно императору Константину, киевские князья в середине X в. имели два основных занятия: зимой – полюдье, летом – поход вниз по Днепру за добычей.

Косвенно такой расклад подтверждает автор Начального свода (около 1095 г.), ставя в пример своим современникам "древних князей":

"Тъи бо князи не збираху многа имъния, ни творимыхъ виръ, ни продаж въскладаху люди; но оже будяше правая вира, а ту возмя, дааше дружинъ на оружье. А дружина его кормяхуся, воюющее ины страны".

Но мы с вами должны иметь в виду читая древнерусские летописи, что летописец конца XI в. делал акценты в соответствии с представлениями своего времени, побуждая современных ему князей "кормиться" за счет соседних, а не своего народа.

Однако суть древних отношений он уловил верно: во время полюдья князь не столько собирал "дань", сколько являл себя народу, закрепляя, таким образом, свою связь с ним.

Некоторые современные исследователи в частности украинский историк А. В. Коптев склоняются к мысли, что и сам термин "русь", по поводу которого ведутся бесконечные споры, обозначал надплеменной дружинный слой, консолидировавшийся вокруг князя.

По определению Г. Ф. Ковалева, разделение труда в "полюдье" проявлялось в том, что термином "люди" обозначались те, кто платил дани, а термином "русь" – те, кто их собирал.

По данным Ибн Русте и Гардизи, русы, не занимались производительным трудом, а добывали все необходимое, совершая рейды в землю славян.

Но, кроме князя, его ближних дружинников, была и третья категория лиц находившихся на княжеском дворе и принимавших участие в управлении государством.

Это ВОЛХВЫ или ЗНАХАРИ.

Арабский географ Ибн Русте в книге "Дорогие ценности" (начало X в.) писал о русах:

"Есть у них знахари (табиб), из которых иные повелевают царем как будто они их начальники.

Случается, что они приказывают принести жертву творцу их тем, чем они пожелают: женщинами, мужчинами, лошадьми.

И если знахари приказывают, то не исполнить их приказания никак невозможно. Взяв человека или животное, знахарь накидывает ему на шею петлю, вешает жертву на бревно и ждет, пока она не задохнется, и говорит, что эта жертва богу".

Сходное место в труде персидского историка Гардизи "Краса повествований" (середина XI в.) дает несколько более пространное представление об отношениях жрецов с "царем русов":

"Есть у них знахари, власть которых распространяется и на их царей. И если знахарь возьмет мужчину или женщину, накинет им на шею веревку и повесит, пока те не погибнут, и говорит: "это указ царя", – то никто не говорит ему ни слова и не выражает недовольства".

Это явно выраженное у "русов" господство жречества, правящих от имени "царя", указывает на типичную, согласно Ж. Дюмезилю, тройственную индоевропейскую структуру – жрецы, воины, производители.

Иначе говоря, господство русов над славянами не было открытым насилием более сильного, а имело ритуальную природу.

"Разделение труда" между русами и славянами было типичным для предгосударственного периода – князь и дружина (русы) осуществляли ритуальную связь с окружающим миром (как космосом, так и соседними странами), "люди" (славяне) спокойно занимались хозяйством под их защитой от внешних (в том числе и потусторонних) сил.

А вот еще интересное свидетельство, касающегося возникновения в Гардарьике-Руси – религиозного культа поклонения Святовиту!

Кстати о Святовите! В Киеве недалеко от Софиевского собора очень давно стоит изваяние Святовиту! К которому как говорится не зарастает народная тропа.



И день его почитания припадает на 22-23 сентября, точно на Осеннее равноденствие.

Но если вы не успели на эти выходные, то никто вам не мешает пойти туда до конца сентября и принести Святовиту свои дары.



А вот и сам рассказ о том, как в Гардарьике – Руси появился сам культ Святовита.

"Адам Бременский (IV, 18) и Гельмольд (I, 2) рассказывают о руянах с острова Рюген почти теми же словами, что Ибн Русте и Гардизи о русах: "раны, называемые также руянами", - "самое сильное среди славян племя", единственное, которое имеет царя (rex). "Без их решения не может быть совершено ни одно общественное дело. Их боятся так по причине особого расположения к ним богов или, скорее, идолов, которых они окружают гораздо большим почетом, чем другие" славяне".

Выдающееся положение руян среди славян Гельмольд (I, 36; II, 12) объясняет тем, что в их земле находится храм бога Святовита, и поэтому "все другие славянские земли посылали сюда ежегодно приношения, почитая его богом богов".

При этом Гельмольд отмечает, что это почитание Святовита прочими славянами было не добровольным, а явилось следствием того, что руяне подчинили их силой: "Народы, которые они подчинили себе оружием, принуждаются ими к уплате дани их храму".

Иными словами, руяне, определяемые как "кровожадное племя", были самым сильным народом на побережье.

Казалось, власть военных предводителей должна была бы возрасти у них в особом размере по сравнению с другими славянами. Однако при этом, "одерживая победу, золото и серебро они относят в казну своего бога", довольствуясь лишь остальным. Гельмольд (I, 6; 36; II, 12) неоднократно подчеркивает, что руяне почитают жреца больше чем "царя".

Одно из таких утверждений также по смыслу перекликается со сравнением власти "царя" и "знахарей" у Ибн Русте и Гардизи:

"Царь же находится у них и меньшем по сравнению с жрецом почете.

Ибо тот тщательно разведывает ответы [божества] и толкует узнаваемое в гаданиях. Он зависит от указаний гадания, а царь и народ от его указаний.

Среди различных жертв, жрец имеет обыкновение приносить иногда в жертву и людей-христиан, уверяя, что такого рода кровь доставляет особенное наслаждение богам".

Даже не склоняясь к мнению тех исследователей, которые отождествляют древних русов и руян, трудно отрицать явное сходство положения обоих "племен" или общественных групп, в славянской среде.

По данным Константина Багрянородного, полюдья киевских князей около 944 г. охватывали круг земель по обоим берегам Днепра от Киева до Смоленска. Так что было, где всем сытно прокормится и пережить суровую зиму.

Впервые 8 лет своего правления, князь Владимир нашел еще одно направление, чтобы поспасть в российскую историю.

Он стал первым и последним реформатором славянского язычества!

Главным деянием в этой реформаторской деятельности, было воздвижение в Киеве нового, отдельного пантеон с идолами шести главных богов славянских народов (племен) (Перуна, Хорса, Даждьбога, Стрибога, Семаргла и Мокоши, без Велеса).

Саму ж идею создания такого центрального капища Владимир взял с варяжского капища, построенного на острове Рюген, когда совместно с другими варяжскими пиратами бороздил с 977 по 980 года водами Балтийского моря.

Все вы уважаемые читатели слышали об острове Рюгене, правда, под другим названием "остров Буян".

Но, то, что для Пушкина было сказкой, в действительности,для древних славян имело важное значение.

Именно на Острове Рюген находилось самый известный славянский культовый центр – городище Аркона.

Центральным местом святилища был храм бога Святовита.

Святилище располагалось на вершине мыса, главная площадь была защищена со стороны моря крутыми обрывами, а со стороны острова двойным полукольцом системы рвов и валов (вообще характерных для славянских святилищ).

Общей размер капища был приблизительно 300-350 метров.

В настоящее время мысовая часть острова, где и находился храм Святовита, размыта морем (общая длинна городища на данный момент составляет 160 метров).

Именно благодаря общеславянскому святилищу Аркона и оракулу, куда стекались дары со всех славянских земель, этот народ руяны обеспечил себе могущество и славу.

Вот и князь Владимир затеяв свою религиозную реформу, попытался создать новый языческий религиозный центр в Киеве!

Затем Владимир очевидно с подачи тех же волхвов вел и подобно скандинавам, практику человеческих жертвоприношений богам.

В связи с проведенной реформой в Киеве начались, и гонения на членов первой христианской общины.

И тут летопись доносит до нас факты гибели первых христиан, которым после 988 года быстро присвоили ранг "первых христианских мучеников на Руси" – варягов Фёдора и Иоанна".



Так же, для пополнения казны и выплаты жалования наемной варяжской дружине, именно главный воевода князя Владимира Добрыня, как на это правильно указал известный российский историк С. Соловьев, совершил ряд удачных военных походов.

В 981 году началась война с польским князем Мешко I за приграничную Червенскую Русь.

В 981-982 г.г. Добрыня совершил поход на вятичей, который закончился обложением данью.

В 983 году Добрыня покорил балто-литовское племя ятвягов и установил контроль над Судовией, что открывало путь к Балтике.

В 984г. Добрыня совершил поход на радимичей, чьи земли лежали между Киевом и Новгородскими землями. Покорение радимичей объединило северные и южные регионы Руси.

В 985 г. Добрыня воевал с "болгарами". Некоторые исследователи идентифицируют их с дунайскими болгарами, однако по "Памяти и похвале" противником Владимира были "серебряные", то есть волжские булгары.

В том же 985 г. Добрыня обложил данью Хазарию.

Далее идут события 988 года, и они снова возвращающие нас из Киева на главную стезю повествования – историю города Херсонеса Таврического, но о них будет рассказано уже в следующей части.

(конец ч.20)












© 2007 - 2020, Народная правда
© 2007, УРА-Интернет – дизайн и программирование

Перепечатка материалов разрешена только со ссылкой на "Народную правду" и указанием автора. Использование фотоматериалов раздела "Фото" — только по согласованию с автором.
"Народная правда" не несет ответственности за содержание материалов, опубликованых авторами.

Техническая поддержка: techsupport@pravda.com.ua