Поиск по сайту:
Найти



Народные блоги

Добавить ленту статей сайта в свой iGoogle
Последние публикации

Херсонес Таврический-Корсунь-Севастополь ч.17


2
Рейтинг
2


Голосов "за"
3

Голосов "против"
1

Заграничная "жизнь" новгородского князя Владимира Святославовича

Херсонес Таврический-Корсунь-Севастополь ч.17
ч. 17

Заграничная "жизнь" новгородского князя Владимира Святославовича

Итак, уважаемый читатель, мы продолжаем наш экскурс, в древнерусскую историю, хотя если говорить прямо, то ее можно было по праву назвать древнескандинавской, поскольку она в своем развитии в Гардарьике (Руси) как бы была ее новейшей историей.

И в этой части мы, попытаемся наверно впервые в российской историографии разобраться с вопросами: почему, с кем и куда убежал с Новгорода его законный князь Владимир Святославович?

И чтобы освежить свою и вашу память я вначале процитирую "Лаврентьевскую летопись":

"В лЂто 6485 [977].

Поиде Ярополкъ на Олга, брата своего, на Деревьску землю.

И изиде противу его Олегъ, и ополчистася. Ратившемася полкома, побЂди Ярополкъ Ольга.

ПобЂгъшю же Ольгу с вои своими въ градъ, рекомый Вручий, бяше чересъ гроблю мостъ ко вратомъ граднымъ, тЂснячеся, другъ друга пихаху въ гроблю.

И спехнуша Ольга с мосту в дебрь. Падаху людье мнози, и удавиша кони человЂци. И въшедъ Ярополкъ въ градъ Ольговъ, перея власть его, и посла искатъ брата своего; и искавъше его, не обрЂтоша.

И рече единъ деревлянинъ: "Азъ видЂхъ, яко вчера спехнуша с мосту".

И посла Ярополкъ искатъ брата, и влачиша трупье изъ гробли от утра и до полудне, и налЂзоша и Ольга высподи трупья, вынесоша и́, и положиша и́ на коврЂ.

И приде Ярополкъ, надъ немъ плакася, и рече Свеналду: "Вижь, сего ты еси хотЂлъ!".

И погребоша Ольга на мЂстЂ у города Вручога, и есть могила его и до сего дне у Вручего.

И прия власть его Ярополкъ. У Ярополка же жена грекини бЂ, и бяше была черницею; бЂ бо привелъ ю̀ отець его Святославъ, и вда ю̀ за Ярополка, красоты ради лица ея.

Слышав же се Володимъръ в НовЂгородЂ, яко Ярополкъ уби Ольга, убоявся бЂжа за море.

А Ярополкъ посадники своя посади в НовЂгородЂ, и бЂ володЂя единъ в Руси."

Исходя из вышеприведенных документальных свидетельств мы видим, что Владимир находился в Новгороде 7 лет.

С 970 по 977 года. И вместе с ним был его дядя он же уполномоченный еще князем Святославом новгородский воевода Добрыня. Кроме того князь Владимир успел уже и вступить в первый брак. И как пишет летопись... От "чехини" (по Татищеву – варяжки Оловы) имел родившегося в 977 году сына Вышеслав.

А наличие семьи, уже сильно осложнило сам процесс бегства с Новгорода. Жену и весь двор нужно было, где то вне досягаемости киевского князя Ярополка укрыть. А уже потом в составе ушедшей с ним варяжской дружины искать в Европе воинскую славу и средства на пропитания.

А где можно укрыть молодую жену с маленьким сыном? Конечно же, у ее родителей!

А кто были ее родители?

Отец: Эйрик "Победоносный" [Мунсё] р. оц. 915 ум. ок. 995? с 970 по 995 титул: король Швеции, под именем Эрик VI

Мать: Святослава (Гуннхильда) [Пясты] р. 967 ум. 1014

Во по этому в 977 году все наши беглецы отправились к Швецию!



А вот из других исторических лиц живших в то время в Новогороде, кроме Добрыни мы знаем еще двух варягов Сигурта и его племянника норвежского принца Олафа. (Олав Трюггвасон) будущего короля Норвегии Олафа I Трюггвасона вошедшего в историю как крестителя Норвегии.

Да и вот еще важное замечание. Мы называем сына Святослава и Малуши – Владимиром, но ведь в действительности и отец и мать и даже бабушка – княгина Ольга звали его по-шведски – Вальдемаром!





А Владимиром он стал уже потом в русских летописях!


Ну и несколько слов о шведском короле Эрике VI. Это поможет нам понять куда и кому попал Вальдемар Святославович в 977 году

Эрик VI Победоносный (умер в 995) – полулегендарный король Швеции (970-995). Вначале Эрик правил Швецией вместе с братом Олафом, но вскоре отравил его во время пира и стал править единолично.

Сына Олафа, Стирбьёрна Сильного, Эрик, по решению шведского тинга, лишил власти и объявил соправителем своего не родившегося ребёнка, на основании, что это будет сын (позже действительно родился сын – Олаф Шётконунг).

Затем Эрик выгнал Стирбьёрна из Швеции, дав ему 60 кораблей, чтобы тот мог жить как викинг.

Стирбьёрн вторгся в Данию и вынудил Харальда Синезубого выдать за него его дочь Тиру и дать ему войско и корабли.



По одной из версий, захваченный ранее Юлинум, Харальд так же передал Стирбьёрну, где тот основал братство йомсвикингов и город Йомсборг.

После датских походов, Стирбьёрн снарядил военную экспедицию против Эрика, но был разбит им на полях Фюри. Согласно легенде, Эрику в этом сражении помог сам Один в обмен на то, что призовёт Эрика к себе десять лет спустя.

В оставшиеся годы Эрик совершил набег на Данию, во время которого победил Свена Вилобородого, и до самой смерти был фактическим правителем Дании. Во время этого набега Эрик, возможно, крестился, но впоследствии снова вернулся к скандинавским богам.

В Швеции под властью Эрика находились земли вокруг озера Меларен и далее на юг до Блекинге. Эрику приписывается основание Сигтуны – существующего до сих пор небольшого городка между Стокгольмом и Уппсалой.

Зная теперь биографии и жизнь первого тестя Владимира Святославовича мы может с уверенностью предположить, что его дочь с сыном, очевидно нашли прибежище в одном из замков отца, а вот сам Владимир и пришедшие с ним дружинники, влились в войско Эрика VI и стали вести образ жизни типичного викинга – морского разбойника, помышлявшего в поисках военной добычи.

А теперь, дадим слово первому официальному российскому историку Карамзину Н.М.: и вот что он фактически, единственным из всех последующих российских историков написал в Том I своей "История России" о нахождении Владимира Святославовича за границей.

Другие российские историки просто упорно обходят эти годы, выбрасывая о них с своих трудах всякое упоминание!

"По смерти Святослава Ярополк княжил в Киеве, Олег в Древлянской земле, Владимир в Новегороде.

Единодержавие пресеклось в Государстве: ибо Ярополк не имел, кажется, власти над Уделами своих братьев.

Скоро открылись пагубные следствия такого раздела, и брат восстал на брата. Виновником сей вражды был славный Воевода Свенельд, знаменитый сподвижник Игорев и Святославов.

Он ненавидел Олега, который умертвил сына его, именем Люта, встретясь с ним на ловле в своем владении: причина достаточная, по тогдашним грубым нравам, для поединка или самого злодейского убийства.

Свенельд, желая отмстить ему, убедил Ярополка идти войною на Древлянского Князя и соединить область его с Киевскою.

Олег, узнав о намерении своего брата, также [в 977 г.] собрал войско и вышел к нему навстречу; но, побежденный Ярополком, должен был спасаться бегством в Древлянский город Овруч: воины его, гонимые неприятелем, теснились на мосту у городских ворот и столкнули своего Князя в глубокий ров.

Ярополк вступил в город и хотел видеть брата: сей несчастный был раздавлен множеством людей и лошадьми, которые упали за ним с моста. Победитель, видя бездушный, окровавленный труп Олегов, лежащий на ковре пред его глазами, забыл свое торжество, слезами изъявил раскаяние и, с горестию указывая на мертвого, сказал Свенельду:

Того ли хотелось тебе?...

......

Искренняя печаль Ярополкова о смерти Олеговой была предчувствием собственной его судьбы несчастной. – Владимир, Князь Новогородский, сведав о кончине брата и завоевании Древлянской области, устрашился Ярополкова властолюбия и бежал за море к Варягам.

Ярополк воспользовался сим случаем: отправил в Новгород своих Наместников, или Посадников, и таким образом сделался Государем Единодержавным в России."

Но Владимир искал между тем способа возвратиться с могуществом и славою.

Два года пробыл он в древнем отечестве своих предков, в земле Варяжской; участвовал, может быть, в смелых предприятиях Норманов, которых флаги развевались на всех морях Европейских и храбрость ужасала все страны от Германии до Италии;

Наконец собрал многих Варягов под свои знамена; прибыл [в 980 г.] с сей надежною дружиною в Новгород, сменил Посадников Ярополковых и сказал им с гордостию:

"Идите к брату моему: да знает он, что я против него вооружаюсь, и да готовится отразить меня!"



А другой российский историки Соловьев С.М.: Книга I, С. История России, писал поэтому же поводу:

"Через три года Владимир возвратился с варягами в Новгород и прогнал оттуда Ярополковых посадников, приказав им сказать брату: "Владимир идет на тебя, приготовляйся к войне".

Итак, мы в общих чертах установили, где с 977 по 980 года находился и чем был занят экс новгородский князь Вальдемар Святославович.

А вот в качестве дополнения к поднятой мною теме о том, что древнерусская история, по сути является древнескандинавской я хочу тут познакомить читателя с большим отрывком из книги С. В. Дёмин "Олег – основатель государства Киевской Руси"

"Что же происходило в Скандинавии в те годы такого (рассматривается именно временной промежуток 879-882 гг.), что могло бы иметь отношение к вопросу о происхождении Олега?

В это время конунг Норвегии Харальд I Прекрасноволосый становится совершеннолетним и после морской битвы в Хаврсфьорде, что около Ставангера провозглашает себя первым королём всей Норвегии (год этого сражения ещё дискутируется; называются даты от 872 г. до 892 г., но мы можем попробовать сузить временные рамки.

Если учесть то, что по последним данным Харальд I родился в 860 г., то даты 879-882 гг., (с

большей вероятностью события ближе к 882 г.), представляются вполне вероятными, поскольку к данным годам Харальд действительно стал взрослым и поскольку потерпевшие поражение противники короля, спасая свои жизни, бегут из королевства, а Олег как раз и появляется на Руси в промежуток между 879-882 гг.).

Харальд начинает проводить политику подавления самостоятельности местных ярлов и такого налогообложения, которое приводит к резко возросшей эмиграции с территории Норвегии в основном в Англию, Ирландию и Исландию, но также и другие страны, включая Русь. Вот это и было тем шансом, который использовали Рюриковичи в Новгороде.

Намёк на то, что Олег, по крайней мере первоначально, не был членом дома Рюриковичей даёт Первая Новгородская летопись, называющая Олега ещё не князем (т. е. фактически родственником Рюрика), но воеводой (т. е. наёмником) Рюрика.

Правда, в более раннем тексте договора с Византией от 911 г. он назван Олегом – великим князем русским, что, впрочем, и естественно, поскольку за 2 года до своей гибели он был на пике могущества и владел безраздельно Киевской Русью, не допуская уже далеко не юного 34-летнего законного наследника Игоря к власти.

То, что Олег не был по рождению членом дома Рюриковичей, можно вывести и из наличия трехлетнего перерыва между смертью Рюрика и фактическим появлением Олега на исторической сцене как реально действующей исторической фигуры. Если бы он входил в династию, то был бы рядом с Игорем уже сразу после смерти Рюрика (если, разумеется, не погиб бы с Рюриком во Фризии).

Судя по быстроте принятия решений и энергии проявленной им во всех его дальнейших действиях, он не стал бы ждать три года до начала своих завоеваний.

Можно, конечно, возразить, что эти три года Олег собирал дружину, учил славянский язык (автор не шутит, скандинавы даже самого высокого звания гордились своим знанием иностранных языков), вёл разведку, собирая данные о потенциальном противнике.

Но если бы он был родственником Рюрика и был бы с ним с самого начала в Новгороде (с 862 г.) у него бы и без того было бы достаточно времени для всего вышеперечисленного. А что касается вопроса о времени нужном для собирания дружины, то своего самого сильного противника – Киевское государство Аскольда и Дира, Олег захватил, прибегнув к военной хитрости, что говорит о небольших силах, которыми он располагал.

И всё это при том, что перед тем он также бескровно "приял" Смоленск (а на самом деле, возможно, просто договорился с местной русью и взял её, а также местных кривичей с собой, для похода на Киев).

Несомненно, у Олега была своя испытанная (пусть и небольшая) дружина, с которой он прибыл на Русь (в том числе поэтому его пригласили Рюриковичи). Она была ядром войска, которое Олег привёл к Киеву.

Но этой дружины было явно недостаточно, вот почему Олег явно "для числа" кроме гнездовской

руси взял с собой кривичей, ненадёжных и не так обученных как скандинавы воинов, которым были чужды цели Олега (желая сохранить хорошие отношения с киевской правящей верхушкой, даже пограбить Киев он им не дал, а отпустил кривичей домой сразу после его захвата). То есть, Олегу не нужно было ждать чего-то три года. Он всегда действовал молниеносно, хотя и очень точно рассчитывая момент для удара.

Ещё одним свидетельством того, что Олег не находился в окружении Рюрика, а прибыл на Русь позже, после смерти Рюрика, могло бы быть отсутствие упоминания в летописях главного города Олега, города, который был бы его базой, в которой он бы пребывал достаточно долгое время, прежде чем идти на юг.

Летопись выводит Олега с севера, где он правил; однако примечательно, что его столица не названа, хотя Олег должен был иметь главный город, если осуществлял княжеские функции.

Более того, в летописи в связи с Олегом упоминаются города: Смоленск и далее (кроме Киева и Царьграда), Любеч, Новгород, Псков, Пересечень, Искоростень и т. п.; отсутствие названия столицы Олега не находит объяснения.

Трудно поверить, чтобы источник не упомянул в связи с этим Новгород, если бы Олег имел там главный центр власти (Ладога упоминается только в связи со смертью Олега; к этому пункту мы ещё вернёмся). Этот факт может показаться незначащим для неискушённого читателя, но для специалиста понятно, что князя (а Олег был вторым человеком в государстве), без собственного удела в кормление, быть просто не

могло и не только на Руси, а и во всей Европе.

С другой стороны непонятным остаётся факт: Олег правил Киевской Русью гораздо дольше срока определённого ему по институту кормильства. Законный наследник Рюрика Игорь стал великим князем только в 35 лет!

Если верить легенде о взятии Олегом Киева, то Олег аргументировал законность смены власти, демонстрируя 5-летнего Игоря и утверждая, что Игорь (в отличие от Аскольда) княжеского рода и имеет право на княжение в Киеве.

Такое затянувшееся регентство можно объяснить, разумеется, громадным авторитетом которым пользовался Олег за свой полководческий и дипломатический талант и военной силой, которой он располагал.

Но это противоречило бы условиям, на которых он был призван Рюриковичами и которые он косвенно подтверждал (по крайней мере, в начале) примером с юным Игорем. Всё это могло бы вызвать трения между ним и кланом Рюриковичей.

В связи с этим естественен вопрос: а не стал ли Олег родственником, правда, уже не Рюрику, а его клану, женившись на вдовствующей матери Игоря или её ближайшей родственнице и получив законное право княжить до своей смерти? Этим были бы сняты все опасения о безвозвратной потере власти домом Рюриковичей и это объясняет факт пожизненного правления Олега.

Существует также версия о сестре Олега – Ефанде, на которой был женат Рюрик. Эта версия основана на сообщении Татищева, сделанного на основании не дошедшей до нас Иакимовской летописи, в которой говорится о дочери "урманского", т. е. норвежского князя Ефанде.



Также в этой летописи говорится и об Олеге как об "урманском" князе. Дальнейшие спекуляции уже без участия Татищева на основании "урманского" происхождения обоих персонажей сделали Ефанду сестрой Олега, поскольку для роли её отца Олег был слишком молод, хотя автор видел и такую версию.

К сожалению, нам ничего не известно о личной жизни Олега, который пробыл на Руси не менее тридцати лет, но известно, что в те языческие времена допускалось многожёнство. Харальд I, современник Олега, имел одновременно девять жён, которых он затем выгнал, женившись на датчанке Рагнхильде, матери будущего короля Эйрика Кровавая Секира.

Имеется один поразительный исторический факт: четыре (!) последовательно (с одним разрывом на ставленника датского конунга) правивших норвежских конунга жили каждый достаточно долгое время в Киеве при дворах великих князей Владимира Святого (внука Игоря) и Ярослава Мудрого (правнука Игоря).

Таких, фактически, близкородственных отношений у Руси в то время не было ни со шведским, ни с датским, ни с какими другими правящими домами.

Перечислим этих норвежских королей и дадим их краткое жизнеописание:

1. Олаф I Трюгвассон: жил в 964-1000 гг., правил Норвегией в 995-1000 гг. Этот король воспет в скандинавской литературе как король, который первым попытался окрестить норвежцев. Олаф, праправнук Харальда I Прекрасноволосого был рождён сразу после смерти своего отца Трюггви Олафссона, ярла из юго-восточной Норвегии, убитого королём Харальдом II Серым Плащом.

Его мать Астрид с младенцем Олафом спаслась, бежав в Киев ко двору Владимира Святого. Там Олаф был воспитан и обучен военному мастерству как викинг. Затем в 991 г. он участвовал в войне в Англии, а в 995 г. был призван на норвежский трон после смерти короля Хакона Великого.

2. Олаф II Харальдссон (Святой Олаф): жил в 995-1030 гг., правил в 1015-1028 гг. (Перерыв в 15 лет между правлением Олафа I и правлением Олафа II был вызван захватом норвежского трона датским королём Свейном Вилобородым сыном Харальда Синезубого).

Олаф Хельги (Olafr Нelgi), как называли его скандинавы, был первым королём Норвегии, который реально правил всей страной. Он и сейчас является святым покровителем Норвегии.

Потомок Харальда I Прекрасноволосого он воевал как викинг во многих странах.

В 1013 г. был крещён во Франции. Вернувшись в 1015 г. в Норвегию он отвоевал территорию, захваченную датчанами и шведами, подавил сопротивление местных ярлов и консолидировал власть в Норвегии.

Проводил политику христианизации всей Норвегии. В 1028 г. король Англии и Дании Кнут Великий вынудил Олафа II бежать из страны, после чего Олаф II нашёл убежище вместе со шведской роднёй своей жены в Киеве.

После двух лет, проведённых на Руси, Олаф II в 1030 г. вернул себе власть в Норвегии, но погиб в битве с датской армией и норвежским ополчением. В 1031 г. он был канонизирован. В его честь стали возводиться церкви в Англии, Швеции и Риме. Он был последним католическим

святым, признанным и православной церковью.

3. Магнус I Олафссон (Добрый): жил в 1024-1047 гг., правил в 1035-1047 гг. Незаконнорождённый сын Олафа II Святого в возрасте 4х лет со своим отцом оказался на Руси.

После того как норвежские ярлы восстали против правления Свейна – сына датского и английского короля Кнута Великого, они в 1035 г. избрали юного Магнуса королём Норвегии. В 1042 г. он стал также и королём Дании.

4. Харальд III Сигурдссон (Суровый Правитель): жил в 1015-1066 гг., правил в

1045-1066 гг.

Сын ярла из восточной Норвегии и Эстред, матери норвежского короля Олафа II Святого. В 15 лет он со своим сводным братом Олафом Святым сражался в знаменитой битве при Стикластаде, где Олаф был убит.

После этого Харальд бежал в Киев, где служил великому князю Ярославу Мудрому, на чьей дочери Елизавете он впоследствии женился.

После он отправился во главе отряда варягов в Константинополь, где возглавил личную гвардию императора Михаила IV. В 1045 г. после сражений во многих странах и паломничества в Иерусалим Харальд вернулся в Норвегию и там согласился разделить трон со своим племянником Магнусом I, а после его смерти Харальд III стал единоличным правителем Норвегии. Погиб он в Англии в битве при Стамфорд-Бридже, сражаясь за английскую корону, несомненно, облегчив Вильгельму I Завоевателю начало покорения Англии тремя неделями позже.

Кроме этого Адам Бременский сообщает об Анунде Гардском (Anund Gardske, что означает Анунд из Гардарики, т. е. Киевской Руси) как о конунге, правившем в Швеции до 1070 г., когда он был свергнут из-за того, что как христианин (а христианство он, безусловно, принял на территории уже крещёной князем Владимиром Руси, а не в языческой Швеции) отказался приносить жертвы Тору в главном языческом храме в Уппсале.

Норвегия же в те времена переживала процесс образования своего независимого государства борясь как с местными сепаратистами, так и с датской гегемонией. Но характерно, что в трудные моменты жизни, короли Норвегии бежали не в гораздо ближе расположенные Англию, Ирландию или Нормандию, где имелись поселения их соплеменников, а в Киев, на Русь, уверенные в том, что там они найдут достойное их положения убежище и поддержку (можно вспомнить Владимира Святого, бежавшего за поддержкой к своему дяде куда-то в Скандинавию).

Это очевидное свидетельство того, что отношения между правящими домами именно Норвегии и Руси были явно близкородственными.

Поскольку норвежское происхождение династии Рюриковичей, кажется, противоречит письменным источникам, выводящим её из Ютландии, то существует вероятность того, что такие отношения сложились благодаря правлению Олега. Безусловно, в те времена в Скандинавии при большой подвижности населения возможны были браки между людьми, родившимися на территориях современных Дании, Швеции и Норвегии.

Поэтому и у Рюриковичей могли быть свои родственные связи с норвежским королевским домом (это было обычным делом), ведущим своё начало от Харальда I (его отец Хавдан Черноголовый вёл свой род от бога Одина – основателя древней шведской королевской династии Инглингов). Но вот такие особые отношения могли сложиться только, (допуская норвежское и достаточно благородное происхождение Олега) с учётом огромного авторитета и заслуг Олега – фактического создателя Киевской Руси, где Рюриковичи могли спокойно править не опасаясь притязаний других династий (напомним, что Рюриковичи затем правили Русью более 700 лет с 862 г. по 1598 г.

А если считать ещё и Василия Шуйского, также происходившего от Рюрика, то и по 1610 г.).

К сожалению, в русских летописях даются уже славянизированные имена варягов без принятого у тех отчества (сын такого-то).

Такие патронимические свидетельства могли бы помочь связать и Олега, у которого, несомненно, отчество было (в Скандинавии в те времена отчества не было только у рабов), с его родиной, а также его возможных детей с ним.

Может быть, в договорах 911 и 944 гг. среди имён послов или их доверителей и имеются имена детей Олега, но мы это вряд ли узнаем.

Зато мы знаем, что Олега на Руси прозвали Вещим, что означает, конечно, не человека имеющего много вещей, т. е. богатого, а мудрого, предвидящего будущее человека (ср. с выражениями: "вещий сон", "сердце-вещун"). Как гласит источник времён Ярослава Мудрого:

"...и прозвали и Олега вещим, поскольку люди были язычниками и невежественными", т. е. летописец-христианин упрекает современников Олега в обожествлении Олега, создании его культа.

Само имя Олег имеет скандинавскую этимологию: "Helgi", что значит "Святой". Но слово "святой" в языческой Скандинавии, как и в языческой Руси, имело несколько другой, отличающийся от христианского понятия смысл. (Германские аналоги христианским терминам дал в IV в. епископ Ульфила – гот по происхождению).

Означало оно, кроме других качеств человека, также человека, посвящённого богам, общающегося с богами, т. е. знающего будущее, вещего человека.

В случае с именем Вещий Олег, возможно, мы имеем дело с транслитерацией имени с последующим его переводом, когда оно звучит одновременно и на первоначальном языке (пусть и искажённо) данным ему при рождении, т. е. Ольг (Хельги), и с его славянским переводом: Вещий.

Такое может происходить при повторных передачах какой-то информации устно, когда теряется некоторая её часть, маскируя смысл оставшейся информации. Как пример можно привести достаточно древние сочетания таких русских слов как "борзый волк", "поганые язычники", "удалой молодец" (в первом случае прилагательное имеет северокавказскую этимологию, во втором латинскую, в третьем скандинавскую).

Поскольку первые летописные сведения об Олеге появляются через 150 лет после его гибели, в течение которых информация передавалась устно, то, безусловно, данная версия с

его летописным именем вполне уместна. Тогда как же могли звать Олега, когда он впервые

вступил на русскую землю?

Известно, что в Скандинавии в эпоху викингов человека называли так: сначала шло имя, данное при рождении. Например, Helgi (Посвящённый Богам).

Затем шло прозвище человека, полученное им позже и характеризующее его каким-то образом.

Таких прозвищ могло быть несколько, их могли давать последовательно: одно вместо другого и часто "за глаза", поскольку прозвища бывали и обидные.

В нашем случае предположим почётное прозвище, например, viss (мудрый), при этом прозвища писались с маленькой буквы.

И, наконец, отчество: например Eysteinsson (сын Эйштейна – "Амулета"). В итоге полное имя

скандинава, скажем Олега, могло писаться, например, так: – Helgi vissi Eysteinsson".

(конец ч. 4)












© 2007 - 2020, Народная правда
© 2007, УРА-Интернет – дизайн и программирование

Перепечатка материалов разрешена только со ссылкой на "Народную правду" и указанием автора. Использование фотоматериалов раздела "Фото" — только по согласованию с автором.
"Народная правда" не несет ответственности за содержание материалов, опубликованых авторами.

Техническая поддержка: techsupport@pravda.com.ua