Поиск по сайту:
Найти



Народные блоги

Добавить ленту статей сайта в свой iGoogle
Последние публикации

Про одну "перемогу" московських інтелектуалів над "папежниками".

ЗаХар | 28.06.2009 23:21

14
Рейтинг
14


Голосов "за"
19

Голосов "против"
5

Невеличкий лікбез для наших вчителів з Московії

Кілька днів тому на сторінках НП з'явився дуже цікавий коментар

Someone curious | 26.06.2009 22:44

Хлопчики, скажите честно: ну почему вы все – такие убогие?!

Относительно культуры Московского царства. Помнится, при Иване 3-м прибыл в Москву папский легат для публичного диспута. Против него выставили Никиту-книжника, и легат позорно скис, сославшись на то, что "книг с ним нет"...


Прочитавши таке я дуже подивувався. Сам по собі епізод, згадуваний автором, добре відомий. Ось як він змальований у Карамзіна

Ласкаемый в Москве, Посол Римский, согласно с данным ему от Папы наставлением, домогался, чтобы Россия приняла устав Флорентийского Собора. Может быть, Иоанн, во время сватовства искав благосклонности Папы, давал сию надежду словами двусмысленными; но будучи уже супругом Софии, не хотел о том слышать. Летописец говорит, что Легат Антоний имел прения с нашим Митрополитом Филиппом, но без малейшего успеха; что Митрополит, опираясь на особенную мудрость какого-то Никиты, Московского книжника, ясно доказал истину Греческого исповедания, и что Антоний, не находя сильных возражений, сам прекратил спор, сказав: "нет книг со мною". – Пробыв одиннадцать недель в Москве, Легат и Посол Софииных братьев отправились назад в Италию с богатыми дарами для Папы и Царевичей от Великого Князя, сына его и Софии, которая, по известию Немецких Историков, обещав Сиксту IV наблюдать внушенные ей правила Западной Церкви, обманула его и сделалась в Москве ревностною Христианкою Веры Греческой.

Тож по перше -папський легат до Москви їхав не для диспуту. А прибув він в якості священика при царській нареченій – Зої (Софії) Палеолог як уніатці згідно рішень ферраро – флорентійського собору.

Подібним чином змальовують події і Соловйов, Костомаров та інші історики. Тож сумніватись в описі особливих причин немає. Але повернемось до Карамзіна і почитаємо писане ним дещо раніше.

Сикст IV объявил им о Посольстве и сватовстве Иоанна, Великого Князя Белой России. Некоторые из них сомневались в православии сего Монарха и народа его; но Папа ответствовал, что Россияне участвовали в Флорентийском Соборе и приняли Архиепископа или Митрополита от Латинской Церкви; что они желают ныне иметь у себя Легата Римского, который мог бы исследовать на месте обряды Веры их и заблуждающимся указать путь истинный, что ласкою, кротостию, снисхождением надобно обращать сынов ослепленных к нежной матери, т. е. к Церкви; что Закон не противится бракосочетанию Царевны Софии с Иоанном. 25 Маия Послы Иоанновы были введены в тайный Совет Папский, вручили Сиксту Великокняжескую, писанную на Русском языке грамоту с золотою печатию и поднесли в дар шестьдесят соболей. В грамоте сказано было единственно так: "Сиксту, Первосвятителю Римскому, Иоанн, Великий Князь Белой Руси, кланяется и просит верить его Послам". Именем Государя они приветствовали Папу, который в ответе своем хвалил Иоанна за то, что он, как добрый Христианин, не отвергает Собора Флорентийского и не принимает Митрополитов от Патриархов Константинопольских, избираемых Турками; что хочет совокупиться браком с Христианкою, воспитанною в столице Апостольской, и что изъявляет приверженность к Главе Церкви. В заключение Святой Отец благодарил Великого Князя за дары. – Тут находились Послы Неаполитанские, Венециянские, Медиоланские, Флорентийские и Феррарскне. Июня 1 София в церкви Св. Петра была обручена Государю Московскому, коего лицо представлял главный из его поверенных, Иван Фрязин.

Певно, що заручини в соборі Святого Петра відбувались аж ніяк не за московським обрядом, але ж посли "Іменем Государя" дали завірення в згоді з ферраро-флорентійськими постановами. Тож в Римі щиро повірили, що Москва бажає єднання церков. Але наївність папи аж ніяк не може бути виправдання для Кремля, котрий, коли називати речі своїми іменами, просто збрехав. Ви цим пишаєтесь? Певно, що так. Адже не хто інший, як церковний історик митрополит Макарій писав

Вспомним, что к тому же папе Сиксту IV приходил (1472) посол из Москвы, фрязин, от великого князя Ивана Васильевича, чтобы просить ему руки греческой царевны Софии, и этот посол для достижения своей цели уверял папу от имени своего государя, что последний признает его главою Церкви, не отвергает Флорентийского Собора и готов принять в Москве римского легата, который исследовал бы на месте обряды русской веры и указал бы заблуждающимся путь истины. Для чего все это говорилось? Ужели Иван III был униат или желал унии? Нет, все это говорилось лишь для того, чтобы угодить папе, расположить его к себе и получить от него то, чего у него искали, а Иван III не был униат и вовсе не желал принимать унии, как и показали последствия, когда легат папский Антоний прибыл в Москву вместе с невестою для великого князя царевною Софиею и побеседовал с митрополитом Филиппом о вере. Даже Иван Грозный, если верить Поссевину, когда угощал его в своих палатах еще до примирения с Баторием, величал папу главою Церкви, а когда достиг своей цели, заключил с Баторием мир при содействии Поссевина, то прямо называл папу даже не пастырем, а волком

Повернемось до Карамзіна

Царевна въехала в Москву 12 ноября, рано поутру, при стечении любопытного народа. Митрополит встретил ее в церкви: приняв его благословение, она пошла к матери Иоанновой, где увиделась с женихом. Тут совершилось обручение: после чего слушали Обедню в деревянной Соборной церкви Успения (ибо старая каменная была разрушена, а новая не достроена). Митрополит служил со всем знатнейшим Духовенством и великолепием Греческих обрядов; наконец обвенчал Иоанна с Софиею, в присутствии его матери, сына, братьев, множества Князей и Бояр, Легата Антония, Греков и Римлян. На другой день Легат и посол Софииных братьев, торжественно представленные великому князю, вручили ему письма и дары.

І знову – як москвичі в Ватикані так італійці тепер спокійно присутні на "чужій" Службі Божій. А це вже дуже багато значить. Коли більше ста років по тому до Москви дійсно прибув папський посланець теж Антоніо але Поссевіно онук Івана Васильовича, теж Іван Васильович (але вже не третій а четвертий) запропонував йому дозвіл на відвідання православних богослужінь. Відповідь була наступна

"То, что делается по благочестивым обычаям для славы божьей, это мы одобряем и хвалим. Но что касается моего посещения твоих храмов, знай, что я ни у кого не просил разрешения присутствовать при богослужениях и молебствиях твоих священников. Ведь я знаю, как это у вас делается. И до тех пор, пока между вами не установится согласие в деле веры, и твой митрополит не будет утвержден тем, кто владеет святым престолом и которому господь сказал: "Утверждай братьев твоих", мы не можем присутствовать при этих богослужениях

Будь-кому, знайомому з історією Росії, добре відомо наскільки прискіпливим був завжди підхід до того, щоб претенденти на царське родство, принаймні назовні, були православними, до того ж саме в московській, коли можна так сказати, версії. 170 роками пізніше це стало причиною відмови від політично вигідного шлюбу доньки Михаїла Фьодоровича царівни Ірини та датського принца Вольдемара. Останній був ладен виконувати всі православні приписи, але не був готовий до перехрещення. А тут Софія лише власною демонстрацією православної обрядовості всіх покоряє? В країні, де навіть православних українців змушували перехрещуватись як "обливанців"? І ніхто не звертає уваги на її католицьке оточення? До речі – про те що Софія молилась по-православному пишуть всі так впевнено, ніби самі були присутні на богослужіннях. Але ж між московською та грецькою обрядовістю існували певні відмінності, котрі пізніше стали однією з причин старовірського розколу. То ж як московити визнали в ній свою? А можливо -це для них було не важливим? Ні, зовні вимоги митрополита було виконано і з католицьким розп'яттям легату до Москви зайти не дозволили Ото і все. Івана навіть дореволюційні історики звинувачували в не надто ретельному захисті істин віри. Приміром, багато хто з прихильників "ереси жидовствующих" користувався його прихильністю. З Софією ще цікавіше. З одного боку цю виховану католиками даму вважають щирою прибічницею "справжнього", тобто московського православ'я. З іншого – саме під її впливом до Москви запрошуються західні митці і сам Кремль перебудовується в італійському стилі (як занотовано в Герберштайна), а над головною брамою з'являється напис латиною.

Флоровський в своїх "Путях русского богословия" вельми безжальний

Часто кажется, что брак Ивана III с Софией Палеолог означал новый подъем Византийского влияние на Москве. А в действительности, напротив, это было началом русского западничества. Ведь это был "брак Царя в Ватикане". Конечно, Зоя или София была Византийской царевной. Но ведь воспитана она была в Унии, по началам Флорентийского собора, и опекуном ее был кардинал Виссарион. И брак был действительно венчан в Ватикане, а папский легат был послан сопровождать Софию в Москву. Легату пришлось сравнительно скоро уехать, но завязавшиеся связи с Римом и с Венецией не перервались. Этот брак привел скорее к сближению Московии с Итальянской современностью, нежели к оживлению Византийских преданий и воспоминаний.

Ну а сам по собі факт був? Так був. Але можливо хтось розповість мені, як можна вести науковий диспут без доступу до першоджерел? Чому так вже слід не вірити версії легата, котрий їхав до Москви з зовсім іншою метою і дійсно богословської бібліотеки за собою не віз. Сучасний російський історик Скринніков не лише не поділяє пафосу своїх попередників але й висуває більш ніж вірогідну причину позірної перемоги московітів.

Антонио получил от папы наказ сделать все для объединения вселенской христианской церкви. Прения о вере должны были состояться в Кремле. Митрополит пригласил себе в помощь книжника Никиту Поповича. Антонио был готов отстаивать идею церковной унии, но история с крестом научила его осторожности. Посла более всего заботила мысль, как беспрепятственно выбраться из России. Когда Антонио привели в Кремль, митрополит московский изложил свои доводы в защиту православия и обратился с вопросом к легату. Но тот "ни единому слову ответа не дает, но рече: "нет книг со мной"". Собравшиеся восприняли его смирение как победу правой веры над латинством

От це вже цілком вірогідно. Історії відомі не мало випадків коли московські правителі не маючи інших проти священниківського аргументу словом застосовували аргумент силою. Тож лякатись Антоніо було чого. Швидше дивує, що сам митрополит не міг подолати в суперечці навіть безкнижного легата і змушений був звернутись за допомогою до "наукового радника".

І все ж – припустимо, що такий диспут би відбувся. Як би це було? Тут нам в пригоді буде вже згадуваний Посевіно зі своїм звітом про розмови з Грозним

Там нет ни одной коллегии или академии. Существуют только кое-какие школы, в которых мальчики обучаются читать и писать по Евангелию, деяниям апостолов, по имеющейся у них хронике, по некоторым другим авторам, в первую очередь по Иоанну Златоусту, по гомилиям и житиям святых или тех, кого они почитают за святых.

Если покажется, что кто-нибудь захочет продвинуться в учении дальше или узнать другие науки, он не избежит подозрения и не останется безнаказанным. Таким путем, по-видимому, великие князья московские следят не столько за тем, чтобы устранить повод к ересям, которые могли бы из этого возникнуть, сколько за тем, чтобы пресечь путь, благодаря которому кто-либо мог бы сделаться более ученым и мудрым, чем сам государь... Они не знают славянского языка, хотя он настолько близок к польскому и русскому, что тот священник, славянин по национальности, которого я послал в Москву, уже очень скоро стал многое понимать из московитского языка, хотя, напротив, московиты, с большим трудом, по-видимому, понимали по-славянски. Таким образом, раз они знают только русский язык, а греческий язык им недоступен, то нет никакой пользы от свода Флорентинского собора, изданного на греческом языке, который я передал в крепости Старице на реке Волге от имени вашего святейшества этому государю в присутствии многочисленного собрания приближенных. Там нет никого, кто понимал бы этот язык, если не считать того, о чем нам сообщили: в прошлом году из Византии прибыли некие греки, которые, по поручению государя, учат какого-то московита, чтобы тот взял на себя труд переводчика на этот язык. Но я думаю, что это скорее тот испорченный язык, на котором говорят нынешние греки, а не древний или тот, на котором отцы церкви писали книги и своды. Поэтому даже сама булла, или так называемый диплом, о единении, составленная Евгением IV и переданная нам в оригинале светлейшим кардиналом Сан-Северино, не могла быть полезна, хотя она была написана по-латыни, по-гречески и по-русски. Ведь переводчик этого "Диплома" на славянский язык не знал особенностей русского языка, но составил какую-то смесь из боснийского и хорватского языков.


І цей диспут міг би не відбутись аби не

Это заметили те, кого я привез с собой из русских земель, находящихся под властью польского короля, и из Австрии. Они же позаботились, чтобы и самый "Диплом", и символ веры, изданный Пием IV, были переведены на современный русский язык. Я намереваюсь показать всё это в королевском лагере, куда тороплюсь, более сведущим людям и как можно скорее издать в Вильне. Часто многое из сказанного нами они переводили ему без всякого смысла и не по существу. Они опускали значительную часть, преимущественно из того, что, по их мнению, будет неприятно государю и для них самих будет представлять какую-нибудь опасность. Это относилось в первую очередь к религиозным делам. Мне кажется весьма вероятным, что то же самое они делали и с грамотами других государей, хотя их писали по-русски из Литвы в тех случаях, когда их наречие не сходилось с русским. Но с божьей помощью также и это неудобство было преодолено тем, что в дело вступили наши переводчики, которых раньше они не хотели допускать. Они заново перевели все наши письменные документы

Російські історики вихваляють Івана за розум, виявлений ним в диспуті. Ось оповідь самого Антоніо

почти вскочив с места, он воскликнул: "Знай же, что папа не пастырь!" Антонио не мог спокойно вынести этого..., и тогда у него хватило духу сказать следующее: "Почему же тогда ты обратился к нему со своими делами и почему также и ты, и твои предшественники всегда называли его пастырем церкви?" Тогда государь воспылал гневом и совсем вскочил с места, и все подумали, что он вот этим своим посохом (которым он пользуется, как папа жезлом, а острие его обито железом) изобьет или убьет Антонио (ведь такое случалось с другими людьми и даже с собственным его сыном). Он воскликнул: "Это какие-то деревенские люди на рынке научили тебя разговаривать со мной как с равным и как с деревенщиной".

Коли Поссевіно вдалось ситуацію владнати цар на головні теми розділяючи церкви розмовляти відмовився, натомість

высказал следующие свои четыре упрека (хотя и в более сдержанных выражениях), внушенные ему все теми же еретиками: 1) что папу носят в его кресле, 2) что он носит крест на ногах, 3) что он бреет бороду, 4) что он мнит себя богом

Не буду наводити відповіді єзуїта, щоб додатково не затягувати і так вже задовгу оповідь, наведу лише результат

И, поднявшись, к большому удивлению (Присутствующих, он дважды заключил в объятия Антонио и извинился, говоря, что не хотел говорить о религии, чтобы не вырвалось у него невольно какого-нибудь резкого слова, и затем милостиво отпустил его

Щось не видно тут "посоромленого латинянина".

Ну і на завершення -для розрядки. Третє з царських питань стало улюбленою темою російських інтелектуалів до 20-21 сторіч включно. "Як наш володар їхнього папу!" Тому -спочатку цитата з Поссевіно

Что же касается бороды, то, конечно, он не заставляет ее себе сбривать, и она у него довольно длинная. Но если бы он и приказал ее сбрить, то в этом не было бы ничего дурного, так как это делали и святые, и прежние великие первосвященники, изображения которых до сих пор можно видеть на древних монетах, а они могли это делать в соответствии с различными требованиями времени на основаниях законных и благочестивых. Ведь, с одной стороны, св. Климент предписал в "Апостольских установлениях" светским людям не брить бороды, конечно, ради того, чтобы их головы не казались головами их жен, подобно тому как это делают турки по своей нечестивости и любострастию. С другой стороны, это можно делать священнослужителям, если они делают это вследствие благочестивых забот о таинствах тела и крови Христа и чтобы не выдаваться среди других людей".

Звичайно ж вся розмова була застенографовано до Посольской книги Між іншим про цю частину там повідомляється, буцімто посол заявив, що він не бриє власної бороди.

"Умом Россию не понять..."

l

Комментарии









© 2007 - 2020, Народная правда
© 2007, УРА-Интернет – дизайн и программирование

Перепечатка материалов разрешена только со ссылкой на "Народную правду" и указанием автора. Использование фотоматериалов раздела "Фото" — только по согласованию с автором.
"Народная правда" не несет ответственности за содержание материалов, опубликованых авторами.

Техническая поддержка: techsupport@pravda.com.ua