Поиск по сайту:
Найти



Народные блоги

Добавить ленту статей сайта в свой iGoogle
Последние публикации
Історія; Історіографія; Історична точність

К вопросу о исторической точности

Ashnar Lynx | 3.01.2008 13:26

14
Рейтинг
14


Голосов "за"
17

Голосов "против"
3

В форумных дискуссиях, где по определению чаще всего участвуют дилетанты, почему-то одним из наиболее популярным является именно этот узкоспециализированный вопрос

В форумных дискуссиях, особенно когда по сути статьи сказать что-либо сложно, очень часто используется любопытный прием, который позволяет увести дискуссию далеко в сторону, и подменить общую тему статьи каким-нибудь мелким моментом. Чаще всего для этого поднимается вопрос "исторической точности", мол, а вот этот термин нельзя использовать, его не было во время (имярек). И этот тоже нельзя. И вон тот. Возникает суета, в которой начинают выдумываться совершенно невероятные "правильные" термины, а если автор к тому же незнаком с дисциплиной историографии, в сферу которой, собственно, и входят вопросы исторической терминологии, причин и области ее применения, а также методы, при помощи которых она формируется – то в итоге автор запутается, и его оппонент с радостью вынесет вердикт – "автор истории не знает, и статья, следовательно, ничего не стоит". Это, разумеется, самый мягкий вариант исхода такой дискуссии. В худшем случае автора обзовут штатным пропагандистом, лжецом и чуть ли не шпионом всех мировых разведок, который заслан сюда с целью подорвать веру людей в Светлое Прошлое.

Парадокс состоит в том, что исторической точности в интернет-статьях не придерживается никто. Просто, как всегда, все звери равны, но некоторые – равнее. Если человек в своей работе выступает против какой-то "общеизвестной" истины, которая на поверку часто оказывается обыкновенным историческим мифом, от него обязательно потребуют предельной точности. До мельчайших деталей. Как в известном рассказе Джанни Родари, важным окажется даже то, во что именно был одет Брут, когда наносил удар Цезарю. Казалось бы, при чем тут одежда? А при том, что так очень просто "уличить" автора в исторической неграмотности. Мол, какой же ты историк, если даже таких простых вещей не знаешь. В то же время, жонглируя "простыми вещами", то есть, какими-то малозначащими деталями, можно доказать что угодно. Даже то, что кровавый маньяк Иван Васильевич Грозный был редким гуманистом, достойным быть сопричисленным к лику святых. И пойди докажи, что на самом деле этот "редкий гуманист" с нечеловеческой жестокостью растоптал древний Новгород (от которого теперь с гордостью выводят истоки суверенной российской демократии некоторые ультра-русские историки). Пойди докажи, что этот "редкий гуманист" в припадке бешенства убил собственного сына. И вот в этом случае странным образом требование предельной точности не только снимается, но и даже вызывает яростную реакцию отторжения вплоть до обвинения в русофобстве и низкопоклонстве перед Западом. Конечно, это же проклятые иностранцы оболгали пресветлого царя, написав в своих мемуарах про него гадости, возведя напраслину и все такое. Вот и вся аргументация. И никакой исторической точности, потому что если бы автор озаботился ею, то знал бы, что в Русской Православной Церкви есть такой святой – преподобный мученик Корнилий из Псково-Печерского монастыря. Так вот этот святой был обезглавлен лично "редким гуманистом" Иоанном Васильевичем (по летописи Троице-Сергиевской Лавры, говорю на тот случай, если пустят в ход аргумент о том, что это "проклятый Курбский оболгал"). Одного этого факта достаточно, чтобы похоронить всю версию о святости царя-устроителя. Нельзя же в самом деле на одном иконостасе поместить и мученика и его убийцу – эдак можно вообще причислить к лику святых Понтия Пилата и того римского солдата, который проткнул копьем Христа. Но чтобы знать такие действительно важные мелочи, нужно придерживаться исторической точности. А в этом случае она куда-то таинственным образом пропадает, и возвращается только тогда, когда речь идет о второстепенных деталях. Так же, как в случае Фоменко, который тоже не утруждает себя исторической точностью в целом, зато отрывается на второстепенных деталях, дотошно рассматривая чуть ли не особенности занесения имен в поминальных книгах.

Другой случай – из той же оперы, когда автора "уличают" в незнании мелких деталей, только на этот раз в роли "уличаемого" очутился я сам. Оказывается, Иоакимовская летопись, на которую я ссылался в "Сказках дедушки Ктулху" – не существует. Да, не существует. Она дошла до нас только в изложении В. Н. Татищева. Но вот сомневался в ее истинности почему-то только Н. М. Карамзин (видимо, потому, что эта летопись была как кость в горле у популярных при дворе норманистов, а Карамзин писал свою "Историю" именно с официозной точки зрения). Кстати, в этой летописи очень четко различаются варяги и урмане (норманны). Последние – это скандинавы, они имеют четко распознаваемые скандинавские имена, которые отражены в скандинавском эпосе (например, уже цитированная мною "Сага об Орваре Одде"), как Олег – Олаф, брат жены Рюрика Ефанды. А вот "варягами" называются почему-то люди, которые потом всплывают в истории западнославянских племен, как, например, тот же Рюрик. Этому есть подтверждение и в других источниках. Нелюбимый "почвенными" историками Герберштейн вообще на полном серьезе считал, что князья Новгорода были не скандинавами, а ваграми – т.е. бодричами, западнославянским союзом племен, который был полностью ассимилирован немцами, и которые имели весьма тесные отношения со скандинавами (и даже, подобно викингам, вовсю пиратствовали, из-за чего их часто и путали с норманнами). Причем аргумент Герберштейна железен и против него попросту невозможно спорить современным неопогодинцам – он пишет о том, что русские никогда не желали себе князей из иностранцев, которые имеют другой язык, веру и обычаи. Эту версию также подтверждает и записанное в XIX в. Северной Германии предание о короле Годлаве, у которого были три сына – Рюрик Мирный, Сивар Победоносный и Трувар Верный. А теперь коронный номер – уже после того, как было записано это предание, нашли, что еще в 1708 г. Иоганн Хюбнер указывал в своих генеалогических таблицах, что ободритский князь Годслав (Годлиб) действительно существовал в IX в., и у него действительно были три сына с именами Рюрик, Сивар и Трувар. Поэтому Иоакимовская летопись и считается достоверным источником. Все данные, которые в ней содержатся, подтверждаются другими источниками. Поэтому, господа ревнители исторической точности, я имел полное право ссылаться на нее как аргумент при рассмотрении происхождения Олега. В этом месте мне могут указать на рыбаковскую расшифровку имен Синеус и Трувор как искажение шведских выражений "sine hus" (свой род) и "thru varing" (верная дружина), но такое допущение было бы вероятно, если летописи у нас вели бы славянско-скандинавским суржиком, и где-то бы еще попадались подобные же случаи. А их нет. Поэтому вариант, предлагаемый Иоакимовской летописью, более логичен, чем разного рода норманнские теории, и уж тем более логичен, чем тот случай, который рассмотрен в статье "Сказки дедушки Ктулху", не говоря уже о том, что существуют и подтверждения из иных источников.

Другой случай "исторической неточности", в которой я был уличен – это использование термина "русские" в отношении к жителям нынешней Украины. Разумеется, некоторая категория здешних "гисториков" была этим весьма довольна. Но вот беда – "русские" Украины и "русские" России – это разные вещи. Совершенно разные. Немцы и австрийцы – германцы. Но попробуйте австрийцу доказать, что он – немец. Получите детальное объяснение, куда вам идти, что делать и чем заниматься, и все это – на чистейшем немецком языке. Та же самая история и здесь. Речь идет о двух разных народах, которые имеют одно и то же историческое наименование. Русские. Белорусы, кстати, тоже имеют право на этот этноним, и ничуть не меньшее, чем Россия или Украина. Но повода говорить, что "три братских народа" – это один и тот же народ, это совершенно не дает. Если вы считаете, что дает – вперед, пойдите попробуйте австрийцу доказать, что он немец. В то же время, Энциклопедия Брокгауза и Ефрона указывает, что термин "русские" в равной степени относится к великорусам, белорусам и малороссам. А теперь процитируем точную выдержку из Малого энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона, текст дореволюционный, проклятые украинские националисты в редакции явно не сидели, значит, дежурные аргументы о "свидомой истории" не прокатят. А написано там было вот так:

Великорусы, (великороссы) главнейшее из трех русских племен (В., малороссы и белорусы), населяет центральные, северные, приозерные и приволжские губернии. Представляет особенности в антропологическом, лингвистическом, этнографическом и историческом отношениях. Великор. племя произошло от смешения древних славянских племен, населявших северную, приозерную область, бассейны верхнего Поволжья и Оки с соседними финскими племенами. Позже пределы великорусск. колонизации широко раздвинулись, захватив большую часть Европейской России и часть Сибири. В. отличаются своим наречием (см.), подразделяющимся на несколько говоров, из которых московский сделался языком образованных классов и литературы. В одежде, жилищах, обычаях, семейных, свадебных, общественном быте В. сохранились своеобразные черты, отличающие В. от малороссов и белорусов. В. являются создателями московского государства, выдержавшего татарское иго и приведшего разноплеменное население России под власть московских царей. В. составляют около 45% всего населения России.



Обратите внимание на выделенный мною текст. Фактически этим фиксируется, что великоруссы составляют отдельный народ. Потому что только у разных народов различаются все сферы общественного уклада, начиная от обычаев и заканчивая деталями одежды. А теперь давайте посмотрим, что же Брокгауз и Ефрон писали о малороссах:

Малороссы (малороссияне) или южноруссы, одна из трех русск. народностей, живут в южн. половине Европ. России и делятся на три типа: украинцы (в губ. Киевской, Полтавской (93%), Харьковской, Херсонской, Екатеринославской и отчасти Волынской, Подольской, Курской, Воронежской и Кубанской обл.) , полещуки в Полесье (сев. часть Киевской, в Черниговской, Волынской, а также в Седлецкой и Гродненской) и русины (в запад. части Волынской, Хотинского у. Бессарабской г., в Холмском краю Люблинской губернии, а также в австр. Галиции, Буковине и Венгрии). Много М. среди донских казаков (28%) среди жителей Нижнего Поволжья (губ. Саратовская, Самарская и Астраханская), а в последнее время, вследствие переселения, они встречаются в Оренбургской губ., на Кавказе, Средн. Азии, Сибири и в Южно-Уссурийском краю. Приморской обл. Быт, жилище, костюм, способы землевладения, характер, народная поэзия и музыка М. значительно отличаются от великорусов.

Какой пассаж, правда? Две статьи из очень уважаемой дореволюционной энциклопедии, а такие крамольные вещи содержат. Во-первых, впечатляет перечень губерний, в которых живут именно – украинцы (а их ведь не существовало, правда? Их австрияки придумали). Во-вторых, констатируется факт, что все особенности общественного уклада малороссов значительно отличаются от великорусских, при этом особо акцентируется внимание почему-то на землевладении, народной поэзии и музыке (это определяющие аспекты идентичности народа). В-третьих, признается факт переселений украинцев в сибирские и кавказские губернии. В-четвертых, констатируется факт – украинцы – это вовсе не галичане, а в первую очередь жители современной Центральной и Восточной Украины. Обращаю внимание, что Брокгауз и Ефрон пользуются результатами переписи 1897 г. Это немаловажно для одного вопроса, который будет рассмотрен немного ниже. Как видите, я предельно точен в своих суждениях и выводах – они строятся не на историческом крохоборстве и жонглировании второстепенными деталями, а именно – на исторической точности. Конечно, мне могут указать, что самоназвание великороссы начало использоваться в народе только с XIX в. Но в XIX в. как раз и начинается формирование национальных идей почти всех европейских народов и в широких массах начинает пробуждаться интерес к своей истории. Так что и здесь все предельно точно. Национальное возрождение великорусского народа началось одновременно с национальным возрождением украинского народа. Но первое было искусственно остановлено на этапе осознания себя не как имперской нации, а как народа, а второе – было раздавлено мощным прессом карательной машины сначала двух обыкновенных империй, а потом еще и коммунистической.

Причиной этого была вовсе не украинофобия, как это часто подают наши квасные патриоты. Это был вопрос выживания империи как мононационального государства. Я не случайно выделил год, результатами на который пользовались Брокгауз и Ефрон. Дело в том, что эта перепись зафиксировала страшный для Российской Империи факт – великоруссы, т.е. империеобразующая нация, составляют всего 45% населения. Более половины населения империи принадлежало к другим народам, и в этих условиях довольно сложно было и далее оправдывать гегемонию. Нужно было или переходить к федеративному устройству, или накачивать реакцию и уповать на то, что потомки как-нибудь разберутся с национальными конфликтами (кстати, именно из-за национальных конфликтов Российская Империя и посыпалась). Примерно та же ситуация имела место ранее в Австро-Венгерской Империи. Австрийцы решили ее путем ослабления режима, так называемой "весной народов" (которая, впрочем, сменилась "глухими 50-ми", когда вообще было запрещено все, что можно было запретить, потому что империя начала сыпаться). Российская Империя учла ошибки австрийцев, и решила действовать более тонко, используя идеологию панславизма. Но на этот раз вместо братства народов было решено три родственных народа одним махом объединить в один, и тогда из 43-45% доля империеобразующей нации возрастает до 65%. Любопытствующих я отсылаю к работе П. Б. Струве, опубликованной в журнале "Русская Мысль" за январь 1911 г., где впервые поднимается вопрос "единой русской нации", где провозглашаются чуть ли не розенберговские принципы "один народ, один язык, один царь" (попробуйте перевести на немецкий, а потом прочтите получившееся – ничего не напомнит?), а также к критике этой работы, блестяще выполненной В. Жаботинским в статье "О языках и прочем". Вот тогда и возникло понятие "единого русского народа", основной отличительной особенностью которого является крайнее почвенничество и имперское мировоззрение. Формирование национальной идеи действительно корневого этноса Московского царства, а потом и Российской Империи – великороссов – было остановлено в угоду сохранению империи любой ценой (потому-то у современных неопогодинцев империя – это что-то типа мандалы, будто великорусский народ погибнет без империи и главенствующей роли в ней). Великоруссов превратили в аморфных русских, с усредненной историей, непонятным происхождением, зато с огромным имперским комплексом и постоянной необходимостью подкармливать его рассуждениями об "особой судьбе" и "особой русской душе". Вместо реальной истории, которой действительно можно гордиться, им в очередной раз рассказали красивую байку о "особом пути" и природном праве указывать другим народам. А мы оказались в роли тех самых потомков, на которых уповали еще царские почвенники, когда накачивали реакцию и пытались правдами и неправдами дописать еще 20% к империеобразующей нации. Это ведь тоже вопрос исторической точности. В одном месте "гисторики" предельно точны, выискивая доказательства русскости, например, Галичины, а в другом "забывают", что русские, собственно, бывают разные.

Третий вопрос, который бы мне хотелось бы рассмотреть – это вопрос правомерности использования термина "Киевская Русь". Тут тоже многие пуристы считают, что этим термином нельзя пользоваться, поскольку, мол, это не было официальным названием государства. Да, не было. То государство называлось Русь и имела вполне четкие географические границы, располагавшиеся на Поднепровье. Но дело в том, что история знает несколько княжеств, которые назывались Русь. Так, существует Белая, Черная, Красная (Червонная), Залесская, Новгородская Русь. Назывались они так потому, что соответствующие княжества входили в конфедеративное образование, возглавляемое Киевским Столом. Почему конфедерация? А обратите внимание на устройство Киевской Руси, и вечные княжеские дрязги. Можно опять аккуратно обойти этот вопрос, мягко называя тот период "феодальной раздробленностью", но когда Андрей Боголюбский попросту сжигает Киев, то феодальной раздробленностью тут уже совсем не пахнет. Уж какими бы не были своенравными английские бароны, но никто из них не додумался жечь Лондон. Так что, следуя исторической точности, следует отбросить все эвфемизмы и назвать Русь тем, чем она была – конфедерацией отдельных княжеств, объединенных только родственными связями князей. Кстати, это довольно типично для европейской истории: в постоянно воюющей средневековой Европе почти всегда противоборствующие стороны возглавляли родственники в той или иной степени. Вспомнить хотя бы классический случай войны Алой и Белой Розы, или Столетнюю войну. Или провести аналогию с германскими курфюршествами.

Поэтому историки договорились "главную" Русь в конфедерации древнерусских княжеств называть Киевской, чтобы иметь единую всем понятную терминологию. Трудность состояла в том, что в тогдашней исторической терминологии (XVII-XVIII вв.) попросту не было отдельного термина для древней, "коренной" Руси, "Русь" и "Россия" – это один и тот же термин. Именно на этом "загрублении" исторической точности играли панслависты, пока В. О. Ключевским и С. М. Соловьевым не были окончательно закреплены точные исторические термины для различных древнерусских княжеств. Это позволило придерживаться исторической точности в значительно большей степени чем ранее, и выбить почву из-под ног разного толка "общерусских" теорий.

Названия же остальные "русей" представляют собой производную топонимику от имени "главного" государства, которые возникли в разные века, а некоторые – просто являются устоявшимся историческим термином. Например, "цветные" Руси – это вовсе не шутка историков, а вполне средневековая топонимика. Дело в том, что в средние века каждая сторона света имела также и свой цвет. Термин "Новгородская Русь" также применяется для точного указания, что речь идет о Новгородском Княжестве. Все эти термины преследуют как раз то, чему посвящена вся статья – установление исторической точности. Те, кому не нравится подобное научное разграничение, просто хотят вернуть все в состояние, когда в терминологии царил полный бардак, из которого можно было состряпать историческую "теорию" на любой вкус.

Таким образом есть только два варианта: либо вообще снять вопрос "исторической точности", поскольку, как мы увидели – он используется как основной прием в нечестной дискуссии, и перенести вопрос точности в академические публикации, как это положено в нормальной историографии, или просто оставить это на совести автора. Все равно – если автор действительно солгал или передернул – это рано или поздно выяснится, поскольку нет ничего тайного, что не стало бы явным. Потому что в итоге точку ставят не форумные войны, где, как известно – побеждает тот, у кого лучше язык подвешен и кто лучше других умеет "уличать" оппонента в исторической неточности, а серьезные исторические исследования.

Комментарии









© 2007 - 2020, Народная правда
© 2007, УРА-Интернет – дизайн и программирование

Перепечатка материалов разрешена только со ссылкой на "Народную правду" и указанием автора. Использование фотоматериалов раздела "Фото" — только по согласованию с автором.
"Народная правда" не несет ответственности за содержание материалов, опубликованых авторами.

Техническая поддержка: techsupport@pravda.com.ua