Поиск по сайту:
Найти



Народные блоги

Добавить ленту статей сайта в свой iGoogle
Последние публикации
социальный хаос   большевизм

Сто лет назад и сегодня. Казаки и добровольцы в гражданской войне


3
Рейтинг
3


Голосов "за"
6

Голосов "против"
3

Давняя история, а коллизии её – сегодняшние. Судьбы Краснова Деникина и Врангеля в гражданской войне в чём-то поучительны и сегодня. Ничто так медленно не меняется как поведение народов и отдельных людей...

Деникин, Краснов и Врангель

В Украине сего дня "оранжевые" на выборах побеждают там, где в гражданскую господствовали жёлто-голубые, а сегодняшние бело-голубые – там, где в гражданскую войну побеждали красные и чёрные (Махно). Т.е. разность традиций и менталитета по территориям – очевидна. Поэтому обращение к прошлому может быть очень даже познавательным.

...В мемуарах царских чиновников и белых генералов звучала мысль: если бы в Петроград в феврале-марте 1917 года завезли хлеб – никакой бы революции не было. Так даже считал умнейший человек – белогвардейский генерал Алексей Будберг. Его можно простить – он не юрист и не историк, даже не экономист, а профессиональный военный. Второй миф того времени: большевики долго не продержатся – от силы два-три месяца. Управлять – не умеют, воевать профессионально – тоже. Кадров – нет или почти нет. Экономика – в разрухе, солдаты воевать – не хотят.

Не от хорошей жизни назначили прапорщика Крыленко главнокомандующим.

Кто бы в тот момент поставил бы на большевиков как на победителей? Сами большевики были напуганы собственной победой, в частности Луначарский, Зиновьев и Каменев... Были и другие.

Но Ленин и Троцкий были уверены в победе. Их уверенность основывалась не столько на собственных силах и достоинствах, сколько на слабостях и недостатках, даже пороках своих противников.

Я здесь должен сделать ремарку: в своё время я посмотрел много фильмов о революции и гражданской войне – от самых патриотических – до самых объективных фильмов, изображающих белых. И, оказывается, ВСЕ они изображали белых гораздо лучшими, чем они были "в жизни". То есть, если бы белые были такими, как их изображали в советских фильмах – никогда бы красным не победить белых. (На Украине – то же самое).

Лидер гораздо реже виноват в поражениях и неудачах, чем народ, его выдвинувший. И у России были достойные люди, которые бы гораздо лучше справились с руководством обороной против немцев, а позже – были люди, которые способны были остановить разруху в воюющей стране, а после – были люди, которые могли бы взять на себя руководство борьбой против большевиков. В стихийных условиях лидеры выдвигаются тоже стихийно, так же происходит и их отбор.

На первом этапе – в период первой мировой войны такой лидер уже был: это Великий князь Николай Николаевич. Но Николай 11 его отстраняет его от власти – и тем подготовил и свою гибель, и гибель своей страны.

Маннергейм и другие русские генералы высоко оценивали князя как военного специалиста. Но царица заподозрила, что тот приобретает слишком большое влияние. Его снимают и отправляют на Кавказский фронт, где, как командующий фронтом, добивается блестящих успехов.

Но не сложилось. Произошла февральская революция именно потому, что первыми "революционерами" были... придворные круги и командующие фронтами, включая дядю царя Николая Николаевича. Во время великой войны надо было держаться даже за такого дрянного (кто спорит?) царя, как Николай 11. Философ Лосский, вспоминает, что, когда услышал о свержении царя, то закричал от ужаса!

Поэты и философы тоньше и раньше чувствуют роковые события – это зря не учитывают современные скептики и циники. Впрочем, цинизм – это неверие в соединении с невежеством.

Уже после революции начался сильнейший развал русской армии, которая, видите ли, "устала воевать". Куда же потом делась усталость, когда развязали гражданскую войну? В православном обществе (как и мусульманском), сильно не любят "мудрствующих лукаво", т.е. непонятных для окружающих. В 1917 году выдвинулся новый руководитель, способный возглавить борьбу против развала и анархии Лавр Георгиевич Корнилов. Но не мог один человек выполнить всю работу за впавших в апатию офицеров. Генерал Крымов стреляется от отчаяния, Корнилова объявляют контрреволюционером и воплощением всего плохого, что можно придумать. И сажают в тюрьму. Ещё при Керенском.

Слабое общество, если случайно обретает сильного лидера – начинает его демонизировать, подозревать во всём.

Нам, украинцам, это ничего не напоминает?

Маннергейм в мемуарах пишет, что сразу после большевистского переворота пытался организовать сопротивление: на фронте, в Одессе, в Петрограде. Везде – страх, апатия, безразличие. И он уезжает на родину, в Финляндию.

Красные таки вынудили некоторых генералов и офицеров взяться за оружие и создать Добровольческую армию ген. Алексеева и ген. Корнилова. В этом пункте бросается в глаза одна деталь: из имущих классов им НИКТО не помог. Не было ни банкиров, ни промышленников, ни богатых помещиков, ни кулаков, которые помогли бы материально в первом ледовом походе 1917-1918 годов на Дон, потом на Кавказ.

Было жалко даже не жизни, а немного денег и продуктов для своих защитников. Вот здесь православная этика индивидуального жлобства во всей красе.

О казачестве – позже, вот об офицерах: ген. Поляков описывает почти анекдотический момент: красные трижды входили в Новочеркасск, большевики регулярно расстреливали офицеров как овец, а те – покорно ждали своей участи. Но в Добровольческую или казачью армии – не шли. Зная, что могут расстрелять.

Только на третий (!) раз офицеры раскачались на службу в белой армии, когда уже свои грозили расстрелять. Донской атаман Каледин от такой собачьей доли ещё раньше – застрелился. Вот ещё один хороший лидер кончился, так как его подозревали...в деспотизме старого режима.

История белого движения была историей внутренних злоключений и упущенных возможностей. Деникин был воплощением такого ущербного начала среди лидеров белого движения, которому удалось рассориться с кем только можно. Сам лозунг "единой и неделимой" России в исполнении Деникина колол антибольшевистские силы как только можно.

Дон, наконец, обогрел, подлечил, даже вооружил добровольцев. И что же, деникинцы были благодарны казакам? Нет командование Добровольческой армии считало донских казаков... сепаратистами! Генерал Краснов как атаман, всегда делившийся с добровольцами оружием и едой, не мог выпросить себе офицеров-специалистов. И он, конечно же, сепаратист. Представим себе, какие отношения были с азербайджанцами, армянами, грузинами, горцами и другими потенциальными союзниками? О евреях помолчим.

Так что вражда Деникина к петлюровцам и даже к Скоропадскому была предсказуемой. Ну, разумеется, Петлюра, Скоропадский для него были врагами.

А казаки, донские, кубанские и терские? Командование Добровольческой армии, как только стали на ноги, стремились изо всех сил поглотить Донскую армию ещё тогда, когда она была в три-четыре раза больше Добровольческой.

О донских и других казаках: казаки были единственной силой из простого народа, которые поддержали белое движение. Самые надёжные рядовые в армии были именно казаки. Всё прекрасно, но казакам остро не хватало именно кадровых офицеров. Казакам присуща многовековая кастовая замкнутость и отчуждённость от остальной России вообще. Они враждовали с крестьянами в их Области Войска Донского, называя их "иногородними". Но даже в этих условиях казаки принимали как родных офицеров, которые показали себя с лучшей стороны.

Возникла редкостно удачная по управленческим кадрам Донская республика. Ген. Пётр Краснов – Атаман, Ген. Денисов – командующий армией, Ген. Поляков – нач. штаба. Им удалось наладить не только военную, но и государственную жизнь на своей территории. Объективно это могла бы быть точка кристаллизации нового Российского государства.

Не получилось: большевики тоже знали это. И всей силой красной республики давили на Дон. Как и Деникин, который отказывал казакам в кадровых офицерах. У Деникина же в рядовых ходили майоры и полковники. Нигде в России не было столько офицерских кадров, как у Деникина, да ещё на рядовых должностях. Генералы Краснов, Денисов и Поляков не были сепаратистами. Да и казаки понимали, что Дон против всей красной России не выстоит.

Не было принципиальных расхождений в интересах между казаками и добровольцами. Но Деникин хотел непременно взять под своё личное командование и Донскую армию, отстранив от командования авторитетнейших командиров этой армии. И 15 февраля 1918 года Краснов, Денисов и Поляков оставили командование. Денисов и Поляков вообще оставили Россию, Краснов был отправлен на Северный фронт к Юденичу – подальше от казаков.

Рядовые казаки были морально подавлены, но Деникин поставил своих офицеров, далеко не самих лучших, которых потом пришлось снимать Петру Врангелю.

На Дону у Донской армии был свой тыл – казаки. И рядовые – свои – тоже казаки. У себя дома они не могли грабить и бесчинствовать. Но и уходить с казачьей земли – тоже не хотели. В этом они уступали добровольцам, для которых родина – вся страна. Это сковывало действия казачьих генералов – и они просили Деникина вникнуть и постепенно приучить казаков к мысли, что придётся выходить за пределы Донской Области.

К несчастью, Главнокомандующий посчитал, что именно казачьи генералы не хотят уходить с Донской Области и... отделиться от России! Так Деникин оказался неспособным к государственному управлению и дипломатическим переговорам.

Во время широкомасштабной войны, особенно гражданской, тыл не менее, а даже более важен, чем фронт. Короче, не сумев наладить регулярное снабжение своей армии, он закрыл глаза на "самоснабжение", т.е. на мародёрство в своей армии. Очень скоро война ради добычи для деникинцев стала чуть ли не самоцелью. Местное население собственно России сначала ликовало, встречая освобождение от большевиков. Но грабежи и помещичья политика Деникина, сына бывшего крепостного, вызвала ненависть крестьянства.

Но хуже всего было то, что к лету 1918 года беспощадной расстрельной политикой Советская власть наводила железный порядок в Красной Армии. Большевикам из орд разбойников удалось создать регулярную дисциплинированную армию. Это понимали и принимали не только красноармейцы, но и красные командиры из бывших царских офицеров. И население тоже. Алексей Будберг, белогвардейский генерал отмечает в своём "Дневнике белогвардейца" свидетельство перебежавшего к белым красного командира – русского кадрового офицера: "У красных служить легче". (Это касалось Восточного фронта, но верно ко всей России). Попутно заметим, что с дисциплиной у петлюровской армии было ещё хуже, чем у деникинцев.

Ирония истории в том, что творцам хаоса легче давалось наведение порядка. Если бы был Бог, то я мог бы сказать, что большевизм был божьей карой тем самым миллионам людей, которых истребили большевики.

Такое же положение в белой армии было почти на всех фронтах. Значит, дело не в одном Деникине, а в той правящей России, что воспитала такие негодные кадры перед мировой войной. То есть порядок с середины 1918 года в Красной Армии усиливался, а в Белой – началось моральное разложение.

На всех фронтах.

Было ли положение столь безнадёжным? Нет, конечно. Нет ни одного бесталанного народа, но может быть недостаточная историческая и психологическая зрелость, не выработана интуиция на выбор настоящего человека.

На заключительном этапе гражданской войны ещё была возможность победить варваров-большевиков: крестьянство стало прозревать и восставать против большевистской власти: есть целая литература, посвящённая этой теме, но достаточно вспомнить восстание Антонова и кронштадтский мятёж.

Но годом раньше, в 1919 году и Колчак и Деникин нарушили элементарные законы военного искусства в своём стремлении захватить Москву. Результат известен. Как писал Врангель, не позаботились о тыле и концентрации усилий на решающем направлении.

Деникин не справляется с обязанностями, бежит из страны, но армия ещё не разгромлена. В Новороссийске при эвакуации разыгралось множество человеческих трагедий из-за того, что Антон Иванович Деникин обеспечил эвакуацию в первую очередь себя самого и своей семьи, бросив армию на произвол судьбы.

Но была другая часть армии Деникина, которая сохраняла боеспособность и не пустила большевиков в Крым. В самом Крыму царил хаос, беспорядок, коррупция.

Но была почти единственная боеспособная часть армии – корпус Якова Слащёва, лично храброго и талантливого командира. Он, правда, был кокаинистом и морально неустойчивым человеком, зато достаточно честным. Но именно он удерживает единственный оплот белой России и после охотно уступает первенство Петру Врангелю. Крым – это несбывшийся второй (или первый?) Тайвань как укор и пример всей стране. Но вождям Антанты не хватило прозорливости американского президента Трумэна...

Не случайно белая армия Крыма называлась Русской Армией. Здесь возник кусочек той великой России, которая возникла слишком поздно, чтобы отыграть всю игру. Но впервые за всю историю России здесь был подавлен хаос, сильно приглушена коррупция, начата (продолжена) столыпинская реформа. Ближайший сотрудник Петра Столыпина Кривошеин приехал из эмиграции, чтобы попытаться провести такую аграрную реформу.

Ту реформу, на которую так и не решились ни Горбачёв, ни Ельцин, ни Путин. В Украине, ради справедливости, надо сказать, не отличились ни Кравчук, ни Кучма, ни Ющенко...из-за их индивидуального жлобства.

Но заря рождения великой страны быстро сменилась предсмертным хрипом обновлённой страны...

Заслугой Петра Врангеля было то, что он заблаговременно подготовил все морские суда для эвакуации всех, кто этого хотел. Советские фильмы о лихорадочной погрузке на корабли – лживы. Для Новороссийска – верны, для Крыма – нет.

Достойный сильный аккорд в целом бесталанной исторической игры.

Комментарии
И как неприкосновенность могла помочь в борьбе с интервенцией большевиков? А не привела бы она к тому плачевному состоянию, что мы имеем сейчас, еще тогда, в прошлом? Спроецируйте настоящее на прошлое, попробуйте.









© 2007 - 2020, Народная правда
© 2007, УРА-Интернет – дизайн и программирование

Перепечатка материалов разрешена только со ссылкой на "Народную правду" и указанием автора. Использование фотоматериалов раздела "Фото" — только по согласованию с автором.
"Народная правда" не несет ответственности за содержание материалов, опубликованых авторами.

Техническая поддержка: techsupport@pravda.com.ua