Пошук на сайті:
Знайти



Народні блоги

Додати стрічку статей сайту до свого iGoogle
Останні публікації

Справедливость есть. За что стоит бороться?

Vladimir | 23.10.2009 01:22

8
Рейтинг
8


Голосів "за"
11

Голосів "проти"
3

Справедливость у нас считается популистским понятием. Либерально настроенные утверждают, что справедливости нет, это обман. Такое возможно только в стране, в языке которой "справедливость" и "правосудие" выражаются разными словами, а скалькированная западная "справедливость" превратилась в название ведомства.

В основе законности и правосудия цивилизованных стран лежит справедливость. Нормы права и судебные решения должны быть справедливыми, а формулировки законов и судебные процедуры – помогать ее достижению. Только в средневековых и постсоветских государствах правосудие сводится к казуистике. В большинстве стран даже нет специального термина для обозначения правосудия, вместо него употребляется слово "справедливость". Наш язык переделал латинский термин справедливость в наименование чиновничьего ведомства "юстиция", хорошо отражая тот факт, что наше правосудие имеет отношения к чиновничьему решению, а не к справедливости.

Подробное описание того, что понимается под справедливостью, дал Аристотель.

Он выделил 3 отношения справедливости.

Справедливость воздаяния: как ты, так и тебе. Возмездие должно быть соразмерно содеянному.

Справедливость распределения. Права, обязанности делятся по определенному правилу: поровну или с какими-то оправданными преференциями.

Справедливость обмена. Получая от общества или от другого человека следует отдать ему эквивалентное.

Аристотель учил, что справедливость, как и прочие общественные понятия, имеют отношение к обществу в целом. В семье, среди близких, знакомых нет отношений справедливости. Это замечание осталось недооцененным, все социалистические утопии впоследствии основывались на желании учредить в обществе отношения, существовавшие в семье, общине.

Утверждение либеральной демократии происходило под лозунгами равенства и справедливости. Один из ее отцов Локк посвятил немало времени и усилий для объяснения справедливости либеральных, рыночных отношений, частной собственности. Исходя из христианской идеи равенства всех перед Богом, он рассматривает отношения индивидов между собой. Все люди разные от природы, поэтому нуждаются друг в друге. Гражданское общество имеет целью наладить отношения индивидов к всеобщему благу. Локк различал 3 вида законов – божественный, гражданский и репутационный. Божественный закон – высший и при противоречии законов следует исходить из него. Т.о. законные решения, в первую очередь, справедливые, а уже затем удовлетворяют юридической казуистике.



Справедливо все, что ведет к благу людей, несправедливо обман, насилие, вред себе и окружающим. Локк подробно описал, в каких условиях справедлива приватизация. В те годы не было крупных общественных объектов, его рассуждения касались реалий 17в.

Первое требованием справедливой приватизации – добавление своего труда. Т.е. взять общественное себе можно только в случае его улучшения собственными действиями.

Второе требование – обществу должно остаться достаточно того же блага.

И третье – приватизация не должна нанести ущерб жизни, свободе, собственности других людей.

Люди добивались либеральной демократии вовсе не из-за ее экономической эффективности. Наоборот, наблюдая за уже достигнутыми успехами либеральных Англии или Голландии, А.Смит объяснил эти успехи либеральным общественным устройством этих стран, создав, тем самым, современную экономическую науку. Но творцы либеральной демократии об этом еще не знали. Они создавали для себя справедливое, в их понимании, общественное устройство. Справедливое – это значит, люди могут трудиться, создавать, получая от общества необходимые ресурсы и распоряжаясь результатами своего труда, не зависеть ни от власти, ни от благодеяний других людей. Никто не может у них ничего забрать без их желания, принудить силой или властным решением к каким-то действиям. Уплата налогов считалась справедливой только если сам человек участвовал в их установлении (непосредственно или через своего представителя). Иной подход считался проявлением рабства. Попытки Англии установить налоги для североамериканских территорий обернулись войной за Независимость, ведь американцы не могли избирать депутатов в английский парламент.

Люди хотели жить в таком обществе, и они смогли создать его для себя. С этой целью был создан суд, основанный на справедливости, а не на казуистике, как в Средние века (или как в Украине до сих пор). Важную роль в этом сыграл суд присяжных, в котором решения о виновности принимают люди, не знающие процедуры вовсе, а оперирующие лишь пониманием справедливости. Это создавалось не по велению свыше, не потому, что так сказал некий Лидер. Потому что сами хотели и смогли.

Конечно, не все хотели. Активная элита. Но именно она создала современные европейские нации, остальные вынуждены были принять такие отношения. Тем странам, в которых подобной элиты не оказалось, пришлось хуже.

Когда выяснилось, что такое общественное устройство приносит высокий уровень жизни, его захотели внедрить и другие страны. Но без принятия идеи справедливости это общественное устройство не работает и материальные блага не прибавляет. Все такие страны сталкивались с этой проблемой. Вроде всё скопировали: процедуры, названия институтов и должностей, слова повторяли те же. А не работает. Развал, беззаконие, диктатура, снова развал. Так было во Франции в 18-19вв, так было и продолжается в нашей с Вами истории.

Таковы идейные основы либерализма, а люди, считающие либерализм обоснованием произвола, наглости и беззакония не знают о нем ничего, зато имеют богатый опыт советской жизни, через который преломляют все услышанное.

Связную теорию справедливости создали утилитаристы. Милль, Бентам считали справедливым все, что ведет к пользе, счастью и удовольствию общества. Свободный обмен приносит наибольшую пользу всем его участникам. Общество может вмешаться в распределение для увеличения общей пользы. Милль ввел понятие социальной справедливости. Наказание преступников также должно принести пользу обществу и самому нарушителю, способствуя его перевоспитанию. Несмотря на всю критику, эта теория оставалась основой понимания справедливости до середины 20в. Критика была связана, в частности, с тем, что рост общего блага мог ухудшать положения меньшинства. С появлением теории Парето, справедливым стали считать то, что увеличивает общее благо, не ухудшая положения никого из граждан.

Революцию в понимании справедливости в 1971г совершил Ролз. В отличие от предшественников, для которых справедливость связана с благом конкретных людей, Ролз выводит справедливость из морального долга. Законы и институты имеют право на существование, только если они справедливы. Справедливость может существовать только в том обществе, все члены которого одинаково понимают, что справедливо и что нет, уверены в том, что их сограждане понимают это точно так же, как они, и уверены, что общественные институты (власть, правосудие) действуют справедливо. В расколотом обществе не может быть справедливости.У Ролза также действует отдельный человек, но, рассуждая рационально, он приходит к пониманию справедливости как конечного состояния. При этом он исходит из основных правил, приводя их в порядке приоритета:

- каждый обладает равными правами и свободами и не ущемляет прав и свобод другого;

- неравенство справедливо, если возникло естественным путем, если соблюдены равные возможности;

- неравенство справедливо для защиты наиболее обездоленных.

Социальный принцип Ролз ставит после принципов свободы и свободной конкуренции. Он полагает, что рационально мыслящий индивид согласится на неравенство в пользу наименее успешных, т.к. каждый человек успешный в одном, оказывается менее успешным в другом и такой принцип будет выгоден каждому. Но масштаб такого неравенства должен быть ограничен, чтобы не нанести ущерб свободе и конкуренции. Таким образом, исходя из собственных интересов, индивид приходит к пониманию справедливости. Интересно, что даже природные качества Ролз не считал справедливым обоснованием неравенства.

В ответ на социальные моменты в либеральных теориях, возникло либертарианство. Его сторонники считают современных либералов отступниками от настоящего либерализма. Жить в расчете на помощь государства – это рабство. Платить налоги на вещи, с которыми не согласен – рабство. В современном обществе избиратели, в большинстве своем, не те, кто больше платит налогов, а те, кто больше получает из бюджета. Налогоплательщика облагают данью, с которой он ничего не может сделать. "Дорогой к рабству" назвал свой главный труд классик либертарианства Хайек. Как видите, речь не об экономической эффективности, а о свободе. Классическое либеральное представление о справедливости попытался восстановить Нозик. Он резко критикует Ролза за социальную часть его теории и за попытку определить справедливое конечное состояние. Справедливой по Нозику может быть только процедура. Может ли быть справедливое распределение материальных благ? Не может, отвечает Нозик. Всякое распределение материальных благ – результат обмена или воздаяния. Если все эти действия были добровольными, без обмана и насилия, их результат справедлив. Если были обман и насилие, следует вернуть отнятые блага их владельцу. Вот и вся справедливость. А как эти блага в конечном счете распределятся – никто не может знать, тем более, что акты обмена и воздаяния происходят постоянно. Нозик доказывает невозможность справедливого распределения материальных благ на модельной ситуации. Пусть кто-то, уполномоченный обществом, распределил все блага справедливым образом. Великий баскетболист Чемберлен объявляет, что будет играть только в случае, если все зрители скинутся ему дополнительно по 25центов. В результате зрители, лишившись незаметной для них суммы, получили удовольствие от игры. Чемберлен получил намного больше, чем ему определили распределители. Но что тут несправедливого? Все участники отношений довольны. Почему кто-то со стороны должен вмешиваться? Логика доказательства аналогичная логике Кантора, доказавшего подобным образом невозможность пересчитать действительные числа, делает ее трудной для критики. Но если нет объективного состояния справедливого распределения ресурсов, то исходя из чего действуют социальные распределители? Если человек не заслуживает своего богатства, значит ли это, что его следует отнять? Но если это богатство получено без насилия и обмана, в наследство или в качестве подарка, что тут несправедливого?

Как видим, и тут экономика оказывается в подчиненном положении. Главное для либертарианцев – права и свободы, общественная мораль, для которой они святы. Для людей, не учитывающих права и свободы других людей, не умеющих договариваться и держать слово (даже когда его можно безнаказанно не сдержать), невозможен свободный рынок, как он невозможен для патерналистского государства, которое вмешивается в собственность и хозяйственные операции. Эту сторону либеральной справедливости подробно раскрыл Д.Готиер.

Критика либеральной теории справедливости содержится в трудах коммунитаристов. Сендел, Тэйлор, по сути, остаются в рамках либеральных идей. Но для них важно показать наличие в обществе общих целей, не сводимых к целям отдельных граждан. В связи с этим они показывают прямую связь между пониманием справедливости и моральными нормами общества. У общества, основанного на иной морали, чем западное, иная справедливость. И в разных западных странах понимание справедливости варьируется. Если общество не может согласиться с тем, чтобы дети умирали от безденежья родителей, появляется общественная медицина. Отдельный индивид насильственное изъятие денег на лечение чужих детей может ощущать как насилие над собой. Но общество не может оставаться самим собой, если не обеспечит этого. Естественно, решать, в каких размерах, и в каких формах оказывать бесплатную медицинскую помощь, надлежит людям и в разных странах эти решения различаются. Но само противоречие между либеральной справедливостью и общественной моралью существует. Тейлор приводит аналогичный пример с Квебеком. Отдельный житель этой канадской провинции может считать несправедливым изъятия у него средств на поддержку французского языка. Но без этих мер не будет Квебека. На самом деле, тут нет противоречия с либерализмом, а есть лишь развитие и уточнение.

Если Нозик выделял один край проблемы: "Индивиды имеют права, и есть нечто, что ни группы, ни личности не могут себе позволить по отношению к индивидам", то коммунитаристы выделяют другой – общество требует для своего существования определенные жертвы. Чем более добровольны эти жертвы, тем меньше противоречие между справедливостью и общественной моралью. Тэйлор называет эту добровольность патриотизмом. Либерализм предусматривает добровольное самоограничение – запрет на нанесение ущерба жизни, свободе, собственности другого человека. Коммунитаризм дополнительно требует самоограничения на ущерб интересам общества, выполнения общих обязанностей. Ведь если люди не выполняют общих обязанностей, их выполняет власть с помощью наемных работников. Возникает пропасть между людьми и властью, что делает невозможной демократию. С другой стороны, идеи свободы также являются общей ценностью граждан демократического общества. Примером являются США, в котором "американский образ жизни" включает в себя идеи свободы и либеральной справедливости, поэтому патриотизм американца прекрасно сочетается с либерализмом. Американское общество может устраниться от регулирования веры в Бога или гомосексуальных отношений. Но оно никогда не позволит порочить американский образ жизни, американскую историю, ценности, писал Тэйлор. Но в обществах с другой историей и другими ценностями положение хуже.

Западное общество основано на идеях справедливости. Сама эта идея развивается, пытаясь сохранить свое либеральное содержание, но включить социальное перераспределение и общественные нужды. В разных странах они сочетаются в различных пропорциях. Сторонники различных подходов отстаивают свое понимание, борьба идей позволяет не менять представления общества слишком резко, оставляя их в определенных рамках. В обществе остается общее понимание того, что справедливо и вера в то, что общественные институты поддерживают эту справедливость.

Что общего изложенное имеет со справедливостью бело-сердечных предвыборных плакатов? Имелась ли в них в виду защита нашей собственности, свободы?

Что это за общество, в котором под справедливостью понимают равный дележ государством? В котором власть справедлива, если обеспечивает сносный уровень жизни? В котором конкурируют не за потребителя своих услуг, а за льготу, выплату государства? В котором бескорыстная общественная активность считается видом психического расстройства, а получение бесплатного – благом и удачей?

Об этом далее.

Коментарі









© 2007 - 2020, Народна правда
© 2007, УРА-Інтернет – дизайн і програмування

Передрук матеріалів дозволяється тільки за умови посилання на "Народну правду" та зазначення автора. Використання фотоматеріалів із розділу "Фото" – тільки за згодою автора.
"Народна правда" не несе відповідальності за зміст матеріалів, опублікованих авторами.

Технічна підтримка: techsupport@pravda.com.ua