Пошук на сайті:
Знайти



Народні блоги

Додати стрічку статей сайту до свого iGoogle
Останні публікації

Добрі і погані цілі

Ігор Бурдяк | 1.06.2011 20:42

2
Рейтинг
2


Голосів "за"
5

Голосів "проти"
3

Поховайте та вставайте,

Кайдани порвіте

І вражою злою кров'ю

Волю окропіте.


Добрі і погані цілі
Коли ми десь в шостому класі "проходили" "Заповіт", один із центральних творів нашого пророка, то вчитель української мови і літератури пояснював нам, що "вража, зла кров", – це кров поміщиків і капіталістів. Пізніше я довідався, що не всі вчителі такої думки. Вчитель історії Валентин Мороз, один з найрадикальніших представників українського національного руху ще в ті часи, коли плюралізм був заборонений висунув таку тезу: "Бандера – це Шевченко ХХ століття, Шевченко – Бандера ХІХ століття", за що й "загримів під фанфари" на майже 15 літ. І якби під тиском світової громадськості влада не змушена була би обміняти Мороза та ще чотирьох дисидентів на двох радянських агентів КДБ, то сидів би він в мордовських таборах до смерті СРСР. А яку кров проливали бандерівці, нам відомо.

На різних урочистостях ми і далі встаємо, коли хор співає "Заповіт", бо це один із кількох наших славнів, але давайте вважати, що заповіт Шевченка уже виконаний, і зробили це бандерівці. Бо ж якщо будемо кропити Україну кров'ю фірташів-коломойських, то Європа навряд чи нас зрозуміє. Візьмімо приклад з наших найближчих сусідів по європейському вибору – поляків:

3 лютого 2011 року у Польщі відбулася важлива історична подія. Цього дня її парламент практично одноголосно (406 голосів "за", 8 – "проти" і 3 – "утрималися") під головуванням віце-спікера сейму депутата від партії Громадянська платформа Стефана Несьоловського підтримав надання статусу національного свята дню пам'яті т.зв. "проклятих солдатів" – учасників антирадянського збройного підпілля в 1940-1950-ті рр, незважаючи на те, що серед них є і і ті, хто відверто співпрацював з нацистами, і ті, хто по-звірячому вбивав мирних українців.

Обговорення та ухвалення закону про свято у польському парламенті минуло з численними оплесками на дуже піднесеному, емоційному та патріотичному рівні. Проект закону вніс до сейму на початку 2009 р. президент Лех Качинський та підтримав новий президент Польщі Броніслав Коморовський.

Новий закон Польщі дослівно вказує, що "У пам'ять "проклятих солдатів" – героїв антикомуністичного підпілля, які в обороні незалежності польської держави, борючись за право самовизначення і реалізацію демократичних устремлінь польського суспільства зі зброєю в руках й іншими способами, протистояли радянській агресії та нав'язаному силою комуністичному режимові, – постановляється що: 1. День 1 березня стає Національним днем пам'яті "проклятих солдатів". 2. Національний день пам'яті "проклятих солдатів" є державним святом. 3. Закон набуває чинності в день оголошення".

1 березня цього року Польща вперше офіційно відзначила цей день. Текст закону про "проклятих солдатів" зараховує до "національних героїв" Польщі всіх "героїв антикомуністичного підпілля", незалежно від організацій, до яких вони належали, їхньої ідеології та вчинків (Армія Крайова, "Свобода і незалежність", "Народне військове єднання", "Національні збройні сили" тощо).

Про ставлення до нового свята і до всіх "національних героїв" з цих організацій основних політичних сил сучасної Польщі свідчать виступи їхніх парламентських представників під час обговорення закону:

Представник партії "Право і справедливість" депутат Ельжбета Крук заявила, що 1 березня буде днем на честь "героїв антикомуністичного підпілля, які зі зброєю в руках протистояли радянській агресії і нав'язаному режиму в обороні незалежності країни, її права на самовизначення та реалізацію демократичних прагнень польського народу". Е. Крук наприкінці виступу закликала принаймні пригадати цих героїв "перед Богом та історією".

Підтримав законопроект і польський Союз демократичної лівиці. Його представник Сильвестр Павловскі назвав "проклятих солдатів" антирадянського підпілля "трагічними представниками польських Колумбів, яким довелося жити в Польщі й творити її обличчя в системі, яку вони не могли прийняти. Вони будили, будять і будитимуть емоції у тих, хто бачив дорогу розвитку Польщі трохи інакше".

С. Павловскі також заявив, що для польських демократичних лівих "солдатська кров одного кольору" і що ліві підтримують законопроект, "знаючи ситуацію, в якій перебували "прокляті солдати" і всі поляки після ІІ Світової війни".

Виступаючий від імені Польської народної партії Тадеуш Славецький заявив, що його партія "схиляє голову і віддає честь усім героям, які різними способами, зі зброєю в руках або іншим способом боролися за вільну, незалежну, демократичну Польщу незалежно від свого походження і політичних поглядів".

Наприкінці виступу Славецький виступив із закликом встановити також пам'ятні дні на честь людей, які гинули "тільки тому, що були поляками, як от волинські поляки, чи тому, що обороняли демократичну конституцію, як, наприклад, жертви державного перевороту 6 травня 1926 р.".

Представник парламентського клубу "Польща понад усе" депутат Олена Домбковська-Чіхоцка також заявила про повну підтримку законопроекту і підкреслила, що "законопроект важливий з точки зору історичної, символічної і важливий для майбутнього".

Серед виступів польських парламентаріїв варто особливо відзначити додатковий виступ депутата від блоку лівих і демократів Анджея Целінського про роль закону про пам'ять "проклятих солдатів" для боротьби за історичну правду.

Целінський заявив, що "відвага політиків полягає в тому, щоб завжди служити правді, коли вона під загрозою... навіть коли треба виступити проти всіх". На думку політика, "споживання міфів, часткової правди і зманіпульованої правди не дає полякам зброї, щоб впоратися із загадками історії минулого, з якими вони зможуть зіткнутися у своєму житті".


В "Джерелах" подано повний текст статті Климентія Федевича. Він критикує парламент за те, що до героїв парламент зарахував і катів. Але так уже складається в історії народів, що руки національних героїв забруднені кров'ю, до того ж чим більше злочинів вчинив той чи інший народний месник, тим більшим героєм він є в очах нації. Такі дії, включаючи злочини проти людяності супроводжують будь-яку збройну боротьбу, особливо партизанського типу. І сам Федевич про це каже так:

...більшість людей не можуть бути одними і тими ж протягом всього свого життя, і не чинити по-різному в різних ситуаціях. Одна й та сама людина може здійснювати як подвиги в ім'я людяності, так і злочини проти неї.

Настав час бачити своїх національних героїв такими, якими вони були.


Можливо краще зрозуміти мотиви дій "проклятих солдатів" допоможе ця розлога цитата з книги Ігоря Бунича "Лабіринти безумства":

...Доклад адмирала Редера о неожиданном предложении СССР укрыть немецкие суда в Мурманске заставил Гитлера радостно вскочить с кресла и с ликованием хлопнуть ладонями. Информация, которая начала стекаться к фюреру в последние часы, ясно говорила, что СССР не просто "нейтрал", пусть даже дружественный, а почти союзник. Взаимная ненависть к Англии – сильнее незначительных идеологических расхождений, главным образом в формулировках. Он знает больше, чем адмирал, но пока не говорит об этом Редеру. Пусть это будет для него сюрпризом.

Рассматривается вопрос о возможности базирования немецких подводных лодок на советских базах Кольского полуострова, откуда они с большой эффективностью могут вести боевые действия против англичан. Советские экономические поставки, как ему доложили сегодня, не будут осуществляться в рамках только что заключенного торгового соглашения. Они будут удвоены. Более того, если Германия из-за английской блокады не сможет осуществлять морскую торговлю с нейтральными странами, то к услугам Германии – советская Транссибирская магистраль.

Все! К черту все сомнения – надо начинать. Боевой задор фюрера, разогретый сталинскими посулами, не спал даже после того, когда ему доложили, что 28 августа был подписан англо-польский договор о взаимной военной помощи в случае агрессии Германии [9 – Интересно отметить, что в редакции англо-польского союзного договора, составленного англичанами, так и говорилось "в случае агрессии Германии". Только Германии! Правительство Англии, прекрасно знавшее намерении СССР вторгнуться в Польшу с востока, тем не менее не распространило договор на СССР, уверенное, что СССР и Германия неизбежно сцепятся при дележе добычи.]. То, что английские гарантии получили юридическую силу союзного договора, уже не могло напугать Гитлера.

Нельзя терять момента, когда практически вся сырьевая мощь России (а может быть, и военная) так неожиданно отдана в твое распоряжение. Окончательный срок вторжения в Польшу – 1 сентября.

....................................

Между тем война в Польше шла не совсем так, как ее распланировали в Берлине. На всех участках фронта поляки оказывали яростное сопротивление. Рассеченные танковыми клиньями Гудериана польские войска, навязав немцам сражение на Дзуре и создав угрозу выхода крупных кавалерийских масс в тыл танковым группировкам, сумели избежать окружения и отвести основные силы своей армии за Вислу, где польское командование рассчитывало, перегруппировав силы, перейти в контрнаступление.

Вся пресса мира, включая и немецкую, отмечала героическое сопротивление польской армии. Оборона Вастерплятте, Хела, Гдыни и Варшавы вызвала восхищение всего мира, а битву на Дзуре даже "Фолькишер Беобахтер" назвала "наиболее ожесточенной в истории". Советская пресса обо всем этом помалкивала. Напротив, из номера в номер все советские газеты с удивлением отмечали, что поляки не оказывают немцам никакого сопротивления, что Польша фактически оккупирована, и неизвестно где находится ее правительство.

14 сентября газета "Правда" подвела итог подобному поведению советской печати. "Может возникнуть вопрос, – вопрошала газета в редакционной статье, – почему польская армия не оказывает немцам никакого сопротивления? Это происходит потому, что Польша не являете" однонациональной страной. Только 60% населения составляют поляки, остальную же часть – украинцы, белорусы и евреи... Одиннадцать миллионов украинцев и белорусов жили в Польше в состоянии национального угнетения... Польское правительство проводило политику насильственной полонизации..." Вот поэтому никто и не хочет сражаться за такую страну.

Пока за границей гадали, что означает чудовищная чушь, помещенная в "Правде", разгадка не заставила себя ждать. 17 сентября польский посол в Москве Вацлав Гжибовский был срочно вызван в наркомат иностранных дел.

Принявший его замнаркома Потемкин, сделав скорбное лицо, но без скорби в глазах и без интонаций в голосе зачитал ноту следующего содержания:

"Германо-польская война явно показала внутреннее банкротство польского государства... Варшава, как столица Польши, не существует больше. Польское правительство распалось и не проявляет признаков жизни. Это значит, что Польское государство и польское правительство фактически перестали существовать. Тем самым прекратили свое действие договора, заключенные между СССР и Польшей... Советское правительство не может также безразлично относиться к тому, чтобы единокровные украинцы и белорусы, проживающие на территории Польши, брошенные на произвол судьбы, остались беззащитными.

Ввиду такой обстановки Советское правительство отдало распоряжение Главному командованию Красной Армии дать приказ войскам перейти границу и взять мод свою защиту жизнь и имущество населения Западной Украины и Западной Белоруссии" [10 – Каждое слово в этой ноте пропитано ложью. Польское правительство находилось в местечке Куты вблизи румынской границы. Что касается Варшавы, то столица Польши была захвачена немцами только 27 сентября. Однако, стремясь поскорее получить помощь с востока, немцы уже 9 сентября объявили о взятии Варшавы.].

Побледневший Гжибовский отказался принять ноту и в ответ заявил Потемкину, на лице которого выражение скорби сменилось выражением откровенной скуки: "Ни один из аргументов, использованный в оправдание превращения договоров в простой клочок бумаги, не выдерживает критики... Суверенность государства существует, пока бьются солдаты регулярной армии. В настоящий момент рядом с нами против немцев бьются не только украинцы и белорусы, но и чешские и словацкие легионы. Куда же подевалась ваша славянская солидарность?... Наполеон вошел в Москву, но пока существовала армия Кутузова, считали, что Россия также существует..."

Дав высказаться, польского посла выставили за дверь. Ему еще припомнят его наглость и бестактные вопросы о славянской солидарности.

Как и обещал Сталин, ровно в 6 часов утра 17 сентября 1939 года Красная Армия силами двух фронтов – Украинского под командованием печально-знаменитого С. Тимошенко и Белорусского под командованием М. Ковалева – численностью более миллиона солдат, при поддержке танков, авиации и артиллерии перешла границу Польши на всем протяжении от Полоцка до Каменец-Подольска, завязав бои с немногочисленными польскими отрядами прикрытия восточной границы. "Второй фронт" второй мировой войны был открыт.

Вторжение советских войск застало польское командование врасплох. Никто вначале не понял, что произошло. Что это: приход союзников или вторжение? Однако ответ на этот вопрос дали советские бомбы и снаряды, обрушившиеся на польские позиции. Сыграла свою роль и директива командующего польскими войсками маршала Рыдз-Шмиглого, приказавшего не вступать в бой с частями Красной Армии и отходить на территорию Румынии и Венгрии.

Подавляющее большинство боеспособных частей было нацелено для удара по немцам. Красной Армии оказали сопротивление главным образом части корпуса пограничной стражи. И тем не менее развернулись крупные бои под Гродно, Шацком и Ораном. Под Перемышлем два пехотных полка были начисто вырублены уланами генерала Владислава Андерса. Тимошенко успел ввести в дело танки, предотвратив прорыв польской конницы не территорию СССР.

Героический гарнизон Брестской крепости (!) под командованием генерала Константина Плисовского отбил все атаки Гудериана. Гудериан нервничал. Выручила тяжелая артиллерия Кривошеина, бомбардировавшая крепость в течение двух суток непрерывно. Разгоряченные боем, обнимались на тираспольском мосту через Буг солдаты Ковалева и Гудериана.

По случаю славной победы в Бресте состоялся грандиозный военный парад. Под воинственные звуки Бранденбургского марша печатали шаг советские и немецкие солдаты. Принимая парад, на трибуне бок о бок стояли генерал Гейнц Гудериан и комбриг Семен Кривошеин, чья тяжелая артиллерийская бригада помогла Гудериану выполнить задачу по захвату Брестской крепости.

"Дружба, скрепленная кровью!" – скажет позднее Сталин в телеграмме Гитлеру, и кто знает Сталина – поймет, как он ненавидел своего не в меру прыткого конкурента, если заговорил с ним о дружбе.

Красная Армия взяла в плен 240 тысяч польских военнослужащих. Транспорта, тюрем и лагерей, естественно, не хватало, поэтому сразу же начались массовые расстрелы военнопленных. Братские могилы – следы нашего "освободительного похода" – обнаружены под Гродно, в Ошманах, в Ходорове, Молодечно, Сарнах, Новогрудке, Рогатыне, Коссове-Полесском, Волковыйске и многих других местах. Официально были объявлены и собственные потери: 737 убитых, 1862 раненых. Итого: 2599 человек [11 – Истинные потери составили 5327 человек. Убитыми 1386]. Триумф военной доктрины Сталина – "малой кровью на чужой территории".

Гитлер, которому очень хотелось сделать какой-нибудь приятный жест в сторону Англии, предложил создать марионеточное польское микрогосударство по обеим сторонам демаркационной линии, разделяющей советские и немецкие войска. Однако Сталин сразу разглядел в этом очередную трусливую попытку Гитлера выпутаться из войны с Западом.

25 сентября Шуленбург телеграфирует в Берлин:

"Сталин заявил: в окончательном урегулировании польского вопроса следует избегать всего, что в будущем могло бы вызвать столкновение между Германией и Советским Союзом. С этой точки зрения, он считает ошибочным оставлять независимое польское государство. Он предлагает следующее решение: из территорий на востоке от демаркационной линии к нашей части должны быть присоединены все Люблинское воеводство и часть Варшавского воеводства, которая простирается до Буга. Взамен мы должны отказаться от наших претензий на Литву..."

Последовал быстрый ответ из Берлина, что фюрер изменил свое первоначальное мнение и считает точку зрения Сталина более реалистичной. (Разведка доложила ему, что англичане и слушать ничего не хотят, пока немецкие войска не отойдут за линию, существовавшую до 1 сентября. Никакие марионеточные микрогосударства положение не спасут.)

27 сентября 1939 года "Правда" сообщила: "По приглашению правительства СССР 27 сентября с.г. в Москву прибывает министр иностранных дел Германии г-н фон Риббентроп для обсуждения с правительством СССР вопросов, связанных с событиями в Польше".

В 18.00 самолет Риббентропа совершил поездку в московском аэропорту. Молотов встретил его как старого друга – за малым не обнял. Однако когда Риббентроп прибыл в посольство, его ждал небольшой, но не очень приятный сюрприз. Шуленбург протянул своему шефу две телеграммы. Это были пересланные из Берлина сообщения немецкого посланника в Таллинне, сообщавшего, что правительство Эстонии информировало его о советском ультиматуме, требующем "под угрозой немедленного вторжения" предоставить СССР военно-морские и военно-воздушные базы на территории Эстонии, а также разместить там советский воинский контингент численностью пятьдесят тысяч человек. Подобный ультиматум был предъявлен и правительству Латвии. Секретный протокол, подписанный Риббентропом 23 августа, начал действовать.

В несколько озабоченном настроении рейхсмииистр отправился на встречу со Сталиным. Сталин принял своего старого друга весьма радушно. В нарушение всех протоколов переговоры сразу же начались за банкетным столом, уставленным бутылками. Советник немецкого посольства Хильгер (давно завербованный советской разведкой), ошалев от столь мощного торжества грузинского гостеприимства над дипломатическим протоколом, считал тосты. На цифре 22 он сбился, ибо пил наравне с другими.

Совершенно пьяный Риббентроп после банкета отправился в Большой театр на последний акт "Лебединого озера".

Сталин не сопровождал своего гостя, поскольку вынужден был лично принять участие в обработке упрямой эстонской делегации, красноречиво объясняя, что ждет их маленькую страну, если та осмелится отклонить ультиматум Москвы.

Приняв душ в посольстве и переодевшись, Риббентроп вернулся в Кремль на ночные переговоры. Гитлер согласился со сталинским планом обмена польских земель на Литву. "Гитлер знает свое дело", – удовлетворенно заметив Сталин и в приливе великодушия подарил Риббентропу обширное охотничье угодье в Беловежской пуще, заметив, что этому подарку, видимо, больше всех обрадуется Геринг, известный своей страстью к охоте.

В непринужденной обстановке любезной беседы и шуток был подписан новый советско-германский договор, получивший название "Договора о дружбе и границе". Договор был краток и состоял всего из четырех статей:

"Статья I. Правительство СССР и Германское правительство устанавливают в качестве границы между обоюдными государственными интересами на территории бывшего Польского государства линию, которая нанесена на прилагаемую при сем карту и более подробно будет описана в дополнительном протоколе.

Статья II. Обе стороны признают установленную в статье I границу обоюдных государственных интересов окончательной и устраняют всякое вмешательство третьих держав в это решение.

Статья III. Необходимое государственное переустройство на территории западнее указанной в статье линии, производит Германское правительство, на территории восточнее этой линии – правительство СССР.

Статья IV. Правительство СССР и Германское правительство рассматривают вышеприведенное переустройство как надежный фундамент для дальнейшего развития дружественных отношений между своими народами".

На приложенной к договору секретной карте была тщательно вычерчена демаркационная линия четвертого раздела Польши с поправками, которые лично сделал Сталин, уступая охотничьи угодья Риббентропу. Соответственно этому Сталину пришлось дважды подписать карту. Второй раз его лихой росчерк с территории Западной Белоруссии прорезал Украину и уходил в Румынию.

Перед отъездом из Москвы растроганный Риббентроп дал интервью корреспонденту ТАСС, отметив следующие положения:

"1. Германо-советская дружба теперь установлена окончательно.

2. Обе стороны никогда не допустят вмешательства третьих держав в восточноевропейские вопросы.

3. Оба государства желают, чтобы мир был восстановлен и чтобы Англия и Франция прекратили абсолютно бессмысленную и бесперспективную борьбу против Германии.

4. Если, однако, в этих странах возьмут верх поджигатели войны, то Германия и СССР будут знать, как ответить на это".

Министр указал далее на достигнутое вчера между Германией и СССР соглашение об обширной экономической программе, которая принесет выгоду обеим державам. В заключение г-н фон Риббентроп заявил:

"Переговоры происходили в особенно дружественной и великолепной атмосфере. Однако прежде всего я хотел бы отметить исключительно сердечный прием, оказанный мне советским правительством и особенно гг. Сталиным и Молотовым".

Проводы были теплыми. Риббентроп пообещал Сталину "приехать снова и побыть подольше". Сталину же все не давал покоя юный эсэсовец Шульце. "В следующий раз приезжайте в форме", – ворковал Сталин, задерживай руку юноши в своей. Молодой человек пообещал Сталину непременно это сделать и выполнил свое обещание 22 июня 1941 года!

Что и говорить, Сталин был доволен. Земли, включенные в состав СССР в результате разгрома и раздела Польши, насчитывали около 200 тысяч кв. километров с населением в 13,4 миллиона человек.

Немедленно началось приведение вновь приобретенных территорий в общесоюзному знаменателю. Местные отделы НКВД получили секретный приказ наркома внутренних дел N001223 от 11 октября 1939 года, согласно которому следовало было организовать срочный учет "контрреволюционных элементов и вражеских категорий населения" независимо от того, участвовали ли они в антисоветской деятельности. Быстро составленные списки включали в себя не только бывших военнослужащих польской армии, жандармерии и полиции, но и служащих государственных учреждений, общественных и религиозных деятелей, членов украинских, белорусских и польских культурных и даже спортивных обществ. По этим спискам началась массовая депортация населения в Сибирь. Число депортируемых быстро перевалило за полтора миллиона человек. (Немцы отстали, сумев выселить со своей территории всего 462820 человек. Это и понятно – у них не было Сибири [12 – Остается только удивляться, что кто-то из этих людей выжил. Среди них были генерал Ярузельский – бывший президент Польши, бывший премьер Израиля Бегин, знаменитый ученый Ковальский и некоторые другие.]. Неудивительно, что "освобожденные единокровные братья" немедленно взялись за оружие и сражались с советскими оккупантами аж до конца 50-х годов, пока в Мюнхене не был убит агентами КГБ их руководитель Степан Бандера, а они сами почти поголовно истреблены, потеряв убитыми и замученными в сталинских лагерях более 3,5 миллионов человек, считая только западных украинцев.

В Москве Сталин любовно смотрит на дважды подписанную им карту раздела Польши. Демаркационная линия раздела создалась не случайно. Она была тщательно продумана и вычерчена Сталиным и двумя его любимыми и, надо признать, самыми способными генштабистами Шапошниковым и Мерецковым.

Уступка Гитлеру части польских земель Варшавского и Люблинского воеводств в обмен на Литву были не просто прихотью, а тщательно продуманной акцией. В результате на карте появились два выступа-балкона – Белостокский и Львовский, грозно нависшие над немецкой территорией и создающие угрозу мгновенного окружения гитлеровских войск восточнее Одера и стремительного, кинжального удара по Берлину. А приобретение (пока условное) Литвы лишало немцев возможности вот также грозно нависнуть над нашим правым флангом.

"Эти выступы, – позволил себе заметить командарм 1-го ранга Шапошников, – будут как тучи нависать над Гитлером". Вождь внимательно взглянул на своего любимца и изрек: "И из этих туч ударит Гроза". Может быть, Сталин хотел сказать "ударит гром", но, видимо, не очень хорошо владея русским языком, сказал именно так – "ударит гроза". В конце концов гром – это всего только часть грозы, так что Сталин, как всегда тщательно взвешивавший свои слова, и на этот раз знал, что говорил...


Згадаймо, як відреагував світ на присвоєння національному герою Степану Бандері звання героя Україна. Та світ це таке. Він не мусить знати нашої історії. Але чому Україна не шанує своє минуле так, як шанують своє минуле Польща, країни Прибалтики, Грузія...

Джерела:

http://litopys.org.ua/shevchenko/shev146.htm

http://www.istpravda.com.ua/digest/2011/03/7/29916/

http://www.radiosvoboda.org/content/article/2309287.html

Игорь БУНИЧ ЛАБИРИНТЫ БЕЗУМИЯ

http://www.unian.net/ukr/news/news-438766.html

Коментарі









© 2007 - 2020, Народна правда
© 2007, УРА-Інтернет – дизайн і програмування

Передрук матеріалів дозволяється тільки за умови посилання на "Народну правду" та зазначення автора. Використання фотоматеріалів із розділу "Фото" – тільки за згодою автора.
"Народна правда" не несе відповідальності за зміст матеріалів, опублікованих авторами.

Технічна підтримка: techsupport@pravda.com.ua