Пошук на сайті:
Знайти



Народні блоги

Додати стрічку статей сайту до свого iGoogle
Останні публікації

Рецепт доктора Момота

OLAF | 19.11.2007 22:55

1
Рейтинг
1


Голосів "за"
4

Голосів "проти"
3

Его убили 16 мая 1996 года в самом центре Донецка во дворе дома, где жил. Стреляли из пистолетов ТТ девятого калибра шесть раз, убивали расчетливо, старательно: последний выстрел был произведен в упор в затылок, когда он уже лежал на земле в луже собственной крови.

Рецепт доктора Момота
Рецепт для доктора Момота.

Справка.

Александр Момот родился 2 июня 1953 года.

После окончания Донецкого политехнического института работал инженером в Донецком комплексном отделе Автоматических Систем Управления Научно-производственного Объединения "Горсистемотехника".

Первым в стране разработал основы диспетчеризации регионального целевого комплекса. По итогам внедрений написал и с блеском защитил в 1984 году диссертацию.

В 1985 получил золотую медаль "Лауреата премии имени Ленинского комсомола Украины". В 1986 был назначен заведующим филиалом кафедры АСУ Донецкого политехнического института при Главинформцентре Донецкого облисполкома. Консультировал создание региональных АСУ Харьковской, Закарпатской областей Украины, городов Баку, Тбилиси, Еревана. Был членом Совета главных инструкторов АСУ крупных городов и столиц Союзных республик и государств – членов СЭВ. В 1988 году создал первое в Украине совместное предприятие – украинско-немецкий "Интеркомпьютер". Несколько лет работал в Западной Германии. В 1994 году создал Донецкое акционерное научно-коммерческое общество (ДАНКО), став его первым президентом. Александр Момот был академиком Академии экономических наук Украины, членом-корреспондентом Академии информатики.



Десятки людей, знавших Александра Момота, в том числе и самые близкие, с кем довелось общаться в Киеве, Днепропетровске, Донецке и Москве, сходятся в том, что врагов у Александра никогда не было, зла он никому не желал и не делал.

Ясно, на этот счет могут быть и, скорее всего есть, и иные мнения.

Попытаемся взглянуть на Момота и его дело как на некое характерное явление, своего рода примету нашего времени.

Профессор Амитан, академик Академии технологических наук Украины, считает вполне закономерным и логичным, что именно Александр Момот в свое время стоял у истоков создания СП "Интеркомпьютер". Только человек такой убежденности, такой энергии и такого характера мог в первые же дни провозглашенной перестройки отважиться на масштабные программы и проекты. Когда на одной из международных выставок венгерский коллега, занимавшийся компьютеризацией органов управления своей страны, предложил Александру сотрудничество, Момот оценил перспективы вполне реально и по абсолютно непроторенной дороге без промедления – системный аналитик! – направил свои усилия на создание нового предприятия. Веско аргументировав неизбежность компьютеризации всех сфер управления производством, отчетности, информатизации, сумел убедить руководство многочисленных инстанций. Предприятие было зарегистрировано в самом начале 1988 года. Так родилось известное многим в Украине и далеко за ее пределами СП "Интеркомпьютер". Это было одно из первых предприятий с иностранным капиталом в Украине, да и в Советском Союзе в то время подобные были наперечет. Вскоре "Интеркомпьютер" вырос в международную корпорацию, главный офис которой находился в Германии, а отделения – в Венгрии, Болгарии, Италии, Англии, США и других странах. Подразделения фирмы работали и по всей Украине – в Донецке, Киеве, Днепропетровске, Закарпатской области, в Крыму.

Совместное предприятие, созданное и руководимое Александром Момотом, занималось, в основном, созданием производственных, бытовых и учебных программ, не раз, и весьма успешно, участвовало со своей продукцией во всемирной выставке компьютерной техники "Цебит" (г. Ганновер, Германия). Заключались новые контракты, дело расширялось и совершенствовалось. А Александру Момоту, который создал и развивал крупное международное СП, на равных конкурировавшее с ведущими зарубежными фирмами, не было в ту пору и сорока. "Интеркомпьютер" довольно быстро прочно встал на ноги, превратился в солидную фирму с отличной репутацией и, что самое главное, показал и доказал конкурентоспособность наших предприятий на западном рынке. В Германии, Англии, Америке вынуждены были считаться с аргументами "Интеркомпьютера": оригинальные, свежие разработки программных продуктов фирмы Александра Момота вызывали восхищение специалистов и уверенно чувствовали себя в жесточайшей конкурентной борьбе. Ведущие компьютерные корпорации мира не прочь были сотрудничать с "Интеркомпьютером". Сферы деятельности фирмы неуклонно расширялись. Александр Момот, работая на Западе, усваивал законы и правила игры, набирался опыта. Большой международный бизнес – жестокая среда. И опыт был жестоким. Конкуренты и нечистоплотные соратники, зависть, предательства, измены, грязная игра – реалии, с которыми приходится сталкиваться на каждом шагу. Легких побед в борьбе за рынок не бывает. Выбор прост – или подчиниться навязываемым грязным правилам, стать частью структуры, или сопротивляться, работая честно.

Сохранить себя, свой бизнес, своих товарищей в войне без правил – задача непростая даже там, где действуют законы гражданского общества. Украина в начале девяностых годов – это территория полного экономического хаоса и разрухи.

Донецкий регион исключением не был.

Государственное управление экономикой практически развалилось. Шутка ли – Донбасс уголь для своих предприятий вынужден был покупать в Польше! С точки зрения здравого смысла большего абсурда и придумать нельзя – но на этом хорошо грели руки те, кто умело разъединял государственные интересы и личную выгоду.

"В ноябре 1991 года руководители донецких предприятий – директор "Азовстали" Александр Булянда и директор шахты имени Засядько Ефим Звягильский создали Первый украинский международный банк для обслуживания экспортных операций донецких предприятий и управления поступавшей валютной выручкой.

В это же время была организована корпорация "Дон", имевшая в числе пайщиков представителей тогдашнего донецкого руководства. Эта корпорация, а также созданный в 1992 году при ее участии концерн "Энерго" уже к 1993 году стали крупнейшими игроками на рынке угля СНГ, контролируя поставки топлива на предприятия Украины, Казахстана и России. Из других бизнес-структур, возникших в 1990-1992 годах, можно выделить также фирму "Атон" Евгения Щербаня и "Дело всех" Владимира Щербаня.

Будучи едва ли не единственным регионом страны, который приносил в казну доходы, и не требовал дотаций, Донбасс быстро занял весомые позиции как в украинской экономике, так и в политике. На ключевые должности в государстве, связанные с экономической политикой, назначались, как правило, выходцы либо из Донецка (если это касалось металлургической и угольной промышленности), либо из Днепропетровска (отрасли, связанные с машиностроением).

В 1994 году президентом страны стал директор Днепропетровского ракетостроительного завода Леонид Кучма. Началось расследование некоторых дел, связанных с пребыванием Звягильского на посту и.о. премьера, и перед угрозой ареста глава донецкого директората эмигрировал в Израиль.

Донбасс остался без лидера, который был объединяющим звеном всех раздробленных структур региона. Причем, это случилось в разгар широкомасштабной приватизации и в момент, когда днепропетровский клан все больше набирал политический и экономический вес. Это угрожало донецким потерей контроля над стратегическими экономическими объектами Восточной Украины.

Поэтому процесс консолидации всех бизнесс-структур не только не затормозился, но и начал развиваться более динамично. Но инициаторами в этой ситуации выступили уже сами бизнесмены. Контроль над ситуацией в области перешел от директорского корпуса "крепких хозяйственников" к "коммерсантам". А конкретнее – к весьма разнородному конгломерату структур, подконтрольных Евгению Щербаню, Ахатю Брагину (к тому времени, помимо всего прочего, он был президентом футбольного клуба "Шахтер") и Владимиру Щербаню, избранному в 1994 году губернатором области".

Вернувшись в 1994 году из Германии в Донецк, Александр Момот не узнал города – заводы стоят, кризис неплатежей, экономическая неразбериха, шахтеры бастуют. А многие просто не знали, что делать, искали, куда бы уехать.

Момот же вернулся и затеял создание ДАНКО, нацелившись на базовые отрасли Донбасса – энергетику, уголь, металл, на возрождение мощи региона.

Уникальность акционерного общества, созданного Александром Васильевичем, в том, что оно объединило интересы коллективов ПО "Октябрьуголь", Кураховской ТЭС, Енакиевского металлургического комбината и многих других предприятий Донецкой области. В руководстве какой еще фирмы вы найдете сразу троих докторов наук? Александр Момот собрал авторитетных ученых и специалистов высшего класса. Предприятие свое замыслил как научно-коммерческое, хорошо понимая ценность инновационных идей, точного методического анализа и просчета стратегии. Деятельность общества сразу же стала приносить ощутимые результаты: сотни тысяч тонн металла, миллионы киловатт-часов электроэнергии... И ни одно из задействованных в структуре предприятий не бастовало, тысячи рабочих регулярно получали заработную плату...

Заработала классическая схема цикла – уголь-електроэнергия-кокс-металл.

Александр Момот точно разобрался в ситуации, с присущей ему деловой хваткой системного аналитика смекнул, что самым острым дефицитом (и соответственно самым дорогим звеном в замкнутом круге коммерческих операций) были газовые трубы большого диаметра, которые охотно брал в оплату российский "Газпром". Это был ключевой момент.

В 1996 был дан старт разработанной в недрах ДАНКО масштабной программе "Штрипс-труба-газ", в осуществлении которой были задействованы десятки предприятий Донбасса.

Лишь полтора года под руководством Александра Момота работало акционерное общество.

А президент уже намечал более высокие цели, примеривался к новым программам. Разумеется, пропорционально успехам молодой структуры у президента Момота больше становилось не только партнеров, но и конкурентов, доброжелателей, завистников. Правил ведения бизнеса не существовало. Законы подчинялись выгоде конкретных лиц.

После подписания соглашения между правительством Украины и РАО "Газпром" о реструктуризации газовых долгов в облигации валютного займа, в Кабинете министров придумали новую схему поставок газа на внутренний рынок. Если раньше на рынке работало несколько газотрейдеров, крупнейшим из которых был "ITERA", а металлургические гиганты "Азовсталь" и им. Ильича продолжали получать газ по прямым договорам от РАО Газпром, то Павел Лазаренко создал условия для монополизма ЕЭСУ – Днепропетровских "Единых энергетических систем Украины".

Попытка принудительно одним махом, наскоком ввести ЕЭСУ в Донецк окончилась для Павла Ивановича неожиданным для него провалом.

После убийства криминального хозяина Донецка Ахатя Брагина молодой донецкий предприниматель, унаследовавший татарское влияние на бизнес и футбольный клуб "Шахтер", с неоднозначным прошлым и офисом в фирме "Люкс", сумел так организовать дело, что крутой днепропетровский выдвиженец Кучмы вынужден был пойти на переговоры. В противовес прямолинейному "наезду" Лазаренко реальная власть Донбасса предложила со своей стороны как бы компромиссную идею создания специальной структуры, этакого донецкого "филиала" ЕЭСУ. Заданием которого ставилось вытеснение "Итеры" и поставка газа тем предприятиям, которые питались напрямую от "Газпрома". В ходе напряженного переговорного процесса достигли соглашения, сторговались на том, что будет создан "Индустриальный союз Донбасса", который от имени и по поручению ЕЭСУ

(за 50 центов с каждых 1000 куб метров газа) и будет торговать в регионе. Это была стратегическая долгосрочная победа – контроль над регионом оставался в Донецке.

Привлечен был из Мариуполя начальник отдела внешнеэкономических связей комбината "Азовсталь" Сергей Тарута с его ООО "Азовинтекс", зарегистрированным в том же 1995 году. ЗАО "Визави", президентом которого был Виталий Гайдук. Александр Момот, президент компании "ДАНКО", стал соучредителем и фактически главным управленцем всеми делами новой структуры "Индустриального союза Донбасса", которую он позиционировал и выстраивал гораздо масштабнее, нежели просто буфер между поставщиками газа и его потребителями.

Параллельно с этим решением компании-претенденты развернули настоящую борьбу за право снабжения энергоносителями двух мариупольских металлургических гигантов и Харцизского трубного завода, от продукции которого критически зависело функционирование "Газпрома".

На заключение в 1996 году дилерского контракта между Индустриальным Союзом Донбасса и Едиными Энергетическими Системами Украины повлияло то, что последние закрепились как один из крупнейших поставщиков железной руды металлургам Донбасса (до этого поставки руды на "Азовсталь", например, контролировали компании "Атон", "Укррос", "Доферко"). Кроме того, ЕЭСУ стали руководителем коордиинационной группы по созданию на базе завода промышленно-финансовой группы "Трубтранс" и предприняли попытку покупки контроля над ОАО "Харцизский трубный завод" по непроиндексированной цене.

Индустриальный Союз Донбасса стремительно занял прочные позиции в промышленном комплексе Донецкого региона и всей страны. К концу 1996 года глава ИСД сообщал о том, что за отчетный период удалось реализовать контракты стоимостью более 244 миллионов долларов на поставку газа 150 потребителям. По итогам весьма трудного для газового рынка 1996 года корпорация вышла в национальные лидеры по доле своевременных денежных проплат топлива – 24,4%.

Справка официального сайта корпорации "ИСД".

Корпорация "Индустриальный Союз Донбасса" была образована в декабре 1995 года. В составе ее основателей: Донецкое региональное отделение Академии технологических наук Украины, Академия экономических наук Украины (г. Донецк), Донецкая торгово-промышленная палата (г. Донецк), ООО Проектно-строительное предприятие "Азовинтекс" (г. Мариуполь), ЗАО "Визави" (г. Донецк).

Активное формирование промышленно-интегрированной структуры проходило по нескольким направлениям: "ИСД" осуществляла масштабные проекты в металлургической, угольной и энергетической сферах. В результате Корпорации удалось сделать большой шаг в достижении своей основной цели: оптимальной интеграции промышленных предприятий Донецкой области и Украины.

Такая продуманная стратегия, а также привлечение высококлассных специалистов и целенаправленная маркетинговая политика позволили Корпорации за первые пять лет своего существования войти в число ведущих предприятий Украины и СНГ.

Совокупный годовой оборот корпорации с ее дочерними структурами составляет более 1,7 млрд. долларов США.

В официально распространяемой самой корпорацией информации нет ничего про причины возникновения структуры и про роль Александра Момота в ее становлении.

Распределение сфер влияния в финансово-промышленном секторе середины 90-х годов в Донецком регионе требовало от участников процесса вполне определенных качеств. Задействованы были колоссальные ресурсы, ставки были очень высокими.

А теперь конспективно, без лишних комментариев, расположим в хронологической последовательности некоторые факты.

• К моменту создания корпорации "Индустриальный союз Донбасса" на Украине существовало лишь два уполномоченных Укрнефтегазпромом оптовых продавца газа для Донецкого региона. Это – мощная днепропетровская структура Единые энергетические системы и украинское представительство американской компании ITERA во главе с бывшим заместителем председателя Донецкой облгосадминистрации Александром Шведченко. При этом РАО "Газпром" напрямую поставляет российский газ флагману украинской металлургии заводу "Азовсталь". Годовая потребность предприятий региона в газе составляет примерно 20 миллиардов кубических метров при цене 83 доллара за одну тысячу кубометров.

• 12 февраля 1996 года глава Донецкой областной администрации Владимир Щербань подписал распоряжение, по которому основным поставщиком газа в регион определялся Индустриальный союз Донбасса, и всем основными потребителями природного газа следовало перезаключить договора.

• Спустя полтора месяца Павел Лазаренко, бывший губернатор Днепропетровской области, а тогда вице-премьер Украины, курирующий в правительстве вопросы газовой политики, заявил, что "законных оснований требовать расторжения контрактов с уполномоченными оптовыми импортерами, работающими в Донецкой области, не существует!"

• Синхронно средства массовой информации распространили заявление председателя правления российского АО "Газпром" Рэма Вяхирева о нарастающей жесткой конкуренции РАО "Газпром" с американскими компаниями за объёмы поставок газа на рынки Западной и Восточной Европы.

• Вскоре по электронной почте НБУ прошло сообщение о переводе счетов корпорации ІTERA из киевского Градобанка в днепропетровский "Кредит-Днепр", который аффилирован группой "Интерпайп".

• В конце марта 1996 года президент украинского представительства американской корпорации ITERA Александр Шведченко, не соглашавшийся отказываться от наработанных схем, был расстрелян в центре Киева.

• Вскоре после этого пресса сообщила о том, что генеральный директор "Азовстали" Александр Булянда обратился в СБУ с просьбой обезопасить жизнь его и родственников.

• На 18 мая 1996 года был намечен очередной визит Рэма Вяхирева в Украину для решения острых вопросов газопоставок.

• В ответ на мартовскую расправу 16 мая во дворе собственного дома расстреливают президента Донецкого Акционерного Научно-Коммерческого Общества Александра Момота.

• Через три недели в автокатастрофе погибает заместитель директора "Азовстали" Федор Бужан, возражавший против объединения завода с комбинатом имени Ильича.

• 12 июня 1996 года глава Донецкой областной госадминистрации и председатель Либеральной партии Украины Владимир Щербань заявляет в прессе: "Хорошо известно, что большая политика делается не у микрофонов и не на трибунах, а в кулуарах".

• 13 июня – в день похорон упрямого заместителя директора "Азовстали" – Павел Лазаренко, уже в ранге премьер-министра, подписывает распоряжение об объединении металлургических гигантов "Азовстали" и имени Ильича.

• Через несколько месяцев Евгений Щербань, его жена и несколько охранников будут изрешечены автоматными очередями на трапе самолета в Донецком аэропорту.

Вот такая по доступным источникам получается хронология только одного 1996-го года.

Особый интерес в контексте освещения судьбы Александра Момота имела для меня беседа с представителем руководства ЕЭСУ. Бывший вице-президент корпорации "Единые энергетические системы Украины" Александр Гравец, ныне обретающий новую жизнь под небом страны Израиль, оказался, спокойным, ухоженным, ироничным собеседником. С Александром Момотом они были знакомы, общались – ведь сферы интересов их организаций напрямую пересекались. Нужно было как-то договариваться по разным непростым темам. На мой прямой вопрос о том, не стала ли главной причиной заказного убийства Александра Момота его активная позиция в процессе возрождения промышленности и экономики региона, не совпадавшая с целями тех, кто рвался лишь к захвату-разделу-переделу перспективного куска рынка Донбасса, Александр Гравец, удрученный моей тривиальной, земной логикой, ответил: "Если бы даже не было этого конкретного узла противоречий, нашлось бы что-то другое. Не в этом суть. Каждый, кто принимает нестандартные решения и умеет за них постоять, ответить за их результаты, бросает своеобразный вызов обществу беззакония и безответственности. А Саша, Александр Васильевич Момот – был сформировавшийся, реальный лидер с совершенно другим мировоззрением, с нормальным менталитетом, он мог генерировать продуктивные идеи, мог принимать решения и отвечать за них..."

Как тут не вспомнить и вывод мудрого профессора Олега Викторовича Голосова: "Стая, находящаяся в экстремальной ситуации, например голода или страха, убивает в первую очередь не слабого, она убивает альбиноса, того, кто выделяется, кто отличен от других..."

Лето-осень 1996 года государственные службы по борьбе с организованной преступностью парализовали деятельность общества ДАНКО, арестовывали офис, изымали документацию, компьютерные диски, прослушивали разговоры. Устанавливали, но так и не установили хотя бы возможных инициаторов, заказчиков, организаторов, исполнителей убийства президента Момота. (Много позже суд в Луганске назовет имя и предъявит единственного оставшегося в живых киллера, причастного ко многим нераскрытым делам по заказным убийствам тех лет, в том числе и к расстрелу Александра Момота. Заказчиком удобно было назвать отсутствующего Павла Лазаренко.)

Донецкое акционерное научно-коммерческое общество, созданное доктором Момотом (так лаконично и почтительно называли Александра Васильевича коллеги), тем не менее, оправившись после тяжелейшей катастрофы, продолжило свою деятельность. В чем тоже нетрудно разглядеть уверенную руку первого президента – истинного системотехника – он задумал и создал по-настоящему жизнеспособное, жизнестойкое детище, собрал людей способных продолжить поступательное движение в экстремальной ситуации. И сегодня коллектив ориентируется в принятии ответственных решений по важнейшим вопросам на испытанное и проверенное не раз: а как бы в данном случае поступил Доктор?...

Решения принимаются по рецепту доктора Момота.

Еще в 1995 году Александру Момоту предлагали сделать о нем телевизионный фильм, который конечно же был бы интересен зрителю – молодой обаятельный ученый и предприниматель создавший не только себя, но и целую финансово-производственную систему, доказавший своими поступками, достигнутыми результатами и масштабом новых поставленных задач жизнеспособность и конкурентоспособность воплощенных намерений.

Он все отшучивался – мол, нашли героя нашего времени! Снимайте лучше ребят-программистов, они гении в своем деле, снимайте работающих на заводах, шахтах, электростанциях – вот кто по-настоящему достоин быть увековеченными...

Так фильм снят и не был, все казалось будет еще время, еще успеется...

Кто ж знал тогда, в девяносто пятом, что так все сложится...

Его убили 16 мая 1996 года в самом центре Донецка во дворе дома, где жил. Стреляли из пистолетов ТТ девятого калибра шесть раз, убивали расчетливо, старательно: последний выстрел был произведен в упор в затылок, когда он уже лежал на земле в луже собственной крови. Специалисты МВД и прокуратуры единодушны: дело рук профессионалов. Стреляли двое неизвестных молодых людей спортивного телосложения. В переулке за домом их поджидал в машине третий – убийцы спокойно и бесследно исчезли в сгустившихся сумерках весеннего Донецка. Они выполнили работу, за которую им заплатили. Рынок. Индустриальный Союз Донбасса при Александре Момоте слишком очевидно укреплялся и набирал темпы роста. Устранение яркого лидера стало аргументом в торге.

Сделала ли кровь невинно убиенного Александра кого-то счастливее, лучше, богаче?

Многие из тех, кто договаривался, планировал, оценивал его жизнь по курсу и сегодня,

став старше на десятилетие и опытнее, спокойно продолжают жить, смотреть людям в глаза, зарабатывать миллионы и по-своему снисходительно вспоминать те годы – что ж тут поделаешь, время было такое...

Что там муки совести, страшный суд и возмездие: мол, чисто бизнес, ничего личного...

Сейчас президент ДАНКО – Сергей Васильевич Момот, младший брат Александра. Старается продолжать дело брата в меру своих сил и способностей. Стал лауреатом государственной премии за продолжение планов старшего брата по приватизации и реконструкции Енакиевского металлургического завода. Ныне к тому же и народный депутат по списку партии Регионы Украины.

И сын, Андрей Александрович Момот, окончив Экономическую академию, сначала пришел работать на фирму отца. Теперь устремлен на самостоятельную предпринимательскую стезю. У него есть выбор. Есть ориентир – жизненный путь доктора Момота.

Профессор Олег Голосов, проректор финансовой Академии при правительстве Российской Федерации: "Саша был прирожденным лидером, классным специалистом. Порядочный деловой человек, открытый, веселый и доброжелательный – это было так неожиданно для всех, кто знакомился с ним на Западе. Им восхищались, ему завидовали. А он делал свое дело. И в этом весь Александр Момот. Мне довелось работать со многими сильными мира сего. С такими, как Владимир Иванович Долгих, академик Глушков. Так вот, Саша Момот даже на их фоне выделялся. И мне очень трудно даже предположить, во что бы мог реализоваться его интеллект, его прирожденный дар лидерства: такие натуры двигают пpoгреcc, составляют цвет нации..."

Это было в прошлом веке. Более того – в прошлом тысячелетии. Можно бы уже и отрешиться, забыть, зачеркнуть.

Все это было вчера.

А мы живем сегодня.

И пока мы помним тех, кто добавил нашей жизни светлой энергии души, пока мы несем этот свет в себе, мы имеем право на завтра...

Коментарі









© 2007 - 2020, Народна правда
© 2007, УРА-Інтернет – дизайн і програмування

Передрук матеріалів дозволяється тільки за умови посилання на "Народну правду" та зазначення автора. Використання фотоматеріалів із розділу "Фото" – тільки за згодою автора.
"Народна правда" не несе відповідальності за зміст матеріалів, опублікованих авторами.

Технічна підтримка: techsupport@pravda.com.ua