Пошук на сайті:
Знайти



Народні блоги

Додати стрічку статей сайту до свого iGoogle
Останні публікації

ХРОНОЛОГИЯ ПРОРОКОВ и ПРОРОЧЕСТВ ч.10


0
Рейтинг
0


Голосів "за"
0

Голосів "проти"
0

Христианский писатель и философ ЛАКТАНЦИЙ

ХРОНОЛОГИЯ ПРОРОКОВ и ПРОРОЧЕСТВ ч.10
ХРОНОЛОГИЯ ПРОРОКОВ и ПРОРОЧЕСТВ ч.10

Христианский писатель и философ ЛАКТАНЦИЙ

Луций Цецилий Фирмиан Лактанций (лат. Lucius Caecilius Firmianus Lactantius; около 250, Африка - около 325, Галлия)  - ритор из Африки, ученик Арнобия, принявший в 303 году христианскую веру. За образованность и красноречие Лактанций заслужил впоследствии от гуманистов эпохи Ренессанса почетное звание "христианского Цицерона".

После прихода Константина к власти в западной части Римской империи Лактанций в 317 году был назначен воспитателем Криспа, наследника императора, и проживал в Трире.

Творческое наследие Лактанция довольно обширно и состоит из целого ряда трудов, главной целью которых было, по выражению Г. Майорова, "оправдать христианство в глазах ещё привязанной к античным ценностям римской интеллигенции", что обусловило "интеллектуально привлекательную и литературно совершенную" (Майоров Г. Г. Формирование средневековой философии. М., 1979, с.133) форму его произведений.

Труды Лактанция написаны изящным стилем с соблюдением классических литературных канонов. Они являются одним из самых ярких образцов не только христианской, но и всей позднеантичной литературы

Труды

"О смерти гонителей" (De mortibus persecutorum)  - по форме это произведение близко к памфлету и апологии, и его главной темой является идея божественного возмездия. Описывая события, связанные с гонениями на христиан, и императоров, которые были инициаторами этих гонений, автор, разумеется, не мог оставаться беспристрастным и равнодушным, и тенденциозность этого произведения не может вызывать сомнений.

Но, несмотря на это, в нём дается довольно полная и живая картина последнего гонения на христиан в начале IV в., описываются политические события, даются красочные характеристики политических и религиозных деятелей этого времени. Причем лишь первые 6 глав труда посвящены временам от Нерона до Аврелиана, а остальные 46 - периоду тетрархии и первым годам правления Константина и Лициния.

"Божественные установления" (Divinae institutiones)  - представляет определенный интерес для изучения эпохи и, особенно, для отношений язычества и христианства.

Несмотря на тенденциозность, характерную для апологетического жанра, труды Лактанция являются очень ценным историческим источником, так как они написаны непосредственным свидетелем и очевидцем событий, и приводимые им сведения в значительной части заслуживают доверия.

"О гневе Божьем" (De ira Dei)  - написано против стоиков и эпикурейцев.

"О промысле Божьем" (De opificio Dei)  - апологетическое произведение, написанное в 303 или 304 году и посвященное бывшему ученику, богатому христианину по имени Деметриан.

Итак согласно вышеприведенной информации ЛАКТАНЦИЙ (Lactantius) Луций Цецилий Фирмиан – латинский христианский апологет. Но он прежде всего исторически известная личность и в связи с чем нам будет интересно и взглять на его жизнь!

А вот его жизни известно в основном из сочинений еще одного христианского писателя и богослова Иеронима.

Лактанций получил хорошее образование, был учеником Арнобия.

Ок. 300 занял кафедру риторики в Никомедии, где Диоклетиан в то время расположил столицу империи; в это же время обратился в христианство.

Однако ок. 305, из-за гонений на христиан, он покинул свой пост и отправился на Запад.

Примерно с 308 по 317 состоял воспитателем у старшего сына Константина, Криспа.

В основу своей так сказать писательской творческой лаборатории Лактанций помимо римских классиков (прежде всего Цицерона, а также Лукреция, Варрона, Сенеки) к источникам ширользовал и труды латиноязычных христианских предшественников (Минуция Феликса, Тертуллиана, Киприана), а также греческого апологета Теофила Антиохийского и др.;

    До нас дошли не все его сочинения. А основные из дошедших приведены были выше.

Они хотя и интересны для прочтения лицам глубоко интересующимся возникновением и развитие в Римской империи христианской церкви но сложны для понимания лицам имеющим современное среднее образование но не закомых даже с основами христианской истории, не говоря о трудах древнеримских писателей.

Поэтому тут я просто отмечу что Лактенций опираясь на биологические и психологические теории своего времени, пытается доказать существование Бога и божественного провидения с помощью детального рассмотрения строения человеческого тела как вместилища души и указать читателю на наличие высших целей человеческого существования.

Главный литературный труд Лактанция – "Божественные установления" (Divinae institutiones), апологетическое сочинение в семи книгах. Работа над этим произведением заняла без малого десять лет.

О значимости данного трактата для самого автора говорит уже тот факт, что несколько лет спустя Лактанций сам написал "Извлечение" (Epitome) из "Божественных установлений".

В "Божественных установлениях" Лактанций ставил перед собой самые широкие задачи.

Как апологет, он стремился не только низвергнуть основы языческой религии, но и объяснить смысл и доказать истинность христианской религии.

Он старался не просто вскрыть заблуждения греческих и римских философов, но и объяснить причину этих заблуждений. Доказывая несостоятельность язычества как религиозной системы и языческой философии как системы мировоззрения и этики, он хотел утвердить в сознании образованных язычников христианский взгляд на мир и человека, а также предложить им систему нравственных принципов своей религии.

Сотри работу:"De divinis Institutionibus libri VII" ("Семь книг божественных Установлений") – 304-313.

Это одна из самых обширных христианских апологий.

В первой, собственно апологетической части сочинения, Лактанций критикует как языческую философию, так и религию.

Их полная разобщенность приводит к тому, что человек не может претендовать на обладание мудростью, т. е. последним знанием вещей божественных и человеческих: философы лишь стремятся к ней, чтоподтверждается многообразием их учений (Лакганций рассматривает взгляды Пифагора, Сократа, Цицерона и др.), а языческая религия переполнена суевериями и предрассудками.

Только вера в божественное Откровение предоставляет человеку, созданному по образу Бога, возможность познать мудрость. К обоснованию главного тезиса – "в мудрости заключена вера, а в вере – мудрость" – сводится стремление Лактанция соединить оправдание авторитета разумом и ограничение человеческого разума божественным авторитетом.

Во второй, доктринальной части сочинения ощутим характерный для апологетов 3 в. субординационизм; здесь также излагается популярное в то время хилиастическое учение. 3. "De ira Dei" ("O гневе Божьем") – 314-317.

Направленное в основном против стоиков и эпикурейцев, не допускавших в Боге такой страсти, как "гнев", оно опровергает безразличие Бога по отношению к людям и утверждает силу его правосудия при наказании злых. 4. "De moitibus persecutorum" ("О смертях преследователей") – историческое сочинение, описывающее пережитые автором события: отречение Диоклетиана, гражданскую войну и торжество христианства, установленного Константином Великим.:

С этим интересным сочинением вы уважаемый читатель сможете самостоятельно познакомися перейдя вот по этой ссылке http://krotov.info/acts/04/1/laktanzy_o_gonit.htm

Лакганций оказал немалое влияние на других христианских писателей и богословов- Августина, Иеронима, представителей уже чисто схоластической мысли.

Особенно был популярен Лактенций среди некоторых гуманистов Возрождения {Петрарки, Леонардо Аретино, Пико делла Мираядаяы) как один из основоположников нового типа христианской литературы.

Учение о человеке.

Хотя за Лактенцием в филосовский и богословских кругах и закрепилось по сути прозвище "аппологет" (а понятие Апологе;т (от греч.;;;;;;;; – апология – защитительная речь) – историческое название преемников апостолов и мужей апостольских – пытавшихся обосновать христианское учение и открыто защищавших его от критиков в период II-III столетий нашей эры раннехристианских писателей!) но лично мне и надеюсь большиству из вас уважаемые читатели импонирует его учение о человеке!

И в первую очередь Лактенций интересен и современному читателю, что его Учение о добродетели, которая проявляется в религиозном поведении, теснейшим образом смыкается у Лактанция с его антропологией!

(Антрополо;гия (от др.-греч.;;;;;;;; - человек;;;;;; - наука)  - совокупность научных дисциплин, занимающихся изучением человека, его происхождения, развития, существования в природной (естественной) и культурной (искусственной) средах.

В Советском Союзе антропология понималась как наука о происхождении и эволюции человека и его рас, то есть, как физическая антропология.

А если сюда еще примкнуть и современную генетику, то тогда мы в лице Лактенция по сути можем иметь чуть ли не одного их первых ученных, заложившими основы антропологии и популяризировавшего ее открытия через публикацию своих работ!

Один из важнейших вопросов для всей раннехристианской мысли, вопрос о природе и назначении человека Лактанций затрагивает в ходе своей полемики с эпикурейцами.

Подлинный гимн человеку Лактанций пропел в своем более раннем сочинении "О творении Божием", но и в "Божественных установлениях" он еще раз обращается к апологии высшего творения Господа.

Христианство во времена Лактенция уже сформировало новое отношение к человеку, отношение, которое, в действительности, уже долгое время вызревало в культуре эллинизма и в этике стоиков.

Христианские предшественники Лактанция в подавляющем большинстве своем утверждали мысль о высоком назначении человека, видели в нем наиболее совершенное из божественных творений.

Чуть ли не единственным исключением в данном случае оказался учитель Лактанция Арнобий, обрушившийся с критикой не только на человеческое тело, но и, что совершенно неожиданно для христианской мысли, на душу человека.

По мнению Арнобия, человек не имеет ничего общего с небесными существами и мало отличается от других животных (Am. Adv. nat. II.16-17, 25; VII.34).

Человек является существом незначительным, бесполезным для мира, смертным, по характеру изменчивым, обманчивым, слабым, склонным к порокам.

Поэтому к спасению человека может привести только познание Бога.

Не только тела, но и все души от природы несовершенны и порочны (Ibid. 11.50).

Арнобий дает неприглядный анатомический образ человека, подчеркивая в нем все неприятное и некрасивое (Ibid. III.13). (смотри книгу. Бычков В. В. Эстетика поздней Античности. С. 150)

Тем более разительны на фоне его идей взгляды Лактанция на человека.

Автор "Божественных установлений" апологию человека ведет сразу в двух направлениях. Он защищает не только человеческую душу, но и тело. В данном случае Лактанций мог бы опереться на авторитет Тертуллиана, который в трактате "О воскресении плоти" дает необычайно высокую оценку человеческого тела: Бог из праха извлек "золото плоти (aurum carnis) " (Tertull. De cam. resur. 6), создавая человеческую плоть, Господь думал о Христе, Который однажды должен будет принять плоть (Ibid.).

Именно плоть, соединенная с душой, является для Тертуллиана "якорем спасения (cardo salutis) " человека: "плоть омывается, чтобы душа очистилась, плоть помазывается, чтобы душа освятилась, плоть принимает Тело и Кровь Христову, чтобы и душа вскармливалась Богом" (Ibid. 8).

Лактанций говорит уже о самом вертикальном положении человеческого тела с лицом, обращенным к небу, как об отличительной особенности человека, которая выделяет его из всех живых тварей.

Прямохождение человека – это знак его высокого назначения.

Человек должен смотреть вверх, на небо, где обитель Господа. Бог "для того сотворил человека прямоходящим, чтобы мы знали, что предназначены стремиться к высокому и небесному" (И. 17.9); "нам специально было дано взирать на небеса, стоя прямо, чтобы мы искали там религию и созерцали душой" (II. 1.17). По словам Лактанция, Бог как бы протянул руку человеку, заставив его "подняться от земли для того, чтобы тот созерцал Его" (VII.5.6). Таким образом, уже рассмотрение внешней особенности человека, его прямого тела способно привести к выводу о главном назначении человека, которое заключено в познании Бога.

Однако Бог выделил человека из всех Своих творений не только вертикальным положением тела.

Полемизируя с эпикурейцами, Лактанций пытается доказать, что, несмотря на то, что человек получил слабое тело, несмотря на то, что человек подвержен болезням, он отличается от других животных еще одним особым даром. Бог дал человеку гораздо большее, чем крепость тела животных, чем острые зубы или легкие крылья, – Бог дал ему разум.

С помощью разума человек компенсирует все свои физические недостатки, он способен себя согреть, уберечь от диких зверей: "Бог сотворил человека голым и беззащитным, чтобы его и укрывала, и защищала разумность. Оплот и облачение Бог поместил у него не снаружи, но внутри, не на теле, но в сердце" (VII.4.14).

Однако разум дан человеку не только для того, чтобы он улучшал и защищал собственную жизнь.

Главное назначение разума состоит в познании человеком добра и зла.

Для того, пишет Лактанций, человек был наделен разумностью, "чтобы, познав природу добра и зла, он использовал силу своего разума в стяжании добра и в уклонении от зла" (VII.4.13).

Итак, знание добра и зла само по себе ничего не дает, и человек способен обрести вечность, лишь выбирая с помощью разума добродетель.

"Стало быть, – пишет Лактанций, – добродетель является совершением добра и не совершением зла. И все же знание так связано с добродетелью, что знание идет впереди добродетели, добродетель же следует за знанием, так как нет никакой пользы от знания, если за ним не будет действия" (VI.5.11).

Свою добродетель человек должен проявлять в общении с другими людьми, она заключена в недопущении вреда и оказании необходимой и бескорыстной помощи.

Человек, повторяет Лактанций положение Аристотеля, является социальным животным (VI. 10.10).

Но самое главное, люди имеют общего предка, того самого первого человека, созданного Богом, а потому являются братьями в буквальном, а не в переносном смысле: "...если мы все происходим от одного человека, которого сотворил Бог, то, конечно, мы все – единокровны" (VI. 10.4). А потому высшей ценностью оказывается человечность, а высшим злодеянием – ненависть к человеку, даже если он преступник (VI. 10.4).

Исходя из этого, Лактанций вслед за ранними апологетами обрушивается с беспощадной критикой на нравы римлян, на их кровавые зрелища.

Нельзя не только убивать человека, но и лицезреть убийство, получая от этого наслаждение (VI.20.10).

А потому гладиаторские бои противоречат самой природе человека и добродетели.

Нельзя убивать детей и даже выбрасывать их на улицу в надежде на то, что они попадут в добрые руки.

Даже бедность родителей не оправдывает отказа от ребенка (VI.20.19-25).

Напротив, каждый человек должен помогать другому человеку, проявлять милосердие. Подавая милостыню голодному, нищему, человек совершает такой же благовидный поступок, как и спасение другого из огня или из лап зверя (VI. 11.5-6).

Бескорыстное милосердие, осуждаемое многими философами, в том числе Цицероном, вызывает острую неприязнь у христианского писателя.

Помогать нужно не только достойным людям, отвечает Лактанций римскому ритору, но и недостойным, поскольку, как Цицерон признает и сам, "купленная добродетель не является добродетелью" (VI. 11.14). "Окажи помощь слепым, – призывает Лактанций, – слабым, увечным и брошенным, тем, кто умрет, если им не помочь. Они бесполезны людям, но полезны Богу, Который сохраняет их живыми, дарует им дыхание, одаривает их светом" (VI.11.18).

Проявление добродетели связано с трудностями, которые каждому следует преодолевать, поэтому дорога добродетели с первого шага Кажется крутой и тернистой, в то время как дорога пороков выглядит "Прекрасной и достаточно торной" (VI.3.2-3).

Препятствиями на пути добродетели оказываются человеческие страсти. Человек, отмечает Лактанций, наделен не только разумом, с помощью которого он оказался способен выбирать между добром и злом, между смертью и бессмертием, но и страстями, которые влекут человека ко греху.

При этом Лактанций, в отличие от стоиков, которые призывали искоренять страсти, говорит о полезности страстей для человека, в том числе для достижения высшего блага. Страсти естественным образом сопровождают человеческую жизнь. Важно, как человек сможет распорядиться той или иной страстью.

Не следует сдерживать радость по поводу успехов государства и избавления от тирании, но грешно радоваться чужому горю (VI. 16.3-5); влечение в отношении к законному супругу вполне допустимо, в отношении другого человека – прегрешение IVI.16.9).

Мудрость, подводит итог своему рассуждению Лактанций, заключается в обуздании не самих страстей, а их причин.

Страсти же "должны проявляться в соответствующее время, ситуации и месте, чтобы страсти, которыми можно пользоваться правильно, не стали пороками" (VI. 16.7).

Силу страстей невозможно сдержать и не нужно сдерживать, ибо они от рождения даны для исполнения жизненных функций, поэтому "нужно стремиться на правильную дорогу, чей путь лишен ошибок и рисков" (VI. 16.11).

Бог намеренно наделил каждого человека страстями, чтобы он сопротивлялся им:

"Бог, когда сотворил первого человека, с удивительной прозорливостью наделил его прежде этими порывами души, чтобы тот мог использовать добродетель... и поселил материю пороков в страстях, а материю добродетели – в пороках" (VI. 15.9).

"В самом деле, – подчеркивает апологет, – никакой добродетели не было бы или она была бы бесполезна, если бы не было того, через что проявлялась бы и явствовала ее сила" (VI. 15.9).

Весь мир создан Богом из противоположностей.

Небу, обители Бога, источнику света и жизни, противопоставлена земля, являющаяся местом тьмы, смерти и всего низменного.

Сама земля разделена Богом на две противоположные части – запад и восток. Восток связан с Богом, с источником света; запад, напротив, отдан во власть "мятежного и превратного духа" (II.9.5).

Две другие части – север и юг – примыкают, соответственно, к западу и востоку.

Согласно сторонам света, Бог создал и времена года: весна отдана востоку, лето – югу, осень – западу, а зима – северу.

Столь же противоположны друг другу день, близкий Богу, и ночь, время власти тьмы: "День, рождение которому дает восток, принадлежит Богу, как и все лучшее. Ночь же, которую напускает запад, принадлежит, разумеется, тому, кого мы называем завистником Бога" (11.9.11).

Обращаясь к традиционному для христианской мысли поиску прообразов, Лактанций трактует противоположность дня и ночи как прообразы будущего противоборства истинной религии и ложных заблуждений (Ibid.).

Из таких же противоположностей создан и сам человек, как некий микрокосм, в котором объединились небесное начало (душа) и земное (плоть).

Такие же противоположности (добро и зло, жизнь и смерть) поставлены перед человеком с тем, чтобы тот совершал выбор.

Итак, по Лактенцию как мы уже убедились, весь мир сотворен ради человека (VII.3.15) и определен ему в качестве обители.

Смысл же человеческой жизни состоит в обретении бессмертия, которое достигается через познание добра и зла, через предпочтение доброго злому и через исполнение добра с помощью добродетели и справедливости.

Познать добро и зло можно, лишь познав Бога.

Совершение же добра является служением Богу.

Таким образом, именно религия становится у Лактанция важнейшей составляющей человеческой жизни и выделяет человека из всех прочих тварей: "...единственная и подлинно великая разница между людьми и безмолвными тварями состоит в религии" (И.3.14).

Поэтому для Лактанция язычники, искренне верящие в богов, несмотря на всю их вздорность, предпочтительнее безбожников-эпикурейцев, отвергавших религию; язычники даже "несут в себе что;то от истины и могут быть прощены, ибо исполняют высший долг человека, хотя и не на деле, а в замысле" (Ibid.).

Религия в итоге призвана сохранять общественное устройство, сдерживая насилие, жестокость и человеческое безрассудство.

Но Лактенций вощел в миовую историю не только как христианский философ!

Он прославился еще и своими пророчествами будущего! Исполение которых по современным его толкованием ожидается не ранее 2101 года!

об Антихристе

Лактаций Люций Целий Фирмиан в своих Божественных установлениях XII, XVI весьма подробно описывает жестокие деяния будущего Антихриста и несчастья, которые ожидают человечество:

"Цари соберут многочисленные войска, презрят возделывание земли, а это есть источник всех бедствий, разорят ее и опустошат.

Тогда внезапно с пределов окраин выступит против них могущественный неприятель, который поразит трех царей, властвующих в Азии, соединится с остальными и будет избран общим вождем.

Он произведет нестерпимые жестокости во Вселенной, нарушит божественные и человеческие законы, изобретет ужасные средства поддержания своего владычества, уничтожит прежние постановления и выдумает новые, осквернит святыню, расхитит имущество народов, будет грабить, и убивать невинных.

Наконец, переменив имя своей столицы и перенеся ее в другое место, он сделает из Вселенной зрелище неустройства и смятения.

Время будет такое бедственное, что не останется никого на земле, кому бы жизнь не опостылела.

......

Города опустошатся и истребятся не только от меча и огня, но и от землетрясений, наводнений, заразительных болезней и голода.

Воздух испортится от опасных испарений и сделается вредоносным от излишества, с одной стороны, влажности и сухости, а с другой – холода и зноя. Земля приведена будет в печальное бесплодие и не станет производить ни трав, ни семян.

Деревья останутся без плодов... Источники и реки иссякнут, так, что люди будут изнурены жаждой, и вода обратится в кровь или в горечь, и умертвит множество зверей рыб и птиц.

Умы будут тревожиться чрезвычайными явлениями на небе, помрачнением солнца, бледностью луны и падением звезд. Эти чудеса произойдут удивительным и непредвиденным образом.

Солнце покроется такой густой мглой, что не будет никакого различия между днем и ночью.

Луна как бы обагрится кровью и подвергнется затмению, не кратковременному и преходящему, но беспрерывному: она получит неправильное движение, которое смешает все времена года. Годы, месяцы и дни сократятся".

О Конце Мира

"Когда приблизится последний конец мира, тогда зло возрастёт, все виды пороков участятся, справедливость исчезнет, милосердие, мир, скромность перестанут существовать.

Насилие и дерзость будут изобиловать.

Алчность и похоть испортят всё. Царства умножатся.

Коротко сказать, такие наступят времена, что живущих будут провожать слезами, а умирающих приветствовать."

Напоследок следует отметить, что Латенций сделал свои пророчества между 312 и 320 годами нашей эры.

За прошедшее с тех пор время на нашей планете Земля много чего успело произойти.

Взять хотя бы того же Антихриста!

Если почитать литературу по оккультизму и магии то оказывается их уже приходило три: Нерон, Наполеон и Сталин!!!

Сейчас же многие христиане ждут Четвертого!

Но тем не менее к словам Латенция надо нынешнему молодому поколению вссже же возможно пришлушаться. ведь все эти вышеописанные в пророчествах испытания уже выпадут на иих и их детей и внуков.










© 2007 - 2020, Народна правда
© 2007, УРА-Інтернет – дизайн і програмування

Передрук матеріалів дозволяється тільки за умови посилання на "Народну правду" та зазначення автора. Використання фотоматеріалів із розділу "Фото" – тільки за згодою автора.
"Народна правда" не несе відповідальності за зміст матеріалів, опублікованих авторами.

Технічна підтримка: techsupport@pravda.com.ua