Пошук на сайті:
Знайти



Народні блоги

Додати стрічку статей сайту до свого iGoogle
Останні публікації

Присоединение Крымского ханства к Российской империи и современная геополитика Гл.27 ч.6


-1
Рейтинг
-1


Голосів "за"
1

Голосів "проти"
2

Кампания 1769 года

Присоединение Крымского ханства к Российской империи и современная геополитика Гл.27 ч.6
ч. 6

Кампания 1769 года

В связи с обострением русско-турецких отношений грозящих новой войной императрица Екатерина Вторая всю власть в Российской империи с 1769 года сосредоточила в созданном ее вне государственном учреждении "Совете при Высочайшем дворе" – высшем совещательном органе, в котором она непременно председательствовала.



Совет в числе 8 человек состоял из виднейших государственных деятелей – А.А. Вяземского, А.А. Безборобко, П.А. Румянцева, Г.А. Потемкина и др. (после войны Совет продолжал действовать как по вопросам военной и внешней политики, так и внутренней политики).

И как верно заметили поздние историки, не только благодаря мудрости новой императрицы, а только, благодаря деятельности, такого чрезвычайного органа, Россия начала, успешно готовится, к новой войне, с давним и сильны своим противником.

При этом в российских планах было взято во внимание и то, что в этой войне придётся сражаться не только с одними турками, а еще с поляками, где Россия уже спровоцировала гражданскую войну между конфедератами и короля Станислава Понятовского.

Да и само объявление Турцией в конце 1768 г. войны России,, произвело магическое действие на антироссийски настроенных поляков, которые ждали помощи от турок и надеялись на неё. В общем, Польша, открыто не объявляя войну России, выжидала, желая отдать предпочтение сильнейшему в русско-турецкой схватке.

Турецкие войска так же готовились к новой войне. Они сходились из Анатолии, Албании, Румелии и Боснии к окрестностям Адрианополя, месту своего сбора.

Общая численность турецких войск предполагалась не менее 200 000 человек.

Но, вот, что интересно, как в Турции происходил процесс объявления народу о новой войне и как на эту новость реагировали турецкая армия и мирные граждане!

И если сравнить эти события с поведением современных нам жителей ряда арабских стран, то видно, что менталитет их граждан на прошедшие 250 лет не изменился. Ну, судите сами...

В своей книге "Война России с Турцией и польскими конфедератами в с 1769 по 1774 года" А.Петров так описал эти события:

"29-го октября (1768 г.), по турецкому обычаю, был выставлен в зале визирскаго дворца конский хвост, называемый конак-туй, – что означало неизбежность войны.

Он выставляется всегда за 40 дней до выступления войск в поход.

После известной церемоний, конакъ-туй был вынесен к парадному крыльцу визирскаго дома. Тут вторично была совершена церемония с пением молитв о ниспослании победе. Народ кричал аминь.

После того, на визирском дворе было заколото в жертву нисколько баранов.

Но сборы турецких войска были медленнее чем предполагалось. Так, что прошло уже давно сорок дней после вставления конак-туя, а войска еще не выступали.

Только 10-го марта 1769 года, назначен был выход некоторых войск из Константинополя в лагерь при Дауд-Баши.

Отдаленность опасности и превратное понятие о русских силах служили причиною, что турки, имея в виду один только грабёж и обогащение, на который они так много рассчитывали, были воодушевлены до дикого энтузиазма.

"О бедная, бедная Россия, восклицали одни, теперь ты совсем погибла, и ни кто тебе и пособить не может, и не спасёт от острия наших сабель".

Другие, в невежестве толковали, "что они загонять русских, в какие то тёмные страны, на край земли; покорять всю империю, и возвратятся домой с добычею и множеством пленных обоего пола".

Многие янычары, в доказательство своей неустрашимости, и пренебрежения к физическим страданиям ранили сами себя ножами;

Иные, проткнув насквозь руку, и не вынимая ножа, шли, таким образом, по городу, пока от истекшей крови не падали в обморок.

Султан и султанши, присутствовали при этом выступлений. В последующие дни, продолжалось выступление к Дауд-Баши, а 16-го март 1769 г., выехал и сам визирь с магометовым знаменем.

Поднятие магометова знамени всегда сопровождается особенным торжеством; так было и теперь шествие открывали улемы, а за ними следовал муфтий, главное духовное лицо.

Не задолго перед этим, прежний муфтий вели, прозванный праведным умер. Известно, что умирая, он не дал благословения на настоящую войну.

Заместивший-же его муфтий Осман-Мума, был хитёр, корыстолюбив; не на видел русских и вообще христиан.

Он попользовался уважавшем турок, которые называли его безгрешным.

При муфтии следовало магометово знамя, везенное Ямир-Беем, т. е. главным изъ эмиров, которые считают себя прямыми потомками Магомета, и для отличия от прочих мусульман, носят зелёные чалмы, любимый цвет пророка...

Во время шествия, пели молитвы, в которых в особенности замечательно место, в котором просится чтобы "Диавол забрал к себе всех христиан".

За знаменем ехал визирь, окруженный свитою более 200 чел. За ними следовали еще эмиры, напевая гимны.

22 марта 1769 г. султан прибыл к армий, и после молебствия, визирь выступил в поход. Султан провожал войска только 10 вёрст до шатра, где для него был приготовлен визирём обед".

А пока что турецкие, что русские войска еще только собираются приступить к сражениям, нам есть время и возможность поговорить о оперативно-тактических планах сторон.

План турок в начале предстоящей кампании был задуман так, чтобы пользуясь слабой защитой российского пограничного пространства, произвести вторжение в ее пределы на трех направлениях, и сообразно с этим, составить три армий.

Главная, армия, под предводительством верховного визиря, должна была с наступлением весны 1769 года, двинутся к р. Днестру, направляясь к турецкой крепости Хотин, и перейти реку возле этого города.

Князь Потоцкий и епископ каменецкий Красинский от имени конфедератов обещали заготовить к приходу визиря, достаточное количество продовольствия и пороха на всю турецкую армию, и выставить 80,000 войско конфедератов;

За этим предполагалось, занять крепость Каменец-Подольск, которая, вместе с Хотином, должна была обеспечивать сообщение с правым берегом Днестра.

После того, пользуясь малочисленностью российских войск в Польше, предполагалось быстро двинуться к Варшаве, свергнуть Станислава Понятовскаго, и по избрании нового короля, вытеснить, из Польши, или уничтожить российские части, и двинуться, вслед затем к Днепру, двумя колоннами: одна, должна была следовать на Шев другая-на Смоленск.

Сила этой армий после соединения с поляками, под руководством нового короля назначалась более 400 т. человек.,

Другая армия, Крымского хана, силою до 60,000 должна была вторгнуться в пределы России с юга;

Третья армия, долженствовала действовать по направлению к Астрахани. Для этого снаряжена была сильная флотилия на Чёрном море с помощью, которой предполагалось овладеть Таганрогом и Азовом. Войска, отправленный на судах, должны были усилиться подвластными Турции народами на Кавказе, из которых первыми были лезгины.

Но, и правительство Екатерины Второй, тоже не сидело сложа руки.

Еще 4-го ноября 1768 года был собран военный совет в Петербурге под личным руководством императрицы. Предметом заседания было определение: Какой выбрать образ войны?

Все единодушно решили вести войну наступательную, стараться изнурять неприятеля беспокоить его и если можно разорять его магазины. Положено было составить тоже:

"...три армий.

Первая, наступательная армия, под начальством князя Голицына, в числи до 80,000 человек должна была собраться к Киеву к первым числам апреля 1769 года.

Вторая армия, гр. Румянцева в числи до 40 т. челов. под именем оборонительной или украинской, должна собраться при устье Самары, а часть ее стать у Бахмута.

Армию эту с крымской стороны, должны были прикрывать запорожские казаки.

Третья армия, под начальством генерал-аншефа Олица, под именем обсервационной числом от 12-15 т. челов. должна была собраться у Луцка и выставить авангард, от которого выслать отряды для занятия Бара, ст. Константинова и Полоннаго.

Потом обсервационная армия должна была перейти на сближение,с 1-ой армией, и. стать между Бродами и Баром, для связи с 1-ою наступательною армию, с которою должна была соединиться в окрестностях с. Константинова для общих наступательных действий

В этом же заседании по предложение графа Г. Орлова, положено было снарядить эскадру для отправления в Средиземное море, сносясь для этого с английским правительством

Флот этот был под командою графа Алексия Орлова, и состоял из двух эскадр.

Первою эскадрою командовал адмирал Свиридов; она состояла из 5-ти кораблей, каждый о 80 пушках; 6- о 70 пушках; 2- о 32 пуш. З галиота и 2 транспортных судна.

На 13 линейных кораблях было 5 больших и 39 малых шлюпок;-4-галеры и 60 пушек на полевых лафетах кроме морских орудий на кораблях.

Экипаж состоял из 8,910 матросов и 1,660 солдат.

2-я эскадра контр-адмирала Эльфингстона, родом англичанина, состояла из 4 кораблей 60 пушечных, 2-хъ-5 и пушечных; 2-хъ 32 пуш. 5 галютов; 2 галер; 2 пинковъ; 3 полугалер; 3 больших шлюпок и 24 малых.

Экипаж состоял из 3,960 матросов и 860 солдат".

Эта флотилия долженствовала выступить из Балтийского моря, пройти по западному берегу Европы, и через Гибралтарский пролив вступить в Средиземное море.

В итоге реализации всех эти военных планов российские войска к 1 апреля 1769 года сосредоточились в боевой линии Днестром и Бугом, упираясь правым флангом к городку Гржемилову, а левым-к городку Осланову.

За нею стала по квартирам 2 линия и резерв, а впереди у Ляховдева был авангард князя Прозоровского.

А затем, вся эта масса войск стала медленно спускать к югу, имея конечным пунктом своего движения крепость Хотин.





К апрелю и турки постепенно придвинулись к будущему театру военных действий.

Так главная турецкая армия, под руководством верховного визиря, собралась у Адрианополя и только к 31-му марта 1769 г., и выступила к городу Исакчи, а потому на Днестре не могла появиться ранее июня.

Войска Крымского хана, после своего зимнего набега на Новую Сербию составляя авангард турецкой армий, в числе до 80,000 чел. стояли на квартирах в окрестностях города Каушаны. Основой же турецкой обороны на предполагаемом театре военных действий были две турецкие крепости Бендеры и Хотин.

В крепости Бендеры находилось до 30,000 и в крепости Хотин 20,000 гарнизона; да 13,000 корпус турецкий находился по близости города Сороки.

Поздний российский историк, в связи с развертыванием турецкой армии справедливо заметил, что: "Вообще с начала кампаний турки бесполезно теряли время, и упустили удобную минуту, для вторжения в Польшу.

Все их приготовления, шли очень медленно. Мост для перехода армий через Дунай, у Исакчи, на который издержано 250,000 левов не был еще готов; не смотря на то, что работы начались еще в октябри 1768 г.

На огромный суммы (до 350 миллионов пиастров), ассигнованные для покупки провианта и Фуража в Валахии и Молдавии, не успели еще собрать достаточного для армий количества припасов к наполнению магазинов, учреждённых по Дунаю, Днестру, Пруту и других местах, а именно: в Молдавии, в сели Табора, на реки Пруте; в сели Турии на р. Жижи; в Додори, в трёх греческих монастырях; в сел. Рябая-могила на Пруте, где устраивался мост для перевода через эту реку; в с. Фальки на Пруте, в Бендерах и Хотине на Днестре; в Читати, Галади и Исакчи на Дунае
".

В то же время российская амия хотя и медленно, но целенаправленно, двигалась, навстречу турецкой армии и уже 17 апреля 1769 г. Новоселицы и двинулась прямо к турецкой крепости Хотин, овладение которой было бы выполнением главной задачи на 1769 год.



Справка: Хотинская крепость – крепость X-XVIII веков, расположенная в городе Хотин, Украина.

В 1538 г. Хотинский замок захватили польские войска, во время штурма взорвано минами южное прясло стены.

При молдавском господаре Петре Рареше в 1541-1546 г. разрушенную часть перестроили, прясло стены отодвинули еще дальше на юг, а в середине новой стены устроена въездная башня.



В мае 1600 года после того, как войска правителя Валахии и Трансильвании Михая Храброго захватили Сучаву, господарь Молдовы Иеремия Мовила с семьей (дядя будущего киевского митрополита Петра Могилы), с окружением и бывшим правителем Трансильвании Сигизмундом Баторием (племянником польского короля Стефана Батория) нашел убежище в Хотинской крепости, которая в то время была под властью Польши.









Турки с 1711 г. начали широкомасштабные работы по созданию внешней линии обороны, общей площадью в 22 гектара. Управляли работами французские военные инженеры. Новые укрепления состоят из эскарпированного камнями вала с боевой террасой, широкого и глубокого рва и каменного контрэскарпа. Валы укреплены бастионами, въездными башнями, которых было три, перед въездами устроены равелины. На территории новой крепости строятся казармы, склады, мечеть.



По некоторым историческим данным, российские войска стремились к Хотину, еще и потому, что ими уже был подкуплен комендант крепости Гусейн-паша, согласный сдать крепость без боя.

Но, этот заговор за несколько дней до прихода российских войск был разоблачен и сам паша убит.

А такой прецедент в российско-турецкой истории уже был, когда тот же Хотин в прошлой войне сдал России Колчак – паша! Получив взамен русское подданство, приличный офицерский чин. А Российская империя вскорее обрела впоследствии и своего рокового последнего правителя адмирала Колчака.

(подробности изложены тут http://h.ua/story/296458/)

В Хотине же по состоянию на 1769 год, усиленном в разное время, было 120 орудий и более 20,000 гарнизона; не считая недавно прибывшего в Хотин, и стоявшего в окрестностях его корпуса Кареман-Паши, силою до 10,000 чел отступившие с приходом русской армии в крепость...

19 апреля 1769 г. князь Голицын лично осмотрел неприятельская укрепления и придвинул армию ближе к крепости.

Остальные войска стояли во 2-й линии. По совершении молебствия, по случаю дня пасхи, армия приблизилась к крепости на расстояние пушечного выстрела и выставив на высотах батареи открыла на три часа по крепости огонь.

Когда российские войска вступили в предместье, и дошли уже до самой крепости, не смотря на сильную пушечную и ружейную пальбу, то турки пушечным обстрелом зажгли предместья и солдаты отупили в окопы, не предприняв даже попытки штурма.

Потери российских войск были незначительным за исключением смертельного ранения генерал-майора князя Долгорукого, командовавшим при первой атаке крепости гренадерскими батальонами.

По итогам боя командующий князь Голицын считая, что он не имеет при себе осадной артиллерии и поэтому не может взять Хотин, а продовольственные запасы заканчиваются, принял 21 апреля 1769 г. непопулярное решение об отходе от крепости, снова к селению Новоселицы.

Но в пути армия была несколько раз атакована отрядами турецкой конницы Абазы-Паши.

Все это было турками и особенно конфедератами воспринято как первая победа и они, воодушевлённые отступление российских войск от Хотина, активизировали вооружённую борьбу

Отступив и перегруппировав свои войска, и пополнив боекомплект 19 мая 1769 г. князь Голицын собрал новый военный совет где решились вопросы: вновь штурмовать Хотин или переправится через Днестр и начать боевые действия в Молдавии.

И тут мнения в совете разделились. Ведь наступление против Хотина, равным образом, также было бы ошибочно. Для этого нужно было бы вести осаду всею армией князя Голицына, через что "открывалась Польша", и открывались действия 2-й армии, которая, должна была бы маскировать себя, не обнаруживать своей малочисленности, и потому оставаться в границах империи.

В итоге было решено идти в Молдавию!

Однако 4 июня 1769 г. получено от разведки сообщение, что верховный визирь со всею армией до 200,000 чел. с 140 пушками 6-ти и 7-ми фунт, калибра переправился 21 -го мая от Исакчи к Карталу, и следуя вверх по левому берегу Прута расположился 3-го июня 1769 г. на р. Прут на расстоянии 12-ти миль от молдавской столицы города Яссы, у Рябой могилы, на так называемом поле Хантепес (ханская ставка). А передовые его войска под начальством Магомет-Паши, стояли на Пруте, всего в 8 милях Ясс. Войска Магомета-Паши состояли преимущественно из янычар.

Визирь расположился при Хантенесе лагерем вдоль Прута, в долине, обставленной с двух сторон высокими горами.

Позиция визиря была выгодна в том отношении, что к ней могли подходить водою припасы из самого Константинополя; сверх того, она отстояла в равном почти расстоянии от Ясс и Бендер.

Собрав всю турецкую армию у г. Яссы визирь определил и ход дальнейшей компании.

Турки при поддержке конфедератов должен были нанести удар на Новороссии опираясь в тылу на гарнизон крепости Хотин. Для укрепления, которого был выслан отряд Магомет-Паши.

9-го июня Магомет-Паша вместе с гетманом Потоцким, одним из вождей польских конфедератов, выступил к Хотину.



Справка: Франциск Салезий Потоцкий (род. 1700-1720 – 22 октября 1772) – польский государственный и военный деятель, полководец, магнат, воевода киевский и волынский, кравчий великий коронный.



На другой день к Хотину были отправлены необходимые припаси и 15 000 янычарский отряд при 12 орудиях.

На пути к Хотину, 13-го июня, Магомет Паша, пожалован был в сераскиры, и с этого времени, он встречается под именем сераскира румели – валаси, т. е. господарь Валахии.

Армия верховного визиря расположена была следующим образом:

Главные силы визиря, до 100,000 стояли при Рябой могиле, и готовился перейти к Бендерам, 9000 турецкий отряд у Черной долины, против г. Рыбницы близ Днестра.

До 40000 татар, при Али-Паша около г. Дубоссар, для предстоящего вторжения в Новороссию.

Таким образом, визирь намеревался действовать и со стороны Новороссии и со стороны Хотина через Польшу.

Между тем 15-го апреля 1769 г., 1-я российская армия выступила из Ярмолинцев в Т шестью колоннами имея целью движения крепость Хотин.

Но турки в Хотине не смотря на ряд авангардный стычек с передовыми турецкими отрядами оставался спокойными

А от разведки поступило сообщение, что верховный визирь со своей армией двинулся 15-го июня к крепости Бендерам, с тем, чтобы соединяясь с 40,000 татар, вторгнуться в Новороссию и овладеть форпостом Орловским, и укреплениями елизаветинским и миргородским.

Получив эти известия, князь Голицын изменил, свои военные планы и снова повернул всю армию к крепости Хотин, что тем самым преградить турецкому войску возможный путь вглубь российской территории.

Турки попытались силами нескользких своих отрядов, при деревне Пашкивцы пересечь возможность российским войскам спокойно приблизится к крепости, но в этом авангардном бою они потрепли поражение и отступили за реку Днестр.



Начало осады крепости Хотин.



Князь Голицын передвинул свою армию к Днестру, и решился бомбардировать крепость с обоих берегов реки. Для занятия же оставленного неприятелем ретраншемента, был послан отряд из шести пахотных полков, при 30 орудиях, которые и овладели им без всякого сопротивления со стороны неприятеля.

К вечеру, 3-го июля, преступлено уже было к заложению батарей в из которых, три были готовы к утру.

4-го июля была начата общая бомбардировка Хотина. В связи с этим положение гарнизона было очень затруднительно. Многочисленность скопившихся в Хотине войск была более вредна, тем, что только стесняла и увеличивала потери от артиллерийского обстрела.

Сам Сераскир-Паша с частью своего отряда тоже укрылся в крепости.

В ночь с 4-го на 5-е число, бомбардировка на правом берегу Днестра была прекращена, поддерживая только изредка огонь. Но против того, с другого берега батареи производили беспрерывную канонаду.

Положение неприятеля в Хотине становилось затруднительнее с каждым днем все более и более.

Эта новая осада Хотина российскими войсками заставила и главного визиря изменить свои планы и повернуть свою армию, для поддержки и деблокирования осаждённого гарнизона.

Вскоре получено было известие, что 14-го июля крымский хан с 30,000 татар остановился у деревни Табор в 8-ми милях от Ясс,

Сверх тут же 16-го июля 20000 отряд турок, высланный визирём к Хотину – с новым Сераскиром Молдаванчи -пашей, а сам визирь, отложив намерение идти в Новороссию, выступил из Бендер 15-го июля, и перешёл к Рябой-могиле, чтобы идти на освобождение Хотина.

Князь Прозоровский встретил главные силы крымских татар уже около самых Ясс и чтобы не подвергать себя опасности, отступил со своим корпусом к Хотину, где был усилен пехотным полком и 1 батальоном гренадеров с артиллерией.

Между тем, крымский хан продолжал идти к Хотину, и 19 июля был уже от него в двух милях.

Как ни затруднительно было положение неприятеля в Хотине, но он продолжал упорно обороняться, тем более что подмога уже была почти рядом и весть о приближении татар ободрила гарнизон, который решился бороться до последней крайности.

В полдень, 22 июля, войска Крымского хана показались в виду передовых войск стоявших в отдельном лагере, который был довольно сильно укреплён и все атаки на него не достигали успехов.

Понимая, что для вступления в связь с гарнизоном крепости, необходимо было сбить князя Прозоровская с его позиции, неприятель, не смотря на все предшествовавшая неудачи, решился еще с большей энергией атаковать отряд Прозоровского, в то время, когда прочие его войска, будут действовать на правом фланг позиции князя Голицына.

Далее привожу рассказ очевидца этих событий:

"Эта последняя атака на позицию Прозоровского была так стремительна, что не только передовые войска наши были опрокинуты, но не смотря на жесточайший артиллерийский огонь, неприятель ворвался в промежуток между главной армией и войсками князя Прозоровского, угрожая, таким образом, его отрезать.

Заметив опасность, граф Салтыков, своею тяжелою кавалерию зашёл с лева, ударил во фланг ворвавшимся в промежуток неприятельским войскам, и опрокинул их.

Неприятель снова бросился в атаку, и тотчас опрокинул высланный против него войска, которые поспешно разделяясь на две части, отскакали, назад открыв редуты.

Неприятель, стремясь за опрокинутыми войсками, подскочил на близкое расстояние к редутам правого Фланга, из которых вдруг открылся сильнейший картечный огонь; но неприятель, упоенный первой удачей, успел уже подскакать к самым редутам, а многие даже проскакали между ними;

В тоже время из крепости, сделана была сильная вылазка из пехоты и кавалерий минута была решительная.

Но видя опасность, князь Голицын успел предупредить ее. Для отражения вылазки был тотчас отправлен сильный отряд из 4-х пехотных полков и кавалерий, а 8-м батальном гренадеров генерал-поручика Штофельна, атаковали неприятеля, под- скакавшего к редутам, и опрокинули его.

После чего неприятель поспешно, и в большом беспорядке ускакал от правого нашего фланга, под картечным огнём из редутов.

Вслед за тем, в восьмом часу вечера, неприятель отступил на всех пунктах, и был преследуем нашими легкими войсками".

После этого, блокада крепости возобновилась Хотинский гарнизон по отражении крымского хана, был в трудном положений.

Гарнизон по сведениям российских историков, уже был готов был уже сдаться, но князь Потоцкий успел уверить коменданта крепости, что русские не мигать простить им долгого сопротивления и что вскоре нужно ожидать пробития всей армий Молдаванчи-паши, что наконец, в случай надобности сам визирь может прийти на помощь крепости.

А между тем, от разведки снова было получено известие, что войска крымского хана отступили на соединение с армию Молдаванчи-паши, усиленного значительным отрядом из армии верховного визиря.

Молдаванчи-Паша намеревался переправить войска крымского хана на левый берег Днестра, где ни будь ниже Хотина, с темь чтобы они поднявшись вверх по реки до Окопа, уничтожили стоявшие там наши обозы. Сам же он хотел идти к Хотину со стороны Ясс.

25 июля, передовые российские войска заметили приближавшегося неприятеля, который стоял уже на ночлег в 12- верстах от Хотина.

Около полудня, 26 июля, неприятель до 50,000 человек, показался в виду росийской армий, и завязал перестрелку с передовыми войсками.

Потом по своему турки построились в виде полумесяца для атаки, упирая свой правый фланг к прежней позиции князя Прозоровского при крепости, центром атакуя редуты правого нашего фланга русских, а левым флангом огибая отряд генерал-поручика Ренненкампфа.

Первая стычка с противником российскими войсками была отбита, хотя воскам Прозоровского пришлось отступить из своего лагеря перед крепостью, а турки заняв его сразу приступил к укреплению своей новой позиции.

Таким образом, крепость Хотин турками была деблокирована и ее снабжение продовольствием, было возобновлено, что вновь вернуло боеспособность собранным там войскам.

Утром, 27-го числа, передовыми казачьим разъездами были замечены уже возведенные ночью укрепления;

В тоже время для боле удобного помещения огромных сил своих, большая часть неприятельской конницы стала отдельным лагерем вдоль по Днестру ниже и выше крепости.

Таким образом, силы противника доходившая в сложности до 120,000 давали ему возможность атаковать русскую армию или угрожать ее сообщениям с Польшей.

И князь Потоцкий предложить следующий план, предполагаемых им действий против русской армий, предложил держать ее в осадном положений, то есть окружить, и прервать ее сообщения с Польшей не позволить отступить.

Молдаванчи-Паша не решался следовать плану Потоцкаго поскольку ожидал нападения со стороны русских войск, и потому поспешно усиливал свой лагерь

И перед князем Голициным снова встала дилемма, что делать? Ведь блокада крепости, уже невозможная по малочисленности нашей армий в сравнении с неприемлема, да и само положение российских войск так же было бы очень рискованно.

К тому же недостаток фуража делал положительно не возможным продолжительное пребывание наших войск под крепостью.

Поэтому на военном совете, 1 августа 1769 г. было, решено было отступить снова за Днестр, откуда уже, по приведении армий в порядок и поправки лошадей, предпринять снова наступление против Хотина;

Турецкие же войска продолжал стоять в бездействии под крепостью и таким образом вторая блокажа Хотина была снята...

Это вторичное отступление армий князя Голицына от Хотина очень ободрило турок.

Перейдя Днестр, и разобрав мосты, князь Голицын вместе сл всей армией расположился при селении Окопы.

Но и среди турецких командиров не все были довольны достигнутым результатом и к султану в Константинополь посыпались доносы. По его распоряжению его посланцы в турецкой армии начали искать виновных в плохом начале военной компании...

И тут я снова процитирую воспоминания очевидца:...

"Сам "Султан был крайне недоволен действиями верховного визиря, который, не смотря на огромное преимущество в числи его сил, не достиг никакого результата, и без пользы стоял сперва у Хантепес, потом у Бендер и у Рябой-могилы.

Сверх того известны были огромные беспорядке в армий визиря, которая со дня на день более и более теряла всякую дисциплину, роптала на визиря, и переносила крайний недостаток в продовольствие

Визирь из корыстолюбия не расходовал выданных ему 25-ти миллионов пиастров, и хранил их со своими собственными 10 мил.

По этим то причинам, султан решился сменить визиря, поручив временно команду его войсками Янычар-Аге. В последствии визирь и его переводчик, как ближайший его советник, были казнены, за то, что находясь при Рябой-могиле, визирь не двинул к Хотину, а пошел к Бендерам.

31 июля прибыл султанский хати-шерифъ (указъ) по которому визирь, по болезни был сменен, и на его место назначен Молдаванчи-Паша.

Прежний визирь уехал Адрианополь. Но, по пробитии в Адрианополь, к нему явился от султана Капиджи-Паша, верный вестник смерти, который объявил, смененному визирю, что иметься приказание привезти к султану его голову.

Бедняк отвечал, что жизнь его в руках султана, но что он всегда действовал по его указам, которые все у него есть для доказательства и что он "призывает султана на суд Божий для решениями, кто из них более виноват в дурном исходе войны."

Но ему было дано только время на молитву, и голова его пала под секирою палача.


7-го сентября, на воротах сераля было выставлено три головы, с надписями над каждой, объясняющими вину казнённых.

Над головою визиря было написано:

1) Что он злоупотреблял своею властью в расходовали государственной казны, и в командовании войсками.

2) Отказался идти против неприятеля.

3) Через свою небрежность допустил в войсках беспорядке и недостатки.

4) Чрез притворную медленность не посылал в Хотин войска, когда крепость была в осаде, не смотря на уведомление хана о движении русских к Хотину, но верил обманчивым словам переводчика Драки, который также казнён.

Над Драки, была надпись: "А сия голова и лежащее тело, мерзкого Николая Драки, подданного, и переводчика Порты, который изменил, к не малому империи вреду и был в согласии с молдавским господарем, которому голова отсечена в наказание за его измену, и данную России помощь".

Тут-же находилась и третья голова господаря молдавского Гики, с надписью:

"Голова наипрезренная молдавского господаря Григория Гики, который дерзнул в свою пользу употребить 400 мешков денег, выданных ему из казны, на покупку для армий разных припасов, которые он, вместо заготовления на армию мусульманскую, переслал в немалом числе к неприятелю, и чрез то сделался изменником империи".

Имения всех трёх казнённых отобрано в казну, которая от имущества одного визиря, приобрела несколько миллионов левов."

И так на место погибшего визиря был назначен Молдаванчи-Паша, который пользовался громкой известностью, как человек талантливый и энергический до дерзости".

И уже 9 августа Молдаванчи-паша начал действовать в ходе чего его войска снова начали переходить небольшими партиями за р.Днестр.

14-го же августа, неприятель принял решительное намерение переправить всю армию через Днестр и собрав все свои боеспособные силы Молдаванчи-паша решился на генеральное сражение.

Битва под Хотином 29-го августа 1769 г.

Вот описание этого сражения, записанное, поздним историком со слов его очевидцев со стороны российской армии:

"С рассветом, неприятель начал переходить на нашу сторону реки и выстраиваться по оби стороны моста. До 20,ООО конницы стало левее моста, против правого лагеря; а сзади конницы поставлен отряд пехоты; правее моста стало также нисколько колонн кавалерий, числом до 12,000, и большие массы пехоты.

Намереваясь атаковать наши засеки, неприятель начал рыть ретраншемент, соединяя его съ остяками траншей, оставшихся на бывшей позиции Ренненкампфа.

Все это сопровождалось с возможною тишиной.

Граф Салтыков, не рассмотрев еще всех сил неприятеля, также не обнаруживал себя, принимая перешедшие войска за неприятельских фуражиров.

В сущности- же в этот самый день, 29-го августа, неприятель намерен был всеми силами перейти Днестр и дать всей нашей армий генеральное сражение.

В седьмом часу утра неприятель открыл сильную пальбу с батарей того берега, что вероятно служило сигналом нападения.

Действительно, кавалерия неприятеля помчалась в атаку на правое крыло нашей позиции. Но превосходное действие батарей, руководимых искусным артиллеристом полковником Мелиссино, и перекрестный огонь редутов, прикрывавших наш лагерь, не допустили неприятеля до нашей позиции; бегство его было так стремительно, что стоявшая сзади опрокинутых войск пехота, назначенная для их поддержания, не решилась двинуться вперёд и осталась на месте.

По отбытии этой кавалерийской атаки против правого нашего фланга, неприятель обратил теперь все свое внимание на атаку отряда Брюсса, и прогнаны его из занимаемой им засеки.

В исходи 8-го часа, до 10,000 чел. неприятельской пехоты, не замечая находящегося в передней засеки отряда графа Салтыкова, прошли мимо правого его Фланга близь опушки лиса, обращенной к Хотину; причём колонна в 6,000 человек быстро следовала по оврагу, прямо к засеке, и стремительно ударила на стоявшие в овраги две пушки, которые до того времени поражали неприятеля продольными выстрелами по оврагу; бросившись на эти орудия неприятель овладел ими.

В тоже время остальные 4,000 чел., ударили на правый фланг засеки; до 1,000 чел. окружило выставленное впереди его орудие, которое начало уже отступать, и орудие было потеряно.

Тогда правый фланг засеки был атакован самым ожесточённым образом; неприятель рвался в засеки, не смотря на то, что в него стреляли почти в упор. Впрочем он не успел еще прорваться за засеку, когда правая колонна, шедшая по оврагу, по овладении 2-м орудиями, о которых мы говорили, ударила в промежуток между с.-петербургским и 4-м гренадерским полками.

Как не мужественно было сопротивление гренадёр, но они были отрезаны от прочих двух полков; а неприятель, окружив 4-й гренадерский полк, стремительно ударил в тоже время, во фланг и тыл с.-петербургскому полку, который отодвинул свой левый фланг назад;

Тогда граф Брюсс, велел как этому так и куринскому полкам, отстреливаясь и удерживая неприятеля,, отступать в заднюю засеку, куда уже неприятель ни как не мог прорваться.

Однако при этом отступлении потеряна еще одна пушка, стоявшая в оставленной засеке, на пригорки, между 1-м и 2-м батальонами с.-петербургского полка.

Между тем отряд графа Салтыкова, уводя движение огромных масс неприятеля по обоим сторонам занимаемой им засеки, и атаку на правый Фланг лагеря,

По этому, он разделил свой отряд на три части: 8 гренадерских рот, под командою генерал-майора Каменскаго, он отрядил для следования по опушки лиса к левому Флангу засеки, занимаемой Брюсом и которую неприятель уже атаковал.

4 роты полковника Ржевскаго, усиленных батальном егерей, стоявших по близости, направлены к правому Флангу той же засеки; а остальные 8 рот, Салтыков лично намеревался вести против середины атакованной засеки, чтобы атаковать, таким образом с тылу неприятеля, стоявшего перед, Брюссом.

Это было в то самое время, когда 4-й гренадерский полк, отрезанный от прочих войск Брюсса, и выбитый из засеки, был окружен многочисленным неприятелем по этому, не ожидая прочих рот средней колонны, граф Салтыков стремительно ударил, с сказанными тремя ротами, на неприятеля с тылу; тогда и 4-й гренадерский полк, уведя подошедшую помощь, также ударил в штыки, и неприятель, окружавший этот полк был отбит.

В это же время подоспел отряд полковника Ржевскаго, который, не будучи в состоянии выйти к правому флангу засеки, следовал по опушки вдоль оврага; но и тут постоянно атакованный, вошёл во внутрь леса и вышел к левому Флангу засеки, для довершения окончательная) поражения противника на этом пункте.

Неприятель, между тем, продолжал свои усилия на правый фланг Брюсса в третьей засеки.

Граф Салтыков, соединяясь со всеми собравшимися к левому Флангу 7-ми гренадерскими ротами, батальном егерей и 4 гренадерским полком, остановился близь левого Фланга третьей, или последней засеки, которую мужественно защищали 2 полка Брюсса.

Но вскоре прибыли и остальные 5 рот средней колонны Каменского, которая, следуя по опушки, принуждена была часто останавливаться для отражения неприятельских кавалерийских атак, которыми он, врываясь в самый лига, намеревался отрезать Каменскаго.

Но благодаря большей части орудий, приданных со всего отряда Салтыкова к колонне Каменскаго, для легчайшего их следования по опушки, неприятель всякий раз был отражаем.

По соединении всего своего отряда, граф Салтыков, видя отчаянные попытки неприятеля на правый Фланг Брюсса, оставив в прикрытие левого Фланга только 3 роты, при майор Брескини, со всими остальными войсками двинулся в помощь правого Фланга Брюсса, который уже с трудом держался, и выпустил почти все патроны.

Уже давно граф Брюсс посылал к князю Голицыну просить подкрепления, но получил только гренадерскую роту выборгского, и 100 человек от капорскаго полков. Чрез несколько времени, князь Голицын прислал еще на подкрепление засеки гренадерские роты, при майоре Бибикове, которыми граф Брюс сменил с.-петербургский полк, до того утомленный, что люди едва могли держать ружья в руках. Полк этот был отправлен в лагерь.

За всем тем, отряд Брюсса уже рисковал потерять последнюю засеку, когда прибитые подкрепления графа Салтыкова, дало иной оборот делу

Неприятель не только был отбит от третьей засеки, но и выбит из средней, которую отряд Брюса оставил еще в начали боя.

Тогда преследуя противника далее, войска наши вогнали его в передовой лига. Чтобы выбить неприятеля и из этого места, граф Брюсс отправил с правого Фланга 4 гренадерские роты, под командою капитана Ребендера, и велел ему следовать вдоль средней засеки, а потом вдоль рва, для атаки во Фланг янычар, стоявших в лесу.

В тоже время остальные наши войска наступали на неприятеля с Фронта.

Атакованный во Фланг неприятель, очистил совершенно лига, и поспешно отступил к мосту; так что в 3 часа по полудни, войска наши в лису занимали теже самые посты как и до начала битвы.

Между тем во время этих действий отрядов Брюсса и Салтыкова, около полудни, до 20,000 неприятельской конницы выступило от Днестра на поляну, находящуюся между двумя отдельными частями рачевскаго леса, и устремилось на кавалерийские полки князя Прозоровскаго и генерал-майора Глибова, которые, как только неприятель обнаружил свое намерение общего нападения, перешли от своего места близь Бабшины, и стали впереди левого Фланга лагеря:

Князь Прозоровский впереди, сзади его остальная кавалерия Глибова. Неприятельская атака была отбита.

Тогда новыя огромные массы татар и турок, устремились вниз Днестра, через Бабшину, и ставь телом к деревням Рынчук, Малинивцы и Выдранка, упирая левый Фланг в лига при Бабшини понеслись в атаку на нашу кавалерию, которая, между темъ, переминила Фронтъ на ливо.

Неприятель повел яростную атаку, которая была не только выдержана, сравнительно малочисленною нашею кавалерию, но напротив, неприятель был опрокинуть и отступил на значительное расстояние.

Но вслед за тем Молдаванчи-Паша выслал новые подкрепления своей коннице, которая снова понеслась в атаку на нашу кавалерию; кавалерия наша не чувствуя себя в состоянии далее выдерживать бой с неприятелем, превосходившим ее в несколько раз, отскакала к левому Флангу главной позиции, открыв таким образом возможность артиллерии действовать из лагеря по густым массам противника. Прочая кавалерия князя Голицына бесполезно стояла внутри лагерного окопа по всей его лини.

Принимая отступление кавалерий князя Прозоровскаго и Глибова за предзнаменования победи, неприятель казалось не замечал губительного действия наших батарей, распространяясь все боле и боле вправо, окружил наш лагерь с трёх сторон.

Значительная же часть неприятельской конницы, устремилась на наши обозы при Каменце. Но этим самым, как ни велики были силы противника, он ослабил себя на всем протяжении.

Кавалерия наша, вытянувшись от левого Фланга лагеря, прикрыла его с тылу, и намеревалась атаковать неприятеля, находившегося с этой стороны; но страшное действие наших батарей не допустило турок до более решительных действий. Казалось они, для того только и предприняли свою охватывающую со в сторон атаку, чтобы окончательно расстроиться, понести огромную потерю, и потом, сознав свое бессилие, броситься врознь, спасаясь кто куда мог.

Быстрота неприятельской кавалерий, позволила ей впрочем скоро добраться до Днестра, куда она и бросилась в брод и в плавь; только артиллерия следовала по мосту. Кавалерия наша преследовала неприятеля, и темь еще боле докончила его совершенное поражение.

Сражение 29-го августа кончилось только в 7 часов вечера, продолжаясь следовательно более 12 часов.

Судя по упорству битвы с обеих сторон, и по количеству выпущенных снарядов, урон неприятеля должен быть очень велик; хотя турки и успели забрать убитых с поля битвы, но тем не менее, нами поднято до 3,000 тел.

Наш урон состоял из 2 штаб, 3 обер-офицеров и 177 чел. нижних чинов убитыми; ранено 14 обер-офицеров и 323 нижних чинов".

Отдельные стычки еще продолжались до 8 сентября, но от казацкого разъезда 9- сентября 1769 г. поступило сообщение об оставлении турками крепости Хотин.

Утром, 10 сентября, князь Голицын со свитою отправился на пароме в Хотин, где совершено было благодарственное молебствие. Вся армия в параде, также слушала благодарственное молебствие, стоя на левом берегу Днестра".

Ну и несколько справедливых замечаний российских военных историков о причинах победы под Хотином:

"В то время, когда наши войска полагали главную защиту в поле на артиллерию, неприятель мало обращал на нее внимания, н у во всех своих атаках, пи когда не имел от нее выгода.

Неприятельские орудия стреляли далеко, но именно для приобретения этой дальности, пожертвовано было другим важнейшим условием для полевого орудия-его лёгкости.

Длинные пушки не могли удобно следовать за войсками, которых не всегда могла настигать даже наша кавалерия.

Равным образом ружья и винтовки, с длинными стволами, били далеко, но затрудняли заряжание и быструю пальбу. Значительная тяжесть ручного огнестрельного оружия, скоро утомляла пехоту, которой, к тому же, не доставало достаточная хладнокровия. От этого выстрелы посылались на удачу, и мало наносили вреда.

В рукопашном бою сабля и ятаган не могли соперничать с нашим штыком, который поражал противника на таком расстоянии, с которая он не мог нанести удара.

Самая атака производившаяся толпами, стремясь охватить противника со вех сторон, приводила войска в расстройство, был а слаба на всем протяжении, и давала возможность легко разорвать линию атакующего, после чего, все приходило в окончательный разброд, потому что за неимением резерва, нельзя было исправить дела".

Ну, а дальше в турецкой армии настал бунт и общий хаос.

По прибывшие из под Хотина в Яссы, турецкие войска, хотели убить Молдаванчи – пашу, который узнав о том, выехал из Ясс, с конвоем до 40 человек, и успел убежать в Рябую-могилу, где в то время оставалось не более 5,000.

Впрочем, и вся армия нового визиря состояла уже не боле как из 30,000 человек, остальные все взбунтовавшись разбежались по Молдавии и Румынии.

Русские войска уже не стали преследовать отступающих турок и занялись геополитикой.

В частности было решено подвести к российской присяге народ правителей Молдавии, для чего был собран сильный и мобильный, для быстрого предвидении отряд под командованием отряд генерал-поручика Эльмпта.

Остальные войска российской армий продолжали стоять па прежней позиции под Хотином.

Но не только в Константинополе были недовольны ходом войны. Недовольна была и императрица Екатерина Вторая, которая, еще не зная о сражении под Хотином, 13 августа приняла решение об отставке главнокомандующего 1-й российской армией князя Голицына.

По соединении с обозом, князь Голицын выступил 15-го числа к м. Черчи, где и простоял два дни, в ожидании вновь назначенного к армий главнокомандующие графа Петра Румянцева.



18-го сентября, граф Румянцев принял команду над армию.

На другой же день граф Румянцев отправился в Хотин для осмотра крепости, и приведения ее оборонительное состояние, чтобы усилить ее будущее значение...

Подготовленный отряд генерал-поручика Эльмпта, получив последнее приказание от нового главнокомандующего, приказание вступил 18 сентября переправившись через Днестр и углубившись в Молдавию.

Беспрепятственно передвигаясь по Молдавии российский отряд вскоре приблизился к городу Яссы и разведка сообщила,что гарнизон города составляет всего 300 турецких солдат и что армий визиря и крымского хана, отступили на Бендеры, и находятся около Рябой-могилы.

26-го сентября 1769 г., ровно в 12 часов дня российские войска вступил в Яссы.

При входи их ожидали знатнейшие бояре.

А как все происходило, то лучше всего расскажет очевидец тех событий:



"От правясь со всеми ими прямо в церковь, Эльмпт был встречен при вратах е митрополитом со всем духовным чином, и за тем отслужена быть молебен за здравие императрицы и ея наследника, а также всего войска; после чего произведена была пальба из орудий.

За тем, обещая именем ее величества покровительство и защиту княжеству, генерал-поручик Эльмпт потребовал торжественной присяги на верность императрице.

"Мгновенно вси присутствовавшие, подняв руки вверх, произнесли вслух слова присяги. Потом митрополит, поцеловав кресть, обратился ко всем и произнес громким голосом: "что дарованной ему от Спасителя властью, повелевает он всем православным христианам, быть верными подданными ея величества государыни императрицы и высокого ея наследника; и произнести, не только торжественную, но от истинного сердца присягу.

Если-же кто, сказал он, в противность сему что помыслить, того как изверга для христианства предаю вечному проклятию, и анафемы"

Едва он произнёс эти слова, как вси в большем волнении бросились къ целованию креста, так что даже нужно было принимать мири для водворения порядка.

На другой день во всех церквах происходила присяга на верность императрице.

Господаря молдавскаго Маврокордато, в Яссах по оказалось.

Он уехал как говорят, в Константинополь, где было его семейство, только для того что-бы не подвергнуть его неизбежной опасности, в случаи если бы он остался в Яссах.

Но впрочем, это говорили только его друзья; на деле же он не был расположен к России, и заменив погибшего своего предшественника князя Гику, он всегда держался стороны Турции.

Затем генерал-поручик Эльмпт, приступил к приведению в порядок дел в Молдавии и восстановлению присутственных мест ее, и по этому случаю обнародовал следующий манифест:

"Молдаванского княжества духовным, военным и гражданским чинам, земским начальникам, дворянам, однодворцам и всякого звания и состояния жителям, всем вообще и каждому особливо кому о том видать надлежит.

"Вследствие обнародованного уже во всем княжестве молдавском, от его сиятельства главнокомандующего армию ея императорского величества всероссийской, генерала и кавалера князя Александра Михайловича Голицына, вступил я со вручённым мни корпусом не токмо уже в молдавскую землю, но и столичной город Яссы, по прогнании и истреблении рассыпанных оттоманских сил за реку Дунай, войсками ея императорского величества занять.

Чрез что все княжество молдавское под высокую ея императорского величества державу покорено, тем наиболее, что уже большая часть первейшего духовенства и знатнейших бояр как в городи Ботушаны, так и в столичном городи Яссы, в верности и подданстве к ею императорскому величеству торжественную присягу действительно учинили.

"А как высочайшая ея императорского величества милость до всего молдавского народа простирается до такой степени совершенства, чтобы освободив его от ига магометов восстановить совершенное сего народа благоденствие, то я за должность нахожу, вышеупомянутым чинам и всем того княжества жителям, о сем, так важном, и для нас благополучном происшествии уведомить; а между тем, высочайшим ея императорского величества именем уверить, о непременной ея императорского величества высочайшей милости и покровительству равным образом и о том, что войска ея императорского величества оставляются здесь в Молдавии, единственно для обороны и защищения сего православного народа, против общего врага Христова.

"За такую неизреченную ея императорского величества милость, всякий верноподданный и православный христианин, да вооружить себя духом крепости, и присоединяясь к войскам российским, да употребить обще с ними все свои силы, к совершенному истреблению нечестивого неприятеля; в чем всеконечно Всемогущий Бог невидимо высокою своею десницею поможет.

"А как все жители сего княжества оставляются по прежнему при своих правах, вольностях и самоуправлении земли, во всех делах без малейшей перемены, то, в сходстве сего высочайшим ея императорского величества именем повелеваю:

1-е всем тем, кои от своих должностей, жилищ и домов в разных местах скрытыми находились, без отменно по прежнему в дома свои возвратиться, как наскоро, и конечно через восемь дней от опубликования сего манифеста.

Равным образом 2-е все те, кои находились в управлений каких ни будь дел, должностей и прочих служб, так как и крестьяне, управители оных, словом сказать все, кто бы таковы не были, имеют тот час по опубликовании сего манифеста, к своим местам, должностям и управляем не отменно явиться; если же паче чаяния, кто осушен будет, сему именем ея императорского величества чинимому повелению, с теми не иначе потуплено будет как с открытыми неприятелями во всей строгости".

По обнародовании этого манифеста, генерал-поручик Эльмпт, предписал членам дивана от имени ее величества следующий указ.

"Сему дивану уже известно, что по истреблении всех оттоманских сил войсками российскими все княжество молдавское под державу ея императорского величества покорено, и первейшие духовные и светские чины, торжественную в верности и подданстве присягу учинили, то повелевается:

1-е остаться в той самой силе, правах, и преимуществах, в которых он (диван) до сего времени находился не нарушимо;

. 2-е оный диван ВСЄ дела на решение по обыкновениям своим подносить иметь оставляемому ЗДЄСЬ при войске главному командиру, ДОКОЛЄ ея императорское величество благоволить кого избрать и ВСЄМИЛОСТИВЄЙШЄ ДОСТОИНСТВОМЪ господарским наградить, когда и поступать по ея императорского величества указу;

3-е именем ея императорского величества разослать о том в подчинённые сему дивану по всему княжеству места указы, чтобы во всех городах, уездах и деревнях, всех прихожих к церквам своим собрать, и в верности и в подданстве ея императорского величества по приложенной здесь форме торжественную учинять присягу;

4-е после чего отправить за здравие ея императорского величества и его императорского высочества государя цесаревича молебствие по включающемуся и весь обряду, по которому во всей его СИЛЄ н на литургии всякой день поступать, а потом;

5-е, учинённые присяги в подлинниках, за свидетельством священников о своих прихожанах, прислать с нарочными в диван, а от дивана, все оные собрав и освидетельствовав, в их верности, поднести главному над остающимся здесь вой-ском командируй

6-е всем туркам принадлежащим магазинам, ружьям, пороху, свинцу прочей военной -администрации, подать как на скорее уведомление, ГДЄ, И ЧТО ИЗЪ СИХЪ вещей находится;

7-е всю архиву, казну, вручить под охранение войскам ея императорского величества;

и 8-е, обстоятельную сделать как на и скорие ведомость, в чем состоят ежегодные доходы, как молдавским господарям, так и тем, кои Порти оттоманской ежегодно платились; как и когда они сбираются; есть ли теперь какие сборы на лицо, и где оные состоять; словом сказать, обстоятельное сочинить описание, о состоянии всякого города и уезда, сколько, кому каждый платить, и какой иметь промысел или торг; также доведаться подлинно, не находится ли чего здесь в городи или в других метах принадлежавшего имения отлучившемуся господарю, о чем без всякого промедления мне донести.

"Наконец повелевается, чтобы все члены дивана завтрашнего числа вью своём месте были собраны, и присутствие свое начали прочитаем сего ея императорского величества указа, по которому и надлежащее к исполнению учинить определение, и мни о том в зале дивана донести, где я господь членов дивана ожидать имею, и их об исполнении вышеописанного выслушаю".

И чтобы сейчас в современной Молдавии не говорили о своей независимости или о желании вступить первыми в ЕС или соединится с Румынией то это только политика.

Ведь вышеприведённые документы и тексты почти единогласной присяги всех молдаван в 1769 г. до сих пор хранятся в московских архивах и они свидетельствуют, что никто их ни силой, ни обманом не заставлял присоединять Молдавское княжество к Российской империи.

Эту ситуацию хорошо понимают и в современной Москве.

В итоге при распаде СССР и появилась в Молдавии Приднестровская молдавская (непризнанная никем кроме РФ) республика и на ее территории до сих пор базируются военные части российской армии...




На этой карте очень хорошо видны все геополитические разломы Молдавского княжества возникшие после 1769 г. и влияющие на современную политику и на день сегодняшний.

Но вернемся в 1769 год. Сделав, таким образом распоряжение о приведений всего княжества молдавского в подданство России, и призвав служащих к их должностям, генерал-поручик Эльмпт поручил временно управление делами Молдавии генерал-майору князю Прозоровскому.

Тем самым показал молдавскому правительству (дивану) кто в Молдавии истинный правитель.

А уже князь Прозоровский заявил, что "Все войска наши в Молдавии, поступили па продовольствие княжества, и на случай защиты Ясс, в самом городи были заняты войсками крепкий замок и два монастыря, при помощи которых, войска наши могли без опасения защищаться целую зиму".

Так закончилась военная компания 1769 года...

(конец ч.6



Коментарі









© 2007 - 2020, Народна правда
© 2007, УРА-Інтернет – дизайн і програмування

Передрук матеріалів дозволяється тільки за умови посилання на "Народну правду" та зазначення автора. Використання фотоматеріалів із розділу "Фото" – тільки за згодою автора.
"Народна правда" не несе відповідальності за зміст матеріалів, опублікованих авторами.

Технічна підтримка: techsupport@pravda.com.ua