Пошук на сайті:
Знайти



Народні блоги

Додати стрічку статей сайту до свого iGoogle
Останні публікації

Реформы и диктатура. Как это было в Германии.

Vladimir | 26.11.2009 00:21

5
Рейтинг
5


Голосів "за"
9

Голосів "проти"
4

Средневековые страны отстают от цивилизованных. Отставание заставляет хотеть реформ. Но без внутреннего желания жить цивилизованно реформы идут долго, прерывисто с постоянными откатами. Такие страны рождают жутких кентавров, сочетающих научно-технические достижения с жестокой деспотией. Кентавры не живучи, а распад порождает новое желание реформ.

Нынешняя Германия в нач.19в. представляла собой конгломерат независимых, полузависимых и полностью зависимых земель с феодальными порядками. Центром кристаллизации пыталась выступить Пруссия, более отсталая, в сравнении с западными землями страна, в которой существовало крепостное право, а земля принадлежала помещикам – юнкерам. В силу отсталости она не только никого не присоединила, но растеряла имеющиеся территории. Жизненный уровень был низким. В это время в стране рождались великие писатели и философы, но не рождались ни промышленники, ни банкиры.

Поражение от Франции и оккупация были восприняты особенно болезненно. Правящая элита согласилась перенять более передовое общественное устройство. Реформы взялись проводить 2 великих реформатора Штейн и Гарденберг с командой помощников-либералов. Штейн вскоре был смещен с поста, из-за открыто проявляемой враждебности к Наполеону, и Гарденберг довел реформу до конца.



Был принят кодекс Наполеона.

В 1807г. отменяется крепостное право, земли может иметь теперь любой желающий. Однако земля оставалась у помещиков, крестьянин вынужден был отрабатывать аренду, а помещик нес обязательства перед арендатором на случай его бедности. Т.е. отношения оставались по сути феодальными. Дальнейшая реформа была проведена в пользу помещиков, которые получили право присоединять нежизнеспособные крестьянские хозяйства и забирать часть жизнеспособных (в качестве выкупа). Общинное имущество в 1821г. было переведено в частную собственность. Реформа затянулась до середины века, но в результате у земли оказались полноценные частные собственники, способные вести хозяйство. Во Франции же, наоборот, реформа прошла быстро, землю получили крестьяне, большинство из которых были неспособны эффективно вести рыночное хозяйство, что мешало развитию страны до самой 1-й Мировой войны. В 1913г. урожайность и производительность сельского хозяйства Германии было в 2раза выше французской.

При этом 2/3 помещиков уже не были юнкерами, а происходили из буржуазии. Рынок оставил в селе наиболее эффективных, остальные ушли в город, обеспечив промышленный подъем. Однако же, привычка считаться только с теми, кто близок к власти, осталась, и сыграла плохую роль в дальнейшем.

В 1810-11гг была отменена цеховая система, каждый горожанин получил право, заплатив за лицензию, заниматься, чем хотел. По примеру Пруссии цеховую систему отменили и остальные немецкие княжества, одни раньше, другие позже.

В 1812г. были сняты ограничения в правах в зависимости от религиозной принадлежности и, хотя протестанты оставались главной движущей силой бизнеса (74% бизнесменов в 19в. были протестанты при 62% в населении), конкуренция с евреями (7% бизнесменов при 1% в населении) помогла продвижению реформ. Не было никаких преференций протестантской церкви при изъятии церковных земель, забрали, так же как и у католической.

В 1810г. была проведена финансовая реформа, введены подоходный и поземельный налоги, льготы помещикам с каждым годом сокращали. Это позволило наполнять казну, беря меньше займов, хотя во время войны пришлось брать. Таможенные сборы, налог на роскошь и потребление также прошелся по всем без разбору происхождения.

К 1815г. в стране появилось патентное законодательство, не уступающее английскому. К 1838г. в стране было принято законодательство по созданию акционерных обществ и сами эти общества. Франция, начавшая реформы раньше, не имела к этому моменту ничего подобного.

Немецкое единство и свобода торговли.

В результате реформ Пруссия, ранее заметно отстававшая от соседей в области реформ, и пытавшаяся безуспешно, утверждать себя силой оружия, резко вышла вперед, и стала внутри немецким Лидером. Она предложила другим отменить внутренние таможни, заключив таможенный союз. Внутри Пруссии таможни отменялись. Сырье завозилось в страну беспошлинно, на готовые товары вводилась пошлина в 10%, на колониальные – в 25. В это время Франция устанавливала 100% пошлины.

Либеральным реформаторам помогли помещики, экспортировавшие зерно и не желавшие таможенных войн. Мягкие пошлины понравились другим немецким княжествам. Идея Штейна и Гарденберга была в принятии общих пошлин без политического объединения, что было выгодно всем и не пугало потерей независимости. В Германии были города, живущие только торговлей, их такая идея особо привлекала.

Вокруг свободы торговли и немецкого единства началась ожесточенная борьба. Для либералов основой государства было высокая эффективность и отсутствие таможен.

Вообще-то, представление о либерализме как наилучшем устройстве для активного меньшинства набивать желудки и карманы, могло появиться только в жлобском СССР периода застоя. Для отцов либерализма он было реализацией свободы и справедливости. Государства, возникшие на такой основе, прошли модернизацию наиболее легко и быстро, создав эффективное рыночное демократическое устройство. Там же, где либеральные новации вводили в погоне за иностранными стандартами потребления, результаты получались плачевными.

Германия в этом отношении стоит отдельно. Здесь либерализация имела целью создать сильное государство. Плохой бизнесмен, нуждающийся в помощи государства, это недостойный гражданин. Патриот должен отстаивать свое государство, побеждая в конкуренции, говорили либералы. Снятие барьеров объединяет немцев независимо от религии и места жительства.

Наиболее жестким их оппонентом был Фридрих Лист. Для него немецкое единство имело самостоятельную ценность, не сводимую к экономике. Он организовал промышленников юга и запада страны, добивавшихся отмены внутренних таможен, но введения высоких внешних тарифов. Как экономист, он понимал пользу для страны низких тарифов. Но как националист он больше переживал, чтобы это была немецкая экономика, пусть и более слабая, но защищенная государством от более сильной английской.

Западные и южные княжества сначала пытались объединяться между собой и лавировать между Пруссией, Францией, Австрией, также желавших влиять на немецкие земли. В западных землях было больше политических свобод, многие не соглашались с тем, что пруссаки – такие же немцы, как и они. Но у их соседей были, в отличие от Пруссии, высокие таможенные тарифы, и это обстоятельство сыграло решающую роль. Одно за другим небольшие земли стали вступать в таможенный союз и принимать прусские тарифы, отказываясь от внутренних таможен. Крупные же княжества Запада и Юга опасались союза. Лист повел активную агитацию, пытаясь добиться их согласия, в результате попал в тюрьму и вынужден был эмигрировать. Уже после его отъезда, в 1828г. образовали союз Бавария с Вюртембергом, Пруссия с Гессеном, а в 1833г. – и общегерманский таможенный союз. Сохранив политическую самостоятельность, все германские государства согласились с прусским тарифом. Через несколько десятилетий они в таком составе образовали объединенное немецкое государство.

Результатом либерализации и экономического объединения стал промышленный подъем. Он начался сразу после оформления Таможенного союза. В 1835г. Лист вернулся из США и создал акционерное общество по строительству железной дороги. К 1939г. первые железные дороги вошли в строй (и тут идеи Листа воплотились без него самого). Во Франции в это время не могли собрать средства, необходимые для строительства железных дорог, это удалось лишь государству при Наполеоне III. В Пруссии с этим бизнес справился раньше и лучше. В 1840г. в стране было 439км. железных дорог, в 1845 – 2131, в 1850-м 5874, в 1870-м 19575 км. Вмешательство в частный бизнес мелких монархов не давали оптимизировать сеть, и были остановлены.

По всей стране выравнивались цены. Развивалось машиностроение. До 1841г. локомотивы покупались в Англии, в 1841г. Борзиг начал их производство в Германии, в 1848г. 67 из 69 локомотивов были его производства, к 1854г. он стал их экспортировать. В 1842г. появились крупные швейные фабрики. В горной отрасли Рура сняли госконтроль и провели приватизацию. Отсталая ранее металлургия вышла на передовые позиции в Европе, Германия быстро обходила соседей, пытавшихся высокими тарифами обезопаситься от конкуренции. Немецкие рельсы вытеснили импортные за счет более высокой производительности труда, без всякой таможенной защиты. Региональные князья уже не вмешивались в происходящее. В 1850-е принимаются общенемецкий Вексельный устав и Торговый кодекс, законодательство об акционерных обществах было самым либеральным в Европе, вырабатывается единая система мер и весов. Объединение страны стало вопросом техники. Победа над Австрией в 1866 и Францией в 1870 лишь зафиксировала сложившееся положение вещей. Немецкие княжества уже представляли собой единый организм, более развитый, в сравнении с соседями.

До середины 1830-х было мнение, что немцы – мечтатели и философы, неспособные к бизнесу. Но поколение, взрослевшее в период реформ, дало крупнейших предпринимателей:

Кампгаузен родился в 1803г, Борзиг в 1804, Круп в 1812, Маннесман в 1814, Сименс в 1816. Оказалось, были бы условия, любой народ способен к бизнесу.

Экономика и политика.

В отличие от других европейских стран, либеральное развитие Германии определялось не потребностями развития, не стремлениями людей к свободе, а волей власти. Страна оставалась авторитарной, главной силой продолжало быть юнкерство. Власть поняла, что для развития страны нужны либеральные реформы, и провела их. Увидела, что все задачи решены, и свернула.

Все попытки Гарденберга ввести парламентское правление ничего не дают, власть против. Гарденберг пытается управлять через Госсовет, но Король проводит решения помимо совета.



С 1816 по 1846гг все немецкие земли принимают Конституции, в которых вся реальная власть принадлежит монарху. Революция 1848г. ускорила созыв ландтагов и увеличила их значение. Поражение революции вернуло власть монархам, что было зафиксировано в новой Конституции. Прусская Конституция провозглашала основные демократические свободы. Ландтаг был призван принимать налоги и бюджет (наконец, реализовался лавный демократический принцип "нет налогов без представительства"), но исполнительная власть полностью подчинялась Королю. Отдельно описывалось государственное управление образованием, права армии. Эти же положения вошли и в Имперскую Конституцию 1871г.

Гражданское общество пытается развиваться, но власть не поддается. Попытки Листа организовать таможенный союз были первым проявлением гражданского общества. Выслав Листа из страны, баварский Король подписал таможенный союз. Но сам, когда захотел, а не когда кто-то позволял себе настаивать. В 1840-е в стране начинается мощное фритредерское движение. Либералы и предприниматели, ориентированные на экспорт, настаивают на снятии всяких тарифных ограничений. Их представители занимают посты в Правительстве. Либеральные общественные организации есть. Но их влияние равно их влиянию на конкретных чиновников, а не на население. Пока ведущие чиновники слушают либералов, либеральные реформы идут, пошлины невелики, принимаются передовые законы об акционерных обществах и банках.

Как только власть решила сменить вектор, от либерального общественного движения не осталось ничего. Авторитарный немецкий путь модернизации обеспечил более быстрый и бесконфликтный ее характер, в сравнении с французским. Но он же обеспечил болезненный и кровавый откат.История еще раз показала невозможность "просвещенного либерализма". Именно из Германии пошла эта утопия о всемогущем, всезнающем и всеблагом правителе, который устанавливает правильную систему власти, опирается на просвещенных и умелых чиновников, управляет эффективно и справедливо. Германия до 1871г. вполне подходила под эту пастель. Дальнейшая история показала, чем такие вещи заканчиваются.

Бисмарк, вначале поддерживавший либеральную систему, на примере поверженного им Наполеона III увидел более выгодную для себя патерналистскую модель, в которой все слои общества зависят не от своих трудовых усилий, а от власти. Предприниматели зависят от высоких импортных пошлин, рабочие от пособий и все благодарят чиновника. Интересно, что во Франции все произошло в обратной последовательности. В результате войны установился демократический, либеральный режим. Государственный контроль над экономикой ослаб, частный сектор усилился и к 1914г. соотношение сил изменилось в пользу Франции.

Сворачиванию реформ помог сильный финансовый кризис, спровоцированный большим объемом денег, поступивших в страну в виде репараций. Либералы предупреждали, что экономика этих денег не переварит, что акции растут в цене без всякого основания. Кто же их слушал, когда шаровые деньги идут. В результате обанкротились 61 банк, 116 промышленных предприятий. "Никакое законодательство не в силах помешать людям избавиться от своих денег, если они задались такой целью", объясняет Дельбрук, либеральный советник Бисмарка, и отправляется в отставку. Виновным назначили либерализм. Правда, экономический кризис продолжался все 1880-90гг, несмотря на постоянный рост тарифов. Оказалось, получив шаровые государственные средства, промышленники и помещики теперь согласны на высокие тарифы. На рынке зерна появились новые игроки, немецкие помещики им уступают. Высокие зарплаты и пособия снижают конкурентоспособность немецкой экономики.

Государство защищает своего производителя.



За немецкими либералами никого не остается. Среди них идут процессы, знакомые нам по временам Путина. Часть идет на службу власти, часть становится маргинальным течением, критикующим власть, но не влияющим на нее. Идут споры, друг друга обвиняют, кто в соглашательстве, кто в оторванности от жизни.

Экономическая жизнь страны резко меняется. Ее все больше определяют государственные инвестиции и государственный спрос. Развивается ВПК, государство покупает вооружение, предприниматели получают максимум, производство растет. При этом производительность труда все больше отстает от других стран, так в 1913г. она составляет лишь 57% от американской и 75% от голландской. Пошлины не дают заметить это отставание, денег пока достаточно для государственных заказов. Экспорт старых отраслей – металлургии, текстиля сокращается, но внутри страны спрос, наоборот, повышен. Разработав автомобиль раньше, чем в США, страна до 1914г. произвела лишь 70т., в то время как США 500т.шт.

В действительности, страна развивается благодаря новым отраслям, электротехнике и химии, т.к. власть еще не знает про них и никак не регулирует.

Самое плохое в данной ситуации заключалось в готовности общества принять патернализм. Сами предприниматели поддержали пошлины и объединились в картели, чтобы регулировать цены. И это только от испуга, вызванного кризисом 1873г! Рабочие платили дороже за продукты, но и больше получали пособий (которые, фактически, сами и оплачивали). Предприниматели платили больше за сырье (горное и аграрное), но дороже продавали свою продукцию внутри страны из-за пошлин, картелей и госзаказа. В выигрыше были и аграрии от высоких цен на свою продукцию. Все довольны, хотя все, на самом деле, теряют.

Общество, получившее реформы сверху, без потрясений и революций, не ценит их. Власть, пошедшая на реформы ради своего величия, не хочет эту власть отдавать. Бизнес, в отличие от Англии, не имеет никаких общественных целей и не пытается воздействовать на государственную политику. Наоборот, его вполне устраивает получать деньги от государства. Попытки, ставшего после Бисмарка канцлером, Каприви снизить пошлины, были встречены в штыки и через несколько лет все вернули назад.

С началом 1-й Мировой войны экономика Германии полностью огосударствлена по требованию самого бизнеса. Глава АЭГ В.Ратенау предложил контролировать хозяйство и возглавил военно-сырьевой отдел, поставивший под контроль закупку и распределение всего промышленного сырья в стране. Сама немецкая буржуазия оказалась развращена государственным протекционизмом и желала его. Лишь небольшой промежуток времени после 1-й Мировой, когда у государства не было денег на протекционизм, экономика начала развиваться на собственной основе и, в большой мере, преодолела последствия войны.

Возврат к протекционизму с к.1920-х привел к кризису и победе фашизма. Вначале гитлеровский режим представлялся лишь завершением системы начала века. Ведущие предприниматели получили в подчинение отрасли экономики и регионы. А когда фашистская иерархия поставила все под свой личный контроль, было уже поздно. Тоталитарная диктатура не могла себя прокормить. Чтобы подкармливать и предпринимателей, и рабочих, и крестьян, лишенных ею собственных источников жизни, приходилось нападать и отнимать. Сначала у своих, потом у соседей. Чем дальше, тем больше. История закончилась мировой катастрофой. А так все хорошо начиналось. Просвещенный правитель слушает реформаторов и железной рукой осуществляет реформы.

Коментарі









© 2007 - 2020, Народна правда
© 2007, УРА-Інтернет – дизайн і програмування

Передрук матеріалів дозволяється тільки за умови посилання на "Народну правду" та зазначення автора. Використання фотоматеріалів із розділу "Фото" – тільки за згодою автора.
"Народна правда" не несе відповідальності за зміст матеріалів, опублікованих авторами.

Технічна підтримка: techsupport@pravda.com.ua