Пошук на сайті:
Знайти



Народні блоги

Додати стрічку статей сайту до свого iGoogle
Останні публікації
бюро обкома   главный редактор   журналистика в СССР   коммунистическая партия   Николай Сухомлин   пленум обкома   Советский Союз   Сухомлин   ЦК КПСС   цензура в СССР   медіа-експерт Микола Сухомлин   медиа-эксперт Николай Сухомлин

ПАРУ СЛОВ О СОВЕТСКИХ "ТЕМНИКАХ"


3
Рейтинг
3


Голосів "за"
6

Голосів "проти"
3

В советское время главные редакторы знали все или почти все о партийной элите. Тем не менее часто сами ставали заложниками той тоталитарной системы. И сколько бы мне не талдычили о достоинствах СССР, по-девичьи скромно прикрывая глаза, зная от своих старших колег множественную "закулисную" информацию, я никогда не смогу "полюбить" тот...

ПАРУ СЛОВ О СОВЕТСКИХ ''ТЕМНИКАХ''
Николай СУХОМЛИН, Харьков

В советское время главные редакторы знали все или почти все о партийной элите. Тем не менее часто сами ставали заложниками той тоталитарной системы. И сколько бы мне не талдычили о достоинствах СССР, по-девичьи скромно прикрывая глаза, зная от своих старших колег множественную "закулисную" информацию, я никогда не смогу "полюбить" тот усредняющий строй, как минимум, за его лицемерную и лживую политику.

В одном известном областном центре, в начале 80-х, одна торговая мафия выпихивала другую. Естественно, этот процесс не мог обойтись без вмешательства единственной в то время направляющей силы, какой была компартия.

Из ЦК прозрачно намекнули: проворовались, мол, ваши торгаши, надо ставить других, мы вам кандидатуры порекомендуем. Но поскольку стоящая у власти компартийная элита находилась на содержании торговой, сделать это было не так просто. Все же из Киева волна накатывалась за волной, устои расшатывались, штормило. Спустя полгода вопрос созрел. Пришла, наконец, шифрограмма: собрать пленум обкома, на котором дать принципиальную оценку всем, кто неправильно понимал партийную линию. На нормальном языке это означало, что двоих "стрелочников", которые совсем отвязались, примерно накажут, исключив из партии и упрятав в тюрьму, целую обойму торговых лидеров разжалуют в рядовые, но нужных Киеву людей, понятно, сохранят, двинув их на вышестоящие посты в обком и ЦК партии, а во главе управления поставят своего в доску человека, как раз из обкома.

Ввиду неординарности события на пленум обкома, посвященный разоблачению злоупотреблений в торговле и общепите, прибыло аж два секретаря ЦК. Сохранились свидетельства этого исторического события – местный слайдист Иван Перетенько снимал пребывание обоих секретарей практически шаг за шагом – от туалета до комнаты президиума, где собирались члены бюро обкома в перерыве пленума. Направляясь в свои "членовозы", секретари получили по альбому в руки и еще раз убедились, что время здесь потрачено не зря. Естественно, с большой программной речью выступил первый секретарь. Коротко охарактеризовав внешнеполитическую обстановку, состояние дел в республике и конкретно в областном центре,он признал, что в деле коммунистического воспитания трудящихся на лучших традициях пролетарского интернационализма и социалистического гуманизма есть, однако, отдельные недостатки.

Оказывается, в отдельных гастрономах до сих пор нет отдельной колбасы. Поскольку доклад готовился очень тщательно и, по сути, его переписали в Киеве, куда и тянулись щупальцы торгового спрута, его надо было срочно "озвучить" по местному радио и телевидению, отпечатать во всех газетах и даже, по возможности, рекомендовали издать отдельной брошюрой (в областном, конечно, масштабе).

Член политбюро, секретарь ЦК на слух уловил фальшивые нотки в докладе (это касалось фрагмента из жизни регионов, в Киеве его отдали на откуп обкому – сами-то они в состоянии хоть что-то сделать?), попросил текст, долго его правил своей импортной ручкой с синими чернилами, передал редактору областной газеты, с которым был знаком еще по комсомолу, напутствуя:

- Ты же, Игорь, меня знаешь. Я каждую свою правку помню. Так что, смотри мне.

О феноменальной памяти члена политбюро знали все, кто так или иначе с ним сталкивался. Бывало, снимали с работы клерков-инструкторов, "прозевавших" при перепечатке ту или иную частицу, предлог или уточняющее слово. Член ПБ помнил все. И когда в газете, не дай Бог, выходил текст без его поправок, редактора практически всегда снимали с работы. Игорь же, много лет проработавший с членом ПБ в комсомоле, знал это, как никто другой, не раз он был свидетелем диких расправ, не раз пытался вступиться за своих коллег, защитить от гнева "всевышнего" – тщетно.

Похоже, в этот раз пришел черед самого Игоря. Неприятности начались сразу же после окончания пленума. В следующий номер по обыкновению шло информационное сообщение о пленуме обкома, "протокол" – повестка, кто выступил, кто присутствовал. Не дай Бог, проскочит ошибка в фамилии или формулировке – голову не спасти. Игорь сразу же после пленума, предварительно показав информацию первому, поехал в типографию вносить поправки. Пробыл он там часа два с половиной, лично убедившись, что все сделано как следует. Каково же было его удивление, когда, выйдя на улицу, он обнаружил, что с редакционной машинки (Игорь как редактор областной партийной газеты был членом бюро обкома) сняты номера.

Это местное ГАИ, проводя очередной рейд, додумалось наказать служебную машину редактора областной газеты с "козырными" номерами, которые "были положены" только членам бюро и при виде которых постовые становились по стойке "смирно" и отдавали честь. Надо знать характер Игоря, чтобы понять все, что потом случилось. Без номеров, матеря в хвост и гриву ни в чем не повинного шофера, он приехал к себе в редакцию. Несмотря на позднее время, поднял на ноги, начиная с завотделом админорганами обкома и до замминистра МВД в Киеве, все КГБ, ГАИ и т. д. Кончилось это тем, что на следующий день лично замначальника областного ГАИ, постучав (что было не принято), отрапортовал: "Товарищ главный редактор, разрешите войти! (строевым по ковру). Докладываю: ваши номера (аккуратно завернутые в целлофан) доставлены. Просим прощения за нанесенное беспокойство!" Игорь был мужик отходчивый, усадил полковника, котрого хорошо знал, достал из сейфа бутылку, и мир был восстановлен.

Проводив гостя, он взял принесенную из типографии полосу и стал ее вычитывать с правками члена политбюро. Не все они были внесены, он позвонил в типографию (минут 15 езды) дежурному редактору и попросил лично его проконтролировать. "Посылаю тебе полосу с правками члена ПБ. После второй корректуры жду от тебя оттиск".

Специально с этой целью из типографии был вызван выпускающий Валерий Г. – известный разгильдяй в журналистских кругах. Его любили все – он никогда и ни в чем никому не отказывал. Если на улице к нему обращался человек с какой-то просьбой, Валерий, забыв про все дела, мог поехать куда-нибудь за город, в село, чтобы помочь тому, кого видел впервые в жизни.

Выслушав внимательно приказ шефа: доставить оперативно важную полосу в типографию, Валерий понимающе кивнул, принял капсулу с полосой и отправился в путь. Около "кофейного" гастронома он встретил знакомого художника. Они попили кофе и решили покурить во дворе, где начинался яр, живописнейшее место, доложу вам. Там они встретили двух знакомых студенток, угостили их кофе с ликером и "зацепились" на трое суток.

Когда Валерий наконец-то появился в редакции с капсулой-полосой приказ о его увольнении уже два дня как висел на доске объявлений. Интересно, что газета, хоть и с небольшим опозданием, которое, конечно же, было списано на типографию, вышла с внесенными правками. Спасло Игоря то, что помощник члена ПБ имел полезную привычку вносить все правки своего шефа, затем перепечатывал новый текст и подшивал его в спецпапку. Игорь всю ночь вызванивал помощнику, остановив выпуск газеты, пока, наконец, тот не объявился дома. Так как они с Игорем знали друг друга давно, помощник ночью поехал на работу и оттуда продиктовал правки Игорю, который уже сам лично их внес в полосу.

Но история эта, естественно, никакого влияния на вялотекущую областную жизнь не оказала. Разве что Валерий, оставшись без работы, маялся. Все же остальное продолжало оставаться неизменным. Также как и прихоти компартийных работников.

От автора: благодарю за информацию своих коллег, "советских главредов", Владимира Кулебу и Евгения Каулько.










© 2007 - 2020, Народна правда
© 2007, УРА-Інтернет – дизайн і програмування

Передрук матеріалів дозволяється тільки за умови посилання на "Народну правду" та зазначення автора. Використання фотоматеріалів із розділу "Фото" – тільки за згодою автора.
"Народна правда" не несе відповідальності за зміст матеріалів, опублікованих авторами.

Технічна підтримка: techsupport@pravda.com.ua