Поиск по сайту:
Найти



Народные блоги

Добавить ленту статей сайта в свой iGoogle
Последние публикации
артрит   больница   больной   Евгений Скляренко   Институт ортопедии и травматологии   кафедра травматологии и ортопедии   Николай Сухомлин   операция   ортопед   хирургическая практика

Евгений СКЛЯРЕНКО: "Лучше быть первым ортопедом, чем десятым графоманом"


7
Рейтинг
7


Голосов "за"
11

Голосов "против"
4

В середине 90-х отечественные СМИ сообщали о сложнейшей операции, сделанной грузинской студентке Майе Бочорошвили в Киевском институте ортопедии и травматологии. Диагноз звучал, как приговор: неподвижность. Но киевские врачи сделали, казалось бы, невозможное, и у девушки появилась надежда, что она сможет ходить...

Евгений СКЛЯРЕНКО: ''Лучше быть первым ортопедом, чем десятым графоманом''
Николай СУХОМЛИН, Харьков

В середине 90-х отечественные СМИ сообщали о сложнейшей операции, сделанной грузинской студентке Майе Бочорошвили в Киевском институте ортопедии и травматологии. Диагноз звучал, как приговор: неподвижность. Но киевские врачи сделали, казалось бы, невозможное, и у девушки появилась надежда, что она сможет ходить...

Институт ортопедии и травматологии без преувеличения уникален не только для Украины, а для всего СНГ. И потому особого разговора заслуживают хирурги, которые здесь оперируют. Среди них, врачей милостью Божьей, – Евгений Тимофеевич Скляренко, доктор медицинских наук, профессор, лауреат Госпремии Украины, заслуженный деятель науки Украины, заведующий кафедрой травматологии и ортопедии Киевского государственного университета, руководитель клиники артрологии для взрослых. Он первым из хирургов в Украине и бывшем СССР занялся ортопедическим лечением больных ревматоидным артритом. Разработал оригинальные методики лечения и пересадки суставов, не имевшие аналогов ни у нас, ни за рубежом. Создал свою школу восстановительной хирургии суставов.

"Обратитесь к Скляренко", – говорят страдающим от артрита пациентам, когда, казалось бы, уже исчерпаны все возможности лечения. И после операций по методике Скляренко тяжко больные люди, как правило, избавляются от увечий и вновь обретают возможность двигаться. А движение – это жизнь...

Молодую девушку, символизирующую Жизнь, вырывает из лап Смерти Врач – эта картина, написанная по старинному сюжету, висит в рабочем кабинете Евгения Тимофеевича. И, думается, она здесь очень уместна.

Е. Т. Скляренко в нынешнем году – уже 85.

- Евгений Тимофеевич, как вы пришли в медицину?

- В детстве я заболел столбняком и должен был умереть. Но винницкий профессор Масалов чудом меня вылечил. Он относился ко мне, как к сыну, и всячески внушал интерес к медицине. Когда я стал писать стихи и подумывать о литературном институте, Масалов объяснял: лучше всего можно познать человека, будучи медиком. И приводил в пример Чехова, Вересаева, Конан-Дойля... Так что любовью и уважением к медицине я обязан, прежде всего, человеку, спасшему меня от смерти.

А потом был выпускной вечер 21 июня 1941 года. На следующий день я пошел в военкомат. Добился, чтобы, несмотря на возраст, меня взяли на фронт, в противотанковую артиллерию. На войне чудом остался жив. Может, это везение. А может, провидение заступилось: я родился 14 октября, на Покрова Божьей Матери... В 45-м году, после демобилизации поступил в мединститут. И уже когда практиковал на своем участке в селе Шевченково (ныне Одесская область), стала болеть раненая нога. Мне посоветовали: поезжай в Киев, к Климову, в институт ортопедии и травматологии. Профессор Климов меня прооперировал, и... я остался в институте. Занялся восстановительной хирургией, которая давно меня интересовала, так как в селе я насмотрелся на несчастных людей, изуродованных полиартритами. Профессора Климов, Елецкий, Фрумина – блестящая плеяда ученых-клиницистов работала тогда в институте. У них я учился искусству медицины, искусству хирургии.

- По вашему, хирургия – все-таки искусство, а не ремесло?

- Колоссальное искусство. Как есть талант музыканта, литератора – так есть и талант хирурга. Гиппократ даже говорил: "Хирург, овладевший теорией, равен Богу". Помню, наблюдая за операциями моего учителя профессора Климова, я поражался: это было похоже на то, как виртуоз-скрипач водит смычком по струнам. Темп рассчитан до секунды, учитывается даже сила нажима на скальпель...

Так что отбор в хирургию должен быть жесткий: по принципу таланта, а не престижа и протекционизма. Но кроме таланта, теоретических знаний у хирурга должно быть понимание больного человека, сострадание и сопереживание ему. Ведь человек – это не орган, а организм, высокоэмоциональный, чувствительный и ранимый. Для своих студентов я разработал специальную методику развития клинического мышления. Молодой врач только тогда станет врачом, когда умеет правильно собрать анамнез, знает симптоматику заболевания и его развитие, когда он чувствует больного.

- Евгений Тимофеевич, существует устойчивое мнение, что все хирурги – суеверные люди. По понедельникам, например, или 13 числа – не оперируют. Это так или нет?

- Насчет примет не знаю: 13-го, как в любой день, бывают отличные операции. А вот предчувствие, или, как говорят, шестое чувство – есть безусловно. Когда больной умоляет об операции, а ты чувствуешь, что оперировать нельзя. Помню такой случай: звонили из высоких инстанций, просили, требовали срочно прооперировать пациентку. Никакие мои возражения в расчет не принимались. Что ж... Операция прошла успешно. А на 8-й день больная умерла: тромбоз легочных артерий. Застраховаться от послеоперационных осложнений нельзя – их можно только предчувствовать. За более, чем 50 лет моей хирургической практики было 9 случаев тромбозов, и забыть их, конечно, нельзя. Но помнятся и случаи со счастливым исходом. Их неизмеримо больше – ведь одних только артропластических операций по новой методике, неизвестной до того в Союзе, проведено было свыше 2 тысяч... Не забуду, как плачущая женщина привела свою 17-летнюю дочь, скрюченную, как старушка, с диагнозом: опухоль в позвоночнике. Операция была сложнейшая, многое пришлось делать впервые. Но удалось зафиксировать позвоночник. И девушка "распрямилась". Позже помог ей устроиться на учебу в техникум, получить жилье. Сейчас она жива-здорова, работает бухгалтером в нашем институте. 35 лет после операции по пересадке сустава проработал на комбайне мой бывший больной, считавшийся "безнадежным". Впрочем, обо всех не расскажешь...

- Ревматоидный артрит – заболевание не столь "громкое", как, например, рак. Но оно не менее загадочно. И подчас не менее мучительно из-за сращивания суставов и обездвиживания конечностей – об этом знают больные, скрюченные недугом, которым каждое движение причиняет страшную боль. Что сегодня известно о причине полиартритов и существует ли профилактика против них?

- Причина пока не ясна, так как неизвестен возбудитель. Если говорить коротко, при этом заболевании развивается автоиммунный процесс: ткани организма изменяются настолько, что становятся чужеродными... Но общепрофилактические меры соблюдать тем не менее нужно. Ведь, смотрите: любой хороший владелец автомобиля каждые 10 дней ставит его профилактику. Почему же мы относимся к собственному организму хуже, чем к машине? Забыто золотое правило Льва Толстого, делившего сутки на три части: 8 часов умственного труда, 8 физического и столько же – сна. Забыты заветы старой медицины: физическая активность, умеренное питание. А ведь ничего лучшего по профилактике любых заболеваний человечеством со времен древних греков и римлян не изобретено.

- Но вы, Евгений Тимофеевич, судя по всему, заветов древних придерживаетесь и являете наглядный пример пользы активного образа жизни...

- Так уж привык жить смолоду. И, кстати, очень долго ходил в молодых. Сначала – молодой хирург, молодой отец, потом – молодой доктор наук (в 40 лет защитил диссертацию), молодой профессор и т. д. Работал много. Все доставалось потом и кровью. Созданы методики по восстановлению суставов, погружной пересадке суставных концов. Продолжаем принцип своих учителей и разрабатываем новые биологические реконструктивно-восстановительные операции на суставах, не поддаваясь модным течениям.

Кроме того, обоснованы и предложены активные хирургические методы борьбы с инвалидностью у больных гемофилией и другими системными заболеваниями опорно-двигательного аппарата. От выжидательной тактики лечения перешли к активной хирургической: устраняли последствия кровоизлияний в суставы. В 60-е годы, когда я первым в Союзе занялся ревматоидным артритом, удалось создать центр по ортопедическому лечению больных РА – единственный в Украине и Союзе. Центр имел мировое признание, мы лидировали в международном плане.

- Почему вы говорите в прошедшем времени – "был", "имел"?

- Потому что его уже нет. У нас забрали ставки, центр развалился. И Украина теперь единственная страна, не имеющая своего институтского центра по ортопедическому лечению больных ревматоидным артритом. Сейчас я воюю за то, чтобы восстановить центр. Для этого нужно совсем немного: 5-7 штатных единиц научных работников, а отдача была бы огромная.

- К медицине и раньше подходили по принципу остаточного финансирования. Но до таких крайностей, пожалуй, не доходило?

- К остаточному принципу добавилась полная безответственность. Преступлением перед народом было отпускать цены на медикаменты. Преступно не замечать (или делать вид, что не замечаешь) "утечку" наших ученых, специалистов-медиков за рубеж. Если мы сейчас на год-два останемся на месте в развитии медицинской науки, – значит, в будущем мы потеряем целое поколение и безнадежно отстанем. Украине срочно нужны свои медицинские школы, где бы зрелые ученые, опытные врачи передавали свои знания талантливой молодежи. Но никто не идет в нашу медицину работать за гроши, энтузиастов – единицы. Нет притока интеллекта. А без него, на одних призывах, державу не построишь.

- Евгений Тимофеевич, если честно, вы никогда не жалели, что стали не литератором, а хирургом?

- Нет. Медицина – мое призвание. Это я вовремя понял. Конечно, без интереса к литературе, музыке, искусству врач становится черствым, интеллектуально выхолощенным. Но – лучше быть первым ортопедом, чем десятым графоманом.

- И со стихами в вашей семье покончено раз и навсегда?

- Ну, почему же. Дочь сочиняла, внучки вот пишут – на английском языке. И мне, бывает, приходят на ум строчки. Вот например: "Запамятай одвічну аксіому, що муку, розпач та душевну втому ти можеш запобігти лиш тоді, коли навчишся в нашому житті несправедливість людську нехтувать та рани долі розумом сприймать".

- Хороший совет в наше время, дающий столько поводов для пессимизма. Вы не пессимист?

- Нет, я не пессимист. Бывают минуты тяжкие, мучительные. Причина – ощущение собственной беспомощности, когда не можешь спасти больного, травмированного (особенно молодого возраста) или нет средств облегчить страдания. Бывают клинические, творческие неудачи, разочарование в друзьях, жизненные неудачи детей и т. д. Однако постоянное нахождение с больными, их страданиями, облегчение их, вера родных и близких в тебя, надежда на то, что твой опыт, знания, умение действительно вернет их к жизни, активной жизни – перестраивает на волну активных действий, оптимизма, без которого ты психологически не победишь больного. Все это дало мне основание рассматривать себя как самонастраивающуюся личность. Пессимизм, скептицизм настоящему врачу не попутчики! Мне запомнились еще со студенческой скамьи слова академика Филатовой, что врач у постели умирающего не имеет права быть пессимистом! Но, безусловно, оптимизм должен исходить из знаний, опыта, веры, самокритичной оценки своих (и коллег) действий и результатов.

Что же касается нашей современной жизни, этого дикого исторического момента, который не только к пессимизму приводит, а и к неверию многих, то, его, конечно, необходимо "розумом сприймать". От этой социальной болезни нужно излечиться, но, к сожалению, и тут необходимо время. Порой действительность кажется сном, но это реалии – живем мы в полуколониальной стране. Обнищание, безработные, труд обесценен больше, чем в Африке. О культуре и говорить нечего. Образование, интеллект пущены в спекуляцию. Впервые собраны воедино все земли Украины, а духовности нет, религия и та не объединяет, а разъединяет народ. Борьба за власть, обогащение любыми средствами, а где идеалы свободной демократической Украины? Уроки истории не осмыслены, впрок не идут, а нас успокаивают примитивными фразами: "Маємо, те, що маємо", "Чем больше богатых, тем больше будет пожертвований" и прочими глупостями. Все это не навевает пессимизм, а пробуждает убеждение и веру, что народ Украины обретет духовное мужество, изберет "врачей", которые излечат молодую державу от социального паралича, мобилизует трудовые и интеллектуальные силы на построение молодой истинно демократической Украины, которая в конце концов займет достойное место в цивилизованном мире.

Верю, что рано или поздно миром завладеет любовь. Но сейчас власть в обществе нужно давать не тем, кто ее хочет, а тем, кто от нее отказывается. Пока же у нас происходит наоборот: авантюристы, недоучки, подхалимы лезут к кормушке за привилегиями. У большинства, к сожалению, развито сейчас только подкорковое мышление: "Я живу один раз, и я должен жить хорошо". То есть инстинкты превалируют над человеком. Но суть Homo Sapiens состоит как раз в том, чтобы управлять инстинктами. Человек все-таки живет не инстинктами, а идеалами. Духовность его еще не познана. Должно произойти самоочищение человека – и телесное, и душевное. И вот тогда победит Любовь!

Комментарии









© 2007 - 2012, Народная правда
© 2007, УРА-Интернет – дизайн и программирование

Перепечатка материалов разрешена только со ссылкой на "Народную правду" и указанием автора. Использование фотоматериалов раздела "Фото" — только по согласованию с автором.
"Народная правда" не несет ответственности за содержание материалов, опубликованых авторами.

Техническая поддержка: techsupport@pravda.com.ua