Поиск по сайту:
Найти



Народные блоги

Добавить ленту статей сайта в свой iGoogle
Последние публикации

Поздравление новому российскому Президенту

Харько | 18.05.2008 13:13

8
Рейтинг
8


Голосов "за"
13

Голосов "против"
5

Сьогодні – підешь по-людськи.
Завтра – вигонять по-свиньски.
Післязавтра- винесуть по-румунськи...
Присказка.


Июнь 2004. Сидим, никого не трогаем, ко всему привыкли, в т.ч. что живем и хуже, и глупее своего северного соседа, хотя и он не в шоколаде. Но вот впереди выборы. Казалось бы – на ровном месте, проголосуем за кого скажете, только "прикажите, что бы не так больно били". Но нет. Зачем-то прессинг все больше и больше. В городе – не пройти: на каждой растяжке – только он, на плакатах – только он, по телевизору, центральному, региональному, российскому – только он. Мы и не против особо, но почему именно – уголовник, кличка – Хам (ныне – ПроФФеСор), две ходки, за что нам это?!! Мало кто видит, что из-за плеча Хама выглядывает стократ более зловещая фигура: Азаров. Главный налоговик, министр финансов, экономическая модель а-ля "олигархический социализм". Каждая четвертая из оставленных в магазине копеек – это в его карман. Плевать, в июле – горы, августе – море, сентябре – свадьба. Какая политика, своих дел полно. Главный оппозиционный кандидат не вызывает никакого сочувствия.

Сентябрь 2004. Я пью вино с другом-осетином, родом из Беслана, он неделю как свою семью перевез в Украину навсегда. Его жена задает только один вопрос: почему у нее в Харькове не спрашивают документы? На "Родине" – на каждом углу (даже родного городка!), здесь – уже неделя! – ни разу? Я не понимаю вопроса. Я никогда не ношу с собой паспорт – незачем. Ну права, ладно – когда за рулем, паспорт зачем? Их сына – 3 года – привели из садика. Первый вопрос: А солдаты где? У меня глаза на лоб: какие солдаты?!! Ну садик охраняют которые! Зачем в садике – солдаты? Полная нестыковка. 3х-летний пацан видел то, что я не видел никогда.

Октябрь 2004. ПроФФесор перед телекамерами угощает ВВП конфеткой. Жест выглядит почти демонстративно. Прессинг достигает максимума. В воздухе прямо звенит: мы что, все это стерпим? Интернет переполняют анекдоты. Человек, над которым ТАК смеются, президентом стать не может. Народное "творчество" достигает своего абсолютного 100-летнего рекорда.

Ноябрь 2004. Один маленький канал, у которого аннулируют лицезию (нет-нет-нет, не "ЭХО", наш "5-ый" канал), срывается с цепи: Все! Больше по темникам – ни слова! Стреляйте, танками давите! До гробовой доски – только правду!!! Сухая голодовка!

На третий день уже видно, по лицам видно: не шутят. Правду всегда видно. Его передачи начинает ретранслировать несколько региональных каналов – в т.ч. на востоке. Закрывать в пылу выборов и борьбы их не успевают, а потом уже поздно... Страна почти перестает работать и учиться. Интернет – круглосуточно, 5-ый канал и ретрансляторы – круглосуточно. У меня на работе вырывают из рук распечатки новостей.

21-22 ноября. Второй тур. ХАМское объявление результатов – Хам победил, хотя всем понятно, как. Интернет переполняют факты невиданных по масштабу фальсификаций. В пылу скандала одна из оппозиционерок, пытаясь напугать оппонентов, кричит: мы выведем народ на улицы!!! Победители, которых уже – в первый раз из трех – поздравили из российской столицы, не понимая, что донецкие в сто раз больше "незалэжники" из-за своего бизнеса, смеются ей в лицо. Она поворачивает голову к журналистам и говорит три слова: ВСЕ НА МАЙДАН.

23 НОЯБРЯ. Струна лопается. До всех доходит: если не сейчас – вот прямо сейчас! – провалимся в сортир истории навсегда и безвозвратно. Не мы себе, ни дети нам – никогда не простят. Пошли!!! Любую оранжевую тряпку бери – и иди!!! Неважно, за кого и почему ты голосовал, важно – что завтра ты вообще голосовать не будешь!!! У меня на окне – оранжевый флаг. На площадь Свободы я еду с оранжевой лейбой в петлице куртки.

Главный "оппозиционер" выходит на сцену на Майдане. Он – не лидер и не боец, и никогда им не станет. ПО УМУ, ОБРАЗОВАНИЮ И БОЙЦОВСКИМ КАЧЕСТВАМ ЕМУ БЕСКОНЕЧНО ДАЛЕКО ДО ЛЮБЫХ ШЕНЕДРОВИЧЕЙ, ХОДОРКОВСКИХ, ДОРЕНКОВ И ДАЖЕ КАСПАРОВЫХ С ЯВЛИНСКИМИ. Прямой эфир. У него – круглые глаза. Он увидел НАРОД. Майдан и половина Хрещатика, все прилегающие улицы заполнены до краев. Он увидел МИЛЛИОН.

Знаете, что такое миллион? В этот день под оранжевыми флагами на площадь Свободы в Харькове вышло 80 тысяч. – по подсчетам бело-голубых. 80 тысяч – это самая большая площадь Европы на две трети. Рождается серия бессмертных лозунгов типа "Кiвалов, пiдрахуй" (Кивалов – тогда глава ЦИК; пiдрахуй – укр. подсчитай). Народный фольклор рождает еще одну серию приколов типа ПИСУАРа – "південно-східна українська автономна республика" в честь северодонецкого съезда. Милиция нейтрализована вся и сразу: один первых лозунгов толпы – "Міліція з народом".

Чиновники брызжут слюной на миниатюрных митингах перед оторванными от вечерней поллитры постными рожами пролетариев. А руки их при этом трясутся от страха. Милиция теряется – она лучше любого чиновника знает, что митинг больше 50 тысяч разогнать нельзя: ведь у каждого семья, друзья, сотрудники и они сразу станут твоими кровниками. СБУ – чекисты – срывается с цепи. Среднее и младшее офицерское звено отказывается исполнять прямые приказы. Наоборот, они от души начинают снабжать оппозицию компроматом на власть. Они лучше "народа" знают, какая сволочь лезет наверх из всех щелей. Ментовские начальники пытаются раздавать боевые патроны своему спецназу. Среднее звено СБУ озвучивает прямую угрозу ликвидации любого, кто прикажет открыть огонь. У здания ЦИК постоянная сирена: все проезжающие автомобили, обвешанные оранжевыми лентами, давят на клаксоны. Каналы телевидения преображаются один за другим со скоростью цепной реакции. У журналистов горят глаза. Телекамеры выхватывают опухшее от пощечин лицо потерявшего очки "рупора власти" (нет-нет-нет, не Леонтьева -Павловского, нашего Пеховшека). Он никогда больше не покажется ни в одном серьезном эфире. Не сможет выдержать презрительные взгляды сбросивших ярмо коллег.

Последний довод королей: на Киев едут поезда, битком набитые "шахтерами". Результат – прямо противоположный: до сих пор весь Донецк знал о Майдане только из брехливых уст лоснящихся сытых дядек. Они ходят по Киеву и своими глазами видят правду. Им приказывают не высовываться из здания вокзала, чтоб не заразиться "оранжевой чумой". Но забывают не то что заплатить – как обещали, а даже покормить. Десяток киевских девчонок, не моргнув глазом, обвешанные оранжевой символикой, заходят в вокзал с термосами горячего чая и сумками с бутербродами. Они всех угощают, они всем улыбаются. У "шахтеров" открываются рты. Агитации – никакой. Какая еще нужна агитация? Львовянин, тем паче киевлянин – не злобный бендеровец с берданкой в лесу, а такой же нормальный человек, как они. Ситуация проиграна. Верховный суд вынужден узаконить то, что давно известно: выборы фальсифицированы вдоль и поперек. Назначается третий тур. На утро главный милиционер страны кончает жизнь самоубийством (двумя выстрелами!). Самые одиозные фигуры, как по команде, драпают в российскую столицу.

26 декабря. Результаты третьего тура: Пасечник победил. Он не знает, что это не его заслуга. До момента истины ему еще полтора года: на парламентских выборах он наберет 14 процентов. Он – балласт, пена на гребне революционной волны.

2005 год. Чиновники, милиция, ГАИ, налоговая вдруг становятся вежливыми и корректными. Вся власть разом вдруг почуяла настоящего хозяина – народ. Я впервые слышу от ГАИ-шника фразу из не нашей жизни: больше не нарушайте. Я еще не знаю, что за следующие три года я заплачу штрафами меньше 20-ти баксов (на пробеге в четверть миллиона). На работе – частном предприятии – перестают появляться стада милиции, пожарных и налоговиков. На стене – рядом с планом эвакуации – список телефонов телекомпаний. Начальство устанавливает "ментовскую премию", размерами почти с основную зарплату: оно не знает, что делать с приготовленными для ментов взятками. Новое правительство отменяет азаровскую налоговую реформу, которая должна была убить частное предпринимательство, отменяет свободные экономические зоны и половинит налоговые льготы. Бюджет скачком возрастает в два с половиной раза. Пенсии повышаются в три раза и устанавливается ежеквартальная индексация.

А что потом? Долгая, многолетняя, извилистая дорога к цивилизации, которой не видно конца. Это даже не начало, а только подход к началу нашего пути. Политический маятник. Партия Регионов, как один, учит украинский и убирает из политической риторики тему русского языка. Им теперь придется играть по нашим правилам. "Оранжевый" лагерь, забывший главную заповедь политической борьбы – игра в команде, норовит развалиться на две неравные части. Все как обычно. Кроме потока грязи и вранья, неожиданно полившегося из СМИ северного соседа и который ничем, кроме хорошо знакомого испуга чиновников, объяснить нельзя. Но нам это не важно. У нас свои проблемы: скоро опять выборы, и очередную порцию политиканов предстоит слить в унитаз истории, на этот раз уже самого Пасечника и его главного когда-то оппонента, которые сейчас в одной упряжке. Дорогу молодым. Но это уже совсем другая история...

Ребята! Ваша страна – ваше дело. Каждому свое. Но если-таки у вас грянет – без крови, да? Улыбка – оружие пролетариата. Анекдот в инете – оружие массового поражения.

"...Я точно знаю, что вернусь – На первый день рождения – Страны, вернувшейся с войны"

(с) 2008 Афанасьев М.В. (Харько).

Не понимать как агитацию, антиагитацию, оскорбление и лизоблюдство кого-либо или перед кем-либо. Просто хотел порадовать виновника торжества.

Комментарии









© 2007 - 2012, Народная правда
© 2007, УРА-Интернет – дизайн и программирование

Перепечатка материалов разрешена только со ссылкой на "Народную правду" и указанием автора. Использование фотоматериалов раздела "Фото" — только по согласованию с автором.
"Народная правда" не несет ответственности за содержание материалов, опубликованых авторами.

Техническая поддержка: techsupport@pravda.com.ua