Поиск по сайту:
Найти



Народные блоги

Добавить ленту статей сайта в свой iGoogle
Последние публикации

Священная корова демократии (математика против диктатуры).

М.Терен | 24.10.2012 14:24

19
Рейтинг
19


Голосов "за"
21

Голосов "против"
2

Без священного права частной собственности – нет свободного рынка, а без священного права свободы слова – нет демократии, то есть власти народа, а есть власть бюрократии над народом, цинично называемая управляемой демократией.

Священная корова демократии (математика против диктатуры).
В своих предыдущих статьях я уже писал о взаимосвязи коррупции и свободы прессы, точнее сказать свободы слова (http://narodna.pravda.com.ua/politics/4f3118650a9d2/). Как было уже выяснено между коррупцией и свободой прессы есть функциональная зависимость, рис.1 (http://narodna.pravda.com.ua/photos/5087cb5fa0b7c/), и осознание этой зависимости позволяет надежно оценить сущность и важность этих понятий для стабильного существования общества.

Немного повторюсь о сущности названных понятий.

Корру́пция (от лат. corrumpere – "растлевать") – термин, обозначающий обычно использование должностным лицом своих властных полномочий и доверенных ему прав в целях личной выгоды, противоречащее законодательству и моральным установкам.

Наиболее часто термин применяется по отношению к бюрократическому аппарату и политической элите.

То есть коррупция однозначно связана с понятием бюрократического класса, о котором я уже писал в своих статьях (http://gp.lugansk.ua/declare/oligarkhiya-protiv-naroda-ukrainy-ideologiya-kak-instrument-odurachivaniya-naroda).

Уровень коррупции оценивают при помощи индекса восприятия коррупции (Corruption Perceptions Index – CPI), рассчитывается международной организацией Transparency International (в буквальном переводе – "Международная прозрачность"). Эта некоммерческая неправительственная организация по изучению коррупции и борьбе с нею интегрирует данные научных исследований, проводимых по разным странам отдельными экономистами и организациями за 3 года, предшествующие расчету сводного индекса. Эти исследования сравнивают даваемые бизнесменами и аналитиками субъективные оценки степени коррумпированности разных стран. В процессе обобщения данных отдельных исследований каждая страна получает оценку по 10-балльной шкале, где 10 баллов означают отсутствие коррупции (наиболее высокую "прозрачность" экономики), а 0 баллов – самую высокую степень коррупции (минимальную "прозрачность").

Одним из интегральных критериев оценки степени наличия гражданских свобод и демократии в обществе является свобода слова. Сформировавшаяся классовая диктатура бюрократии, в первую очередь накладывает лапу на свободу критики ее действий и свободу выражения собственных мыслей, как реальную угрозу ее власти. Поэтому критерием наличия сформировавшейся классовой диктатуры бюрократии может быть рейтинг свободы прессы в данной стране.

Рейтинг составляют по результатам массового опроса, проводящегося среди 14 организаций, защищающих свободу слова по всему миру, штатных корреспондентов "Репортеров без границ", а также независимых журналистов, исследователей и правозащитников из разных стран мира. Эксперты отвечают на 50 вопросов, касающихся свободы прессы, в результате чего и складывается рейтинг свободы прессы, по сути, рейтинг свободы слова.

Возвращаясь к графику на рис.1 (http://narodna.pravda.com.ua/photos/5087cb5fa0b7c/) приведем его в соответствие с сущностью понятия коррупции, то есть направление оси У сменим на противоположное, тогда коррупция будет возрастать при увеличении рейтинга свободы прессы, то есть увеличения давления бюрократии на прессу (усиления диктатуры бюрократического класса), см. рис.2 (http://narodna.pravda.com.ua/photos/5087cb5fa0b7c/).

Для того, чтобы доказать, что имеет место функциональная зависимость между этими двумя параметрами, коррупцией и рейтингом свободы прессы, аппроксимируем нашу совокупность точек на нашем графике, синяя кривая. Аппроксимируем логарифмической функцией. Как видим действительно есть однозначная зависимость между рейтингом свободы прессы, то есть усиливающейся диктатурой класса бюрократов, и коррупцией. Чем сильнее диктатура класса бюрократов, тем сильнее коррупция в стране. А это так и есть, ведь коррупция это есть не что иное, как безнаказанное присвоение бюрократией национального валового продукта общества у других его слоев (http://gp.lugansk.ua/declare/diktatura-byurokratii-kak-faktor-korruptsii). Следует при этом учесть, что представленная на нашем графике рис.2 функция случайная (стохастическая), в чем можно убедиться, используя следующий прием. Возьмем нашу аппроксимирующую функцию и добавим к ней слагаемое подчиненное нормальному закону распределения, и, варьируя его дисперсией, получим реализацию нашей новой случайной функции, попросту искусственный набор точек соответствующий нашим вымышленным странам. Можно видеть, что характер распределения стран на искусственном графике практически совпадает с реальными точками на графике "коррупция – рейтинг свободы прессы", рис.3 (http://narodna.pravda.com.ua/photos/5087cb5fa0b7c/). Это значит, что разброс точек, стран, вдоль аппроксимирующей кривой на нашем графике обусловлен чисто случайными процессами типа: историей данной страны, менталитетом нации, моральными устоями и т. п. явлениями, но общая тенденция, зависимость коррупции от усиления диктатуры класса бюрократов, есть объективная реальность. Любители коммунизма могут возразить, что при социализме не было такого разгула коррупции, но это если понимать под коррупцией некое абстрактное понятие, а не классово конкретное явление. Если коррупция, напрямую, связана с бюрократией, то узурпация бюрократией власти в виде реального социализма, то есть классовой диктатуры бюрократии, приводит к тотальному присвоению ею всего 100% национального валового продукта общества, то есть к 100% коррупции. Теперь весь национальный продукт общества принадлежит бюрократии и расходуется по ее усмотрению, на "строительство коммунизма", а народ получает пайку, чтобы не издох вовремя этого занимательного занятия. То есть коррупция, а именно присвоение бюрократией национального валового продукта при реальном социализме только по – другому называется всего лишь, но является одним и тем же явлением.

Теперь, когда мы убедились, что рейтинг свободы слова является интегральным показателем наличия формирующейся классовой диктатуры бюрократии, найдем тот объективный порог, за которым можно говорить о начале процесса узурпации власти классом бюрократов. В своей недавней статье я выделил это в виде областей демократии и тоталитаризма (http://gp.lugansk.ua/declare/pryamoi-dorogoi-v-totalitarizm). Но математика и здесь нам дает объективные критерии для оценки этого явления. Дифференцируем нашу аппроксимирующую функцию и построим график ее производной, см. рис. 4 (http://narodna.pravda.com.ua/photos/5087cb5fa0b7c/). Производная нашей функции есть гипербола, а она обладает следующими свойствами, ее одна ветвь приближается асимптотически к оси У, а другая – к оси Х, при этом вблизи точки пересечения осей, гипербола меняет резко свое направление на 90 градусов. Это значит, глядя на график на рис., что производная аппроксимирующей функции роста коррупции в интервале для рейтинга свободы прессы от -10 до -8 убывает почти до 0, а после Х=0 практически У=0, то есть не изменяется. Значит можно выделить три интервала нарастания коррупции: первый интервал Х от -10 до -8, где коррупция ничтожна, второй интервал Х более 0, где коррупция, выросшая до значительного уровня, стабильно нарастает, но не столь быстрыми темпами, потому, что уже некуда и третий интервал – промежуточный с переходными параметрами. По сути, имеем два социально – экономических состояния общества: когда народ правит бюрократией и не дает ей присваивать больше того, что он сам ей назначил, и когда бюрократия правит народом, хотя он якобы ее нанял на работу. Причем переход от одного состояния к другому ближе к скачкообразному, чем к эволюционному. То есть процесс борьбы с коррупцией сводиться к борьбе с бюрократией, точнее с ее классовой диктатурой. Можно возразить, что рейтинговые оценки коррупции и свободы прессы достаточно субъективны и недостаточно точны, но когда мы разобрались в этом явлении, можно предложить и объективные параметры оценки этих явлений. Мы теперь знаем, что коррупция – это доля национального валового продукта, присваиваемого классом бюрократов. Она изменяется от нуля при минимальной коррупции до единицы, 100%, при реальном социализме и коммунизме, при этом доля неконтролируемой государственной бюрократией прессы (средств массовой информации) изменяется от 0 до единицы, 100%, при полном реальном социализме, мы это уже проходили. График такой функции можно видеть на рис.5 (http://narodna.pravda.com.ua/photos/5087cb5fa0b7c/).

Полученная кривая совершенно аналогична нашей ранее полученной аппроксимирующей кривой. Это значит, что рейтинговые оценки достаточно объективно оценивают описанные процессы.

Но, а теперь главное как нам со всем этим жить.

Теперь, когда мы разобрались в сути явлений, мы с достаточным уважением должны относиться к такому понятию как свобода слова, которое не абстрактное понятие, о котором написано в конституции, а интегральный показатель демократии, то есть власти народа. Есть в стране свобода слова, значит, есть демократия, власть народа, нет свободы слова – значит, есть власть бюрократии над собственным народом, классовая диктатура бюрократии. Свобода слова, по сути, является священной коровой демократии, критерием и инструментом власти народа, а не абстрактным пожеланием интеллектуалов.

Имея объективные математически точные параметры состояния общества, мы можем не только предсказывать динамику общественного развития, но и научно управлять этим развитием не прибегая к интуитивным, авантюрным и волюнтаристским методам управления. Знание факторов и критериев общественного развития в первую очередь позволяет юридически точно формулировать пути решения общественных проблем.

Например, зная, что бюрократический класс нацелен на удовлетворение своих классовых интересов, узурпации власти в обществе с целью бесконтрольного присвоения общественного продукта, и ни какая мораль его на этом пути не остановит, а практически единственным путем этого является ограничение демократии, создание, так называемой, управляемой демократии, поэтому бюрократия будет всячески наступать на свободу слова. В связи с этим следует конституционно закрепить как священное, право на свободу слова, такое же священное как право частной собственности. Без священного права частной собственности – нет свободного рынка, а без священного права свободы слова – нет демократии, то есть власти народа, а есть власть бюрократии над народом, цинично называемая управляемой демократией.

Комментарии









© 2007 - 2012, Народная правда
© 2007, УРА-Интернет – дизайн и программирование

Перепечатка материалов разрешена только со ссылкой на "Народную правду" и указанием автора. Использование фотоматериалов раздела "Фото" — только по согласованию с автором.
"Народная правда" не несет ответственности за содержание материалов, опубликованых авторами.

Техническая поддержка: techsupport@pravda.com.ua