Поиск по сайту:
Найти



Народные блоги

Добавить ленту статей сайта в свой iGoogle
Последние публикации

Палачи из НКВД СССР ч.4-5


0
Рейтинг
0


Голосов "за"
0

Голосов "против"
0

ГУЛАГА НА ФРОНТ: ПРОДОЛЖЕНИЕ КРОВАВЫХ ДЕЯНИЙ...

Палачи из НКВД СССР ч.4-5
ч.4-5

ИЗ ГУЛАГА НА ФРОНТ: ПРОДОЛЖЕНИЕ КРОВАВЫХ ДЕЯНИЙ...

В предыдущих частях данной работы перед вами уважаемые читатели проел ряд сотрудников НКВД ССР вписавших своё имя в историю в качестве кровавых палачей вершивших по сути самосуд на миллионами советских граждан.

Так же вы увидели что примерно 1 из каждой тысячи сотрудников НКВД после 1937 г. стараниями Л. Берия и тов. Вышинского исполнявшего тогда в СССР роль красного Генерального прокурора все таки были наказаны в судебном порядке. Небольшое число действительно подвергли расстрелу (уж слишком их деяния компрометировали Советскую власть) а большинство отделались различными сроками пребывания в ИТК Гулага.

И чем бы дела в отношении них не кончилось в итоге не известно ибо в этот процесс вмешалась большая внешняя сила – СССР вступил с Германо-советскую войну 1941-1945 годов.

Вступил СССР в эту войну к которой так долго готовился увы крайне неудачно. "Непобедимая" Красная Армия беспрерывно отступала и к концу 1941 г. войска немецкого Вермахта стояли уже у Москвы, Ленинграда и овладели Крымом и приближались к Ростову на Дону.

И вот тут тов. И.Сталин и его верный подручный Л. Берия и вспомнили о "осужденных" чекистах времен Н.Ежова. И вспомнили не просто так скажем что бы усугубить их наказание вплоть до расстрела как это с 22 июня 1941 г. стало осуществлять по отношении к другим "врагам народа", а начать процесс их "амнистии",восстановление в прежнем звании и должностях и отправкой на фронта Великой отечественной войны, где вновь у командования Генерального штаба остро возникла необходимость в использовании их криминальных талантов.

Это не либеральный вымысел, а факты ибо вначале ВОВ тысячи "ежовцев" снова вышли на свободу и "встали на защиту" своей родины.

Это одна из малоизвестных страниц войны-когда имело место в 1941-1942 годах массовое освобождение заключённых ГУЛАГА для их отправки на фронт.

Освобождались разные категории заключенных-политических было меньше всего, было много бывших зэков но больше всего военных и чекистов.

Основная часть осуждённых чекистов смогла в 1941-1942 гг. не только освободиться из заключения, но и получить государственные награды как за участие во фронтовых боевых действиях, так и за руководство диверсионными группами, действовавшими в тылу противника.

И тут вновь немного статистики!

С октября 1936 г. по середину августа 1938 г. было арестовано 2 273 сотрудника ГУГБ, в т. ч. 1 862 – за "контрреволюционные преступления.

При этом численность сотрудников ГУГБ НКВД СССР на март 1937 г. составляла около 25 тыс. чел.

В 1939-1940 гг. дополнительно были репрессированы многие сотни чекистов.

Начавшаяся война предоставляла чекистам-уголовникам, избежавшим расстрела в 1938-1941 гг., значительно более широкие возможности для реабилитации, чем лагерная система.

Интенсивное формирование воинских частей НКВД требовало тысяч новых сотрудников.

Своеобразным ответом на беспрецедентную чистку конца 30-х годов явилась столь же небывало широкая амнистия, осуществлённая в отношении бывших работников госбезопасности в несколько этапов: преимущественно с конца 1941 г. до конца 1942 г.

Данная правовая коллизия существенно повлияла на состав фронтовых чекистских органов.

На службу в особые отделы в большом количестве (меньшинство) пришли люди, стремившиеся окончательно реабилитироваться в глазах власти, применяя привычный опыт фальсификации крупномасштабных дел и получения от обвиняемых требуемых показаний любыми методами.

Осуждённых работников НКВД освобождали специальными решениями высшего руководства – указами Президиума Верховного Совета СССР. Но есть основания полагать, что в начале войны часть отбывавших сроки чекистов освобождали и в "рабочем порядке".

Ну, а теперь одни факты! И ничего больше!!

ИЗ ГУЛАГА НА ФРОНТ

Уже в июле 1941 г. был освобождён и вскоре отправлен на фронт в особый отдел бывший начальник контрразведывательного отдела (КРО) УНКВД по Новосибирской области Ф.Н. Иванов.

Осуждённый в мае 1941 г. на 5 лет ИТЛ бывший начальник отдела кадров УНКВД по Алтайскому краю А.Т. Степанов, который в конце 1937 г. только по одному делу составил справки на арест 84 рабочих и служащих предприятий Барнаула, из которых 55 были расстреляны.

Но уже в августе 1941 г. оказался амнистирован-Степанов много писал писем Л.П.Берии о том что был лишь исполнителем воли рук-ва УКНКВД и механически заполнял все списки.

В итоге это возымело действия и он был направлен в РККА,но в возвращении в НКВД и НКГБ ему отказали

Чекист О.С. Флейшман, работавший в 1937-1938 гг. начальником Сквирского РО УНКВД по Киевской области, арестованный в феврале 1940 г. и осуждённый за нарушения законности на 8 лет заключения, в августе 1941 г. оказался освобождён и направлен в РККА.

Сотрудник оперчасти 28-го Ойротского погранотряда войск НКВД (Алтайский край) Г.Г. Гафаров в октябре 1938 г. сфабриковал (вместе с двумя оперативниками, позже осуждёнными) два дела на 28 чел.,

К счастью для осуждённых новым наркомом стал Л.Берия,который начал пересмотр дел и была выявлены фальсификация обоих дел

Гафаров был в итоге арестован, а осуждённые им лица впоследствии были освобождены.

Военным трибуналом войск НКВД Западно-Сибирского округа в мае 1941 г. Гафаров был осуждён на 5 лет ИТЛ, а в октябре 1941 г. выпущен на свободу с отправкой на фронт (позднее демобилизован после ранения).

При этом часть амнистированных избежала фронта, получив назначение в тыловые подразделения НКВД.

Например, бывший помощник начальника УНКВД по Алтайскому краю Г.Л. Биримбаум, подлежавший за нарушения законности расстрелу по ст. 58-7-11 УК согласно "сталинскому" списку от 6 сентября 1940 г. и осуждённый в мае 1941 г. на 10 лет лагерей, был вскоре возвращён в НКВД

И на декабрь 1941 г. работал начальником УИТЛК УНКВД по Иркутской области.

Освобождения чекистов из заключения указами Президиума ВС СССР, с последующей отправкой как в разведывательно-диверсионные группы, так и в штрафные роты происходили, судя по всему, в два основных потока: в конце 1941 г. и в конце 1942 г.

Тяжелая ситуация на фронте и гибель тысяч чекистов на фронте и работе в тылу вынудило руководство НКВД пойти на крайние меры.

В декабре 1941 г. Л.П. Берия обратился к Сталину с просьбой в связи с нехваткой кадров на фронтах освободить из заключения 1 610 сотрудников, отбывавших наказание главным образом за нарушения законности.

Сталин к идее большого освобождения чекистов осужденных за произвол отнеся негативно и тогда отказал Л.П.Берии,после чего выпустили лишь несколько десятков заключенных

Но осенью 1942 года когда сложилась крайне тяжелая ситуация на Сталинградском направлении он все-таки уступил просьбе Берии.

Осенью 1942 г. из лагерей и тюрем выпустили ещё одну большую группу бывших работников НКВД.

Так, начальник УНКВД по Тамбовской области М.И. Малыгин был арестован в декабре 1938 г. за необоснованные репрессии и осуждён к расстрелу,но в январе 1941 г. Президиум Верховного Совета СССР заменил ему высшую меру на 10 лет заключения.

"За высокие производственные показатели во время нахождения в заключении и отличное поведение в быту" Особым совещанием при НКВД СССР в октябре 1942 г. срок заключения Малыгину был снижен до 3 лет

26 марта 1943 г. его освободили совсем и отправили на фронт, где уже в декабре 1943 г. бывший чекист был признан негодным к службе и демобилизован по болезни.

Одним из наиболее беспощадных среди амнистированных был Л.Т. Якушев (Бабкин).

Работая с октября 1937 г. по февраль 1938 г. начальником УНКВД по Житомирской области и получив за усердие орден Красной Звезды, он лично принимал участие в избиении заключённых, приговорённых к ВМН, в сожжении 11 заключённых.

По его приказу заключённые сами копали себе могилы. 200-250 связанных заключённых ставили в очередь и расстреливали на глазах других заключённых".

Также Якушев санкционировал конфискацию у арестантов ценных вещей и хорошей одежды без составления квитанций; по его приказу сотрудники "занимались вытаскиванием кирками и клещами золотых зубов изо рта трупов расстрелянных

Затем капитан госбезопасности Якушев возглавлял НКВД по Крымской АССР и за нарушения законности в 1939 г. был осуждён на 20 лет лагерей.

В т. ч. за то, что непосредственно руководил расстрелом (в котором принимал личное участие) 553 чел., осуждённых тройкой и казнённых – с целью замести следы – уже после запрета приводить в исполнение приговоры троек.

Всего по спискам, оформленным и подписанным задним числом с 20 по 29 ноября 1938 г., крымские чекисты расстреляли 822 чел.

Когда об этом доложили Л.Берии он приказал немедленно арестовать Якушева,для него требовали ВМН,но в последний момент заменили на 20 лет.

В октябре 1942 г. Якушев был амнистирован Президиумом Верховного Совета СССР и сразу направлен в НКВД.

В 1942-1944 гг. он участвовал в разведгруппах партизанских отрядов в Смоленской и Витебской областях, выслужил чин полковника, партийный билет и орден Ленина, а с 1945 г. подвизался на ответственной хозяйственной работе.

Правда, в 1960 г. Якушева исключили из партии; умер он в Москве в 1986 г.

Заместитель начальника КРО УНКВД по Иркутской области Б.П. Кульвец в 1937-1938 гг. арестовал до 4 тыс. чел.

Сначала Кульвец за фабрикацию дел и пытки был осуждён к расстрелу, но в мае 1941 г. казнь заменили 10 годами лагерей.

В 1941 г. Кульвеца амнистировали.

Помощник начальника КРО УНКВД по Ленинградской области Б.И. Устинов в ночь на 4 марта 1938 г. спрятал под шоссейным мостом в районе Луги 47 толовых шашек и бикфордов шнур.

Устинов добившись предварительно показаний о подготовленном "теракте" от арестованного К.И. Веткаса), после чего инсценировал обнаружение взрывчатки и организовал массовые аресты "террористов".

Устинов пытался таким образом заработать расположение высшего рук-ва (т.е.Ежова) по инструкция которого массово фабриковались дела.

Но в конце 1938 года после ареста Ежова обман Устинова раскрылся и тех арестованных им граждан в итоге освободили.

В июле 1940 г. он был осуждён на 6 лет, освобождён в мае 1942 г.

Коллега Устинова,замначальника СПО УНКВД по Ленинградской области Н.С. Драницын в конце 1938 г. был арестован и за нарушения законности осуждён на 8 лет.

В 1942 г. освобождён и в октябре 1943 г. направлен в армию.

Капитан госбезопасности Г.Я. Врачёв, работавший в 1938 г. начальником секретно-политического отдела (СПО) УНКВД по Читинской области, был осуждён Военной коллегией Верхсуда СССР 15 ноября 1939 г. на 10 лет ИТЛ.

Осуждён за массовые аресты, фальсификацию следственных дел и личное участие в избиении арестованных.

Постановлением Президиума ВС СССР от 1 декабря 1942 г. приговор был отсрочен до окончания войны, Врачёв в январе 1943 г. освобождён и отправлен в штрафную роту на Карельский фронт.

Участвуя в боях, он получил три благодарности и три медали, прослужив до конца войны.

Помимо упоминавшегося Ф.Н. Иванова, был также амнистирован целый ряд оперработников Новосибирской области.

Помощник начальника отделения СПО управления НКВД С.С. Корпулев активно участвовал в чекистских провокациях, играя роль заговорщика в создаваемых "шпионских" делах.

В 1938 году следствие установило что в 1937 г. участвовал в фабрикации дела эсеров, а также дела "ТКП" на 70 чел., из которых 55 были расстреляны.

Арестованный летом 1938 г. за служебные преступления, Корпулев получил 5 лет лагерей, но был помилован 9 декабря 1941 г. Президиумом Верховного Совета СССР.

Оперативник А.И. Савкин исполнял обязанности начальника СПО Ленинск-Кузнецкого ГО УНКВД по Новосибирской области и, вспоминая свою работу, говорил, что от переутомления допросами

"был в таком состоянии, что своей жене не верил, что она советский человек".

За фабрикацию дел был отдан под суд, где прямо заявил:

"Я знал только одну статью – 58 – и под эту статью подводил все преступления".

В феврале 1939 г. Савкин был осуждён на 10 лет ИТЛ. Позднее он добился досрочного освобождения и отправки на фронт, где в июле 1943 г. с него сняли судимость.

Добавить в словарь Мариинского РО УНКВД по Новосибирской области И.П. Шахов в 1938 г. за разглашение секретных сведений и фабрикацию подписей арестованных был осуждён на 5 лет ИТЛ

В 1941 г. – освобождён и отправлен на фронт.

Амнистия коснулась и Г.К. Бекшаева, с февраля 1941 г. работавшего начальником Ахпунского лаготделения Сиблага НКВД.

За допущение смерти от голода 423 заключённых и доведение до крайнего истощения ещё 3.300 человек Бекшаев 13 декабря 1941 г. был арестован и осуждён в апреле 1942 г. на 3 года ИТЛ.

Баишев писал оправдательные письма-о том что голод наступил из-за дефицита продовольствия так как все шло на фронт и из-за потери житницы Украины продовольствием стало туго.

Во многом это правда и смертность в ГУЛАГЕ достигла критического максимума до 25%...

В 1943 г. его освободили "по болезни" и направили на фронт

Судьбы амнистированных чекистов складывались по разному.

Часть из них попала в строевые части и не занималась чекистской работой.

Однако часть чекистов, у которых нашлись высокопоставленные знакомые и покровители, после освобождения из заключения попала в элитный состав так называемой Особой группы НКВД (позднее преобразована в 4-е управление НКВД) под начальством П.А. Судоплатова.

Несколько слов о чекисте Д.Медведеве -этом очередном советском идоле!!! Он прославился в СССР еще и своей книгой-панагериком убийцам з НКВД СССР под названием "Сильные духом"

В судоплатовском отделе сложилась даже целая "сибирская" группа из амнистированных.

Часть из них прошла через знаменитый отряд Д.Н. Медведева, который на деле был настоящим "отстойником" для чекистов-уголовников.

" Овеянный в советской литературе" легендами партизанский командир Медведев увы начинал свою карьеру ещё в Донецкой и Одесской губчека.

Он был старательным учеником беспощадного карьериста Л.М. Заковского и впоследствии, особенно в первой половине 1930-х гг., активно участвовал на Украине в фабрикации расстрельных дел на десятки и сотни "заговорщиков".

В своей книге Медведева есть также строки, посвящённые "героическим ребятам" из его отряда вроде "Кости Пастаногова".

Между тем К.К. Пастаногов был одним из главных организаторов террора в Новосибирской области.

Из-за обилия судимых родственников и обвинений в том, что он якобы в 1930 г. отказался расстреливать своего дядю, этот чекист старался особенно и был на отличном счету.

Осенью 1937 г. Пастаногов возглавил аппарат секретно-политического отдела УНКВД по Новосибирской области – около 30 оперативников (не считая отделений в городах и уполномоченных в районах), которые занимались выявлением "антисоветских элементов".

Он пользовался особым доверием у начальства и в момент отсутствия начальника управления И.А. Мальцева не раз исполнял его обязанности.

Следствие в 1938 году установило ужасающие подробности происходившего в Новосибирске в те годы.

Напонмю что тот край возглавлял не кто иной как Роберт Эйхе,выбившего самый большой лимит и требовавший тотально уничтожать "врагов"

Одним из сравнительно невинных изобретений Пастаногова был так называемый "хоровод": арестанта сажали на стул с острыми железками и целыми часами толпой ходили вокруг него, изрыгая угрозы и нецензурную брань:

"...Мы тебя заставим писать, нас больше, видишь, мученик, контрик!..."

Облпрокурора И.И. Баркова в отделе Пастаногова допрашивали, не давая спать и держа на ногах, целый месяц, после чего тот покончил жизнь самоубийством, выбросившись с четвёртого этажа здания УНКВД.

Во время служебной поездки в Нарымский округ Пастаногов дал указание, в частности, арестовать более половины всей парторганизации округа; его командировка в Кузбасс также способствовало резкому усилению репрессий.

В конце 1939 г. Пастаногова арестовали и осудили на 8 лет, но по приказу начальника УНКВД использовали с учётом профессии – старостой лагерного пункта в Новосибирске.

Постановлением Президиума Верховного Совета СССР от 9 декабря 1941 г. он был освобождён со снятием судимости.

Во вражеском тылу Пастаногов пробыл с апреля по июнь 1942 г., получил ранение в руку и орден Красной Звезды, а затем вернулся в Новосибирск и возглавил отделение лагерей и колоний.

В 1946 г. чекиста обвинили в новых нарушениях законности и отправили во Владивосток.

Но и там он проявил прежние свои замашки, за что в конце концов как неисправимый был убран с оперативной работы и переведён в Севкузбасслаг МВД.

За доносы, компрометирующие начальство, в 1954 г. Пастаногова исключили из партии, после чего он уехал в Красноярский край.

Работник КРО УНКВД по Западно-Сибирскому краю А.Г. Луньков был тем самым чекистом, который обвинял "Костю Пастаногова" в уклонении от расстрела дяди и в своих доносах подчёркивал, что приговор в отношении Пастаногова-старшего в исполнение "приводил лично я".

Осенью 1937 г. он был направлен на службу в Куйбышевский оперсектор УНКВД НСО, где в течение года из примерно 2 000 уничтоженных было удушено верёвкой до 600 осуждённых.

Трибуналу чекисты в 1940 г. не очень внятно объясняли, что душить приходилось из-за неподходящих условий для расстрелов, но зато дело поставили так образцово, что на каждого приговорённого, набрасываясь душить впятером, тратили не больше минуты.

От расстрела по этому делу Лунькова спасли перевод в Кузбасс, быстрый арест и осуждение на открытом процессе по другим обвинениям.

С февраля 1938 г. Луньков руководил Ленинск-Кузнецким горотделом НКВД, где сфабриковал знаменитое "детское дело" на хулиганов-подростков из репрессированных семей

Просто посадив и обвинив в контрреволюции около 15 несовершеннолетних (среди них были и 12-летние), а также собрав материалы на арест еще 160 школьников.

Аресты проводились лишь на основани неосторожных разговоров детей...

В начале 1939 года после смены начальства УНКВД дело "детской контрреволюционной организации" отменили из-за явной абсурдности обвинения и с арестованных подростков сняли обвинения

Луньков вместе с А.И. Белоусовым и А.И. Савкиным попал в тюрьму и 22 февраля 1939 г. был осуждён военным трибуналом СибВО на 7 лет лагерей.

Интересно что рук-во НКВД области решило не скрывать этот позор и материалы этого дела были опубликованы в трёх номерах газеты "Советская Сибирь".

Новое рук-во НКВД показщало всей области абсурдность действий чекистов,откровенные подлоги в их работе.

По ходатайству союзного НКВД в декабре 1941 г. Президиумом Верховного Совета СССР Луньков был "срочно" освобождён и в январе 1942 г. отправлен на фронт.

Попал Луньков к знаменитому разведчику-партизану С.А. Ваупшасову, в отряде которого "Местные" стал начальником штаба под фамилией Лось.

Ваупшасов за 1942 г. организовал 10 крупных партизанских отрядов, за что подобающим образом были награждены и он сам, и его начштаба. В сентябре 1943 г. Луньков получил орден Отечественной войны 2-й степени.

На 1944 г. Луньков работал в Томске и с чекистской работы был переведён на партийную, получив в 1949 г. пост заведующего отделом планово-финансово-торговых органов Томского горкома ВКП (б).

Ещё один начальник Ленинск-Кузнецкого горотдела НКВД И.Ф. Золотарь – начинал чекистскую карьеру на Кубани, в 1934 г. лично расстреливал осуждённых алтайских немцев в г. Славгороде, а пик его деятельности пришёлся на службу в Кузбассе.

Шесть коммунистов в 1938 г. тайком переправили в Новосибирский обком ВКП (б) записку, где утверждали, что Золотарь

"...фиктивно создал в Ленинске троцкистскую организацию и с применением к нам издевательств и пыток заставил нас подписать ложные протоколы допроса, в которых записаны как участники этой контрреволюционной организации почти весь актив города..."

Его подчинённый А.И. Савкин показывал на следствии, что Золотарь проявлял "особую жестокость" не только к арестованным, но и к самим чекистам горотдела.

Уже к 4 октября 1937 г. из арестованных в Ленинске-Кузнецком и его окрестностях было осуждёно тройкой к расстрелу 369 чел.

Часть жертв чекисты даже не удосужились захоронить.

Бывший начальник УНКВД по Новосибирской области Г.Ф. Горбач на следствии в конце 1938 г. показал, что в Ленинске-Кузнецком "приговора в исполнение были приведены в таком месте и так, что на второй день какой-то человек натолкнулся на место, где был обнаружен труп".

Этим вообщем-то и обьясняется довольно мягкий приговор Золотарю-большу часть кроввой работы брал на себя Горбач.

15 февраля 1938 г. Золотаря арестовали и в октябре осудили на 5 лет лагерей.

Отсидев почти четыре года, Золотарь 13 января 1942 г. был досрочно освобождён со снятием судимости по "особому ходатайству НКВД СССР" и попал в судоплатовскую группу.

В апреле 1943 г. во главе опергруппы 2-го отдела 4-го управления НКГБ СССР из 10 чел. он был выброшен с самолёта в Борисовский район Минской области и участвовал в охоте на гауляйтера Белоруссии Кубе, а в 1944 г. успешно воевал, возглавляя крупный партизанский отряд на юге Польши.

Награждённый орденом Ленина, с 1944 г. он работал в НКГБ-МГБ СССР, а три года спустя был уволен по состоянию здоровья и поселился в Москве.

В 1955 и 1973 гг. Золотарь выпустил книги мемуаров "Записки десантника" и "Друзья познаются в беде", в 1963 г. выступил одним из составителей сборника партизанских мемуаров "Ярость благородная", а в 1985 г. напечатался в минском сборнике "Высокий долг".

Амнистия коснулась и двух крупных чекистов из УНКВД Алтайского края – П.Р. Перминова и И.Я. Юркина, которые были в мае 1941 г. приговорены Военной коллегией Верховного Суда СССР в Москве к расстрелу за многочисленные преступления.

Первоначально суд оказался суровее самого Сталина, который в сентябре 1940 г. своей подписью скрепил большой список на арестованных работников НКВД – Юркин в этом списке значился среди подлежавших тюремному заключению.

Перминов на Алтае в 1937-1938 гг. возглавлял аппарат СПО УНКВД, Юркин был его заместителем.

Оба активно участвовали в арестах и следствии по делам значительной части из примерно 30 тыс. арестованных тогда в Алтайском крае "врагов народа", применяя изощрённые пытки и издевательства.

Например, только по делу "эсеровских повстанцев" в г. Рубцовске и окрестных районах они арестовали 810 чел., из которых 294 были казнены. По другому делу расстреляли 200 немцев.

По делу барнаульских учителей уничтожили 22 чел. (из 31 осуждённого), по делу врачей – примерно столько же и заняли потом их квартиры.

В 1939 году все масштабы зверств стали ясны при прокурорско-бериевской проверке, десятки чекистов были арестованы и приговорены к ВМН.

Почти год Юркин и Перминов ждали исполнения приговора, вероятно, не зная, что зампредседателя Верховного Суда СССР В.В. Ульрих отправил дело на новое рассмотрение.

Юркин и Перминов писали письма о том что лишь исполняли приказы парт-актива края и накома Ежова...

В конце концов Юркина с Перминовым перевели в Новосибирск, где 18 апреля 1942 г. военный трибунал войск НКВД Западно-Сибирского округа заменил им ВМН на 8 и 10 лет заключения условно с отправлением на фронт.

Уже в мае 1942 г. Юркин попал в Отдельную мотострелковую бригаду особого назначения (ОМСБОН), а с сентября 1942 г. по март 1943 г. командовал спецгруппой в тылу.

Действовал он в составе партизанской армии С.А. Ковпака: был командиром отряда "Утёс" (с декабря 1943 г.), потом – начальником особого отдела 1-й Украинской дивизии им. Ковпака.

Получив звание майора госбезопасности, Юркин был восстановлен в членах компартии и награждён рядом орденов, в том числе польским "Золотым крестом".

В 1973 г. он выпустил книгу мемуаров "У нас особое задание"

Что касается П.Р. Перминова, то он воевал в партизанском отряде "Олимп" (до 700 чел., командир – В.А. Карасёв)

С декабря 1942 г. командовал разведгруппой, с которой прошёл более 2 тыс. км по тылам врага, а в августе 1943 г. организовал разведывательный рейд в Киев.

Воюя в Польше, он был заместителем по разведке в отряде своего сибирского знакомого И.Ф. Золотаря. Согласно справке НКГБ СССР, Перминов лично выявил до 200 "немецких шпионов-предателей" и участников националистических формирований.

Был дважды ранен и контужен, лечился; в сентябре 1944 г. в качестве заместителя начальника опергруппы НКГБ СССР вторично заброшен в тыл (к чехословацким партизанам), где вёл диверсионно-разведывательную работу.

Перминов удостоился правительственных наград, обосновался в Москве, где и умер.

Ещё один "алтаец" – С.К. Автухов,начальник Змеиногорского и Бийского горотделов НКВД.

Но крови на нём в отличие от его коллег не было.

Арестованный 21 мая 1941 г. за растраты, он был осуждён на 8 лет, но освобождён 6 октября 1942 г.

С июня 1943 г. по июль 1944 г. этот чекист был заместителем руководителя по оперработе спецгруппы НКГБ СССР, действовавшей в Белоруссии.

По информации наркома НКГБ БССР Л.Ф. Цанавы, с участием Автухова было

"пущено под откос 125 эшелонов и три бронепоезда противника, уничтожено 78 мостов, убито и ранено свыше 2 000 солдат и офицеров, выявлено 229 агентов гестапо и 1 230 предателей и изменников, разоблачено и уничтожено 24 немецких агента и 63 немецких ставленника.

(По этому подводу надо сказать, что если он действовал такими же методами фальсификации и применения пыток при воздействии на сов. граждан как и до своего ареста и осуждения то чему тут удивляться этим "высоким" показателям!!!)

В итоге Автухова наградили орденом Отечественной войны 2-й степени и взяли на работу в НКГБ Белоруссии.

В рядах 4-го управления НКВД-НКГБ работал и бывший начальник Шербакульского райотдела УНКВД по Омской области И.С. Рупасов.

Который в декабре 1939 г. был осуждён военным трибуналом войск НКВД Омской области на четыре года заключения за нарушения законности и извращение методов ведения следствия.

Он был 12 января 1942 г. досрочно освобождён со снятием судимости и направлен на фронт бойцом авиагруппы особого назначения. Год спустя Омский обком ВКП (б) восстановил Рупасова в членах партии.

Наряду с амнистированными "сибиряками" штаты 4-го управления пополнялись чекистами-арестантами из всех регионов страны.

"Видный" украинский чекист, с 1938 г. подвизавшийся в аппарате НКВД СССР, А.Г. Мирошниченко был арестован в марте 1941 г., но уже через полгода освободился и работал затем в 4-м управлении НКВД СССР, быстро дослужившись до подполковника.

А.И. Беляев работал начальником КРО УНКВД по Тульской области, за допущенные в 1938 г. многочисленные нарушения законности был арестован и осуждён 23 декабря 1939 г. военным трибуналом на 6 лет лагерей.

Освобождён 21 октября 1942 г. Президиумом Верховного Совета СССР и направлен в НКГБ.

Воевал в тылу противника, до 1945 г. "находился на оперативной работе по спецзаданиям" НКГБ СССР.

"Видный чекист" Л.А. Агабеков занимал должность начальника СПО ГУГБ НКВД Узбекистана.

За участие в терроре он получил орден Красной Звезды, стал депутатом Верховного Совета Узбекской ССР, а 21 января 1939 г. был арестован за то что фальсифицировал следственные дела и производил необоснованные аресты.

Десятки людей его незаконного произвола сумели освободится из лагерей

Агабеков был осуждён Особым совещанием при НКВД СССР 2 июля 1940 г. на 5 лет лагерей.

Агабекова освободили в октябре 1942 г. в связи с просьбой отправить на фронт, он прошёл в НКВД "соответствующую подготовку" и в 1943 г. был выброшен с парашютом в глубокий тыл противника в качестве начальника опергруппы НКГБ.

В мае 1940 г. бывший заместитель начальника 2-го отдела ЭКУ УНКВД по Лениградской области старший лейтенант ГБ В.В. Рыкин был осуждён военным трибуналом на 8 лет заключения.

Будучи амнистирован 9 декабря 1941 г., он в 1942-1944 гг. был заместителем начальника опергруппы НКВД БССР в тылу врага, за что получил орден Красной Звезды, а позднее – ещё два ордена.

Возглавляя контрразведывательный отдел УМГБ по Горьковской области, Рыкин в 1952 г. был исключён из партии обкомом "за санкцию на провокационное опермероприятие" и в январе 1953 г. уволен из "органов".

Покинув МГБ и имея 45 лет от роду, он заочно учился на истфаке Ленинградского пединститута им. Герцена.

Заместитель начальника отдела УГБ УНКВД по Мурманской области П.В. Терехов в июле 1939 г. был исключён обкомом ВКП (б) из партии за "грубейшее извращение методов следственной работы", арестован и осуждён в марте 1941 на 10 лет ИТЛ.

Освобождён в декабре 1941 г. и направлен к партизанам.

Два с половиной года находился в тылу врага, будучи заместителем командиров партизанских отрядов в Карелии и Крыму (забрасывался в тыл трижды), за что награждён орденом Отечественной войны 2-й степени.

В 1945 г. продолжал служить в отряде особого назначения НКГБ СССР.

Отметиить надо и астника террора С.М. Буторова, бывшего начальника Сухиничского райотдела УНКВД по Смоленской области, который в июне 1939 г. был арестован за фальсификацию 38 свидетельских показаний о контрреволюционных преступлениях по 19 следственным делам.

Получил 8 лет заключения, в лагере характеризовался положительно, освобождён 16 октября 1941 г.

В феврале – октябре 1942 г. работал начальником разведки отряда особого назначения, "провел большую работу по разоблачению немецких агентов, засылавшихся в отряд, принимал личное участие в боевых операциях отряда.

В декабре 1943 г. Буторов был вторично послан в тыл противника для выполнения специального задания, находился в тылу врага до 28.7.1944 г."; награждён орденом Красной Звезды.

Сравнительно небольшая часть чекистов попадала в разведывательно-диверсион-ные группы через штрафные подразделения.

Оперуполномоченному Водного отдела УНКВД по Ленинградской области Я.С. Меклеру, арестованному в феврале 1939 г. и осуждённому в январе 1941 г. на 10 лет лагерей за участие в пытках и фабрикацию расстрельных дел, пришлось пройти через штрафную роту на Ленинградском фронте.

Он был освобождён из заключения только в феврале 1943 г., пробыл штрафником до мая, а затем оказался заброшен в тыл противника со спецзаданием.

Вскоре Меклер заработал орден Красной Звезды, снятие судимости и зачисление на службу в НКГБ.

Некоторые видные чекисты довольно быстро смогли после освобождения не только вернуться на оперативную работу в НКВД, но и восстановить свои былые звания, продвинуться по службе.

Капитан госбезопасности Н.Ф. Орлов, будучи в 1938 г. начальником Минусинского оперсектора УНКВД по Красноярскому краю, фальсифицировал дела и применял недозволенные методы ведения следствия.

В 1941 г. военным трибуналом НКВД ЗСО был осуждён за нарушения законности, затем амнистирован и уже в феврале 1943 г. получил звание подполковника госбезопасности.

Замначальника Серовского горотдела УНКВД по Свердловской области Т.И. Коробицын в августе 1939 г. был исключён из ВКП (б), а затем за нарушения законности осуждён на 10 лет лагерей.

Освободили его только в 1944 г. и отправили на фронт, где Коробицын успел получить орден Красной Звезды. На 1945 г. этот чекист подвизался на службе в "Смерше".

Это далеко не полный список чекистов осуждённых за репрессии и зверства в 1937-1938 годах.

Полный список можно найти на российском сайте Общества "Мемориал".

Но и этого по моему мнению вполне достаточно чтобы утверждать что ни перед людьми ни перед БОГОМ все упомянутые в этой работе сотрудники НКВД СССР НЕ ПОНЕСЛИ НИКАКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ и ДУШИ ВСЕХ ИМИ НЕВИННО УБИЕННЫХ ПРОДОЛЖАЮТ ВОПИТЬ ОБ ОТМЩЕНИИ!

Да только вот нынешняя РОССИИ и в первую очередь РУССКИЙ НАРОД остаются глухими к этим призывам!

Молчит и Русская православная церковь которая тоже была фактически сотрудниками НКВД ССР разгромлена, ограблена государством и большая часть ее клира репрессирована.

Но раз так! А это увы реальный факт, то и повторении ужасов "Большого террора 1918-1938 годов РОССИИ вновь не миновать!

Что делать спросит читатель?

А для начала много не нужно – провести тотальную ДЕКОМУНИЗАЦИЮ ибо пока будут в России существовать памятники убийцам чекистам, пока их имена будут носить улицы городов и сел, то не будет в РОССИИ НИ МИРА НИ СПОКОЙСТВИЯ!!!










© 2007 - 2012, Народная правда
© 2007, УРА-Интернет – дизайн и программирование

Перепечатка материалов разрешена только со ссылкой на "Народную правду" и указанием автора. Использование фотоматериалов раздела "Фото" — только по согласованию с автором.
"Народная правда" не несет ответственности за содержание материалов, опубликованых авторами.

Техническая поддержка: techsupport@pravda.com.ua