Поиск по сайту:
Найти



Народные блоги

Добавить ленту статей сайта в свой iGoogle
Последние публикации

Зоя Космодемьянская. Героиня или мученица? ч.5


0
Рейтинг
0


Голосов "за"
0

Голосов "против"
0

рассекреченная правда

Зоя Космодемьянская. Героиня или мученица? ч.5
ч.5

РАССЕКРЕЧЕННАЯ ПРАВДА о ЗОЕ КОСМОДЕМЬЯНСКОЙ

Далее по сюжету нашего повествовании должен идти рассказ о казни Зои Космодемьянской.

Я как автор работая с массой источников поймал себя на мысли что эта часть биографии З. Космодемьянской – ее последний день жизни с каким то особым садо- мазохизмом со всеми кровавыми подробностями описывается в книгах предназначенных для детей 4-8 классов средней школы! Ребенок прочтя подобную жуть гарантировано получит психологическую травму.

Посему и я не буду лично ничего из событий 29 ноября 1941 г. пересказывать а предложу ознакомится с ранее засекреченными документами!!!

N1

Сообщение командира воинской части N9903

подполковника А.К. Спрогиса секретарю МК и МГК (1) ВЛКСМ

А.М. Пегову (2) о казни З.А. Космодемьянской

5 февраля 1942 г.

Секретно

Сообщаю, что комсомолка Космодемьянская Зоя Анатольевна в октябре 1941 г. была мобилизована на фронт Московским комитетом ВЛКСМ.

При выполнении специального задания командования разведывательного отдела штаба Западного фронта (3) 152 на фронте борьбы с немецкими захватчиками 30 ноября – 1 декабря 1941 г. в 11 часов дня в дер. Петрищево Верейского района была казнена немецкими фашистами.

Оставаясь до конца преданной делу партии Ленина – Сталина, социалистической Родине и Ленинскому комсомолу, т. КОСМОДЕМЬЯНСКАЯ ЗОЯ АНАТОЛЬЕВНА умерла смертью героя с лозунгами: "СМЕРТЬ НЕМЕЦКИМ ОККУПАНТАМ, ДА ЗДРАВСТВУЕТ СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ РОДИНА, ДА ЗДРАВСТВУЕТ ТОВАРИЩ СТАЛИН".

О чем и сообщаю.

Подполковник Спрогис

РГАСПИ. Ф. М-7. Оп. 2. Д. 649. Ч. 5. Л. 7.

Машинописный текст с автографом Спрогиса синим карандашом.

Опуб.: Москва прифронтовая. 1941 – 1942.:

архивные документы и материалы.

М., 2001. С. 567.

Примечания:

(1) МГК – Московский городской комитет.

(2) Анатолий Михайлович Пегов (1910 – 1995) – первый секретарь Московского обкома и горкома ВЛКСМ.

(3) Командованием воинской части 9903 был установлен твердый порядок дачи боевых заданий диверсионно-разведывательным группам перед их направлением в тыл противника. Задание и инструктаж давался лично командиром части А.К. Спрогисом и комиссаром Н.Д. Дроновым в письменной форме. В задании четко указывались объекты уничтожения и место проведения операции. После получения приказа Ставки ВГК N0428 от 17 ноября 1941 г. чаще стали даваться приказы задания о поджогах деревень, с тем чтобы "выгнать немецких захватчиков из всех населенных пунктов на холод в поле, выкурить из всех теплых помещений и теплых убежищ и заставить мерзнуть под открытым небом – такова неотложная задача..."

Вечером 20 ноября 1941 г. командир диверсионной группы П.С. Проворов получил задание: "...сжечь 10 населенных пунктов (приказ т. Сталина от 17 ноября 1941 г.: Анашкино, Грибцово, Петрищево, Усадково, Ильятино, Грачево, Пушкино, Михайловское, Бугайлово, Коровино.

Срок выполнения – 5 – 7 дней) ".

Прочитал и усвоил: 20 ноября 1941 г. Проворов (подпись).

По утверждению Д.М. Дмитриева, председателя совета ветеранов воинской части 9903, боевое задание с аналогичным текстом получил и Б.С. Крайнов.

На выполнение задания группы Проворова и Крайнова, в которую входила 3. Космодемьянская, под общим командованием Крайнова, в тыл противника выходили у деревни Обухово, что в 10 км от Кубинки. При этом произошла перестрелка (ранены трое, которых возвратили обратно в наш тыл).

Документ N3

Протокол допроса обвиняемого Клубкова Василия Андреевича от 11-12 марта 1942 г.

Совершенно секретно

Клубков В.А., 1923 г. рождения, уроженец дер. Богородицкое, Чернявского района, Рязанской области, из крестьян-бедняков, русский, гр-н СССР, беспартийный, образование 7 кл., до армии работал сортировщиком почтового отделения N33 г. Москвы. В Красной Армии с октября 1941 года.

Допрос начат в 22.00.

Вопрос: Уточните более подробно обстоятельства, при которых вы попали в плен к немцам.

Ответ: 21 ноября 1941 г. я в составе группы разведчиков, красноармейца – Крайнова и Космодемьянской Зои, получил задание от майора РО Запфронта Спрогис отправиться в дер. Пепелище* Дороховского района и поджечь квартиры, в которых расквартирован немецкий гарнизон.

Получив инструктаж, как действовать, а также оружие "наган", горючую, жидкость в бутылках "КС", в ночь с 21 на 22 ноября мы перешли линию фронта и в течение 4-х суток пробирались лесами к намеченному объекту.

Примерно в 2-3 часа ночи 27 ноября мы распределили между собой участки деревни, ушли выполнять задание. Когда я подходил к зданиям, которые обязан был поджечь, то видел, что участки Космодемьянской и Крайнова загорелись.

Подойдя к дому, я разбил бутылку с "КС" и бросил ее, но она не загорелась.

В это время я увидел невдалеке от себя немецких часовых и проявил трусость, убежал в лес, расположенный в метрах 300 от деревни.

Как я только прибежал в лес, на меня навалились два немецких солдата, отобрали у меня "наган" с патронами, две сумки с пятью бутылками "КС" и сумку с продзапасами, среди которого также был один литр водки.

Часа в 3-4 утра эти солдаты привели меня в штаб немецкой части, расположенной в дер. Пепелище и сдали немецкому офицеру. Оружие, сумку с продовольствием и бутылками с "КС" солдаты также передали офицеру.

Вопрос: Почему вы не оказали немцам вооруженного сопротивления?

Ответ: Меня схватили внезапно и я не успел оказать сопротивления.

Вопрос: Какие показания вы дали офицеру немецкой армии?

Ответ: Как меня только сдали офицеру, он наставил на меня револьвер и потребовал, чтобы я выдал, кто вместе со мной прибыл поджигать деревню.

Я при этом проявил трусость и рассказал офицеру, что нас всего пришло трое, назвал имена Крайнова Бориса и Космодемьянской Зои.

Офицер немедленно отдал на немецком языке какое-то приказание присутствующим там немецким солдатам, они быстро вышли из дома и через несколько минут привели Зою Космодемьянскую.

Задержали ли они Крайнова, я не знаю.

Вопрос: Какие еще показания вы дали офицеру до тех пор, пока привели Космодемьянскую?

Ответ: Далее я показал офицеру, что я послан разведотделом Запфронта, расположенным около ст. Кунцево.

Рассказал, что наша часть при разведотделе насчитывает человек 400 разведчиков и что она готовит и перебрасывает в тыл к немцам диверсионные группы по 5 -10 чел.

После этого в помещение ввели Зою Космодемьянскую.

Вопрос: Вы присутствовали при допросе Космодемьянской?

Ответ: Да, присутствовал.

Вопрос: Что спрашивал офицер у Космодемьянской и какие она дала показания?

Ответ: Офицер у нее спросил, как она поджигала деревню. Космодемьянская ответила, что она деревню не поджигала.

После этого офицер начал избивать Зою и требовал показаний, но она дать таковые категорически отказалась.

Вопрос: К вам офицер обращался за помощью в получении признания от Космодемьянской?

Ответ: Да, офицер у меня спросил, она ли это. И что мне известно о ней.

Я в присутствии Космодемьянской показал офицеру, что это действительно Космодемьянская Зоя, которая вместе со мной прибыла в деревню для выполнения диверсионных актов и что она подожгла южную окраину деревни.

Космодемьянская после этого на вопросы офицера не отвечала.

Видя, что Зоя упорно молчит, несколько офицеров раздели ее догола и в течение 2-3 часов сильно избивали резиновыми палками, добиваясь показаний. Космодемьянская заявила офицерам: "Убейте меня, я вам ничего не расскажу". После чего ее увели, и я ее больше не видел.

Вопрос: Вас разве не учили в разведотделе Запфронта, что в случае, если вы попадете к немцам, то не должны выдавать соучастников своей группы, а также кто вы и кто вас сюда послал?

Ответ: Нас, в том числе и меня, учили этому в разведотделе.

Вопрос: Почему же вы выдали Космодемьянскую?

Ответ: Как я уже показывал выше, офицер пригрозил мне пистолетом, я боялся, чтобы не быть расстрелянным, в результате чего выдал Космодемьянскую.

Вопрос: Как дальше с вами поступили немцы?

Ответ: После того, как Космодемьянскую увели, офицер заявил мне: "А вы теперь будете работать в пользу немецкой разведки. Все равно вы своей родине изменили. Мы вас подучим и пошлем в тыл советских войск".

На предложение офицера работать в пользу немецкой разведки я изъявил свое согласие.

27 ноября 1941 г. утром офицер отправил меня на машине в сопровождении двух солдат в г. Можайск, где поместили меня в одном доме с группой (человек 30) немецких агентов, с которыми я и находился до 20 декабря 1941 г.

Вопрос: Откуда вам было известно, что эти 30 чел. были агенты немецкой разведки?

Ответ: Проживая совместно с ними в течение 13 дней, они мне все рассказывали, что они завербованы немецкой разведкой и ожидают посылки на специальные курсы.

Вопрос: Назовите их фамилии и другие известные вам данные?

Ответ: Все они бывшие красноармейцы, сдавшиеся в плен немцам. Из каких они частей, я не знаю. По фамилиям я знаю следующих:

1. Петров, имя и отчество не знаю, лет 25, среднего роста, худощавый, блондин, особых примет нет.

2. Марченко, имя и отчество не знаю, лет 25-26, по национальности украинец, высокого роста, брюнет, без особых примет.

3. Иванов, имя и отчество не знаю, лет 28, среднего роста, блондин.

Других я фамилий не знаю, так как у них не спрашивал и они мне об этом не рассказывали.

Вопрос: Где эти лица в настоящее время?

Ответ: В декабре месяце они были на курсах немецких разведчиков в Красном Бору, что в 6 километрах от гор. Смоленска и когда я оттуда убыл, они еще оставались там.

Вопрос: Чем вы занимались после 10 декабря?

Ответ: Примерно 11 декабря 1941 г. нас всех 30 чел. на ст. Можайск посадили в вагон поезда и 15 декабря привезли в Смоленск, а оттуда перевели в Красный Бор.

Прибыв в Красный Бор, я узнал, что там в кирпичных зданиях расположены курсы немецких разведчиков. На этих курсах было человек 500, из них часть бывших заключенных, детей раскулаченных органами Советской власти, а также большая часть военнопленных красноармейцев.

Вопрос: Долго вы учились на этих курсах?

Ответ: С 20 декабря 1941 г. по 3 января 1942 г.

Вопрос: Что вы там проходили?

Ответ: Нас учили немецкие офицеры, как нужно собирать шпионские сведения о расположении и вооружении частей Красной Армии, штабов и складов с боеприпасами. Метод занятий был следующий:

Каждый день с утра один офицер часа два читал лекции, потом поодиночке спрашивал, как слушатели усвоили пройденное, а перед концом дня вызывает два человека на практические разговоры.

Один из нас представляет разведчика, а другой рядового красноармейца или колхозника, у которого первый в осторожном разговоре выпытывает сведения о расположении, численности и вооружении частей Красной Армии.

На лекциях нам говорили, что при встрече с красноармейцами мы должны будем представляться им как местные жители, а при посещении местных жителей заявлять им, что мы якобы красноармейцы, отставшие от своих частей. По мере того, как слушатели усваивали методы работы разведчиков, немцы их отправляли на сторону советских войск.

3 января 1942 г. мне офицер сказал, что я хорошо усвоил методы разведки и буду отправлен в тыл Красной Армии. После этого офицер привел фотографа, который сфотографировал меня в двух позах.

Офицер заполнил на меня анкету, а также сделал оттиски всех моих пальцев.

Вопрос: Какое вы получили задание перед отправкой вас в расположение частей Красной Армии?

Ответ: 4 февраля с.г. меня вызвал к себе тот же немецкий офицер-преподаватель. Я ему дал подписку, что я обязуюсь работать на благо германской непобедимой армии. Подписка была заготовлена на бланке, я только заполнил на ней свою фамилию, имя и отчество и другие биографические данные.

Вопрос: Какую кличку вам присвоил офицер немецкой разведки?

Ответ: Он мне никакой клички не дал и сказал, что я так и буду проживать и работать под своей фамилией.

Вопрос: Продолжайте отвечать на предыдущий вопрос.

Ответ: Мне офицер дал задание немедленно после перехода линии фронта собрать самые детальные сведения о наступающих частях Красной Армии в Борятинском районе. Главное, какой техникой располагают эти части. Эти сведения я должен был передать агенту немецкой разведки Музыченко Николаю Егоровичу, который, как сказал мне офицер, будет переброшен на территорию советских войск одновременно со мной.

После этого я должен был по заданию офицера отправиться в разведотдел Запфронта и заявить, что я был в плену у немцев и сбежал, однако, обстоятельства пленения я должен был соврать, заявив, что я был пленен после поджога деревни и что Космодемьянскую я не видел.

Оставшись на службе в разведотделе, я должен был собрать сведения, сколько РО готовит диверсионных групп, фамилии людей, куда, кто и с каким заданием переброшен, кроме того, я должен был сам попасть в одну из направляемых в тыл к немцам группу красноармейцев, а там выдать эту группу немцам.

Все эти задания немецкой разведки я согласился выполнить.

Вопрос: Когда и где вы были переброшены на сторону советских войск?

Ответ: Через линию фронта на сторону советских войск я был переброшен 7 февраля 1942 г. на рассвете в районе пос. Ерши, что километрах в 20 юго-восточнее районного центра Борятино.

Вопрос: Как вас доставили с Красного Бора к линии фронта?

Ответ: С Красного Бора до пос. Ерши нас двоих с Музыченко немцы привезли на крытой грузовой машине, а через линию фронта мы перешли самостоятельно.

Вопрос: Как вы действовали, перейдя линию фронта?

Ответ: Перейдя линию фронта, мы с Музыченко разошлись. Он мне сказал: "Если сведения соберешь, приходи ко мне в дер. Каменку, я буду в д. N1, что по дороге направо".

Не доходя километров 7 до Борятино, меня задержали красноармейцы и доставили в штаб полка, какой части – не знаю.

В штабе полка меня опросил неизвестный мне мл. политрук, которому я показал, что был в плену и сбежал с такового.

Тогда же 7 января меня направили под конвоем в штаб дивизии, расположенный в Борятино, где меня опросили подробно, кто я, откуда иду.

Я им также рассказал, что был в плену и сбежал с такового, т.е. так, как меня учил офицер.

После этого меня в числе группы бывших военнопленных и отставших от своих частей в количестве 28 чел. направили на пересыльный пункт в г. Козельск, куда мы прибыли 20 января 1942 г.

Из Козельска меня в числе большой группы военнослужащих 1 февраля поездом направили на формировочный пункт в г. Москву. Приехав в Москву, около формировочного пункта я случайно встретил своего знакомого по работе в РО Запфронта Абрамова, который указал мне адрес РО, и я явился к подполковнику Спрогис.

По указанию Спрогис капитан Силиванов допросил меня, которому я показал, как учил меня офицер немецкой разведки, что я якобы бежал из плена, а 28 февраля 1942 г. меня задержали сотрудники 00 НКВД.

Вопрос: Вы с Музыченко встречались после 7 января с.г.?

Ответ: Нет, после того, как я с Музыченко разошелся 7 января, я больше с ним не встречался и о его судьбе мне ничего неизвестно.

Вопрос: Как вы выполнили задание немецкой разведки?

Ответ: Задание немецкой разведки я не выполнил. Как я показал выше, разойдясь с Музыченко, я был задержан и отправлен из Борятинского р-на, где я должен был собирать сведения шпионского характера. По прибытии в РО Запфронта мне никакой работы не поручали, а со временем арестовали.

Вопрос: Расскажите подробно, что вам известно в отношении Музыченко?

Ответ: С Музыченко Николаем Егоровичем я познакомился, находясь на курсах немецких разведчиков в Красном Бору. Мы с ним вдвоем проживали в одной комнате в течение 13-14 дней.

Музыченко мне рассказывал, что он сам украинец, родом из Черниговской области, что его отец раскулачен. До войны он работал на сахарном заводе около Чернигова весовщиком.

Он мне рассказывал, что он добровольно сдался в плен немцам 11 октября 1941 г. около г. Вязьмы, после чего через пересыльные пункты попал на немецкие курсы разведчиков в Красный Бор. Тогда же он мне говорил, что уже до этого он трижды перебрасывался в расположение войск Красной Армии и собирал ценные шпионские сведения, за что немцами награжден золотыми часами. Часы он мне показывал.

Вопрос: Обрисуйте внешние приметы Музыченко.

Ответ: Музыченко среднего роста, толстый, черный, хромает на правую ногу, видимо, был ранен, точно не знаю, лицо широкое, круглое, нос прямой, когда идет – качается.

Вопрос: Какой пароль вам дал Музыченко для встречи с ним в дер. Каменка?

Ответ: Музыченко мне сказал, что я должен буду прийти в дер. Каменка и, зайдя в первый дом справа (если идти по дороге из Борятино), спросить хозяйку дома "Где я могу видеть Музыченко". Она бы мне и указала, где он. Пароля никакого мне Музыченко не давал.

Допрос прерван в 5-00.

Записано с моих слов верно, лично мною прочитано, в чем и расписываюсь Клубков

Допросил

СЛЕДОВАТЕЛЬ 00 НКВД ЗАПФРОНТА ЛЕЙТЕНАНТ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ СУШКО

ЦА ФСБ РФ, арх. NИ-16640, лл. 28-38. Подлинник.

* В документе название деревни указано ошибочно. Правильно – деревня Петрищево.

Документ N3

Протокол судебного заседания по обвинению красноармейца Клубкова В. А. 3 апреля 1942 г.

Сов. секретно

1942 г. апреля 3 дня, Военный трибунал Западного фронта в закрытом судебном заседании в составе: председательствующего военного юриста 1 ранга Боровик, членов:

военного юриста 3 ранга Мирошниченко и военного юриста 3 ранга Жданова, при секретаре военном юристе Колбасове [открыли] судебное заседание... в 15 час. 10 мин.

Председательствующий объявляет, что будет рассматриваться дело N540 по обвинению красноармейца войсковой части 9903 Клубкова Василия Андреевича, обвиняемого по ст. 58-1, п. "б" УК РСФСР.

Секретарь докладывает, что обвиняемый Клубков Василий Андреевич, содержащийся под стражей, в суд доставлен под конвоем.

Председательствующий удостоверяется в личности подсудимого. Подсудимый на заданные вопросы председательствующего ответил:

- Я, Клубков Василий Андреевич, 1923 года рождения, уроженец дер. Богородицкое Чернявского района Рязанской области, по социальному происхождению из крестьян-бедняков, по соц. положению служащий, образование в объеме 7 классов неполной средней школы, русский, несудимый, беспартийный, холост, в Красной Армии с октября месяца 1941 г.

С обвинительным заключением ознакомлен 3 апреля 42 г. Ходатайств не заявлял.

Пред[седательствую]щий разъясняет подсудимому его права во время судебного процесса и объявляет состав суда. Подсудимый ходатайств не имеет и отвода составу суда не заявил.

Пред[седательствую]щий оглашает обвинительное заключение.

Подсудимый: Обвинение мне понятно, виновным себя признаю полностью.

Пред[седателъствую]щий: Расскажите суду, когда и при каких обстоятельствах вы сдались в плен немецким солдатам.

Подсудимый: 26 ноября 41 года я с группой красноармейцев Крайневым и Космодемьянской получил задание перейти линию фронта в тыл немецких войск в дер. Пепелище, поджечь дома, в которых были размещены немецкие войска.

27 ноября в деревне Пепелище я разошелся с Крайневым и Космодемьянской, пошел один в деревню, где размещен штаб немецких войск, а Космодемьянская и Крайнов пошли поджигать с другой стороны деревни дома, в которых также были немецкие войска.

Не доходя дома, где был размещен штаб немецких войск в дер. Пепелище, я был замечен немецкими солдатами. Чтобы не задержали меня, я побежал в лес, но навстречу мне из лесу вышло 3 немецких солдата и задержали меня. Солдаты привели меня в тот дом, который [я] хотел поджечь. Это был штаб немецких войск.

Немецкий офицер меня начал допрашивать, с какой я части, чем часть занимается и где она расположена, зачем я пришел и с кем.

Я немецкому офицеру рассказал, что я вместе с Крайневым и Космодемьянской прибыл по заданию разведотдела Зап. фронта с диверсионными заданиями, сказал, где находится штаб Зап. фронта и РО.

Я отвечал немецкому офицеру, и все то, что я знаю, рассказал ему. Через несколько минут после моего допроса привели в штаб к немецкому офицеру Космодемьянскую. Немецкий офицер спросил меня, знаю ли я эту девушку. Я сказал офицеру, что это Зоя Космодемьянская, прислана вместе со мной с заданием диверсионного характера.

Немецкий офицер в присутствии меня начал допрашивать Космодемьянскую, но Космодемьянская ничего офицеру не отвечала. Когда Зою начали избивать, то последняя сказала: "Убейте меня, но я ничего не скажу". Зою раздел офицер наголо и избивал ее до потери сознания, после чего ее вынесли из штаба, и я больше Зою не видел.

Офицер у Космодемьянской спрашивал, откуда она, с кем пришла и для чего, но Космодемьянская ничего так офицеру не ответила.

Когда Зою Космодемьянскую без сознания вынесли из помещения штаба, то мне офицер сказал: "Ты будешь теперь нашим разведчиком".

Я согласился стать немецким разведчиком, и через 2-3 дня я был направлен на курсы разведчиков в Красный Бор. Это под гор. Смоленском.

Прошел десятидневные курсы разведчиков-диверсантов с 20 декабря 41 года по 3 января 1942 года, которые ОКОНЧИЛ С оценкой "хорошо".

Я получил задание перейти линию фронта и в тылу Красной Армии собрать следующие сведения:

1) Установить, сколько разведотдел Зап. фронта готовит для переброски в тыл немецких войск диверсионных групп, куда они должны будут пойти и с каким заданием.

2) Собрать сведения о расположении частей Красной Армии в районе Борятино, их вооружение и численность.

3) Устроиться в разведотделе на работу и вместе с отправляющимися группами в тыл немецких войск прибыть и передать собранные сведения немецкому офицеру, а также рассказать, кто и куда пошел из участников диверсионных групп и с какими заданиями.

Когда я прибыл на территорию Красной Армии, то задание, полученное от немецкого офицера, я выполнять не хотел.

Перешел линию фронта я 7 января 42 г. и был задержан красноармейцами.

Меня доставили в штаб одной дивизии, где я рассказал о том, что я вышел из окружения, а свою принадлежность к немецкой разведки я скрыл. Я был направлен на пересыльный пункт в гор. Москву. В гор. Москве я встретил одного знакомого из разведотдела Зап. фронта, который меня взял в РО. Но в разведотделе я был арестован 23 февраля 42 г.

Пред[седателъствую]щий: Крайнов и Зоя Космодемьянская выполнили свое задание?

Подсудимый: Да, они свое задание выполнили, но я по своей трусости предал Космодемьянскую.

Пред[седателъствую]щий: Чем вы можете дополнить судебное следствие?

Подсудимый судебное следствие ничем не дополнил, и таковое объявлено законченным.

Председательствующий: Предоставить последнее слово подсудимому.

Подсудимый в последнем слове сказал: "Я признаю себя виновным в предательстве Зои Космодемьянской и в измене своей Родине. Свою вину осознал и прошу суд сохранить мне жизнь".

В 15 часов 50 минут суд удалился на совещание. В 16 часов председательствующий огласил приговор.

Документ N4

Приговор Военного трибунала Западного фронта по обвинению бывшего красноармейца войсковой части 9903 В.А. Клубкова

по статье 58-1 п. "б" УК РСФСР

3 апреля 1942 г.

ПРИГОВОР N389

Именем Союза Советских Социалистических Республик

1942 г. Апреля "3" дня_______________________________

ВОЕННЫЙ ТРИБУНАЛ Западного фронта в закрытом Судебном заседании в

г. в составе:

Председательствующего военного юриста 1 ранга Боровик

военного юриста 3 ранга Мирошниченко и

Членов военного юриста 3 ранга Жданова

При секретаре военном юристе Колбасове

рассмотрел дело N540 по обвинению бывшего красноармейца войсковой части 9903 Клубкова Василия Андреевича, 1923 года рождения, уроженца дер. Богородицкое Чернявского района, Рязанской области, по социальному происхождению крестьянина‑бедняка, по социальному положению служащего, имеющего образование в объеме 7 кл. неполной средней школы, русского гр-на СССР, беспартийного, холостого, не судимого, в Красной Армии с октября 1941 года – в преступлении, предусмотренном ст. 58-1 п. "б" УК РСФСР.

Материалами предварительного и судебного следствия Военный Трибунал

Установил:

Клубков 26 ноября 1941 года в составе группы бойцов был направлен на территорию, временно занятую противником, со специальным заданием, которого не выполнил.

27 ноября 1941 года при встрече с немецкими солдатами сдался им в плен. На допросе немецкому офицеру – Клубков сообщил, какой он части, где она расположена и чем занимается и что он в числе трех человек был переброшен для поджога зданий в деревне Пепелище, в которых был размещен немецкий гарнизон, а также выдал немецкой разведке Космодемьянскую Зою – ныне Герой Советского Союза, которую немцы зверски замучили.

После предательства в отношении Космодемьянской Клубков был завербован офицером немецкой разведки для шпионской работы.

Клубков, пройдя десятидневные курсы шпионажа, 7 января 1942 года немецкой разведкой был переброшен на сторону частей Красной Армии с заданием собрать сведения шпионского характера о наступающих частях Красной Армии в районе Барятино, которые должен был передать немецкой разведке. После выполнения данного задания Клубков должен был вторично устроиться работать в разведотдел Запфронта с задачей:

1) Установить, сколько РО готовит диверсионных групп, куда кто переброшен и с какими заданиями.

2) Самому Клубкову, с одной из групп, также направиться в тыл к немцам и выдать эту группу немецкой разведке.

Полученное задание Клубков не выполнил ввиду его ареста.

На основании изложенного Военный Трибунал считает предъявленное обвинение Клубкову по ст. 58-1 п. "б" УК РСФСР доказанным.

Руководствуясь ст.ст. 319 и 320 УПК РСФСР

Приговорил:

Клубкова Василия Андреевича на основании ст. 58-1 п. "б" УК РСФСР к высшей мере уголовного наказания – расстрелу, без конфискации имущества за отсутствием такового.

Приговор окончательный и обжалованию не подлежит.

Председательствующий (подпись)

Члены: (подписи)

ЦА ФСБ. Д. Н – 16440. Л. 68 – 69.

Автограф на судебном бланке синими чернилами.

Автографы председательствующего Боровика

и членов трибунала Мирошниченко и Жданова.

Справка Военного трибунала для особого отдела НКВД Западного фронта

1 августа 1942 г. Сов. секретно

Приговор в отношении осужденного Военным трибуналом Западного фронта по ст. 58-1 "б" УК РСФСР к высшей мере наказания – расстрелу Клубкова Василия Андреевича утвержден Военным советом Западного фронта 8 апреля 1942 г. и приведен в исполнение 16 апреля 1942 г.

ЗАМ. ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ВТ ЗАПФРОНТА БРИГВОЕНЮРИСТ ХРЯКОВ

ЦА ФСБ РФ, арх. NН-16640, л. 78. Подлинник

Ну а разобравшись с главным предатателем в деле Зои Космодемьянской мы можем перейти к еще двум лицам так же осужденным по делу Зои Космодемьянской.

Первый из них СВИРИДОВ С.А.

Документ N5

Протокол допроса жителя деревни Петрищево

Семена Агафоновича Свиридова следователем УНКВД (1)

по Московской области

28 мая 1942 г.

ПРОТОКОЛ

допроса обвиняемого Свиридова Семена

Агафоновича от 28/V-42 г. Допрос начат в 1 ч 30 м.

Вопрос: Намерены ли Вы сегодня давать правдивые показания о предательстве немцам партизанки Тани (Зои Космодемьянской)?

Ответ: Да, я решил больше от следствия ничего не скрывать. Партизанку Таню (Зою Космодемьянскую) предал немцам я, в чем и признаю себя виновным (подпись) (2).

Вопрос: Расскажите подробно, при каких обстоятельствах Вы предали немцам партизанку Таню (Зою Космодемьянскую)?

Ответ: На предыдущем допросе я уже показал, что когда переехал из дер. Богородское в дер. Петрищево, на второй день ночью партизанами были подожжены три дома, в которых находились немцы.

В связи с этим наутро немцы собрали всех жителей деревни в дом, где стоял немецкий комендант, и там всех жителей деревни обязали караулить (3) ночью свои дома от поджогов партизанами и в случае, [если] кто-либо обнаружит партизан, должны ставить в известность немецкое командование.

Того же дня, перед вечером, немецкий переводчик вызвал меня в штаб немецкого командования, который размещался в моем доме, привязал мне белую повязку на левую руку и сказал, чтобы я дежурил ночью около своего дома и караулил партизан, выходивших из леса и направляющихся к деревне, при этом предупредил меня: "Как только заметишь партизан, немедленно сообщи в штаб немецкого командования".

Получив это указание, я отправился выполнять его.

Дежурил я только в окрестности своего дома, в садике между деревьями. Простоял примерно часа два, я заметил одного партизана, идущего из леса от Тарусы (болота) по направлению к деревне.

Я подождал немного, когда подошел он поближе к сараю, в котором размещались немецкие солдаты и тут же немедленно сообщил об этом в штаб немецкого командования переводчику, последний выслал подразделение солдат, которые окружили сарай и задержали там партизанку Таню (Зою Космодемьянскую), завели ее в дом Седовой Марии Ивановны.

В течение суток или двое немцы издевались над ней, потом согнали всех жителей деревни на площадь и казнили ее.

Вопрос: Какое вознаграждение получали Вы от немцев за предательство партизанки Тани (Зою Космодемьянскую)?

Ответ: Кроме угощения вином никакого другого вознаграждения от немцев я не получал...

Протокол составлен со слов обвиняемого правильно и ему вслух прочитан.

Допрос окончен в 4 часа (подпись) Свиридов

Допросил: следователь УНКВД МО

лейтенант < подпись неразбор.>

Архив Управления ФСБ по г. Москве и Московской области.

Д. 35902. Л. 15 – 16. Автограф на следственном бланке

черными чернилами. Автографы Свиридова и следователя УНКВД

по Московской области

Документ N6

Приговор Военного трибунала войск НКВД Московского округа

по обвинению жителя деревни Петрищево С.А. Свиридова

по статье 58-1 п. "а" УК РСФСР

4 июля 1942 г.

ПРИГОВОР ИМЕНЕМ СОЮЗА СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ

РЕСПУБЛИК

1942 года июля 4 дня

Военный Трибунал Войск НКВД Московского округа в закрытом судебном заседании, г. Москва

в составе:

председательствующего Колпакова

членов: военного юриста 1 ранга Самовольнова

военного юриста Рачкова

и секретаря Шкурпела

рассмотрел дело за N1274 по обвинению Свиридова Семена Агафоновича, 1887 года рождения, уроженца деревни Ветлицы, Песочинского района, Смоленской области, происходящего из крестьян-середняков, русского, гражданина СССР, беспартийного, грамотного, женатого, не судимого, имеющего в Красной Армии сына, рабочего, до ареста работавшего лесорубом в Верейском лесхозе, в преступлении предусмотренном ст. 58.1 п. "а" УК РСФСР.

Судебным следствием и материалами дела нашел установленным:

Подсудимый Свиридов в период временной оккупации немецко-фашистскими войсками дер. Петрищево, Верейского района, встал на путь измены Родине.

В ноябре месяце 1941 года Свиридов немецким командованием был поставлен часовым у своего дома, в котором находились немецкие офицеры.

С наступлением темноты Свиридов заметил, что со стороны болота "Таруссы" по направлению к сараю, где стояли немецкие лошади, шла неизвестная партизанка‑разведчица. Свиридов об этом тут же сообщил немецкому штабу и посланной им группой солдат, разведчица была задержана.

По доставлении (1) в штаб задержанная сказалась партизанкой Таней (Зоя Космодемьянская), которая шла в дер. Петрищево, занятую немцами, на выполнение оперативного задания.

Командование фашистско-немецкого штаба, на второй день после задержания, Таню (Зою Космодемьянскую) днем, на глазах жителей дер. Петрищево – повесило.

На основании изложенного, Военный Трибунал находит доказанной виновность Свиридова в преступлении, предусмотренном ст. 58-1 п. "а" УК РСФСР.

Руководствуясь ст. 319 и 320 УПК РСФСР

ПРИГОВОРИЛ:

Свиридова Семена Агафоновича на основании ст. 58-1 п. "а" РСФСР – подвергнуть высшей мере наказания – расстрелу, с конфискацией лично принадлежащего ему имущества.

Приговор окончательный и обжалованию не подлежит:

Председательствующий /подпись/

Члены: /подписи/

ЦА ФСБ. Д. 35902. Л. 49 – 49об.

Автограф на судебном бланке черными чернилами.

Автографы председательствующего Колпакова и членов трибунала

Рачкова и Самовольнова.

Уголовное дело и прговор суда были засекречены, но вот широкую советскую общественность в назидание остальным потенциальным предателям советская власть сразу и проинформировала.

Документ N7

Текст заметки В.Д. Батуринского "Предатель Тани

(Зои Космодемьянской) осужден"

7 июля 1942 г.

Имя героической русской девушки, бесстрашной партизанки Тани (Зои Космодемьянской) широко известно народам Советского Союза. Оно стало синонимом безграничной преданности родине, страстной ненависти к ее врагам.

Подвиг Тани, зверски замученной немецко-фашистскими извергами, но до последней минуты своей жизни оставшейся верной своему народу, вошел в историю Отечественной войны.

Недавно удалось вскрыть обстоятельства, при которых Таня попала в руки врага.

Стояла темная морозная ночь. Немецкие офицеры, одержимые страхом, проводили время без сна и покоя на занятой, но непокоренной земле.

Только два дня назад партизаны сожгли 3 избы, в которых размещались захватчики. Караулы были усилены, повсюду маячили фигуры продрогших часовых с автоматами.

В садике между двумя деревьями притаился человек с берданкой. Известный на селе пропойца Семен Агафонович Свиридов усердно выполнял приказ немецкого коменданта о наблюдении за подозрительными лицами и о поимке партизан.

Холуй выслуживался за стопку водки.

На окраине села появилась человеческая фигура. Это – Таня смело пробиралась через пикеты и заставы врага на выполнение боевого задания партизанского отряда.

Подпустив партизанку поближе, Свиридов сообщил о ней немцам. Таня была окружена многочисленными врагами. После двух дней нечеловеческих пыток и мучений она была повешена, не сказав ни слова о себе и о своих боевых друзьях.

Настал декабрь. Немцы отступали под натиском наших частей. Тщетно пытался уйти от возмездия предатель Свиридов. Тщетно упрашивал немцев взять его с собой. Им было не до него. Холуй сделал свое дело и больше был не нужен.

"Какое вознаграждение вы получили, Свиридов, за предательство?" – спрашивает следователь.

"Кроме угощения вином никакого другого".

Такова цена измены, таковы 30 сребренников (1) Иуды – Свиридова.

Военный трибунал войск НКВД Московского округа приговорил С.А. Свиридова к расстрелу.

Н. ВИКТОРОВ (2)

В.Д. Батуринский,

Москва, Б. Черкасский, б

тел. К. 5-84-69

РГАЛИ. Ф. 1865. Оп. 1. Д. 110. Л. 26 – 27. Машинописный экз.

Вторым осужденым оказалась жительница д. Петрищево Смирнова

books5-54.htm

N54

Очерк Павла Филипповича Нилина "Подлость"

сентябрь 1942 г.

В коридоре военного трибунала на длинной скамье, на середине скамьи, сидит костистая старуха в добротной жакетке с кошачьим воротником. Милиционер, охраняющий ее, стоит в отдалении, точно не решаясь подойти к ней поближе. И даже подсудимые, которых будут судить здесь через час, не хотят сесть с ней рядом, предпочитая стоять у стены, переминаясь с ноги на ногу.

Одиноко сидит старуха в полутемном коридоре.

Наконец дверь открывается, и старуху вводят в судебный зал. Она щурится от солнечного света, шевелит сухими губами, обнажая желтые, сточенные временем клыки, и садится без приглашения. На голове у нее черный вязаный платок. Она хозяйственно, неторопливо развязывает его и ждет вопросов.

- Ваша фамилия?

- А? Мое фамилие? Да вы ведь знаете, наверно. Аграфена Смирнова. Я же говорила уже...

Но ее спрашивают снова. И она снова рассказывает с удивительным хладнокровием, однотонно, как все это было.

А было страшное преступление перед народом, перед Родиной, в котором повинна Аграфена Смирнова.

У нее был дом, хороший дом. В нем поселились немецкие офицеры в первый же день, как ворвались в деревню Петрищево, что близ города Вереи. И дом этот сгорел после того, как в нем поселились немецкие офицеры.

Правда, не один этот дом сгорел. У Солнцева Ивана Егоровича тоже сгорела изба. И еще – у Кареловой. Во всех трех избах жили немцы.

Их подожгла ночью девушка‑партизанка, имя которой знает теперь весь мир.

А тогда никто не знал эту девушку. Немцы долго мучили ее, пытали, но не могли узнать даже, как звать ее. И только потом один партизан сказал нашим красноармейцам, что девушку эту зовут, кажется, Таней.

Девушку звали Зоя Космодемьянская.

После чудовищных издевательств немцы привели ее, истерзанную, измученную, в избу Василия Кулика. Она упала на лавку. Ноги ее были обморожены, тело обезображено, на губах запеклась кровь.

- Бей ее, – сказал немецкий офицер Ивану Солнцеву. – Она сожгла твою избу.

Иван Егорович Солнцев, старик колхозник, русский человек, посмотрел на истерзанную русскую девушку и ничего не сказал.

Тогда немцы позвали Аграфену Смирнову.

И старуха в ярости ударила девушку. Ударила раз и другой. И замахнулась в третий раз, извергая паскудные ругательства.

Но тут появилась русская женщина Прасковья Петрушина и телом своим загородила девушку.

- Не дам я тебе, старая змея, бить ее, – сказала Прасковья Петрушина.

Немецкий солдат прогнал Прасковью.

- Бей, – сказал немец Аграфене Смирновой. – Бей партизанку. Пусть она знает, как жечь дома.

Аграфена Смирнова схватила чугун с помоями и, ругаясь пакостно, ударила девушку чугуном так, что чугун раскололся.

После она вышла на улицу и кричала:

- Эх, дали бы мне эту партизанку на полный мой суд, я б показала, как надо казнить.

Но немцы сами казнили Зою.

В лютый мороз они вывели ее на окраину села, построили виселицу, согнали весь народ смотреть на казнь, привязали девушке на грудь бутылки с бензином, отобранные у нее, и доску с надписью "Зажигатель домов" (1).

И вот в тот момент, когда бесстрашная дочь великого народа, стоя под виселицей, произносила известные теперь всему миру последние свои огненные слова, старуха палач, подлая старуха снова появилась около нее.

Она била палкой по ногам девушки и опять кричала паскудные слова.

Живы свидетели, слышавшие и видевшие это.

Они прокляли жительницу своего села Аграфену Смирнову.

Они же и привели ее в военный трибунал.

Она стоит перед трибуналом, жмурится от солнца, шевелит губами, обнажая желтые, съеденные, сточенные временем клыки и, путаясь, дает показания.

- Не била я ее, гражданин судья.

Поклеп на меня возводят. Не била я ее.

Я только рукой в варежке ее ударила.

И чугун был небольшой с помоями. Это, просто сказать, чугунок был средний.

Я стояла около лавки, где лежала она, и я плакала над нею слезно. Очень жалко мне было.

- Кого ж вам жалко-то было? – спрашивает судья.

- Ну как кого? Дома же моего мне было жалко. Сгорел он, а как же...

И помолчав, она снова говорит о своем домике. Немец спалил у нас сотни деревень, развалил города, обездолил тысячи людей. Но не плачутся русские люди, советские люди, потерявшие свой кров и очаг.

Они делаются только злее в великой битве с немцем. Они уверены, что вернут и кров, и очаги, и кровью требуют расплаты за кровь.

А тут стоит среди бела дня перед судом кулацкая дочь и льет крокодиловы слезы. И сквозь слезы эти то и дело причитает:

- Да кабы знали мы, гражданин судья. Несведущи мы, неопытны, неграмотны.

- Чего кабы знали? – спрашивает судья.

- Да кабы знали, – опять говорит Аграфена Смирнова. И чего-то недоговаривает.

- Кабы знали вы, – договаривает за нее судья, – кабы знали вы, что в Петрищево советская власть опять вернется, что немец будет выбит из Петрищева, так не делали бы пакостей таких. Так, что ли?

- Да разве немца мы любим, – говорит подсудимая.

- Немца мы презираем, гражданин судья. Немцем брезгуем мы. Мы ведь тоже русские люди.

И в этих последних словах заключена, может быть, самая главная ложь и клевета Аграфены Смирновой.

Не только не советская, но и не русская она женщина, потому что мало родиться русским, надо остаться русским, надо каждому русскому доказать в великой войне свое право называться русским, принадлежать к героическому народу, рождающему таких бесстрашных и бессмертных дочерей, как Зоя Космодемьянская, Герой Советского Союза.

РГАСПИ. Ф. М – 7. Оп. 2. Д. 649. Ч. 2. Л. 1 – 6.

Машинописный текст с правками и автографом синими чернилами

неизвестного лица. Опуб.: Москва прифронтовая. 1941 – 1942.:

архивные документы и материалы. М., 2001. С. 579 – 580.

Примечания:

(1) На доске была надпись "Поджигатель".

N53

Выписка из уголовного дела военного трибунала войск НКВД Московской области о гибели Зои Космодемьянской

15 сентября – 5 октября 1951 г.

Свидетель Петрушина (Кулик) Прасковья Яковлевна на допросе 24 мая 1942 г. показала:

"Примерно в конце ноября или начале декабря 1941 г., часов в 10 вечера, ко мне в дом немецкие солдаты привели избитую русскую молодую девушку, как впоследствии выяснилось, это была Зоя Космодемьянская.

Она в моем доме, под охраной немецких солдат, переночевала.

На другой день утром ко мне в дом пришли Смирнова Аграфена и Солина Федосья, и как только вошли, стали всячески ругать и оскорблять измученную, лежащую около печки Зою Космодемьянскую, подступая к ней, чтобы ударить.

Я их к Зое не подпустила и стала выгонять из дома.

Смирнова А. перед выходом из дома взяла стоящий на полу чугун с помоями и бросила его в Зою Космодемьянскую. Через некоторое время ко мне в дом пришло еще больше народу, с которыми вторично пришли Солина и Смирнова.

Через толпу людей Солина Ф.В. и Смирнова А. продрались к Зое Космодемьянской, и тут Смирнова А. стала ее избивать, оскорбляя всякими нехорошими словами.

Солина Ф.В., находясь вместе со Смирновой, взмахивала руками и со злобой кричала: "Бей! Бей ее!", оскорбляя при этом всякими нехорошими словами лежащую около печки партизанку Зою Космодемьянскую".

На судебном заседании военного трибунала войск НКВД Московской области 4 сентября 1942 г. Петрушина П.Я. свои показания, данные ею на предварительном следствии, подтвердила.

Солина Ф.В. работала в колхозе "8 Марта", проживала в дер. Петрищево Верейского района, 1882 г., уроженка с. Богородское Верейского района Московской области, ст. 58-1а УК РСФСР.

След[ствием] установлено, что Солина Ф.В. в период временной оккупации немцами Верейского района Московской области была инициатором и принимала активное участие в гнусном издевательстве над патриоткой Родины партизанкой Космодемьянской Зоей, содержавшейся под стражей у немецко-фашистских захватчиков, лично избивала ее и подстрекала к этому свою соучастницу Смирнову Аграфену Владимировну.

[Солина] Ф.В. осуждена 4 сентября 1942 г. к ВМН [высшей мере наказания].

Смирнова А.В. осуждена 17 июня 1942 г. по 58-1а к ВМН.

Показания от 12 мая 1942 г.:

"На другой день после пожара я находилась у своего сожженного дома, ко мне подошла гражданка Солина и сказала: "Пойдем, я тебе покажу, кто тебя сжег". После этих сказанных ею слов мы вместе направились в дом Петрушиной.

Войдя в дом, увидели находящуюся под охраной немецких солдат партизанку Зою Космодемьянскую, я и Солина стали ее ругать, кроме ругани я на Космодемьянскую два раза замахнулась варежкой, а Солина ударила ее рукой. Дальше нам над партизанкой не дала издеваться Петрушина, которая нас выгнала из своего дома.

На второй день после поджога партизанкой домов, в том числе и моего, в котором располагались немецкие офицеры и солдаты, во дворах стояли их лошади, которые при пожаре сгорели, немцы установили на улице виселицу, согнали все население к виселице дер. Петрищево, куда пришла и я.

Не ограничившись теми издевательствами, которые я производила в доме Петрушиной, когда немцы привели партизанку к виселице, я взяла деревянную палку, подошла к партизанке и на глазах всех находившихся лиц ударила по ногам партизанки. Это было в тот момент, когда партизанка стояла под виселицей, что я при этом говорила, не помню".

ЦАОПИМ. Ф. 8682. Оп. 1. Д. 561. Л. 38-38 об., 40-40 об.

Автограф простым карандашом на тетрадном листе.

Опуб.: Москва прифронтовая. 1941 – 1942.:

архивные документы и материалы. М., 2001. С. 579.

Вот такая она "голая права" об обстоятельствах задержания, и казни Зои Космодемьянской!

И не зря в РФ она до конца 2000 г. хранилась в архивах под грифом " совершенно секретно"! Было что скрывать советской пропаганде!!!

Теперь эта правда доступна каждому! Как бы кому она ныне из числа квасных российских патриотов и не нравилась!

Ибо эта "правда" смывает искусственную позолоту с образа героини ВОВ Зои Космодемьянской возвращая нам ее реальный облик!!! Не менее героический чем прежде, но реальный для понимая нашим современникам.

На этом я заканчиваю данную часть. Но впереди у нас масса новой и крайне интересной информации...

(конец ч.5)










© 2007 - 2012, Народная правда
© 2007, УРА-Интернет – дизайн и программирование

Перепечатка материалов разрешена только со ссылкой на "Народную правду" и указанием автора. Использование фотоматериалов раздела "Фото" — только по согласованию с автором.
"Народная правда" не несет ответственности за содержание материалов, опубликованых авторами.

Техническая поддержка: techsupport@pravda.com.ua