Поиск по сайту:
Найти



Народные блоги

Добавить ленту статей сайта в свой iGoogle
Последние публикации

Кто такие русские? (Часть четвёртая)

Киянин | 21.10.2014 17:49

0
Рейтинг
0


Голосов "за"
0

Голосов "против"
0

К началу XII века Великое Киевское Княжество на Востоке и Северо-востоке славянской земли заканчивалось Черниговской землей. К тому же времени род Киевских князей Рюриковичей разросся до невероятных размеров, так как только Владимир Мономах после своей смерти в 1125 году оставил восьмерых сыновей, не считая дядей, братьев и внуков.

Суздальское княжество.

В этом разделе, уважаемый читатель, мы постараемся совместно с тобой рассмотреть вопрос происхождения Суздальского княжества. О том, что впоследствии от него отпочковались Ярославское, Тверское, Рязанское, Угличское, Московское и прочие мы знаем из обычной школьной истории.

Но вот как появилась Ростово-Суздальская земля или, как ее в древности прозывали – "Залешанская", всегда заволакивалась туманом и покрывалось "изначальной" ложью Империи. И как мы убедимся, в сих деяниях Империи крылся весьма определенный резон. Великороссам всегда хотелось начинать свою историю не из каких-то "сомнительных" княжений, а с появления Москвы и Великих Московских Князей. Мол, глядите, как все у нас сходится: Киев начал терять свое величие и влияние, а Москва, как и подобает наследнице, подобрала в свои руки славянское наследие и славянское величие. Этим пытались внушить себе и "инородцам" закономерность права Московии, а впоследствии великороссов, на наследие Великого Киевского княжества и права "собирания земли русской". Но сама Москва и Московия, как княжество, возникли во времена татаро-монгольского владычества над Суздальской землей, по велению Хана Менгу-Тимура. Только Хан имел право подарить землю и разрешить создать поселение. Вот что История донесла нам:

"5 марта 1303 года умер князь Даниил (Московский)... Московское княжество было столь маленьким, что Даниил, судя по всему, не стал делить его уделы между своими пятью сыновьями".

А мы знаем, что он и подобного права не имел. Князь во всем был зависим от Хана. Сей князь Даниил, родившийся в 1261 году, стал первым удельным Московским князем где-то в 1277 году. Точной даты не существует и поныне. В 1325 году Иван, четвертый сын Даниила, прозванный впоследствии Калитой, стал новым Московским князем. С тех времен начала "расти вширь" Московия, с тех пор она становится известной.

Таким образом, появилась Москва и Московское княжение.

К началу XII века Великое Киевское Княжество на Востоке и Северо-востоке славянской земли заканчивалось Черниговской землей. К тому же времени род Киевских князей Рюриковичей разросся до невероятных размеров, так как только Владимир Мономах после своей смерти в 1125 году оставил восьмерых сыновей, не считая дядей, братьев и внуков. А ведь остались еще: Ярославичи, Изяславичи, Всеволодовичи, Святославичи, Мстиславичи и т.д. Естественно, всей этой княжеской братии Рюриковичей не хватало "столов". Кому везло, усевшись в своем княжестве, которое иногда составляло всего лишь маленькое поселение с клочком земли, старался, во-первых, ладить с населением "города", дабы сохранять за собой и своими наследниками доставшийся "стол", а, во-вторых, поглядывал на соседей – Рюриковичей, как бы прихватить и чужие "столы" для обогащения.

Этот период жизни стал определяющим для дальнейшего будущего, как славянских, так и финских племен.

Почему не только славянских, но и финских- увидим по изложению.

Необходимо отметить еще одну очевидную истину: дорог, соединяющих в ХII веке Суздальскую землю или вернее- землю Моксель с землями Киева, практически не существовало. Все земли между ними были покрыты дремучими лесами и непроходимыми болотами. Не было необходимости поднепровским славянам бежать за "тридевять земель", дабы спрятаться от печенегов, половцев или монголо-татар, вокруг простирались свои родные леса. И кочевники двигались по открытой местности, обеспечивая лошадей подножным кормом. Еще Н.М.Карамзин писал: "татары не любили воевать в зимнее время без подножного корма...". Двигались они, обычно, с юга или востока.

Лишь изгнанные из наделов князья да их дружины устремлялись на северо-восток, прихватывая себе новые владения, вместе с жившими на тех землях финскими племенами. А с князьками, а чаще впереди, двигались отцы-миссионеры, помогая "орусачивать" землю.

Такова правда, о чем писал В.О.Ключевский, профессор Московского университета и Московской Духовной Академии, приемник С.М. Соловьева на кафедре русской истории Московского университета.

"...Великорусское племя... было делом новых разнообразных влияний... притом в краю, который лежал вне старой коренной Руси и в ХII в. был более инородческим, чем русским краем... Финские племена водворялись среди лесов и болот центральной и северной России еще в то время, когда здесь не заметно никаких следов присутствия славян".

/В.О.Ключевский "Исторические портреты". Москва, 1990 год, стр. 41./

Еще ранее эту мысль высказал Н.М.Карамзин.

"жили тогда...: Меря вокруг Ростова и на озере Клещине, или Переславском; Мурома на Оке, где сия река впадает в Волгу;... Чудь в Эстонии и на Восток к Ладожскому озеру; Нарова там, где Нарва;... Весь на Белеозере; Перьм в Губернии сего имени;... Печора на реке Печоре. Некоторые из сих народов уже исчезли в новейшие времена или смешались с Россиянами..."

/ Н.М. Карамзин "История"..., том I, стр. 45./

И подытожил в своей книге профессор В.О.Ключевский на стр. 44:

"...Наша великорусская физиономия не совсем точно воспроизводит общеславянские черты... (что) с большой вероятностью ставят на счет финского влияния".

Делая анализ, даже сии государственные мужи – Н.М. Карамзин и В.О.Ключевский, вынуждены были в своих книгах ронять бесценные сокровища правды, так как обойти ее не могли. Их задача и состояла- так "замутить" историческую правду, дабы последующие поколения поверили в правдивость их выводов.

Наступил XIII век, как его прозвали, – жестокий век. Великое Киевское княжество распалось на десятки мелких удельных княжеств, живших обособленно. Ничто не связывало воедино княжества. Даже родство отдельных князей уходило в третье-десятое поколение.

Нам незачем лукавить, как лукавила русская господствующая элита в течение многих сотен лет, "улучшая" собственную историю. Фальсификация всегда отслаивается от живой ткани истории.

Так вот, в середине XIII века, в век страшной вражды и междоусобиц между удельными князьями, на земле наших предков появились великие монголо-татарские пришельцы. Они практически уничтожали княжества поодиночке, что лишний раз подтверждает о чисто механической связи между ними, о полной их обособленности и отсутствии настоящих родственных связей.

Вот как описывает профессор С.М.Соловьев в своей "Истории...", изданной в царской России в 1851 – 1879 годах, княжеские междоусобицы "будущих великороссов" земли Моксель. ("Чтения и рассказы", стр.145 – 146.)

"Начали ставить полки: Владимир Смоленский поставил полки свои с края, а подле него стал Мстислав и Всеволод с новгородцами и Владимир Псковский с псковитянами, а подле Владимира стал Константин с ростовцами. Ярослав же стал с своими полками муромскими и с городчанами и с бронниками против Владимира и смольнян, а Юрий стал против Мстислава и новгородцев со всею землею Суздальскою, а меньшие братья его стали против князя Константина... Князь Мстислав был рад тому, и новгородцы, сойдя с коней, скинув сапоги и платье, поскакали босиком; за ними бросились смольняне, так же пешком, за смольнянами отрядил князь Владимир Ивора Михайловича с полком, а сами князья и все воеводы поехали за ними на конях. Когда полк Иворов вступил в дебрь, то под Ивором споткнулся конь; а пешие ратники, не дожидаясь Ивора, ударили на пешцев Ярославовых с страшным криком; те побежали, новгородцы и смольняне за ними, начали их бить и подсекли стяг Ярославов; тут настиг их Ивор, с которым досеклись до другого стяга Ярославова, а князья все еще не приезжали... Трижды проехал Мстислав сквозь полки Юрьевы и Ярославовы, секучи людей, также и князь Владимир, и досеклись наконец до обоза... Новгородцы-то бились не из корысти, но смольняне напали на обоз и одирали мертвых, а о битве им и дела не было. Велик промысел божий! на том побоище пало только 5 человек новгородцев да один смольнянин, а то все сохранены были силою честного креста и правдою. Людей же Юрьевых и Ярославовых было избито бесчисленное множество, взято же в плен было только 60 человек... Убитых всех считали 9233 человека. Крик живых, не до смерти убитых, и вытье раненых были слышны в Юрьеве городе и около Юрьева; много перетонуло в реке во время бегства, иные раненые, забредшие неведомо куда, померли...".

Много страниц можно написать о дрязгах княжеских. Не было единой Родины, не было единения племен, князь за деньги сколачивал дружину и шел на другого князя. Прошу лишь обратить внимание- разгромлены были князья, так называемых молодых княжеств Суздальской земли и окрестностей. Главной причиной их поражения стала неготовность финских племен, покоренных Рюриковичами, встать на защиту пришлого князя. А возглавляли суздальские войска братья Юрий и Ярослав, через 22 года так же позорно встретившие татаро-монголов Батыя.

В таковых условиях находились суздальские княжичи перед нашествием. Естественно, сплоченная Орда разгромила поодиночке всех и всем повелела платить дань деньгами, товарами и людьми.

А сейчас мы опять вернемся к истории великороссов, то есть к истории земли Моксель, теперь уже в XIII веке, в условиях, когда все княжества стали обособленными и полностью зависимыми от Ханов Орды.

Шелуха отсеяна: нет к XIII веку ни русского народа, ни Русского государства, а что представляли Суздальские княжества и княжичи – достаточно одного описания, хотя профессор С.М.Соловьев излагает подобные истории на сотнях страниц. Более мерзкого описания интриг Суздальских Рюриковичей найти трудно, но канва исторических событий изложена вполне емко.

Однако, прежде чем изучать ордынский период Московии, необходимо выяснить, как же встретились финские племена с пришельцами из Киевских княжеств, кто появился на финских землях, действительно ли это был поток славян и много ли их было за 400 – 500 лет.

Как пишет профессор В.О.Ключевский, "некогда финские племена были распространены далеко южнее линии рек Москвы и Оки, – там, где не находили их следов впоследствии". Знать, кто-то впоследствии очень старательно уничтожал "следы" и напоминания о финских племенах. Но сам факт их присутствия в XIII веке на землях от Оки, Мокши и Москвы до Белого моря установлен неоспоримо.

Миграция отдельных представителей славянских племен в земли будущей Московии в составе дружин, естественно, могла иметь место. Но это были случаи эпизодические. Не могли земледельческие племена славян бросить собственные ухоженные земли и уйти в болотистые, таежные, заселенные чуждыми племенами места. Не существовало в этом исторической необходимости.

Естественно, финские племена принимали в свою среду любых пришельцев, растворяя их в своей массе. Особенно преуспели монахи: монах шел в лесные дебри ради спасения духовного самосознания, но в глуши леса встречал язычника, каким совсем недавно был сам. Оседая на чужой финской земле, священники и монахи создавали свои нехитрые очаги, окружали себя представителями местных племен, вовлекая их в христианство.

Эту мысль подтвердил и профессор В.О.Ключевский:

"Значит, русские переселенцы не вторгались в край финнов крупными массами, а, как бы сказать, просачивались тонкими струями, занимая...промежутки, какие оставались, между разбросанными среди болот и лесов финскими поселками".

/В.О.Ключевский "О русской истории", стр.95./

Таким образом, среди финского этноса, в его обители, появлялись редкие поселенцы. Этот метод заселения свидетельствует о том бесспорном факте, что пришельцев было очень мало и были они преимущественно монахами. Они не могли себе позволить вступить с финскими племенами в борьбу, ибо были бы уничтожены.

Далее профессор пишет:

"...в преданиях Великороссии уцелели некоторые смутные воспоминания о борьбе, завязывавшейся по местам; но эти воспоминания говорят о борьбе не двух племен, а двух религий. Столкновения вызывались не самою встречею пришельцев с туземцами, а попытками распространить христианство среди последних".

/ В.О.Ключевский "О русской истории", стр.95/

И далее В.О.Ключевский подтверждает свою и нашу мысль. "Сохранилось даже предание, записанное в XVII в., что часть языческого, очевидно, мерянского населения Ростовской земли, убегая от "русского крещения" (эко хватил профессор, уже и крещение не христианское, а русское. Таким образом прополаскивались мозги читателей.), выселилась в пределы Болгарского царства на Волгу к родственным мери черемисам".

Автор надеется – читателю понятно – такие предания можно было записать только в ХVII веке, когда православие, практически, было насажено среди финских племен, но этого не могло быть в ХIII веке, когда монах только ступил в финские земли. В ХII-ХIII веках монах двигался на ощупь, боязливо и вел себя кротко.

История русской Империи построена на унижении и презрении к покоренным народам и племенам. Поглядите: автору-интеллигенту и дворянину абсолютно ничего не стоит, обозвать народ меря- туземцами, этакими дикарями, бегущими от крещения, хотя сам же признает – впоследствии они стали "великороссами", приняв христианство.

А вот как профессор В.О.Ключевский объясняет, почему сравнительно легко удалось привить христианство финским языческим племенам.

"Для мешавшегося русско-чудского населения христианство и язычество- не противоположные, одна другую отрицающие религии, а только восполняющие друг друга части одной и той же веры, относящиеся к различным порядкам жизни, к двум мирам, одна- к миру горнему, небесному, другая- к преисподней, к "бездне".

/ В.О.Ключевский "Исторические портреты", стр. 52./

Только благодаря тому, что религия пошла на "двоеверие", удалось за три-четыре столетия привить финским племенам православие и на этом базисе "создать народ великороссов". Хотя, как видим, остался на исконной земле обычный финский этнос. Но таков нонсенс истории. Пожелали Московские правители и церковные Владыки стать великороссами и славянами.

Посмотрим, как же происходило смешение пришельцев с финским этносом.

"Вопрос взаимодействия руси и чуди, о том, как оба племени, встретившись, подействовали друг на друга, что одно племя заимствовало у другого и что передало другому, принадлежит к числу любопытных и трудных вопросов нашей истории. (Вопроса не существует, как не существует слияния руси и чуди. Профессор еще не раз сам себя опровергнет.). Но так как этот процесс окончился поглощением одного из встретившихся племен другим (князь Рюрикович всего лишь прибрал финские племена к рукам.), именно поглощением чуди русью (не русь, а всего лишь: князь, дружина и монахи.), то для нас важна лишь одна сторона этого взаимодействия, т.е. влияния финнов на пришлую русь. В этом влиянии этнографический узел вопроса о происхождении великорусского племени, образовавшегося из смеси элементов славянского и финского с преобладанием первого (это всего лишь хотение.). Это влияние проникало в русскую среду двумя путями:

1) пришлая русь, селясь среди туземной чуди, неизбежно должна была путем общения, соседства кое-что (как скромно.) заимствовать из ее быта;

2) чудь, постепенно русея (русеть, это всего лишь принять христианство или выйти замуж за дружинника.), всею своею массою, со всеми своим антропологическими и этнографическими особенностями, со своим обличьем, языком, обычаями и верованиями входила в состав русской народности. Тем и другим путем в русскую среду проникло немало физических и нравственных особенностей, унаследованных от растворившихся в ней финнов.

Надобно допустить некоторое участие (как хитро подается мысль.) финского племени в образовании антропологического типа великоросса. Наша великорусская физиономия не совсем точно воспроизводит общеславянские черты... именно, скулистость великоросса, преобладание смуглого цвета лица и волос и особенно типический великорусский нос, покоящийся на широком основании, с большой вероятностью ставят на счет финского влияния".

/В.О.Ключевский "Исторические портреты", стр.44./

Обратите внимание на ухищрения профессора. Излагая материал, он делает, казалось бы, мелкие помарки. Но какие (!?) – фундаментально меняющие всю ситуацию. Казалось, профессор уже давно признал, что еще нет русского государства, нет русского народа, но, тем не менее, настойчиво вбивает читателю в голову мысль, что именно русь появилась среди финских племен. Не монахи, не дружинники, не Рюриковичи, а именно- Русь! Ведь если упорно не насаждать слово "русь", то может закономерно возникнуть вопрос: на базе какого же этноса появились "великороссы"?

Я надеюсь, читатель понимает всю несостоятельность системы ухищрений, манипуляций и лжи. Да и профессор, сколько бы не манипулировал словами, должен где-то ронять истину, иначе все станет выглядеть настоящим фарсом. Поэтому В.О.Ключевский заключает:

"В этом влиянии этнографический узел вопроса о происхождении великорусского племени, образовавшегося из смеси элементов славянского и финского...".

Обратите внимание, даже не народ изначально получился, а всего лишь – "великорусское племя". По словам профессора, произошло смешение славян и финнов, на финской земле, а появились отчего-то- "великороссы". Очень заумно появились! Абсолютно, как мы видели, не имея исторического права на слово- русь.

Сложилось так, что до XVI – XVII веков не существовало русского государства, не было великороссов как народа, а была всего-то Суздальская земля или земля Моксель, позже – Московское княжество, и населены те земли были людьми, которых до XVIII века звали – московитами.

Мы еще не раз сию непреложную истину проиллюстрируем выдержками из воспоминаний иностранцев, побывавших в Московии в XVI -XVII веках.

Славянской же доли (части) в великороссах- кот наплакал. Основа великороссов- финские племена, жившие на исконной земле.

Мысль очень туго воспринимается русским человеком. Однако от истины деваться некуда. При древних путях сообщения, а вернее- их отсутствии; при жесточайших условиях выживания, земледельцы-славяне не могли добровольно уйти в неведомое болотное безземелье. Это привело бы их к гибели. А вот блуждающие князья, покоряя со своими ватагами мирные финские племена, паразитируя на их труде, прижились в стране Моксель, а с помощью религии, и, как увидим, татаро-монголов, прибрали в дальнейшем земли к своим рукам.

Вспомни, читатель, - именно так впоследствии Ермак и подельники прибирали к рукам Сибирь и Зауралье. И дабы не быть голословным, я снова процитирую выписку из книги профессора В.О.Ключевского.

"А на Белеозере жили люди некрещеные (племена веси.), и как учали креститися (глядите, пришел всего лишь монах, а не русь, как нам пытались внушить.) и веру христианскую спознавати, и они поставили церковь, а не ведают, во имя которого святого. И на утро собрались да пошли церковь свящати и нарещи которого святого, и как пришли к церкви, оже в речке под церковию стоит челнок, в челноке стулец, и на стульце икона Василий Великий, а пред иконою просфира (как видим, уже в те времена монах знал свое дело.). И они икону взяли, а церковь нарекли во имя Великого Василия. И некто невежа взял просфиру ту да хотел укусить ее; ино его от просфиры той шибло, а просфира окаменела...И на Белеозере то первая церковь Василий Великий от такова времени, как вера стала".

/ В.О.Ключевский "О русской истории", стр.99./

Вот так в одночасье все люди финского поселения стали христианами и великороссами. А славянством и русью здесь и не пахнет.

Вот как описывает профессор В.О.Ключевский деяния Митрополита Алексия и святого Стефана:

"Происходя из родовитого боярства, искони привыкшего делить с князьями труды обороны и управления страны (как вам нравится эта фраза.), митрополит Алексий шел боевым политическим путем, был преемственно главным советником трех великих князей московских, руководил их боярской думой, ездил в орду ублажать ханов (как назвать эти деяния?.), отмаливал их от злых замыслов против Руси (здесь надобно понимать- Московию.-), воинствовал с недругами Москвы (теперь понятно, что никакие интересы других княжеств он не защищал!) всеми средствами своего сана, карал церковным отлучением русских князей, непослушных московскому государю (обратите внимание, Московского государства еще нет, есть только княжество, а государь – есть. Иначе не должны другие князья подчиняться московскому! Это один из методов фальсификации истории, когда забрасывают названия на 200 – 300 лет вперед, выдавая желаемое за действительное.), поддерживал его первенство, с неослабной энергией отстаивая значение Москвы, как единственного церковного средоточения всей политически разбитой Русской земли (речь идет о Московии!) ".

Вот как лихо! Вместо церковного деятеля, занимающегося душами верующих, политический сатрап, не гнушающийся уничтожить любого князя, будь-то Владимирского иль Тверского, не поддающегося князю Московскому. Надобно помнить, что те священники, которые смели вести себя благочестиво и честно, заканчивали плачевно. Мы еще увидим, когда московские князья меняли митрополитов, как перчатки. Но это будет позже.

А теперь продолжим читать автора-профессора.

"Уроженец г. Устюга, в краю которого новгородская и ростовская колонизация (раньше-то великороссы не боялись признавать, что они колонизаторы земли покоренной.), сливаясь и вовлекая в свой поток туземную чудь, создавала из нее новую Русь, св. Стефан пошел с христианской проповедью в Пермскую землю продолжать это дело обрусения (неужели еще есть сомневающиеся, ведь написано даже без кавычек!) и просвещения заволжских инородцев. Так церковная иерархия благословила своим почином две народные цели, достижение которых послужило основанием самостоятельного политического существования нашего народа: это – сосредоточение династически раздробленной государственной власти в московском княжеском доме (вот глядите: в московском княжеском доме сидел князь, а никак не "государь всея Руси". Но автору-профессору ничего не стоит забросить в текст любое словечко, что мы видим на каждом шагу.) и приобщение восточноевропейских и азиатских инородцев к русской церкви и народности посредством христианской проповеди"./ В.О.Ключевский "Исторические портреты", стр.68./

Здесь ссылка на народ, естественно, совсем неуместна. Народ Московского княжества, как и других, жил обособленной жизнью. И князья в те времена были инородным телом среди общины. Народ свободно мог изгнать князя и пригласить другого. Значительно позже, когда церковь ввела под руку князя множество инородцев, а татары произвели перепись населения, люди стали полностью зависимы от власти, беспрекословно следовали за ней.

У финского и татарского народов и в помине не могло быть "народной цели"- "воссоединения славянских народов". Эту цель, как ни манипулируй, вынашивали лишь московские владыки, боярская элита, да под их нажимом – московские князья, а позже – цари, заинтересованные в увеличении паствы, владений и "пушечного мяса". И появилась эта цель значительно позже, когда вошли в соприкосновение с Европой.

Приведем еще одну цитату, подытоживающую нашу мысль о действиях Русской церкви в период "сколачивания" великорусского народа. Вот что пишет профессор В.О.Ключевский.

"До половины XIV в. масса русского (!) населения, сбитая врагами в междуречье Оки и верхней Волги, робко жалась здесь по немногим расчищенным среди леса и болот полосам удобной земли (обратите внимание: обрабатываемой земли очень и очень мало, знать и людей мало- кормиться нечем.). Татары и Литва запирали выход из этого треугольника на запад, юг и юго-восток (а ведь уже в те времена украинцы входили в Великое Литовское княжество, как обозначенный народ, о чем сохранились данные в Европейской истории.-). Оставался открытым путь на север и северо-восток за Волгу; но то был глухой непроходимый край, кое-где занятый дикарями финнами; русскому (?!) крестьянину с семьей и бедными пожитками страшно было пуститься в эти бездорожные дебри" (кто поверит, что туда пошел крестьянин?). "Много было тогда некрещенных людей за Волгой", т. е. мало крещеных, говорит старая летопись одного заволжского монастыря о временах до Сергия. Монах-пустынник и пошел туда смелым разведчиком. Огромное большинство новых монастырей с половины XIV до конца XV в. возникло среди лесов костромского, ярославского и вологодского Заволжья (по В.О.Ключевскому, в этот период возникло до 150 новых монастырей.-): этот волжско-двинский водораздел стал северной Фиваидой православного Востока. Старинные памятники истории русской церкви рассказывают, сколько силы духа проявлено было русским монашеством в этом мирном завоевании финского языческого Заволжья для христианской церкви и русской народности (вот они, великороссы!). Многочисленные лесные монастыри становились здесь опорными пунктами крестьянской колонизации: монастырь служил для переселенца-хлебопашца и хозяйственным руководителем, и ссудной кассой, и приходской церковью, и, наконец, приютом под старость. Вокруг монастырей оседало бродячее население (финские и татарские племена.), как корнями деревьев сцепляется зыбучая песчаная почва. Ради спасения души монах бежал из мира в заволжский лес, а мирянин цеплялся за него и с его помощью заводил в этом лесу новый русский мир. Так создавалась верхневолжская Великороссия дружными усилиями монаха и крестьянина (христианина.), воспитанных духом, какой вдохнул в русское (финское!) общество преподобный Сергий".

/ В.О.Ключевский "Исторические портреты", стр.73 – 74./

Я надеюсь, профессор Ключевский очень удачно подытожил мысль, как при помощи монастырей и монахов выковалась из финских племен нация великороссов.

Желательно только отсеять "профессорскую шелуху", как бы мимоходом рассыпанную автором. Сначала автор пишет: "край, кое-где занятый дикарями финскими", но вскоре сам же себя уточняет: "много было тогда некрещеных людей за Волгой". Мы уже знаем- вся земля этого обширного края принадлежала и была заселена финскими племенами и, естественно, их было очень много в сравнении с пришлыми людьми, "которые жались здесь по немногим расчищенным среди леса и болот полосами удобной земли".

Зачем автору надобна манипуляция, мы знаем. Необходимо размешать финские племена славянскими, как пишет профессор, – "русскими", хотя сам уже давно признал, что русского народа еще и в помине нет. Но как-то надо объяснить появление "великороссов" из финнов и татар. Вот и старается автор: два факта правды, два- лжи. На эту ложь Русской империи мы снова обращаем внимание. Хочется остановиться вот на какой мысли, высказанной профессором. Он пишет: "Так создавалась верхневолжская Великороссия дружными усилиями монаха и крестьянина...".

Если вспомнить, что слово крестьянин является искаженным произношением слова христианин, нам станет понятным, кто создал Великороссию. Монах и христианин, он же крещеный монахом- финн, то есть, - мурома, меря, весь, мещера. Необходимо лишь помнить, что и через 300 лет, как писал К.Валишевский, "основой населения великороссов везде являлось финское племя".

Таким образом, В.О.Ключевский своим полным изданием "Курса русской истории" подытожил всю историческую науку Российской Империи. За эти труды Российская Академия Наук в 1900 году избрала В.О.Ключевского действительным членом Академии. Он был исключительно близок к царской семье. Именно ему доверил царь Александр III преподавать историю Западной Европы и России больному царевичу Георгию. Не забудем и великий афоризм Ключевского: "На Западе церковь без Бога, в России Бог без церкви". Правда, академик хранил эту мысль в дневниках. Но мысль запечатлена и сохранена для потомков.

. Послушаем как сами великороссы излагают события произошедшие в Суздальской земле к концу ХII века, т.е. накануне нашествия монголо-татар.

"Вместе с Юрием Долгоруким, т. е. в начале ХII в., водворились в Суздальской земле и бояре, старшая дружина...

Являясь в Суздальскую землю, пришельцы встретились здесь с туземным финским населением, которое... составляло низший класс местного общества. Таким образом, колонизация давала решительный перевес низшим классам, городскому и сельскому простонародью, в составе суздальского общества... Низшие классы местного общества, только что начавшие складываться путем слияния русских (дежурная ложь великороссов, мол, с князем "потек" славянский люд и он уже русский.) колонистов с финскими туземцами, вызванные к действию княжеской распрей, восстали против высших (очень не многочисленных.), против давнишних и привычных руководителей этого общества, и доставили торжество над ними князьям, за которых стояли...

Итак, одним из последствий русской (неуместное ложное утверждение.) колонизации Суздальской земли было торжество общественного низа над верхами... общества".

/В.О.Ключевский "О русской истории", стр. 115-117./

Какую же интересную мысль мы почерпнули из этого, казалось бы, очень длинного изречения?

А мысль-то величайшая: в земле Моксель, благодаря деяниям Андрея Боголюбского, воцарился во власти финно-мордовский этнос. Суздальская земля (Моксель) приняла младшую ветвь династии Рюриковичей и его небольшую дружину, ассимилировала их в свою среду и, таким образом, произвела ветвь финского этноса, который впоследствии получил название – великороссов!

Так в стороне от Киевской Руси, на необозримых землях, среди величайшей глухомани, заселенной только финно-мордовскими племенами, появилось Суздальское княжество, давшее отпочкование Твери, Рязани, Владимиру, Москве, Ярославлю и всему – "великорусью". Не стоит лукавить, в ХII века не существовало исторической посылки, дабы заставить поднепровские славянские племена бросить свои превосходные земли и направиться в непроходимые заболоченные дебри. Настало время отбросить величайший миф великороссов об их славянском происхождении.

Владимирское княжество.

После смерти в 1174 году Андрея Богогюбского:: "... князь наш убиен, а детей у него нету, сынок его в Новгороде, а братья в Руси, по кого хочем послати в своих князей"... во Владимире, согласно московской историографии, стали княжить поочерёдно:

- Ярополк Ростиславович, – годы жизни:? – 1196.

Годы правления: Князь Владимирский (1175 – 1176); Князь Торжский (1177 – 1178).

Сын Ростислава Юрьевича. Жена: с 1175 г. дочь князя Полоцкого Глеба Ростиславича.

- Михаил Юрьевич, – годы жизни:? – 1176.

Годы правления: Князь Торческий (середина 60-х – 1173); Владимиро-Суздальский (1175-1176).Сын великого князя киевского Юрия Владимировича Долгорукого.

- Всеволод III Юрьевич Большое Гнездо, – годы жизни: 1154 – 15 апреля 1212.

Годы правления: Великий князь Киевский (1173); Князь Персяславский (1176- 1177); Великий князь Владимирский (1177-1212). Сын Юрия Владимировича Долгорукого и греческой царевны Ольги.

- Юрий II Всеволодович, – годы жизни: 1189 – 4 марта 1238.

Годы правления: Великий князь Владимирский (1212 – 1216, 1218 – 1238); Князь Суздальский (1217)... Сын Всеволода III Юрьевича Большое Гнездо и чешской королевны Марии Шварновны.

- Константин Всеволодович Добрый, – годы жизни: 1186 – 1218.

Годы правления: Великий князь Владимирский (1216 – 1218); Князь Ростовский (1207 – 1219); Князь Новгородский (1205 – 1207).

- Ярослав II Всеволодович, – годы жизни: 8 февраля 1190 – 30 сентября 1246.

Годы правления: Князь Переяславский (1201 – 1206); Князь Переяславль-Залесский (1212 – 1238); Князь Новгородский (1215, 1221 – 1223, 1224 – 1228, 1230 – 1236); Князь Торжский (1215 – 1216); Великий князь Киевский (1236 – 1238); Великий князь Владимирский (1238 – 1246). Сын Всеволода III Юрьевича Большое Гнездо и чешской королевны Марии Шварновны.

- Святослав Всеволодович, – годы жизни: 27 марта 1196 – 3 февраля 1252.

Годы правления: Великий князь Владимирский (1246-1248).

- Михаил Ярославович Хоробрит, – годы жизни: 1229 – 1248.

Годы правления: Великий князь Владимирский (1248); Московский князь (1246-1248).

- Андрей II Ярославович, – годы жизни: 1221 – 1264.

Годы правления: Князь Суздальский (1246-1264); Великий князь Владимирский (1248-1252).

- Александр Ярославович Невский, – годы жизни: 30 мая 1220 – 14 ноября 1263.

Годы правления: Князь Новгородский (1236 – 1240, 1241 – 1252, 1257 – 1259); Великий князь Киевский (1246 – 1263); Великий князь Владимирский (1252 – 1263). Сын Ярослава II Всеволодовича и смоленской княгини

Мы помним как осталась недовольной Екатерина II бегством князя Владимира Юрьевича от татаро-монголов и его гибелью на реке Сить. Однако по источникам великороссов на реке Сить погиб и великий Владимирский князь Юрий Всеволодович.

Послушаем: "Юрий Всеволодович... Великий князь Владимирский... в 1218-1237 гг... Погиб в 1238 г. в битве с татаро-монголами на реке Сить".

/ Словарь-справочник "Литература...", стр.249./

Слова о "битве" – вымысел уже современных "сказателей истории" Империи.

Создается впечатление, что именно на реке Сить, удирая от войск Батыя, положили свои головушки Суздальские князья. Однако это не так. Большинство из них остались живы, сдавшись на милость пришельцев. И по моим предположениям, остался жив и Юрий Всеволодович. Есть на то ссылка во всемирной истории. Однако этот вопрос не принципиален, к нему мы возвратимся ниже.

Сейчас изучим мифы, сочиненные на потребу Имперского величия. Даже только читая эти вымыслы, увидим, какими мифами окутали свою историю "подельники" Императрицы.

Вот как "великий певец величия Московии" Н.М.Карамзин поведал нам о занятии великокняжеского Владимирского стола Ярославом Всеволодовичем весной 1238 года, когда еще войска Батыя "гуляли" по земле Ростово-Суздальской, а вернее – по земле Моксель.

"Батый, как бы утомленный убийствами и разрушением (Ростово-Суздальской земли.- В.Б.), отошел на время в землю Половецкую, к Дону, и брат Георгиев (Юрия.- В.Б.), Ярослав- в надежде, что буря миновалась, - спешил из Киева в Владимир принять достоинство Великого Князя".

/Н.М.Карамзин "История...", том III, стр.158./

Как видим, сочиняли заумно: едет из Киева самовольно занимать стол. Вне сомнений- появился хозяин.

А далее по писаниям того же автора произошли еще более невероятные события. Прибыв во Владимир, Ярослав Всеволодович без ведома нового хозяина земли – Батыя и его Баскаков, своих младших братьев, каким-то чудом оставшихся в живых, сажает на удельные княжения и, как нас пытаются убедить, заводит собственные порядки.

Послушайте:

"Ярослав приехал господствовать над развалинами и трупами...Еще на дорогах, на улицах, в обгорелых церквах и домах лежало бесчисленное множество мертвых тел... Восстановив тишину и благоустройство, Великий Князь отдал Суздаль брату Святославу, а Стародуб Иоанну".

/ Н.М.Карамзин "История...", том IV, стр.161./

Как в то унизительное время стало возможным самовольно заполучить великий княжеский стол – знают одни русские историки. Суздальские селения сожжены и разрушены, народ то ли уничтожен, то ли угнан в плен или, попросту, сбежал в лес – но великий князь, как видим, – "тотчас воссел на престоле". Негоже ведь "великороссу" быть без "государя". Русскому историку ничего не стоит в повествование забросить "примес лжи". Я не говорю о самой концепции повествования. Как видим, даже само изложение текста не содержит элементарной логики.

Нас пытаются убедить, что татаро-монголы всего лишь пришли, пограбили и удалились. Однако это осознанно запущенный "примес лжи" в повествование.

Вспомним, как впервые встретились князья с пришельцами:

"Владетели Рязанские – Юрий, брат Ингворов, Олег и Роман Ингворовичи, также Пронский и Муромский – сами встретили их (татар.)... и хотели знать намерение Батыево. Татары уже искали...не друзей...но данников и рабов. "Если желаете мира- говорили Послы – то десятая часть всего вашего достояния да будет наша".

/ Н.М.Карамзин "История...", том 3, стр.152./

Как видим, татаро-монголы не были временщиками, они приходили надолго и хотели иметь дань постоянную. Многие Ростово-Суздальские князья приняли эти условия. Я уже приводил слова Л.Н.Гумилева, когда "Прочие города сдались (Батыю) на капитуляцию и были пощажены".

Но во времена Екатерининские подобные мысли "о сдаче" считались греховными и замалчивались намертво. Однако истина состоит в том, что татаро-монголы были рачительными хозяевами и не стали разрушать и жечь сдавшиеся селения и уничтожать их князей. Все они поступили в Ордынское подданство, для чего были оставлены, помимо князей, – Баскаки и прочие татарские управители.

Послушай, читатель, свидетеля тех времен.

"Башафов (Баскаков), или наместников своих, они ставят в земле тех, кому позволяют вернуться (на княжество); как вождям, так и другим подобает повиноваться их мановению...".

/ Плано Карпини "История Монгалов", стр.34./

Поэтому занятие великокняжеского стола Ярославом Всеволодовичем, надо полагать, происходило совсем по иному сценарию. О чем мы поговорим ниже в этой главе.

Сейчас же постараемся изучить вопрос, где княжил Ярослав Всеволодович непосредственно перед нашествием Батыя. Ведь и в этом, казалось бы, совсем не принципиальном вопросе, в очередной раз, запуская "примес лжи", великорусская элита пыталась скрыть принципиальную истину тех далеких времен.

В действительности, князь Ярослав Всеволодович никогда в Киеве не княжил, а в 1237 году, до нашествия татаро-монгольских войск, тишайше сидел в одном из уделов Владимиро-Суздальской земли.

Вот тому подтверждения из русских источников.

"Ярослав Всеволодович... княжил в Переяславле Русском, Рязани, Новгороде. В 1238 г. после гибели Юрия (брата) стал великим князем Владимирским".

/Словарь-справочник "Литература...", стр.249./

Приведем и второе сему подтверждение.

"Ярослав Всеволодович... По завещанию отца получил Переяславль Залесский... После гибели от монголо-татар Юрия Всеволодовича стал вел (иким) кн (язем) владимирским".

/БСЭ, третье издание, том 30, стр.554./

Как видим и здесь вылазит ложь "Комиссии..." Екатерины II: – если Ярослав Всеволодович княжил в Переяславле-Залесском, то не мог одновремённо княжить и в Киеве, а потом не мог быть Великим князем Владимирским и Киевским одновремённо!

Ни в одном из русских источников не приводится сам процесс занятия стола. Обычная мифология: пришел, увидел, победил.

В древнем ходе событий необходимо очистить семена от плевел. Русские историки, читая первоисточники (Екатерининская Комиссия), знали всю суть случившегося с князем Ярославом и его братом Юрием, но даже слова об этом не проронили. Все их "сочинения" и должны были скрыть истину, происшедшую в те далекие времена. Екатерининская "Комиссия" и последующие "писатели истории" сознательно умолчали о главнейшем периоде в истории Ростово-Суздальской земли. Ими ни слова не сказано читателям, какие князья "сдались на милость победителей", хотя таких князей было много. Они в словесном мусоре скрыли вопрос о первой встрече то ли во Владимире, то ли в Рязани Батыя и его полководцев с поверженными князьями. Любой мыслящий человек понимает, все ростово-суздальские князья, оставшиеся в живых, еще в 1238 году предстали перед Ханом для определения своей судьбы.

Так зачем же и Н.М.Карамзин в своей "Истории", и Екатерина II в своих "упражнениях" запустили "примес лжи" в повествовательный ход событий?

Ответ на этот вопрос в корне меняет изначальные принципы происхождения Московии. Меняет саму суть происшедшего в те годы. Здесь, как говорится, было, что прятать, и было от чего избавляться.

Покорив народ и завоевав Владимиро-Суздальское княжество, татаро-монголы, естественно, не бросили свои завоевания на произвол судьбы. Иначе, какой смысл было их покорять. Вне сомнения, Хан Батый после отвода войск с Ростово-Суздальской земли оставил на ней своих управителей.

Тем более мы должны помнить, и профессор Л.Н.Гумилев подтверждает, что большинство селений Суздальской земли добровольно покорились хану Батыю. А, сдавшись на милость победителей, они остались целыми и невредимыми. И не вызывает сомнения, что среди сдавшихся и покорившихся татаро-монголам был и князь Ярослав Всеволодович, сидевший в одном из уделов. Возможно, сдался и Юрий.

Мы должны помнить, что князья, даже не поднимавшие оружие против Хана Батыя, а попросту удиравшие от него, были настигнуты на реке Сить и уничтожены. Но среди них князя Ярослава не было.

Вспомни, читатель, "Памятные записки А.В. Храповицкого". Вспомни великое неудовольствие Екатерины II.

Мы не знаем какими поступками и действиями Ярослав Всеволодович завоевал признательность и доверие Хана Батыя. Но то, что он сдался на милость Хана, не поднимал против него оружия, и не убегал от нашествия – вне сомнений. Иначе ни о каком великокняжеском столе ему бы и мечтать не пришлось.

А сдавшись Хану во время военных действий, завоевать его доверие можно было только оказав татаро-монгольскому завоевателю серьезную услугу в деле покорения еще не захваченных селений, то ли советами, то ли своим мечом. Иного, как понимает читатель, – не дано.

Без личного знакомства, не убедившись в преданности князя Ярослава, Батый не мог допустить даже к ограниченной подконтрольной власти неведомо откуда взявшегося человека. Главное, у Хана Батыя в этом не было ни малейшей надобности. Он ведь никуда не торопился. Никто серьезно его не огорчал в земле Ростово-Суздальской. Об этом тоже необходимо помнить.

Потому великорусская побасенка типа: пришел, увидел, победил, а в данном случае – приехал из Киева, самовольно занял великокняжеский стол, стал править – рассчитана на несведущих.

Законы Империи Чингисхана подобных вольностей не допускали. Сразу же, после завоевания Владимиро-Суздальского княжества, Хан произвел поголовную перепись всего населения. Что лишний раз свидетельствует о четком государственном построении Империи.

Такова история получения Ярославом Всеволодовичем Владимирского великокняжеского стола.

Но в истории с получением "ярлыка" на великокняжеский стол князем Ярославом имеется еще один секрет. Можно назвать тот секрет – явлением откровенного замалчивания. Речь идет вот о чем. Хан Батый, действуя в пределах обычаев и законов своей Родины, даже вполне доверяя вновь назначенному на стол князю Ярославу, не мог полагаться только на его слова.

Князь Ярослав, впервые получая "ярлык" на великое княжение, должен был оставить "в залог" у Хана своего старшего сына-наследника. Русские историки об этом умалчивают, а если и говорят, то мимоходом.

Кстати, побывавший в 1246-1247 годах в татаро-монгольской империи Плано Карпини, посол Папы Римского, именно этот факт и засвидетельствовал.

"У Батыя мы нашли сына князя Ярослава...".

/ Плано Карпини "История Монгалов", стр.61./

И еще более четко:

"У других же, которым они позволяют вернуться (на княжество), они требуют их сыновей или братьев, которых больше никогда не отпускают, как было сделано с сыном Ярослава...".

/ Плано Карпини "История Монгалов", стр.34./

Вполне естественным и одновременно – интересным является вопрос: кто же из сыновей князя Ярослава Всеволодовича находился у Хана Батыя "в гостях", а вернее – в заложниках?

Интересный вопрос. Скоро и на него мы получим ответ.

Поможет нам в этом уже упоминавшийся посол короля Людовика IX – Вильгельм де Рубрук.

Послушаем посла Людовика IX.

"Итак мы нашли Сартаха близ Этилiи (Волги), в трех днях пути от нея..."

/ Вильгельм де Рубрук "Путешествие...", стр.89./

Я прошу читателя остановиться на этом месте, найти географическую карту и внимательно проанализировать все свидетельства великого путешественника. При этом учесть, что Вильгельм де Рубрук выехал из Крыма, пересек Дон ниже Воронежа и встретил ставку Хана Сартака (Сартаха) за рекой Дон в трех днях пути от Волги (ориентировочно 360 километров).

Читатель помнит, что земли "Руссiи" остались за Доном, а ставка сына Батыя- Сартака летом 1253 года (июль месяц по Рубруку) находилась северо-восточнее сегодняшнего города Воронежа.

По свидетельству Рубрука, севернее ставки Сартака проживал народ Моксель, жил он в лесах, был покорен во время похода Батыя, и их "государь" с военною дружиною принимал участие в походе татаро-монгольских войск в Европу, где и погиб.

Прежде чем провести анализ этого свидетельства, я прошу читателя иметь в виду два бесспорных факта исторического прошлого того времени.

Первое, перед походом Хана Батыя в Европу, начавшимся в 1240 году из взятия Киева, Батый осуществил только один общий военный поход на Север в 1236-1238 годах, когда покорил Волжскую Булгарию и Ростово-Суздальские княжества, имевшие к тому времени "государственность". Других "государств" Российская официальная история в те времена на территории от Смоленска и Новгорода до Волги, и от сегодняшнего Воронежа и Пензы до Костромы и Ярославля, не знает, и никогда нам о них не сообщала.

И второе, ни один мировой или великорусский исторический первоисточник не зафиксировал факт существования государственного образования (наличие у народа государя-правителя) в 50 километрах от Рязани, Пронска и Мурома.

Возникает серьезнейший вопрос, когда вполне очевиден ответ: чей же "государь" принимал участие во главе моксельской дружины в татаро-монгольском походе в Европейские страны?

Ответ может быть только один: то был князь династии Рюриковичей, входивший в состав Ростово-Суздальских княжеств, сдавшийся Батыю зимой 1237-38 года.

В том и состоял секрет "писания истории, преимущественно России" "Комиссией" Екатерины II, дабы убрать из повествования подобные факты, а сочинить сказки, наподобие "битвы Евпатия Коловрата".

А сейчас изучим этот вопрос более детально. Сохранившиеся великорусские источники утверждают о появлении "города Пронска" в 1186 году. Как помнит читатель, князь Пронский принимал участие в первой встрече Ростово-Суздальских князей с послами Батыя, состоявшейся накануне нашествия. "Город Муром", по тем же источникам, появился еще в 862 году. Князь Муромский также принимал участие во встрече с послами Хана, требовавших "десятины". "Город Новгород Нижний" основан в 1221 году, накануне нашествия татар, великим князем Юрием Всеволодовичем, что свидетельствует об экспансии Рюриковичей на восток до самой Волги. Однако самое интересное в "городе Рязани".

"Первоначально Р (язанью) наз (ван) центр Рязанского княжества, находившийся в 50 км к Ю (го) -В (остоку) от совр (еменной) Р (язани) ".

/БСЭ, третье издание, том 22, стр.468./

То есть, старая Рязань и была обителью земли Моксель! Таковы парадоксы "истории, преимущественно Российской". Однако этому есть доказательства и в самой российской исторической "науке".

Послушайте.

"Уже в 13 в. терр (итория), населявшаяся мордвой, входила в состав Рязанского и Нижегородского княжеств".

/ БСЭ, третье издание, том 16, стр.567./

При том, свидетели того далекого времени Плано Карпини и Рубрук вполне достоверно утверждают, что Ханы Орды старались низвести местных князей и знать, дабы передать владения своему роду непосредственно. Значит, прибрать народ Моксель к рукам Суздальские князья после 1238 года и до конца XIII века попросту не могли. Орда в том была не заинтересована. Зачем ей было отдавать один покоренный народ во власть иному.

Сами великороссы из той знаменитой Екатерининской "Комиссии" запустили откровенно глупую мысль о "Пургасовой Руси". По их утверждению, земля Мордвы в XII-XIII веках уже была обычной Русью и входила в состав "русских" Ростово-Суздальских княжеств.

"В ХII-ХIII вв. развились (у мордвы) феод (альные) отношения, шел процесс складывания политич (еских) образований феод (ального) типа, наз (ванный) в рус (ских) летописях (летописных сводах! – В.Б.)... "Пургасовой Русью".

/ БСЭ, третье издание, том 16, стр.567./

Правда, историки последующих времен попытались исправить сию откровенную нелепость, начав именовать земли народа Моксель всего лишь "Пургасовой волостью". Я думаю, это сути не меняет – и волость часть земли Моксель.

Однако вернемся к Вильгельму де Рубруку. Читатель помнит, как богато и зажиточно жил народ Моксель, владея "свиньями, медом и воском, драгоценными мехами и соколами", проживая вокруг Рязани, Мурома и "впритык" к Нижнему Новгороду.

Обратите внимание, Рубрук ясно засвидетельствовал, что к 1253 году Моксель еще была некрещеной, однако разводила свиней, то есть, употребляла в еде свинину. Кстати, свинину ели князья и племена Ростово-Суздальской земли того времени, чего не употребляли волжские булгары и Мердас (мордва), жившие восточнее и северо-восточнее Моксель. Они были – "Саррацины", то есть, - мусульмане. Это очень ценное свидетельство. Моксель, будучи не христианской, уже в те годы придерживалась православных обычаев. Значит, к XIII веку все племена уже были разделены по религиозному признаку: одни примкнули к мусульманской Волжской Булгарии, а Моксель – к православным, Рязани и Владимиру.

Кстати, в своей "Истории государства Российского", Н.М.Карамзин дабы напустить больше "примеса лжи", передавая этот эпизод изложенный Рубруком, слово "свиньи" попросту выкинул.

Очень характерный для историка-великоросса прием – убирать невигодное.

Послушайте.

"... где в густых лесах и в бедных рассеянных хижинах обитали Мокшане и Мордовские их единоплеменники, богатые только звериными кожами, медом и соколами. Князь сего народа, принужденный воевать за Батыя, положил свою голову в Венгрии, и Мокшане, узнав там Немцев, говорили об их с великою похвалою, желая, чтобы они избавили мир (?) от ненавистного ига Татарского". /Н.М. Карамзин "История...", том 1V, стр. 190./

Молчит Карамзин, как в рот воды набрал, о свиньях и свином мясе. Не странно ли? И смысл слов Рубрука изменил принципиально, перенеся проблему покорения Моксель в мировую. Даже само слово Моксель произвольно подменил словом Мокша.

Хочу обратить внимание читателя на второй факт, поведанный нам великим путешественником. У Моксель в те времена водилось много соколов. Интересное свидетельство! Вспомни, уважаемый читатель, у Московских князей при дворе существовала даже должность Сокольничего.

В своем "Путешествии в восточные страны" Рубрук четко зафиксировал в главе ХVI "О стране Сартаха и об ея народах" земли и народы, принадлежащие сыну Батыя: – это земля от Дона до Волги и от Черного моря до Северной точки, куда дошла нога татаро-монгольского коня. В той земле, севернее ставки Сартака, жило только "два вида народа": Моксель и Мердинис. Других – историки того времени не знали. Да и не могли знать.

Как помним, все племена той земли носили схожие названия: мокша, мурома, меря, мещера, но главное – говорили на породненном угро-финском языке. И поэтому нет ничего странного, что Рубрук поименовал их одним общим словом – Моксель! Было бы странным иное, если бы Рубрук, живя в ставке Сартака и повествуя о его землях и народах, упомянул о мелком племени Моксель и полностью умолчал об обширных владениях Хана, позже получивших в истории великороссов название Ростово-Суздальской земли. Это было бы даже более чем странным!

Как ты сам думаешь, читатель?

При этом учти, лично Рубрук засвидетельствовал, что земли и народа "Руссiи" между Доном и Волгой не существовало.

В этом и кроется краеугольный камень секретов в истории происхождения московитов, ставших впоследствии великороссами.

Есть еще один очень интересный факт, о котором необходимо упомянуть. Раз Рубрук говорит о военной дружине Моксель и ее "государе", знать та военная сила имела хотя бы малейший сравнительный вес среди войск Батыя.

Войска же Хана Батыя в походе на Европу состояли из четырех корпусов, по одному от каждого из сыновей Чингисхана, имевших владения в Империи. Возглавлялись корпуса внуками Чингисхана.

От старшего сына Джучи – корпус Бату;

от второго сына Чагатая – корпус Бури;

от третьего сына Угедея – корпус Гуюка;

от четвертого сына Тулуя- корпус Мунке.

Корпуса состояли из 25-30 тысяч человек, то есть, общая масса войск под общим руководством Бату (Батыя) и при военном консультанте Субэдэе составляла 100-120 тысяч человек. Об этой цифре свидетельствуют и серьезные европейские источники.

Значит, "государь народа Моксель" должен был выставить дружину хотя бы в 3-5 тысяч человек, иначе о нем никто бы и не вспомнил. Я не думаю, что без муромы, мещеры, мери и веси в те времена, после разгрома, можно было выставить подобный контингент. Необходимо помнить, что, обычно, во время войны татаро-монголы забирали в войска только третьего мужчину. Остальные охраняли государство, пасли скот, снабжали армию всем необходимым, кормили челядь Орды и самих себя. О чем писал еще Плано Карпини.

Поверь, читатель, по тем временам, эту работу сделать было даже очень не просто. То есть население всех племен Моксель (вся Ростово-Суздальская земля) не могло составлять более 100 тысяч человек. Что вполне соответствует логике событий того времени.

И последнее, на что хочу обратить внимание читателя: жил народ Моксель в глухих лесах, разрозненно, в неприглядных хижинах. Об этом факте лично поведал путешественник XIII века.

А вот как о жизни простого человека Суздальской земли говорит российский профессор.

"Вот почему деревня в один или два крестьянских двора является господствующей формой расселения в северной России (Московии.) чуть не до конца XVII в.".

/В.О.Ключевский "Исторические портреты", стр.56./

Великое единство и подобие со страной и народом Моксель просуществовавшее многие сотни лет!

Я понимаю, сколько бы ни приводилось доказательств в данном вопросе, – найдутся люди, не воспринимающие не только обычные доказательства, но даже малейшую мысль, что подобное могло иметь место в истории Московии. Они, отравленные шовинистической ложью и мифами, психологически не готовы представить, как в те далекие времена кто-то мог гнать их "великих предков" покорять Киев и Европу не для самой Московии, а для "обычных дикарей". Они и поныне с упорством отрицают свое родство и идентичность с финно-угорскими племенами: мещера, мокша, меря, мурома. Подобному в их сознании попросту нет места.

Поэтому я и ограничусь выше приведенными доказательствами. Их вполне достаточно. Нельзя же всерьез воспринимать "державные великорусские сочинения", что Владимирские князья княжили в Новгороде и Пскове, но – позабыли прихватить народ Моксель, когда "княжьи дворы" Мурома, Пронска, Рязани и Новгорода Нижнего располагались в земле этого народа. Проповедовать подобную мысль смешно! Прошу иметь ввиду, что есть еще и доказательство от противного.

Я думаю, любой читатель должен согласиться, – если татаро-монголы в 1238 году привлекли в свои дальнейшие военные походы маленькое племя Моксель и их "государя", то, вне всякого сомнения, они проделали подобное и с "государями" мери, муромы, мещеры и веси. Необходимо лишь четко знать, что законы Империи Чингисхана для будущих великороссов никогда не делали исключений.

Спорить, как видим, не о чем.

Итак, князья Ростово-Суздальской земли, а по-старинному – "государи" племен мокши, веси, мери, муромы, мещеры и т.д., впервые двинулись на покорение Европы в составе татаро-монгольских войск. Это деяние им понравится и в дальнейшем станет нормой их жизни.

Я думаю, не является принципиальным вопрос, кто в походе возглавлял суздальские дружины, то ли князь Юрий Всеволодович, то ли один из его братьев. Это не суть важно. Вне сомнения, был им один из суздальских Рюриковичей, и находился он в повиновении Хана и темников.

Вызывает неоспоримый интерес иной вопрос: кто же "остался" на великокняжеском столе во Владимире?

Надо полагать, раз и сами русские историки не отрицают, что на "хозяйстве", под надзором татарских Баскаков, остался Ярослав Всеволодович. Именно ему доверил Хан Батый. По-видимому, он больше других оказал услуг, при том наиболее ценных, раз получил ярлык на великокняжеский стол.

Следовательно, старший сын этого князя был забран Ханом Батыем в Орду в "аманаты", или по иному – в заложники. И произошло то событие в 1238 году, во время получения Ярославом Всеволодовичем великокняжеского ярлыка. Здесь иного мнения существовать не должно.

Необходимо, вопреки всем измышлениям "сочинителей истории, преимущественно России", запомнить – начиная с 1238 и до 1505 года на княжении в Ростово-Суздальской земле, а позже в Московии, не сидел ни один князь, будь то великий или удельный, без татаро-монгольского ярлыка. Эта аксиома ведома всему миру.

И пока мы не перешли к анализу дальнейших событий, я хочу обратить внимание читателя еще на одну ложь "сказателей Российской истории". Сии "штатные сотрудники", как и их правители, бездоказательно всем внушали, что, начиная с XII века, а конкретнее – с Андрея Боголюбского вся сила и политический вес Киевской Руси переместились в Суздальскую землю. Обычный бандитский набег "первого великоросса" пытались превратить чуть ли не в судьбоносное деяние. Однако это была всего лишь "попутная утка" Российской Империи. Простой ложью прикрывался и узаконивался величайший разбой правящей верхушки вновь возникшего Ростово-Суздальского княжества во главе с младшей ветвью династии Рюриковичей. Иной мотивировки, кроме грабежа и захвата чужого имущества, поступок Андрея Боголюбского не имел.










© 2007 - 2012, Народная правда
© 2007, УРА-Интернет – дизайн и программирование

Перепечатка материалов разрешена только со ссылкой на "Народную правду" и указанием автора. Использование фотоматериалов раздела "Фото" — только по согласованию с автором.
"Народная правда" не несет ответственности за содержание материалов, опубликованых авторами.

Техническая поддержка: techsupport@pravda.com.ua