Поиск по сайту:
Найти



Народные блоги

Добавить ленту статей сайта в свой iGoogle
Последние публикации
Кто такие русские   история земли   страны   народа

Кто такие "русские"? (Часть вторая).

Киянин | 7.10.2014 11:04

0
Рейтинг
0


Голосов "за"
0

Голосов "против"
0

Но История, говорят, наполнена ложью: скажем лучше, что в ней,
как в деле человеческом, бывает примес лжи, однако ж характер истины
всегда более или менее сохраняется, и сего довольно для нас,чтобы составить
себе общее понятие о людях и деяниях[/I]".
/Н.М.Карамзин "История государства Российского", том I, стр.18./


История России – земли, народа и князей.

Эпиграф: "Но История, говорят, наполнена ложью: скажем лучше, что в ней,

как в деле человеческом, бывает примес лжи, однако ж характер истины

всегда более или менее сохраняется, и сего довольно для нас,чтобы составить

себе общее понятие о людях и деяниях
".

/Н.М.Карамзин "История государства Российского", том I, стр.18./

Прежде необходимо сделать небольшое вступление. Совсем не случайно мною выбран эпиграф из классического произведения российского историка. То что он деликатно называл "примесью лжи", просто переполняет "официальную", либо "общепринятую" историю России. Хотя в последнее время многие "любители истории" в РФ, – от имперцев до националистов всячески критикуют официальную историю России, – всё равно ни на йоту не отходят от основополагающей лжи печально известной "Комиссии... Екатерины" о "тысячелетней истории России". Споры идут по "мелочам" не затрагивая основы лжи, на которой зиждется вся история России. А сейчас коротко рассмотрим "откуда есть и пошла" эта ложь, и что такое

"Комиссия для составления записок о древней истории, преимущественно России"

Российские историки внушают своим читателям мысль-аксиому об основании Москвы князем Юрием Долгоруким в 1147 году. Однако весь парадокс этого утверждения состоит в том, что нас заставляют поверить русскому истеблишменту на слово. До начала XIX века в существовавшей на то время исторической литературе нельзя было разыскать год основания "белокаменной".

Можно было бы и согласиться с историками Империи, если бы само событие не меняло принципиально историю Московии.

Возможно, в 1147 году у реки Неглинной или Яузы в одном из снежных сугробов и ночевал, а то и ставил сруб, представитель славных чудских племен. Князь же Юрий Долгорукий отношения к сему действу не имел.

Поверь, уважаемый читатель, очень уж интересен мифологический аспект изначального периода фиксации появления Москвы, а впоследствии и самой Московии. Вымысла и лжи в этом вопросе навалено изрядно.

Поэтому мы вынуждены проанализировать и изучить саму "систему написания" истории Российской Империи, дабы стало всем ясно, когда, кем и зачем она была написана и какие материалы при этом использовались.

Так уж сложилось, что главным лицом, поставившим стратегическую задачу "написания и упорядочения" истории Империи, а заодно и осуществившим это мероприятие, стала Императрица Екатерина II.

Необходимо отметить, что к тому времени, то есть ко второй половине XVIII века, в руках Правителей Российской Империи появились и материалы необходимые для этого, и исполнители способные на великую мистификацию. Империя во всем пыталась догнать Европейские страны.

Именно Екатерина II, европейски образованный человек, приехав в Российскую Империю и со временем получив доступ к архивным первоисточникам, пришла в ужас, обратив внимание, что вся история государства держится на словесной былинной мифологии и не имеет доказательной логики. История державы опиралась на лживые изыскания Ивана Грозного и находилась в хаосе бездоказательности и взаимоисключающих противоречий.

Разве можно было считать серьезным утверждение Московских Рюриковичей, что Киевская Русь принадлежит Московии на том основании, что Московский князь вышел из Киевской династии Рюриковичей. К тому времени в Европе была не одна династия, представители которой были одной веры, правили в разных странах, однако не посягали только на этом основании на чужие страны.

И тогда Императрица усердно принялась за дело. Не стоит думать, что Екатерина II из-за простого бескорыстия принялась "писать и упорядочивать" российскую историю. Все проделывалось не без величайшего умысла. Ведь в том длинном ряду московских, а позже российских, Князей, Царей и Императоров должна была занять одно из почетнейших мест и сама Екатерина II. И чем величественнее и благороднее оказывался тот ряд, тем величественнее в нем смотрелась она – принцесса германская.

Она мысли не допускала, что в царском роду может оказаться среди татаро-монгольской рядовой знати. Это был кошмар! Такого, для европейски образованного человека того времени, даже во сне нельзя было допускать.

И Екатерина II 4 декабря 1783 года своим Указом повелела создать "Комиссию для составления записок (!) о древней истории, преимущественно России" под начальством и наблюдением графа А.П. Шувалова".

/В.О.Ключевский "Исторические портреты", стр.564./

Вот как Указ исполнен на практике.

"... назначить... до 10 человек, которые совокупными трудами составили бы полезные записки о древней истории, преимущественно же касающиеся России, делая краткие выписки из древних русских летописей и иноземных писателей по известному (Екатерине II.) довольно своеобразному плану. Эти ученые составляют "собрание"; но их избирает Шувалов, предпочитая при выборе "прилежность и точность остроумию", и представляет императрице. Между членами этого собрания должно быть три или четыре человека, не обремененных другими должностями или достаточно досужих, чтобы трудиться над этим поручаемым им делом, получая за этот труд особое вознаграждение. Собрание будет состоять под высочайшим покровительством. "Начальствующий" над ним распределяет труд между членами, наблюдает за успешным его течением, исправляет ошибки, собирает всех членов по своему усмотрению и представляет императрице труды собрания, которые с ее дозволения печатаются в вольной типографии на счет Кабинета...Этот начальствующий не то директор миллеровского исторического департамента, не то председатель ученого исторического общества".

/ В.О.Ключевский "Исторические портреты", стр.564-565./

Даже профессор, заведующий кафедрой Российской истории Московского Университета В.О.Ключевский, лицо особо преданное Императору, уже в начале XX века, не считал возможным сообщить читателю состав той "Комиссии". То ли действительно состав был строго засекречен еще Екатериной II, то ли сам профессор не счел нужным афишировать данный вопрос. Он лишь, вскользь, кивнул на "директора миллеровского департамента".

Итак, "начальствующим" по "сочинению Российской истории" по велению Екатерины II стал Герард Фридрих Миллер, в лице, так называемого "миллеровского исторического департамента", так как сам академик в 1783 году ушел в мир иной. Но именно Миллер Г.Ф. оказал решающее влияние на "сочиняемую российскую историю".

Послушаем профессора В.О.Ключевского:

"Неудачный опыт (первых царей из династии Романовых.) не погасил мысли составить русскую историю посредством особого правительственного учреждения. Перенесемся в другую эпоху, к первым годам царствования... Елизаветы (дочь Петра I, была на престоле с 1741 по 1761 год.). При Академии наук усердно трудился над русской историей приезжий ученый Герард Фридрих Миллер (проживал в России с 1725 года; приглашен Петром I; с 1731 года член Петербургской Академии Наук, профессор истории.). Он почти 10 лет ездил по городам Сибири, разбирая тамошние архивы (и изымая нужные материалы.), проехал более 30 тысяч верст и в 1743 г. привез в Петербург необъятную массу... документов. Через год он предложил учредить при Академии наук "Исторический департамент для сочинения истории и географии Российской Империи" с особой должностью историографа во главе и с двумя при нем адьюнктами...Но предложение Миллера не было принято Академией (и Императрицей.) ".

/ В.О.Ключевский "Исторические портреты", стр.563-564./

Как видим, предложение профессора Миллера "о составлении русской истории посредством особого правительственного учреждения" было принято лишь Екатериной II.

Прошу обратить внимание читателя, – господин Миллер искал "исторические материалы" в Заволжье и в Сибири, то есть, он изымал материалы, касающиеся татаро-монгольского прошлого Московии (1238-1598 годы).

Материалы архивов европейской части Империи приказал свезти в Московию еще Петр I. Надобно отметить, что и он пытался написать "Историю Российского государства", для чего и пригласил Г.Ф. Миллера из Германии.

Однако Миллер в те годы еще не был готов писать историю Империи, а ученый – великий украинец Феофан Прокопович – попросту уклонился от писания мифологии. Он, закончивший Киевскую Могилянскую Академию, владел настоящими знаниями.

"Петр, особенно к концу царствования, очень интересовался прошлым своего отечества, заботился о собирании и сохранении исторических памятников, говорил ученому Феофану Прокоповичу: "Когда же мы увидим, полную историю России?", неоднократно заказывал написать общедоступное (а вернее сказать, "великорусское") руководство по русской истории".

/В.О.Ключевский "Исторические портреты", стр. 211./

Кто же мог входить в "Комиссию по составлению русской истории посредством особого правительственного учреждения"?

Вот кто был особенно приближен и пользовался великим доверием Екатерины II.

1. Шувалов Андрей Петрович (1744-1789) – граф, сын фельдмаршала Шувалова П.И. С 1783 года начальствующий над "комиссией для составления записок о древней истории, преимущественно России". С 1787 г. член Совета при Императрице, сенатор.

2. Болтин Иван Никитич (1735-1792) – историк, государственный деятель, генерал-майор. Особо агрессивно ополчался на критиков официальной мифологии Российской Империи, как-то: Леклерка, князя Щербатова и др.

3. Паллас Петр Симон (1741-1811) - член Петербургской Академии Наук с 1767г. Учился в Германии, Голландии, Великобритании. В 1768-1774 гг. возглавлял экспедицию Академии наук, прошедшую от Нижнего Поволжья до Забайкалья. В дальнейшем, до 1793 года, работал в Академии.

4. Мусин-Пушкин Алексей Иванович (1744-1817) – граф. Государственный деятель, историк, член Российской Академии Наук с 1789г. "Великий собиратель" раритетов старины. Постоянно жил в Санкт-Петербурге, все старинные рукописи им "найденные" – сгорели в Москве. В переводе, комментировании и прочтении рукописи "Слова о полку Игоревом" А. И. Мусину-Пушкину помогали два профессиональных архивиста – Н. Н. Бантыш-Каменский (1737-1814) и А. Ф. Малиновский (1762-1840).

5. Храповицкий Александр Васильевич (1749-1801) – государственный деятель, писатель. В1782-1793 годы Статс-секретарь Императрицы Екатерины II.

6. Бантыш-Каменский Николай Николаевич (1737-1814) – Государственный деятель, историк, археограф, управляющий Московским архивом Коллегии иностранных дел (1783-1814).

7.Чеботарёв Харитон Андреевич (1746-1815) – сын сержанта первый избранный ректор Московского университета. Окончил философский факультет Московского университета и с 1766 г., будучи на последнем курсе, начал помогать в библиотеке – стал хранителем фондов. Написал первый учебник с элементами библиографии. Выполняя многочисленные поручения Екатерины II, он, в конце концов, получил от нее предложение стать ее библиотекарем, но отказался. Был также другом Николая Ивановича Новикова (1744-1818) и членом масонской ложи (орденское имя его было "Tithonus a Terruca").

8.Барсов Антон Алексеевич (1730-1791) – философ, переводчик. Социально-политическим идеалом Барсова на протяжении всей жизни оставалась просвещенная монархия.

9.Лепёхин И.И. (1740-1802) – российский путешественник, естествоиспытатель и лексикограф. Академик Петербургской Академии наук (1771). Участвовал во многих научных экспедициях, обследовавших различные российские провинции с естествоведческой и этнографической точек зрения: в 1768-1772 путешествовал, частью один, частью с Палласом, по Уралу, Поволжью, Западной Сибири, в дальнейшем также по русскому Северу и западным российским губерниям России, В 1773-1774 г.г. путешествовал по Белоруссии и Прибалтике.

10.Елагин Иван Перфильевич (1725-1794) – писатель и государственный деятель. С воцарением Екатерины Елагин немедленно был возвращен из ссылки и, несмотря на недоброжелательство к нему Орловых, щедро награжден за преданность. Позднее он был сенатором и обер-гофмейстером. Елагин играл значительную роль в русском масонстве, к которому он принадлежал с юных лет.

11. Малиновский Алексей Фёдорович (1762-1840) – известный историк, архивист, археограф и писатель XVIII-XIX веков, главный управляющий Московским архивом Коллегии иностранных дел. Известность Малиновскому принесло участие в переводе и издании в 1800 "Слова о полку Игореве". Он оказывал содействие гр. Н.П.Румянцеву в собирании рукописей для его коллекции.

С именем Малиновского связана организация первых археографических экспедиций, в результате которых были обнаружены древнейшие памятники русской письменности (в том числе "Изборник Святослава 1073 г."

Вне всякого сомнения, эти российские деятели, и ряд других, приняли активное участие в "сочинении" "Истории Российского государства". Несомненно, ими "составленные записки", отредактированные графом Шуваловым А.П., ложились на стол Екатерины II для окончательной корректировки. И свершилось! В 1792 году "Екатерининская история" увидела свет! С тех пор вносить что-либо иное в повествовательный каркас истории Российской Империи категорически воспрещалось.

А дабы убедиться, что действительно произошла величайшая мистификация, предлагаю читателю вместе со мной исследовать "Памятные записки А.В.Храповицкого, статс-секретаря императрицы Екатерины II", написанные им с 1782 по 1793 годы, прошедшие многократную царскую и церковные цензуры и изданные в 1862 году. Книга переиздана в 1990 году в Москве.

Дабы сократить место и время я в дальнейшем при ссылке на эту книгу буду писать: "Памятные записки...". Прошу читателя иметь в виду.

Итак, послушаем А.В.Храповицкого.

"Упражнялись в Законодательстве и в Истории. – "Теперь за Законы не могу приняться, но думаю, что могу взяться за Историю (Российскую.) ".

/ "Памятные записки...", стр.213./

"Упражняются (Екатерина II.) в продолжении Истории Российской...".

/ "Памятные записки...", стр.244./

"При разборе внутренней почты мне (Екатерина II.) сказывали, что упражняются теперь в составлении родословной Российских Великих Князей, и что эта поверка Истории и Хронологии".

/"Памятные записки...", стр.263./

Как видим, в дневниковых записках приводятся слова лично сказанные Екатериной II, что составляет повышенную ценность работы.

Однако, очень странно, что уже в начале работы над Российской историей, Екатерина II столкнулась с проблемой "родословной Великих Князей". Это более чем удивительно. Мы ведь знаем, что к 1563 году под личным надзором Ивана Грозного и по инициативе Московского Митрополита Макария была написана фальсифицированная "Книга степенная царского родословия".

Зачем же Екатерине II понадобилось повторно вмешиваться в "царскую родословную"?

Я попытался найти ответ или хотя бы намек на этот вопрос в "Памятных записках". Они писались участником и сподвижником "упражнений" Императрицы, и где-то должен был остаться след.

И след нашелся.

"Показывал я реку Сить, в Ярославской губернии. Она впадает в Мологу, а Молога в Волгу. На Сити убит Князь Владимир Юрьевич Рязанский от Татар. Думали (Екатерина II.), что он перешел Волгу гораздо ниже, чтоб атаковать Татар; но река Сить показывает, что Владимир бежал к Твери. Сим открытием не очень довольны для сочиняемой Истории".

/"Памятные записки...", стр.245./

"Позван для выслушания раздробления России на удельные Княжения, во время нашествия Татар; их сочтено до 70-ти... Я еще новое напишу примечание о тогдашних Татарах".

/"Памятные записки...", стр.247./

"Позван, и часть времени читали мне Российскую Историю (сочиняемую.). "Тут есть примечание о Татарах и их силе при нашествии на Россию (Суздальскую землю!); жизнь Св. Александра Невскаго, без чудес".

/ "Памятные записки...", стр.251. /

Обрати, читатель, внимание, как пристально вглядывается Екатерина II в XIII век. Это неспроста. Тринадцатый век является ключевым в понимании сути Московии, а позже – Российского государства.

Будучи по тем временам отлично образованной и всесторонне развитой, Екатерина II понимала, где не стыкуется история Империи. Читая старинные летописания Киевской Руси, она видела, что европейцу сразу же бросалось в глаза – бездоказательное и нагловатое перенесение права наследия от Великого Киевского Княжества на "Моксель" или – Суздальскую землю, а впоследствии произвольное переложение этого "права" на Московию.

Для европейски образованного человека подобное – нонсенс! В свое время и Англия высказывала претензию на Францию. Однако к концу XVIII века английское посягательство на французский престол превратилось то ли в европейскую шутку, то ли в фарс. И Екатерина II об этом знала. Она понимала, если подобный разрыв даже ей бросается в глаза, то впоследствии серьезные европейские исследователи, попросту, отвергнут голословные утверждения московитов об их "наследственном праве" на историю и землю Киевской Руси. Ведь на части земли Киевской Руси даже во времена Екатерины II проживал самобытный, все еще неподвластный Российской Империи народ.

Знать, именно тот период истории великороссов (вторая половина XII-XIII век) подлежали коренному укреплению. История последующего периода требовала "обычной доработки".

Действовала Императрица очень хитро и умно. Она не стала трогать историю Киевской Руси, что представляло опасность. История Киевской Руси к тому времени была зафиксирована не только в летописях, хранящихся в архивах Екатерины II, но и в летописях: Литовских, Польских, Шведских, Венгерских, Греческих, Тюркских, Арабских и т.д.

"Залешанские" же княжества, то есть будущая Московия, вначале создавались вне связи с европейской культурой и вне контактов с народами, которые к концу XII и в первой половине XIII века могли зафиксировать ее конкретизированную историю.

Российская Империя сделала все возможное, дабы народы Поволжья и Сибири то ли уничтожить, то ли орусачить и принудительно загнать в христианство. А Волжская Булгария – сожжена, ее медресе и мечети разрушены до основания, все культурные ценности и летописи похищены и вывезены в Московию. Как все это происходило, мы увидим ниже.

Однако даже при этом положении снаряжались одна за другой экспедиции в Поволжье и Сибирь, чтобы полностью изъять "не потребные для Империи" источники. То есть, все, что мы сегодня знаем о происхождении Суздальских княжеств и Московии, нам "сочинили" и преподнесли "платные сотрудники" Империи – поденщики Екатерины II и их последователи. Все они "сочиняли преимущественно историю России" только по "Екатерининским источникам". После чего была введена жестокая церковная и государственная цензура.

Екатерина II к концу XVIII века сконцентрировала у себя все старинные литературные и исторические первоисточники, имевшиеся в монастырях, церквах, учебных заведениях и у частных лиц. Все они побывали в руках у Императрицы. К тому же она постоянно пополняла библиотеку и музеи, архивы и хранилища лучшей европейской литературой, как художественной, так и исторической. Ее представители постоянно рыскали по Европе в поисках антиквариата и старинных первоисточников. Денег на подобные ценности Екатерина II не жалела.

Закончилась "работа по Истории" Екатерины II согласно "Памятных записок..." так: Выходили (Екатерина II.- В.Б.) в кабинет, принимались было за Историю, но опять легли. Было славленье, после чего призвали одного Митрополита, его подчивали; к прочим не выходили".

/ "Памятные записки...", стр.258./

Статс-секретарь строго по дням года фиксировал основные деяния своей повелительницы. Так вот, первое упоминание о "занятии" Императрицы "Русской Историей" приходится на 31 июля 1787 года, а последний день – на 29 декабря 1791 года. Я уже приводил слова, когда "подчивали Митрополита". И после этого дня Екатерининские "занятия историей" – как обрезало!

"Славлением" Екатерина II и Митрополит, во время рождественского поста, отметили окончание "великих дел".

А вот запись о первом дне появления "записок" графа А.П.Шувалова: "31 июля 1786 года. Отыскал бумаги... тут есть записки Г. Андрея Петровича Шувалова".

/ "Памятные записки...", стр.12./

И в 1792 году появился державно отредактированный "Летописный свод государства Российского" в пяти томах. Но прямо, как в анекдоте, был он сочинен – "Летописцем Русским".

А дальше пошло-поехало. Остальное, как говорят, было делом техники и усердия.

"Мусин-Пушкин Алексей Иванович... граф, русский гос (ударственный) деятель... удалось открыть Лаврентьевскую летопись... он опубл (иковал)... "Слово о полку Игореве" под назв (анием) "Ироическая песнь о походе на половцев удельного князя Новгорода-Северного Игоря Святославовича (1800) год".

/ БСЭ, третье изданье, том 17, стр.129./

М.Карамзин намного перещеголял А.И.Мусина-Пушкина.

"Я искал древнейших списков...В 1809 году, осматривая древние рукописи покойного Петра Кирилловича Хлебникова, нашел я два сокровища в одной книге: Летопись Киевскую, известную единственно Татищеву, и Волынскую, прежде никому не известную...Через несколько месяцев достал я и другой список их: принадлежав некогда Ипатьевскому монастырю, он скрывался в библиотеке С.Петербургской Академии наук между Дефектами".

/ Н.М.Карамзин "История...", том 1, стр.24./

Я надеюсь, читатель понимает весь комизм данной ситуации. Оказывается, и Екатерина II, и Митрополит, и Епископы, и все подручные Императрицы были величайшими "недорослями". У них под рукой, что называется, валялись древние "Летописные своды", а они их не заметили. Епископы не знали, какая старинная литература находится у них в монастырях, А.В.Храповицкий "не соизволил" заглянуть в библиотеку Академии Наук. А сами сотрудники Академии, писавшие Оды Екатерине II, не знали собственной библиотеки.

Естественно, все эти "поиски" Мусина-Пушкина и Карамзина с высоты сегодняшнего времени выглядят элементарной ложью. Все "вновь разысканные" своды, как близнецы-братья "изготовлены на одной колодке" то ли "Екатерининскими ребятами", то ли "первооткрывателями". Каждый из "вновь найденных" летописных сводов имел свое какое-либо уточнение или "подстегивал" к Киевской старине новую "великорусскую" землю, то ли Тверскую, то ли Рязанскую иль Московскую.

Но все "вновь найденные" летописные своды прошли жесточайшую цензуру. Необходимо уяснить – Екатерина II в вопросе издания литературы, особенно церковной и исторической, была до предела жесткой.

Послушаем русских людей, подтвердивших эти слова:

"Вошелъ съ почтой послъ Пушкина. Сказывали, что Елагинъ дивится, откуда собранъ родословникъ древнихъ Князей Россiйскихъ, и многое у себя въ Исторiи поправилъ...

Здъсь говорится о родословiи Великихъ Князей, составленномъ Государынею".

/ "Памятные записки...", стр.286./

Запись сделана 4 мая 1793 года, то есть после издания Екатерининского Летописного свода в 1792 году.

А чтобы уважаемый читатель не сомневался, я привожу еще одну выдержку из книги статс-секретаря.

"25 июля (1787 год). Приказано написать в Москву (указ Императрицы), чтоб запретить продажу всех книг, до святости касающихся, кои не в Синодальной типографии печатаны".

/"Памятные записки...", стр.35./

Никто иной, как Карамзин предоставил в своих черновиках, якобы взятых у немца Миллера, нанятого Петром писать нашу русскую историю по "найденной в Кенигсберге" Несторовой летописи (Радзивилловская), великопермский русский алфавит, смахивающий на кириллицу. Но значительно арабизированный. И именно в этом алфавите я нашел, что "русская великопермская" буква "з" пишется как "о". Но, еще большее удивление у меня возникло, когда сам Карамзин на этой же странице с великопермским алфавитом пишет свою фамилию совершенно четко – "Карамоин", то есть, тоже употребляя букву "о" вместо "з".

Теперь вспомним, что сам Карамзин, (наиглавнейший историк российский), родился в 1766 году, всего 40 лет спустя после смерти Петра (1725). Вспомним, что совершенно безграмотного русского царя Шуйского, "читавшего" календарь вверх ногами, выкупившего все календари до единого, привезенные в Россию каким-то западным купцом, и велевшего их сжечь немедленно, Карамзин описывает с большой любовью. Какие историки, – такая история...

И несколько фраз о "наших днях", – 19 мая 2009 г. президент Медведев подписал Указ "О Комиссии при Президенте Российской Федерации по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России". Этот орган из 28 человек возглавил глава администрации президента РФ С.Е. Нарышкин, большинство членов – чиновники разных ведомств, к истории не имеющие никакого отношения, есть и несколько силовиков: начальник Генштаба, руководитель СВР, начальник управления ФСБ, зам. секретаря Совета безопасности, секретарь Комиссии по защите государственной тайны; из историков удалось точно опознать только двоих директоров институтов, да еще троих политологов: С.А. Маркова, Н.К. Сванидзе и Н.А. Нарочницкую. Совершенно очевидно, что создан не научный, а политический орган "по противодействию" с пока еще неясными полномочиями. Как сообщил В.М. Лавров, заместитель директора Института российской истории РАН, ему на стол легло "предписание составить список историков-фальсификаторов"... (В дополнение к федеральному "Списку экстремистских материалов"?)

Как видим, – недаром отмечено, что история твориться как трагедия, а повторяется как фарс.Поэтому для поиска объективных данных по истории соседней страны нам необходимо будет руководствоваться несколькими незыблемыми принципами:

1.Все без исключения "летописные своды" – есть исторический фальсификат созданный вышеописанной "Комиссией...", который имеет очень мало общего с подлинной историей.

2.Но даже в этих лжесводах непременно содержится крупица правды, – ибо известно давно, что полную ложь очень быстро обнаружат, и не будут ей верить, – поэтому, чтобы ложь "сработала" в её непременно "прячут" среди правды. Вот эти крупицы правды мы и будем разыскивать. Ибо, правду как "Шило в мешке, – не утаишь!"

3.Кроме того мы будем рассматривать свидетельства иностранных историков и путешественников, которые оставили свои свидетельства о тех временах.

4.А ещё будем изучать работы российских историков, которые издали свои труды до 31 июля 1787 года.

5.Непременно будем также привлекать свидетельства и факты из других наук и дисциплин, и самое главное! – будем руководствоваться элементарной логикой, ибо маловероятно, что люди даже в средние века действовали ей вопреки.


А вот сразу и примеры, – до восшествия Екатерины II на престол в 1762 году один из современников Петра I- Лызлов Андрей Иванович, умерший в 1696 году, написал где-то к 1692 году серьезный труд – "Скифскую историю". Именно в этой работе Лызлов А.И. впервые попытался изложить историю будущей России (в те времена она называлась- Московией), ее взаимоотношения с Киевской Русью и Золотой Ордой. "Скифская история" охватывает время с древнейших веков до конца XVI века.

Вот что об этом пишет БСЭ:

"Л (ызлов) использовал большой круг источников и ист (орических) соч (инений) (летописи, хронографы, разрядные книги, варианты "Казанской истории", укр (аинские) ист (орические) труды, польско-литов (ские) хроники, соч (инения) латино-итал (ьянских) и др (угих) авторов) ".

/БСЭ, третье издание, том 15, стр.84./

"Скифская история", как ни странно, не была издана до 1776 года, хотя распространялась в рукописи. Издание книги в очень малых тиражах в 1776 и 1787 годах осуществил знаменитый издатель Н.М.Новиков.

О чем же повествовала "Скифская история"?

Вот главные мысли, которые нам поведал А.И.Лызлов, изучивший древние первоисточники:

1.Монголы, пришедшие в 1237 году в Суздальскую землю, вовсе не монголы, а восточные и южные соседи Московии и Волжской Булгарии – татары, вернее "тартары". Что является абсолютно верным, так как монголы в XIII веке имели всего 700 тысяч населения и вели одновременно войны на трех направлениях: Китай, Иран и Европа. То есть из Монголии пошла династия Чингисидов и по пути завоеваний вовлекла покоренные народы в орбиту своей государственности. Впоследствии и Суздальские княжества (земля Моксель) вошли в состав единого государства и повсеместно привлекались в завоевательные походы Золотой Орды. В дальнейшем мы это подтвердим русскими источниками.

2.Жители Московии – это отдельный обособленный самобытный народ, ничего общего не имеющий с русскими (Киевская Русь), литвой, поляками и т.д.

Послушайте А.И.Лызлова: "Скифия состоит из двух частей: одна европейская, в которой живем мы, то есть: москва (московиты.- В.Б.), россияне (украинцы.- В.Б.), литва, волохи и татары европейские (крымские, ногайские и т.д.- В.Б.) ".

У Н.И.Лызлова ни в одном месте не упоминается о каком-либо славянском родстве московитов и русских (славянский этнос Поднепровья.- В.Б.). Наоборот, очень четко подается мысль о разграничении этносов Московии и Киевской Руси.

Обрати внимание, читатель, эта мысль господствует в серьезной аналитической работе еще в 1692 году, то есть до времени, когда Петр I повелел называть Московию – Российским Государством.

3. У Лызлова не упоминается ни один, так называемый, "летописный свод". Свободно изучив множество архивов, переворочав сотни первоисточников, Лызлов Андрей Иванович, написавший "Скифскую историю", нигде (!!!) не обнаружил ни одного (!!!) из многих тысяч русских "летописных сводов". При этом он в архивах был на сотню лет раньше всяких карамзиных, мусиных-пушкиных и прочих Екатерининских подельников.

Книга "Скифская история", дважды изданная Н.И.Новиковым очень маленьким тиражом, никогда больше ни в царской, ни в большевистской Империи не издавалась. Сам же Н.И.Новиков, успевший издать эту книгу до жестокой екатерининской цензуры, как помним, она последовала 25 июля 1787 года, впоследствии был арестован и надолго посажен в тюрьму.

Для достоверности я должен сказать, что в 1990 году, во время развала советской Империи, в Москве третий раз за 300 лет была издана "Скифская история" ничтожным тиражом в пять тысяч экземпляров. Но это сути нашего исследования не меняет.

До Екатерининского царствования, где-то к 1747 году, была написана еще одна книга: "История Российская с самых древнейших времен". Автором труда стал сподвижник Петра I – Татищев Василий Никитич, живший с 1686 по 1750 годы. Татищев В.Н. был очень образованным человеком своего времени.

Вот что о нем пишет БСЭ, третье издание.

"В 1720-22 и в 1734 -37 (годах) управлял казенными з (аво) дами на Урале, основал (город) Екатеринбург; в 1741-45 (годах) – астраханский губернатор".

/БСЭ, третье издание, том 25, стр.297./

Татищев В.Н., как понимает читатель, имел доступ не только к государственным и церковным архивам, но и к новым архивам Казани, Астрахани и Сибири. То есть, его книга имела ссылки на многие первоисточники. Но что странно, и эта книга не была издана при жизни автора. Даже более того – Татищеву запретили издавать книгу, заявив о его "политическом вольнодумстве и ереси".

Впоследствии рукописи Татищева исчезли.

Вот что по этому поводу писал еще в первой половине XIX века академик Петербургской Академии Наук П.Г.Бутков.

"История" Татищева издана не с подлинника, который потерян, а с весьма неисправного, худого списка...При печатании сего списка исключены в нем суждения автора, признанные вольными, и сделаны многие выпуски".

Интересно, что книгу Татищева редактировал и издал находящийся на русской государственной службе немец Миллер Герард Фридрих.

Очень странным является и тот факт, что впоследствии русский князь и государственный деятель Екатерининских времен Щербатов Михаил Михайлович (1733-1790 годы), также написавший с позволения Екатерины II свою "Историю Российскую от древнейших времен", обвинил В.Н.Татищева в подаче событий из "несуществующих исторических источников". Странное обвинение.

Учитывая знания и возможности В.Н.Татищева, его многолетнюю государственную службу, как-то не верится, чтобы сей государственный муж нуждался в измышлениях и плагиате. По всей вероятности, здесь другая причина.

Все первоисточники, какими пользовался В.Н.Татищев с 1720 по 1745 годы, к 80-ым годам XVIII века были сосредоточены в архивах за семью замками, в тайниках Екатерины II, куда доступ имели только доверенные лица.

Только принимая во внимание такую ситуацию, становится понятной мысль Екатерины II, высказанная в адрес князя М.М.Щербатова:

"Еще призыван для разговора об Истории: удивлялись малому соображению Князя Щербатова".

/ "Памятные записки...", стр.255. /

Вот так запросто, через год после смерти Щербатова, 1 ноября 1791 года Императрица обозвала князя почти что- дураком. Я думаю, читатель догадывается о причине.

Последнее, о чем хочу сообщить читателю в этой главе. Привожу слова работавшего в России с 1761 по 1767 год немца Августа Людвига Шлецера:

"В 1720 г. Татищев был командирован (Петром I.- В.Б.) в Сибирь...Тут он нашел у одного раскольника очень древний список Нестора. Как же он удивился, когда увидел, что он совершенно отличен от прежнего! Он думал, как и я сначала, что существует только один Нестор и одна летопись. Татищев мало-помалу собрал десяток списков, по ним и сообщенным ему другим вариантам составил одиннадцатый...".

/ А.Бушков "Россия, которой не было", стр.47./

Я не стану выдвигать по этому поводу какие-то свои версии, как не считаю нужным поддерживать существующие. Любому человеку понятно – вокруг "Повести временных лет" замешан значительный "примес лжи". Суть проблемы я вижу в ином: не кажется ли очень странным тот факт, что к нам не дошли даже Татищевские "первоисточники"? А ведь все они, как видим, были на руках у А.Л.Шлецера, а значит – и у Екатерины II. Сему не стоит удивляться, такие "странности" сопутствуют Русской истории повсеместно.

А.Л.Шлецер был первым иностранцем, издавшим за пределами Российской Империи, а именно в Германии, свое научное исследование под названием – "Нестор". Мне не удалось познакомиться с произведением А.Л.Шлецера, поэтому вести разговор о нем не имею оснований.

На этом закончим повествование о "создателях" и "сказителях" истории России, и перейдём непосредственно к самой истории, по ходу повествования очищая её от "примеса лжи" целенаправленно внесённой в неё ""Комиссией для составления записок о древней истории, преимущественно России".

Первый в ряду "русских князей" безусловно считается Юрий I (Долгорукий), – "основатель и строитель Москвы", и в то-же время Великий князь Киевский. Главная и основная "скрепа", как сейчас выражаются, между Киевской Русью и Московией. Поэтому необходимо рассмотреть его жизнь и деяния очень пристально. Не упуская из виду его характер и привычки. Почему так? Да потому, что меня всегда удивляло разное отношение Киевских и Суздальских, (а позже – Московских!), князей к своим прямым обязанностям того времени, – ратным делам! – Помните:- "Иду на Вы" говорил Святослав и действительно шёл на врага со своей дружиной, – "Братья и дружино!" – обращался к своему войску перед битвой князь Игорь и дрался вместе со своими братьями. Известный Вещий Олег сам прибил свой щит на врата Цареграда, – тоже как видим не "отсиживался в тылу" и не прятался за спины дружинников. И сравните: – "Ногай сказал слово, и многочисленные полки Моголов устремились на разрушение. Дюдень, брат Хана Тохты, предводительствовал ими, а князья, Андрей и Феодор, указывали ему путь в сердце отечества. Димитрий находился в Переславле, не имея отважности встреть Дюденя ни с оружием, ни с убедительными доказательствами своей невиновности, он бежал через Волок в отдаленный Псков, к верному зятю Довмонту (литовский князь. – В.Б.). Татары шли возвести Андрея на Великое Княжение... Муром, Суздаль, Владимир, Юрьев, Переславль, Углич, Коломна, Москва (Вот она впервые появилась после 1277 года в ряду удельных Владимирских княжеств. – В.Б.),Дмитров, Можайск и еще несколько других... были ими взяты как неприятельские, люди пленены, жены и девицы обруганы. Духовенство, свободное от дани Ханской, не спаслося от всеобщего бедствия; обнажая церкви, Татары выломали... медный пол Собора Владимирского, называемый чудесным в летописях...Даниил Александрович Московский (младший сын Александра Невского. – В.Б.), брат и союзник Андреев, дружелюбно впустил Татар в свой город, не мог защитить его от грабежа. Ужас царствовал повсюду. Одни леса дремучие, коими сия часть России (земля Моксель. – В.Б.) тогда изобиловала, служили убежищем для земледельцев и граждан".

/Н.М. Карамзин "История...", том IV, стр.233-234./

Можно к этому добавить, что Александр Невский согласно летописи лично новгородцам – "одному носа урезаши, другому глаза вынимаши"... А Дмитрий Донской на Куликовом поле спрятался под одеждой простого дружинника, а не возглавлял войско как настоящий князь. И в дальнейшем не показал себя храбрецом: "Прошло около года... Вдруг услышали в Москве, что Татары захватили всех наших купцов в земле Болгарской и взяли у них суда для перевоза войска Ханского через Волгу; что Тохтамыш идет на Россию (простим Н.М. Карамзину возвеличение Московии. – В.Б.)... и Великий Князь (уже оказывается совсем не Монарх! – В.Б.), потеряв бодрость духа (не струсил, а всего лишь "потеряв бодрость духа". – В.Б.), вздумал, что лучше обороняться в крепостях, нежели искать гибели в поле. Он удалился (?) в Кострому с супругою и с детьми, желая собрать там более войска и надеясь, что бояре, оставленные им в столице, могут долго противиться неприятелю".

/Н.М. Карамзин "История...", том V, стр. 45-46./

...И для контраста: – Как ты думаешь, уважаемый читатель, кто в 1382 году возглавил оборону Москвы? Оказывается, "...явился достойный Воевода, юный Князь Литовский именем Остей, внук Ольгердов... Умом своим и великодушием, столь сильно действующим в опасности, он восстановил порядок, успокоил сердца, ободрил слабых..." /Н.М. Карамзин "История...", том V, стр.46./

... И это лишь малая толика действий и поступков Московских князей, которые немыслимы для князей Киевских. И чтобы понять причины этого будем изучать родословную и характер князей Суздальских, Владимирских и Московских самым тщательным образом...

Юрий I (Долгорукий)

годы правления: Князь Ростовский и Суздальский (1096 – 1149);. Князь Переяславский (1135); Великий Князь Киевский (1149 – 1151, 1155 – 1157), – шестой сын Владимира II Мономаха и второй супруги Ефимии, – год рождения никак не 1090 год, а скорее 1095-1097 либо 1102 год. Он не упоминается среди участников похода на половцев 1107 г., но в знаменитом походе 1111 г. он, согласно В.Н.Татищеву, принимал участие. В январе 1108 г., заключив с половцами мир, отец женил Юрия на дочери половецкого хана Аепы.

Год рождения его сына Андрея Боголюбского тоже не определено точно, – скорее в 1138 году. Как видим "строитель Москвы" и его сын -"создатель Московии" с самого рождения окутаны тайной... Мать Андрея Боголюбского была мерянка, а это значит родился он от мерянки и в мерянской среде, ибо в то время его отец Юрий Долгорукий уже в Ростове. "в 1125 году видим Юрия в Киеве на похоронах Мономаха... Он остаётся на постоянное жительство в Городке, недалеко от Киева... в 1137 году Юрий едет в Ростов" (Корсаков Д.А. Меря и Ростовское княжество. – Казань: Университетская типография, 1872 с.72.) Даже "общерусские летописные своды" свидетельствуют, что Андрей Боголюбский со дня своего рождения и до середины ХII столетия никогда "не оставлял своего таёжного закоулка". Это был по определению "первый великоросс" -"князь-залешанин".

Юрий был прозван Долгоруким из-за горба и непропорционально длинных рук. Травму хребта получил в детстве упав с лошади по одной версии, – по другой травмировался во время тренировки... Возможно это одно событие разделено на две версии. Мало того, что он был одним из последних, на получение в будущем "городского стола" на княжение, – проблемы усугубило отношение старших братьев и сверстников к увечному князевичу. В то время ценилась сила, ловкость, и умение обращаться с лошадью и оружием, а толерантность была не в чести. В результате постоянного третирования Юрий вырос злобным и мстительным человеком, который, как правило не мог физически одолеть обидчика, но зато запоминал обиды и мстил исподтишка. "Среди князей самым податливым к ошибкам пред приходом татар, я думаю, был несомненно Георгий (Юрий Долгорукий), сын Владимира II: не получив Волынь и Галичину в удел, он не давал ни минуты покоя всем другим удельным князьям, своим совремённикам, – он науськивал их одного против другого, помогая одним расправиться с другими... Его отправили (просто выгнали!) на реку Клязьму... он построил там несколько городов, которым дал названия тех городов, которых не дали ему на Волыни, и между прочих он назвал Владимиром тот город, в котором он расположился, потому что Владимир был столицей Волыни... Стоит добавить, что есть две версии о Георгии (Юрии Долгоруком), – одна на его пользу, -другая – против него; я думаю, что первая это версия Киевских летописцев, другая – версия летописцев, которые писали за потомков Георгия (Юрия Долгорукого), которые разместились сначала вокруг Москвы, а потом и в самой Москве" (Екатерина II. Размышления о проекте истории России XVIII в. Изданы А.Ф. Бычковым: [письма и бумаги Императрицы Екатерины II ]. – СПб., 1873 г. с.131-132.)

Итак, Юрий Долгорукий – один из младших сыновей Мономаха – остался, по воле судьбы, без княжеского стола и согласно существовавших в те времена законам вынужден был идти в услужение к старшим братьям и дядям или, сколотив дружину на доставшиеся по наследству средства, двигаться на поиски и завоевание собственного "стола". А так как Рюриковичи на юг хаживали весьма значительными силами, зная удаль южных соседей, пришлось Юрию Долгорукому направиться в безопасное по тем временам чудское захолустье (от слова "чудь" – объединенное название всех финских племен, проживавших далеко за Черниговской землей на северо-востоке).

В те времена чудское захолустье не входило ни в Черниговское, ни в Переяславское княжества. Земли Чуди к тому времени были обособленны. Иначе, как и все остальные, были бы поделены между наследниками Мономаха. И дабы читатель не подумал, что автор вносит какую-либо отсебятину, привожу слова профессора Московского университета В.О.Ключевского:

"Юрий Долгорукий, один из младших сыновей Мономаха, был первый в непрерывном ряду князей Ростовской области, которая при нем и обособилась в отдельное княжество: до того времени это чудское захолустье служило прибавкой к южному княжеству Переяславскому".

/В.О.Ключевский "О русской истории", стр. 107-108./

Отыскав на карте Переяслав, расположенный ниже Киева, мы поймем, что изречение – "служило прибавкой к южному княжеству Переяславскому" – является грубой натяжкой или, проще говоря, измышлением, ибо "прибавка" лежала за тысячу километров в непроходимых топях и дебрях, да к тому еще и за Черниговскими владениями. Так заумно сочинялась великорусская история.

Да, мы знаем, что отдельные Киевские князья изредка хаживали в северо-восточные завоевательные походы. Некоторые из них, как Святослав, даже Волжскую Булгарию воевали. Но это никак не дает права утверждать, что Ростово-Суздальская земля являлась собственностью то ли Рюриковичей, то ли Киевского княжества Великого.

Сия "своеобразная мысль" брошена попутно, между строк. Для великоросса такие деяния естественны, они не требуют у него доказательств.

Подтверждение этому находим в книге"Письма и бумаги Императрицы Екатерины II", изданная А.Ф.Бычковым в 1873 году. И вот что интересно, – вся книга написана на русском языке, и только статья "Размышления о проекте истории России ХVIII века" полностью приведена на французском языке. Нет ни одной сноски перевода на русском языке?!.

В этой статье, лично написанной Екатериной II, на которую необходимо обратить внимание, Императрица пишет собственноручно: "Ему (Юрию Долгорукому. – В.Б.) был выделен удел, или вернее его отправили на речку Клязьму, за Москвой (рекой. – В.Б.); он построил там несколько городов, которым он дал названия тех городов, в которых ему отказали на Волыни, среди прочих он назвал Владимиром тот город, в котором он обосновался..." И далее, там же: "...вторая – версия писателей, которые писали при потомках Георгия (Юрия Долгорукого. – В.Б.), водворившихся сначала в окрестностях Москвы, а потом и в самой Москве" (стр. 131-132).

Обратите внимание: ни Юрий Долгорукий, ни первые его потомки не строили город Москву, а строили города, называя из именами, заимствованными с Киевской Руси. На иное у них просто не хватало фантазии. И отчего-то не жили в Москве, постоянно скитаясь лесами вокруг нее. Лишь со временем они "водворяются... и в самой Москве". Так Екатерина II подтвердила, что на время кончины Юрия Долгорукого, это – 1157 год, Москвы еще не существовало. Лишь потомки Долгорукого "водворились в Москве".

Вот таков "примес лжи" об основании Москвы в 1147 году.

Почитаем, кто ушел с Юрием Долгоруким в землю "Залешанскую":

"...во второй половине XII в. таких князей действовало несколько десятков, если не целая сотня (гляди, как расплодились!- В.Б.). Дружина по-прежнему имела смешанный племенной состав. В X – XI вв., как мы знаем, в ней преобладали еще пришлые варяги. В XII в. (когда Юрий Долгорукий ушел в Суздальскую землю.- В.Б.) в ее состав входят и другие сторонние элементы: рядом с туземцами и обрусевшими потомками варягов видим в ней людей из инородцев восточных и западных, которые окружали (Киевскую.- В.Б.) Русь, торков, берендеев, половцев, хозар, даже евреев, угров, ляхов, литву и чудь".

/ В.О.Ключевский "О русской истории", стр.73./

"Самъ князь долгое время здъсъ былъ въ нъкоторомъ родъ кочевникомъ. Дружина же его могла или слъдовать за нимъ, или оставить его. Князъ могъ отослать отъ себя своихъ сподвижниковъ и они могли его оставить. Никакихъ обязательствъ на этотъ счетъ не было".

/К.Валишевский "Иван Грозный", стр.19./

Такие взаимоотношения между князем и дружиною существовали в X – XIII веках. Да и позже! Сама же дружина выглядит, зачастую, как банда наемников. Куда уж денешься, - приходится и с этим согласиться. Профессор-великоросс не стал бы возводить поклеп на свое племя.

Обратимся еще к одному подтверждению нашей мысли: о ничтожно малой доле славянского начала в великорусском человеке. Вот еще о чем пишет В.О.Ключевский.

"Глубокая юридическая и нравственная пропасть лежала между древнерусским барином и его холопом: последний был для первого по закону не лицом, а просто вещью. Следуя исконному туземному обычаю, а может быть, и греко-римскому праву, не вменявшему в преступление смерти раба от побой господина, русское законодательство еще в XIV в. провозглашало, что если господин "огрешится", неудачным ударом убьет своего холопа или холопку, за это его не подвергать суду и ответственности".

/ В.О.Ключевский "Исторические портреты", стр.82./

А теперь зададимся вопросом: отчего такая жестокость к единоверцу и к единоплеменнику?

Ведь речь идет о ХII – ХIV вв., т.е. о начале сколачивания всего лишь Суздальского, а позже Московского княжества.

Знать, в чем-то скрывается недомолвка. Люди- славяне, вместе сбежавшие из Поднепровья в глубину северных лесов, в страшные дебри, делившие невзгоды и кусок черствого хлеба в дороге, не могли относиться так друг к другу, будучи к тому же христианами. Да и знаем мы из старинных летописей, что в Киевской Руси таковых отношений не существовало и в помине. Так в чем же дело?

Почему переместившись из Киева в Суздаль, православный барин (боярин) так повел себя?!

Ларчик открывается просто. В Суздальскую землю из Киевского княжества и других славянских княжеств бежали, преимущественно, князья-неудачники, да их приближенные-дружинники, священники и всякая публика, не находившая себе место на обжитой земле. А их подданными становились, отнюдь, не пришедшие с ними славяне, а местные, жившие в тех местах, финские племена, которых мечом и крестом, плетью и лестью вовлекали в великорусскую нацию. При таком раскладе все станет на свое место: князь и боярин (дружинник), будучи "норманских кровей", не мог считать равным себе покоренного человека из племени мокша, мурома, меря, весь, мещера, пермь, печора и т. д., хотя тот и принял христианство.

Отсюда извечная жестокость и презрение русского барина и аристократа к крестьянину (то есть, христианину!) Вот почему Русская Православная церковь всегда служила (и сегодня служит!) князю, царю, государству, а не народу.

Гены, заложенные в ХII-ХVI веках, несут инстинкт и поныне.

Придя в Чудское захолустье, найдя "стол", то есть кормежку, Юрий на время осел в тех землях, нашел жену среди местного племени, родил сына.

Надо обладать величайшей фантазией, дабы предположить, что в ту глушь, кроме князя – неудачника и его дружины, "потек" славянский народ. Даже дружина князя была очень малочисленной. В глухих, заболоченных, таежных по тем временам, землях, чудским племенам мокша, меря, весь, мурома, мещера составляло огромных трудов прокормить ораву бездельников.

Даже само прошлое княжеского рода Рюриковичей отрицает факты "переточного" развития событий. Вспомним: ни при Олеге, ни при Игоре, ни при Ярославе, ни при Мономахе, приходя в Киев, Чернигов, Переяслав, Вышгород или, уходя из них, когда народ изгонял князя, поселяне "не перетекали" из места на место вместе с князем. Князья всего лишь приглашались обособленными славянскими племенами править и защищать их, живущих на своей исторической родине. Князья были пришлыми, часто отражали интересы племен и городов, но никогда не составляли самой сути народа. Имеем еще одну из великих, лживых посылок Российской истории. Нельзя подменять историю развития славянских племен Киевской Руси историей размножения и движения династии Рюриковичей.

После смерти своего старшего брата киевского князя Мстислава I Великого в 1132 году захватил Переяслав, потом обменял его на часть северных земель у своего брата Ярополка II, князя киевского. Присоединение Переяславщины к владениям Юрия Долгорукого спровоцировало его борьбу с братьями, которая завершилась в 1135 году поражением Юрия, в следствие чего он был вынужден покинуть южные земли и возвратиться в Суздаль. В году 1149, пользуясь междоусобицей среди киевских князей Юрий Долгорукий пошёл в поход на юг и вместе с половцами, около Переяслава на Днепре разгромил войско киевского князя Изяслава II, и овладел Киевом. Однако уже в 1150 году был вынужден его оставить, однако вскоре вновь оказывается в Киеве. После поражения в битве на реке Руте в 1151 году от Изяслава II, Юрий Долгорукий возвращается в Суздаль. Третий раз он захватил Киев в 1155 году, где оставался до конца своих дней. 15 мая 1157 года во время пира у киевского боярина Петрила его отравили. Было ему тогда минимум 55 лет, – возраст весьма почтённый в те времена. Так что, легенда о том, что он в 1156 году, укрепил Москву рвом и деревянными стенами, является откровенным вымыслом, – что признают даже московские историки: " (так как в это время князь находился в Киеве, по-видимому, непосредственное наблюдение за работами вёл его сын Андрей Боголюбский, вернувшийся из Вышгорода в 1155 году."

Вернемся все же к Ипатьевскому летописному своду.

Вот как передал нам Н.М.Карамзин слова Юрия Долгорукого, сказанные якобы в 1147 году. "Приди ко мне, брате, в Москову".

Это обращение князя, не поимевшего надела в Киевской Руси, к Новгород-Сиверскому князю Святославу Ольговичу. И по велению Н.М.Карамзина Новгород-Сиверский князь двинулся ради "рюмашки" в "тридесятое царство" за тысячу километров по непроходимым лесам и топям, дабы "засвидетельствовать" появление "Московы". Читателю не стоит забывать, что в те далекие времена такие "путешествия" очень дорого обходились и были сопряжены с немалыми жертвами.

Последующие русские историки сами понимали величайшую нелепость утверждения об основании Москвы в 1147 году, как будто по заданию.

Потому уже в последующем своде пишется:

"В 1156 г., по летописи, князь Юрий Долгорукий "заложи град Москву" пониже устья Неглинной..."

/В.О.Ключевский "О русской Истории", стр.132./

Суть нового вымысла состоит в том, что в 1156 году Юрий Долгорукий, задолго до этого вернувшись в Киевскую Русь, был Великим Киевским князем и сидел в Киеве до своей смерти, последовавшей в 1157 году.

Зачем ему понадобилось за тысячу километров от Киева за год до смерти "закладывать Москву", остается величайшей загадкой.

Такую Историю Российской Империи с величайшим "примесом лжи" оставила после своих "упражнений" Екатерина II и ее "Комиссия".

Согласно легенде, записанной в XVII в., прежде Юрия Москвой владел боярин Степан Иванович Кучка (или Кучко). Юрий Долгорукий велел казнить его за какую-то дерзость, Москву забрал себе, сыновей Кучки отправил в столицу княжества, а на дочери женил своего сына Андрея (будущего князя Андрея Боголюбского).

В.Н.Татищев, ссылаясь на никому больше не известную Раскольничью летопись, утверждал, что жена Кучки была любовницей Юрия; Кучко забрал жену в свое село и хотел уйти в Киев, но Юрий, вернувшись из похода на Торжок, настиг их в Москве и убил боярина. Далее Татищев утверждал, что Юрий тут же заложил город и позвал Святослава в Москву на свадьбу Андрея и Кучковны. Этот рассказ И.Е.Забелин оценил как "чистейший вымысел".

После его смерти восставшие киевляне ликвидировали его власть, – "суздальцев, – бояр и дружину побивали в городах и посадах". А двор был разграблен народом... Во времена Юрия Долгорукого впервые остро проявилось соперничество двух народов, – между Киевом и Суздалью началась борьба, которая приобрела острые формы при его сыне Андрее Боголюбском.

А сейчас – немного хронологии...

В X – XI вв. Ростово-Суздальская земля была далекой окраиной Киевской Руси. Киевские князья изредка посылали туда княжить своих младших сыновей, но большую часть времени эта земля оставалась без князя. Согласно А.Н.Насонову, в X в. главный путь из Ростова на "Русь" шел через Новгород, и дань с Ростовской земли доставлялась в Киев через Новгород. Путь с верхней Волги на Смоленск стал более или менее обычным лишь к концу XI в., а "прямоезжая" дорога "сквозь вятиче" стала более или менее проторенной только в середине XII в.

988 год, – в этот год, согласно "общероссийскому летописному своду", в Ростов и Муром ушли на князья Борис и Глеб. Профессор О.О. Шахматов доказал, что это фальшивка. Согласно записей Нестора-летописца Борис получил от отца Владимира Великого престол у Владимире-Волынском, а Глеб остался при отце как малолетний.

1024 год. В Ростовской земле голод. Как свидетельствует Российский Энциклопедический Словарь, (1891, т.IV-А, с.898), - князя в той земле не было. Соседняя Булгарская держава спасала мерян от голода. Аналогичные сведения есть и в татарских (булгарских) источниках.

1071 год. На Ростово-Суздальской земле побывал с небольшой дружиной новгородец Ян Вишатич. Видимо собирал дань для Новгорода. Княжеской власти в этих землях не было. Христианской религии среди финских племён не обнаружено. Священника, который был среди дружинников, меряне-язычники убили. Население относилось к пришельцам враждебно.

1073 год. Согласно сборника "Жития святых Ростовской области", меряне, (чудь заблудшая), – убили епископа Лентия. Ни князя, ни княжеской власти в Ростово-Суздальской земле не было. Христианскую религию местное население не принимало.

1096 год. Московские историки утверждают, что именно в этом году в своём уделе побывал и "покняжил" Юрий Долгорукий. Это явное враньё, ибо ему в то время было бы максимум пять лет, а скорее всего он ещё не родился... Других князей в 1096 году у межиречье Оки и Волги (в Мерянськой земле) не было, – как и княжеской власти.

1107 год. "У 1107 году у Ростовской обдасти не было князя..." "Под 1107 (6615) годом в Ростовской летописи... читаем: "прийдоша Болгары... на Суждаль и обступиша град, и много зла сотвориша, воюющее села и погосты... Сущии же люди в городе не могущее противу их стояти, не сущу князю у них..." (Корсаков Д.А. Меря и Ростовское княжество. – Казань: Университетская типография, 1872 с.72.) Наступило XII столетие, а князей в Ростово-Суздальской земле "не сущу"...

1090-1120 года. На протяжении этих тридцати лет в Ростово-Суздальской земле не было епископа. Мерянин "святой Авраамий проводит свои дни в апостольских подвигах". Именно Авраамий Ростовский из-за отсутствия княжеской власти и епископа, сохранял тридцать лет в финской среде искру христианской религии, учил молодых мерянских отроков азов христианства. Это продолжалось до 1137 года, пока не прибыл князь Юрий Долгорукий.

1125-1137 года. Как пишет профессор Д.А.Корсаков,: "в 1125 году видим Юрия в Киеве на похоронах Мономаха... Он остаётся на постоянное жительство в Городке, недалеко от Киева... в 1137 году Юрий едет в Ростов" (Корсаков Д.А. Меря и Ростовское княжество. – Казань: Университетская типография, 1872 с.72.)

То есть с 1125 года до 1137 года в Ростовско-Суздальской земле княжеской власти не существовало, потому, что согласно так называемых "летописных сводов" эти земли принадлежали Юрию Долгорукому, но он в это время безвылазно сидел под Киевом.

Если поискать в исторических материалах империи, можно найти ещё не одно свидетельство, что подтверждает факт отсутствия в Мерянской земле князя и княжеской власти в период с 988 до 1137 года. Однако и приведённых фактов достаточно.Ложь "Комиссии" и её последователей была внедрена для того, чтобы слить воедино Великое Киевское княжество с так называемой Ростовско-Суздальской землёй и её этносом, чтобы дать "великороссам" право посягать на Киевскую историю. Однако страна Москель, в отличие от словян, развивалась и жила в IX-XII столетиях по другим законам и шла в своём развитии отдельным путём.

И данных археологии...

Археолог Алексей Сергеевич Уваров своими раскопками Ростово-Суздальской земли на протяжении 1851-1854 годов полностью опровергает притязание московской историографии к славянсктим корням московитов. Раскопав 7729 могильников (курганов), он не обнаружил ни одного словянского. Его исследования засвидетельствовали проживание в колыбели Московии на протяжении столетий (VIII -XVI веков) одного лишь племени – меря.

Тот, кого интересуют исследования графа О.С. Уварова, имеет возможность обратиться к труду учёного "Меряне и их быт по курганным раскопкам" изданной 1872 году в Москве Синодальной типографией.

И ещё одно удивительное явление засвидетельствовал археолог А.С. Уваров: раскопав в Ростово-Суздальской земле 7729 курганных захоронений, он не обнаружил ни одной киевской монеты. Хотя в курганах были найдены сотни монет европейских и азиатских, среди низ – более 300 тех, что принадлежали к VIII -XVI векам...

Однако, на мой взгляд, наиболее полно и последовательно разбили московские мифы о "словянском происхождении русских" работы русского антрополога профессора А.П. Богданова. Изучив не одну сотню курганных захоронений в 70-тые годы XIX столетия профессор А.П. Богданович сделал следующие выводы: "Таким образом, Ярославская, Владимирская, Московская, Тверская, Вологодская, Рязанская, Нижнегородская губернии, – это местности с мерянском (финским) население... Поэтому и краниология подтверждает добытое археологическим и лингвистическим путём. Разница лишь в том, что краинилогический тип, присущий... мерянскому населению (долехоцефалия...) простирается на север и северо-запад значительно далее, – к Черниговской и Киевской губернии, а на северо-запад и запад ведёт к Минску, Новгороду и Оленецкой губернии."

Как видим, этим бесспорно доказано, что ещё в XIII веке за Киевскими и Черниговскими землями проживали лишь финские племена. Из которых потом и возникли великороссы.

То есть ещё в XIII столетии за Киевской и Черниговской землями только финские племена...

Так опровергается байка о славянской Московии с VIII по XVI век...

Комментарии









© 2007 - 2012, Народная правда
© 2007, УРА-Интернет – дизайн и программирование

Перепечатка материалов разрешена только со ссылкой на "Народную правду" и указанием автора. Использование фотоматериалов раздела "Фото" — только по согласованию с автором.
"Народная правда" не несет ответственности за содержание материалов, опубликованых авторами.

Техническая поддержка: techsupport@pravda.com.ua