Поиск по сайту:
Найти



Народные блоги

Добавить ленту статей сайта в свой iGoogle
Последние публикации

Новые данные о количестве и личном составе польских военнопленных в СССР за период с сентябрь 1939 г. по август 1941 г. ч.5


4
Рейтинг
4


Голосов "за"
4

Голосов "против"
0

Документы по катынским расстрелам" сфальсифицированы! Так ли это??

Новые данные о количестве и личном составе польских военнопленных в СССР за период с сентябрь 1939 г. по август 1941 г. ч.5
ч.5

Документы по катынским расстрелам" сфальсифицированы! Так ли это??

В предыдущей части, я полностью привел три основные документа (письмо Л. Берии, решение Политбюро ЦК ВКП (б) и текст Приказа по НКВД СССР) на основании которых, в СССР вначале правления там М. Горбачева, а затем и в РФ, начиная от Ельцина и до "тандема Путин-Медведев", было официально признано, что расстрелы польских военнопленных совершили в марте-апреле 1940 г. сотрудники НКВД СССР на основании внесудебного решения Пленума ВКП (Б) от 5 марта 1940 г.

Но, не все в Российской Федерации согласились с признанием ответственности СССР за совершенное преступление.

И в российской прессе стали появляется статьи ряда партийных (в основном коммунистических) функционеров и как говорится "примкнувших к ним" ряда российских публицистов, о фальсификации в СССР катынских документов.

И на день сегодняшний в РФ появился целый массив печатных публикаций в СМИ и отдельных книг авторов, которых можно смело назвать "катынским ревизионистами".

Сторонники официальной точки зрения в своих публикациях опровергают "ревизионистов", но последние не сдаются и выдвигают все новые и новые аргументы и доводы.

И часто эти доводы насколько мизерны для неподготовленного к восприятию этой информации читателя, что становится непонятным сам суть столь принципиального спора!

И для подтверждение вышесказанного, а также чтобы ввести неподготовленного читателя в суть обсуждаемых вопросов я ниже, полностью привести тут две небольшие статьи:

Первая из них "О "загадке" записки Берии, или ответ Александру Сабову, Сергею Стрыгину и Владиславу Шведу." т.е. ответ Алексея Памятных, российским" ревизионистам" Катынского дела.

Часть 1. Александру Сабову – ликбез или просто для информации

"18 сентября "Российская газета" поместила удивительный комментарий своего публициста Александра Сабова к сообщению о визите президента Польши в Катынь.

В этом комментарии подвергается сомнению нынешняя официальная версия об ответственности НКВД и высшего советского руководства за расстрел польских офицеров весной 1940 года. Александр Сабов пишет: "Официальная версия основана на одном-единственном документе – предложении наркомвнудел ликвидировать поляков, собранных в лагере под Катынью.

Но это не оригинал, а ксерокопия. На документе явно имелась резолюция, но она почему-то отсутствует – его левый уголок словно скошен.

Этот нелепый комментарий вызвал моментальную реакцию в Польше – в главных новостях на ТВ и радио выступили историки, опровергшие высказывание Сабова об "одном-единственном документе", да к тому же имеющемся лишь в форме подозрительной ксерокопии.

В одном из отзывов на следующий день журналист Марчин Войчеховский написал:"Надеюсь, что [комментарий Сабова] обусловлен просто недостатком знаний автора, а не является признаком злой воли редакции или отражением российской политики в отношении Польши."

24 сентября самая массовая польская "Газета Выборча" (ежедневный тираж свыше 700 тысяч экземпляров) в своем иллюстрированном приложении "Большой Формат" поместила цветные репродукции оригинала записки Берии, подготовленной в начале марта 1940 года и адресованной Сталину – с предложением расстрелять польских офицеров, содержавшихся в лагерях для военнопленных, а также узников тюрем Западной Украины и Западной Белоруссии.

Репродукции предоставил редакции я, назвав и точные архивные координаты оригинала в Российском государственном архиве социально-политической истории на улице Большая Дмитровка, дом 15 (г. Москва).

Несколько лет назад мне подарил их Сергей Стрыгин, самый активный и грамотный сторонник сталинской (бурденковской) версии об ответственности немцев за Катынь. (Ниже я для краткости называю сторонников сталинской (бурденковской) версии мухинцами – от публициста Ю.И.Мухина, хорошо известного своими анекдотическими построениями на самые разные темы – американцы на Луне, двойники Ельцина, Катынь и т.д.)









Вот эти репродукции, они понадобятся далее:

РГАСПИ, фонд 17, опись 166, дело 621, листы 130-133.

Ранее эти материалы находились в Архиве Президента РФ, именно на этот архив ссылаются публикаторы копии записки Берии в разных русских и польских изданиях.

Репродукции оригиналов до сих пор (до упомянутой польской публикации) нигде в мире в бумажном виде не публиковались.

По-моему, комментарии излишни – тема подозрительной ксерокопии (да и вообще тема копии) закрывается начисто.

Добавлю еще, что фактически те же репродукции (с немного иным оформлением краев страниц) уже давно находятся на общедоступном сайте Стрыгина в интернете – сайте, посвященном отстаиванию сталинской версии. (Слова организаторов сайта о стремлении "выяснить истинные обстоятельства Катынского дела", как и само название сайта – "Правда о Катыни.

Независимое расследование" – являются попросту дымовой завесой, достаточно полностью прочесть вводное "Обращение к читателям". Но для обсуждаемого вопроса все это несущественно, так что прошу возможных читателей-мухинцев не очень возмущаться приведенной моей оценкой и не ставить ее во главу угла – дело-то совсем в ином. Дело в конретностях.)

Для желающих – ссылка на стрыгинский сайт (я к нему еще вернусь): http://katyn.ru

И еще добавлю, что хорошо читаемые репродукции всех 70 страниц заверенных копий катынских документов, переданных в октябре 1992 года президенту Польши Л.Валенсе по поручению президента РФ Б.Н.Ельцина, размещены на нашем сайте (копия записки Берии – среди этих документов).

Часть 2. Сергею Стрыгину и Владиславу Шведу – ликбез и кое-что новое.

Сергей Стрыгин и Владислав Швед посвятили записке Берии отдельную главу своей статьи в журнале "Наш современник" (номера 2 и 4 за 2007 г., адреса их сетевых версий: http://nash-sovremennik.ru/p.php?y=2007&n=2&id=4, http://nash-sovremennik.ru/p.php?y=2007&n=4&id=11).

В этой главе авторы приводят, в частности, следующие конкретные данные (нумерация моя, пропущенное при цитировании помечаю многоточием – кроме того, подчеркну, что в данном сообщении я разбираю не все конкретные данные из главы "Загадка записки Берии", а лишь некоторые, но, по-моему, достаточные для того, чтобы продемонстрировать недобросовестность авторов):

I) "Записка Берии N794/Б от "_" марта 1940 г. с предложением расстрелять 25 700 военнопленных и арестованных поляков является одним из ключевых катынских документов. [...] по неизвестным причинам на записке в качестве исходящей даты был указан лишь март 1940 г. без конкретного дня.

[...] Датировка записки Берии "не позднее 3 марта 1940 г." была осуществлена российским историком Натальей Лебедевой, исходя из содержащихся в тексте письма статистических данных о численности военнопленных поляков в спецлагерях НКВД. [...] В настоящее время авторами доказано, что "записку Берии N794/Б" следует датировать 29 февраля 1940 г.

Основанием для этого послужили предыдущая и последующая за письмом "N794/Б" корреспонденции, отправленные из секретариата НКВД в феврале 1940 г. В 2004 г. в Российском Государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ) в рабочих материалах Политбюро ЦК ВКП (б) было выявлено письмо Л. П. Берии с исходящим номером "N793/б" от 29 февраля 1940 г. (РГАСПИ, ф. 17, оп. 166, д. 621, лл. 86 – 90).

Два последующих письма – "N795/б" и "N796/б" были зарегистрированы в секретариате Наркома внутренних дел СССР также 29 февраля 1940 г. Об этом сообщается в ответе N10/А-1804 от 31.12.2005 г. за подписью начальника Управления регистрации и архивных фондов ФСБ РФ генерал-майора В. С. Христофорова на запрос депутата Государственной Думы Андрея Савельева.

Естественно, письмо с исходящим номером 794/Б могло быть подписано и зарегистрировано в секретариате НКВД СССР только 29 февраля 1940 г. Однако в нем фигурируют уточненные статистические данные о численности военнопленных офицеров в спецлагерях УПВ (Управления по делам военнопленных) НКВД, которые поступили в Москву – внимание! – в ночь со 2 на 3 марта и были оформлены начальником УПВ НКВД П. К. Сопруненко в виде "Контрольной справки" только 3 марта 1940 г. (Катынь. Пленники, с. 430). Попасть в текст документа, зарегистрированного 29 февраля 1940 г., эти данные не могли.

Возникшее противоречие пытаются объяснить следующим образом. Якобы для письма N794/Б в регистрационном журнале зарезервировали февральский исходящий номер. Само письмо исполнили 1 или 2 марта, поэтому на первой странице в графе для месяца машинистка впечатала "март". Но письмо в ЦК ВКП (б) не отправляли, так как якобы Берия решил дождаться более свежих данных. Получив их 3 марта, Берия дал команду перепечатать только 2-й и 3-й листы записки, заменил их и 5 марта лично внес записку на Политбюро."

II) "[...] О том, что страницы "записки Берии N794/Б" печатались в разное время, свидетельствуют результаты их визуального сравнения. Коснемся лишь одного обстоятельства. На первой и четвертой странице записки отступ текста от левого края листа составляет 56 мм, а на второй и третьей – 66 мм. Отступ устанавливается специальным механическим фиксатором и во время печатания одного документа не меняется. Люфтом между краями листа бумаги и ограничителем может быть обусловлена погрешность максимум в 2 – 3 мм.

Но 10 мм разницы в отступе – это уже не погрешность, а признак печатания страниц после изменения положения механических фиксаторов. Это позволяет утверждать, что вторая и третья страницы печатались в другое время, нежели первая и четвертая.

[...] Нет сомнений, что Сталин прочитал записку Берии. Об этом свидетельствует его роспись на первом листе и исправление на четвертом листе записки, где "вписано от руки над строкой синим карандашом, очевидно, Сталиным – "Кобулов" (Катынь. Пленники, с. 390). Возникает вопрос, мог ли Сталин не придать значения несоответствиям в цифрах на втором и третьем листе записки, или же он в марте 1940 г. читал эти два листа, но с другим содержанием?

Весьма вероятно, что два средних листа "записки Берии N794/Б" с целью искажения истинного содержания всей записки были позже заменены."

III) "[...] Необходимо также отметить, что письма за подписью Берии, исходящие из секретариата НКВД, в феврале и марте 1940 г. отмечались литерой "б", а не литерой "Б", как в письме N794."

Мой комментарий к этим трем пунктам таков:

I) Датировка записки Берии. Согласен с тем, что записка Берии была зарегистрирована 29 февраля 1940 года. Регистрируя ее, Берия или начальник секретариата НКВД С. С. Мамулов знали, что к предстоящему заседанию Политбюро ЦК ВКП (б) она будет дополнена свежими данными, а потому в последний день февраля на ней, на первой странице, было указано "... марта".

В своей окончательной редакции записка могла быть подготовлена даже 5 марта, в день заседания Политбюро и принятия решения о расстреле поляков. Что до возникающего при этом нарушения хронологического порядка в нумерации зарегистрированных документов, такое в ведомстве Берии встречалось очень часто – многочисленные примеры приведены Сергеем Романовым в заметке на нашем сайте (там же приводится пример, когда некая записка датирована даже днем позже (!) даты принятого по этой записке решения).

II) Отступы текста на страницах записки Берии и "замена двух средних листов". Тут я просто суммирую содержание своих реплик на форуме стрыгинского сайта, сделанных в середине августа этого года. К сожалению, совсем уж кратким этот пункт не получается. А вот ссылка на все мои реплики (там приведены, конечно, и их даты – вдруг это кому-то важно):

http://katyn.ru/forums/viewtopic.php?id=410

Я оценил отступы текста от левого края страниц (а также от следов от скрепок и т.п.) несколькими способами.

1) По моим польским ксерокопиям (это копии копий, переданных в 1992 году полякам):

2) стр.1: отступ от левого края составляет 58 мм,

3) стр.2: 65 мм,

4) стр.3: 61 мм,

5) стр.4: 60 мм.

Тут трудно судить о каких-то совпадениях или различиях, при повторном ксерокопировании могли возникнуть самые разные сдвиги.

6) В масштабе имеющихся у меня цветных репродукций от Стрыгина (репродукции вывешены выше):

7) стр.1: отступ от левого края составляет 38 мм,

8) стр.2: 44 мм,

9) стр.3: 44 мм

10) стр.4: 41 мм.

Важно, что отступ на страницах 1 и 4 – тоже разный, а не одинаковый, как пишут Швед и Стрыгин.

Авторы подгоняют цифры под свою теорию фальсификации страниц 2 и 3 в позднее время. Реальный же вывод иной – страница 4 тоже могла быть допечатана позже, после регистрации письма и подготовки его начальной версии, но, разумеется, перед заседанием ПБ (поскольку на странице 4 есть подпись Берии и пометка Сталина), а вовсе не в позднее хрущевско-горбачевское время, как того хотелось бы Шведу и Стрыгину.

3) Еще одно сопоставление по польским ксерокопиям – совмещая следы от одной из сшивок в левом верхнем углу и предполагая при этом, что сшитые страницы были совмещены хорошо, хотя и там возможны сдвиги, конечно.

Результат такой (страницу 1 беру за основу):

стр.1: отступ текста от следов сшивки составляет 58-59 мм,

стр.2: 67 мм,

стр.3: 64-65 мм,

стр.4: 63-64 мм.

Снова заметно отличается только страница 1, как и в других моих сопоставлениях.

Подчеркну, что сравнение по следам от сшивок вносит дополнительную неточность – явно предполагается, что при сшивке страницы совмещены идеально, а это вовсе не обязательно.

4) Оценка отступа текста от правого края страницы на уровне строчки (или максимально близко к ней), начинающейся словами "на тройку..." на странице номер 4. Результаты таковы (в масштабе имеющихся у меня цветных копий) – привожу расстояния от правого края страниц до левого края текста:

Страница 1 (строчка "западных..."): 102.5 мм

Страница 2 (строчка "14.736..."): 97 мм

Страница 3 (строчка "СССР..."): 96.5 мм

Страница 4 (строчка "на тройку..."): 99 мм

Снова, как и в предыдущих оценках – существенно выделяется только страница 1.

Конечно, наиболее точные оценки отступов – по расстояниям от левого края страницы до левого края текста (бумага закладывается в машинку выравниванием по левому краю), на худой конец – от правого края страницы до левого края текста (в этом случае явно предполагается, что ширина всех листов бумаги одинакова).

Различие отступов на страницах 1 и 4 я считаю принципиальным, оно фактически разрушает гипотезу Стрыгина и Шведа о подмене только страниц 2 и 3 записки в существенно послебериевское (например, в хрущевское) время, поскольку допечатывалась (перепечатывалась), судя по всему, и страница 4 с подписью Берии – непосредственно перед заседанием ПБ 5 марта 1940 года.

Итак, страницы 2, 3, 4 перепечатывались-допечатывались непосредственно к заседанию ПБ 5 марта 1940 года (не обязательно все три страницы сразу). И все получается логичным – и различия в отступах, и дата регистрации 29 февраля 1940 года (страница 1 именно с надписью "...марта", а не "29 февраля", поскольку Берия, регистрируя записку, знал, что материал записки будет пополнен или обновлен), и содержание записки с включенными данными от 2-3 марта 1940 года.

И подпись Берии на странице номер 4, и упоминание Баштакова как начальника 1-го Спецотдела НКВД.

[Примечание Сергея Романова, 21.05.2011: на данный момент эти сведения устарели. Другие найденные документы свидетельствуют о том, что различие в отступах не может служить индикатором более поздней допечатки листов. Таким образом, есть сведения лишь о допечатке 4-й страницы (исходя из использования другой пишущей машинки). "... марта" на имеющемся экземпляре записки свидетельствует о том, что перед нами – второй вариант записки, созданный уже полностью в марте. Подробнее см. мою заметку "Записка Берии: датировка".]

Стрыгин и Швед своим исследованием о датировке записки Берии сами себя высекли.

Возможно, они это поняли и сами, а потому в своей статье в очередной раз сжульничали, написав о тождественности отступов на страницах 1 и 4 – им ведь нужна "фальсификация" записки в существенно послебериевское время.

Например, в хрущевское. Как это до сих пор они не использовали такую "сенсацию", что в 1940 году Хрущев тоже был членом ПБ ЦК ВКП (б), а потому ему ведь в самый раз-то и фальсифицировать!

После приведенного, в общем-то, ликбеза (Стрыгин и Швед могут с легкостью повторить большинство оценок) – кое-что новое и также легко проверяемое.

О пишущей машинке, использованной при напечатании всех страниц записки Берии.

Кто припаивал буквы к рычажкам на машинке или как эти железки называют, знает, что идеально припаять нельзя (я – припаивал).

Какие-то буквы всегда будут "не по центру". На страницах 1, 2, 3 записки Берии это касается, например, букв "в" и "р" – они немного сдвинуты вправо.

Поищите примеры типа "бывшие офицеры" (страница 1) на страницах 2 и 3, и вы сами убедитесь в этом. Страница 4 и в этом смысле выделяется, на ней вправо сдвинута буква "е".

Сравните слова "Рассмотрение дел" на страницах 3 и 4. Это лишний раз доказывает, что страницы 1 и 4 печатались не одновременно. Более того, страницы 1, 2 и 3 печатались на одной машинке, а страница 4 – на другой (по-видимому, в самый последний момент перед заседанием ПБ ЦК 5 марта 1940 года, – может быть, даже в другой комнате).

Дарю и эту информацию Стрыгину и Шведу – лучше, если со ссылкой на меня (18 августа 2007 года).

III) Заглавная буква "Б" в регистрационном номере записки Берии.

Тут Стрыгин и Швед снова обманывают читателя – заглавная буква иногда встречается и в других документах. Вот скан одного из них – всего через два дня после 5 марта 1940 года. Текст документа есть в русской книжке документов по Катыни (там есть и архивная ссылка), а приведенная репродукция – во втором томе польскоязычного издания документов:





Повторю основной вывод:

Записка Берии была зарегистрирована в секретариате НКВД 29 февраля 1940 года, а затем, непосредственно перед заседанием Политбюро ЦК ВКП (б) 5 марта она была пополнена новыми данными – такая модификация записки привела к различию технических деталей текста на страницах 2, 3, 4 по сравнению со страницей.

[Примечание Сергея Романова, 21.05.2011: как указано в примечании выше, на данный момент можно сделать вывод, что первые три страницы напечатаны одновременно, а допечатана только 4-я страница.] Различие отступов текста на страницах 1 и 4 я считаю принципиальным, оно фактически разрушает гипотезу Стрыгина и Шведа о подмене только страниц 2 и 3 записки в существенно послебериевское (например, в хрущевское) время, поскольку допечатывалась или перепечатывалась и страница 4 – с последовавшими на ней подписью Берии и пометками Сталина. Более того, страницы 1, 2 и 3 печатались на одной машинке, а страница 4 – на другой (по-видимому, в самый последний момент перед заседанием ПБ ЦК 5 марта 1940 года)."

А теперь в качестве затравки для думающего читателя!

Вот перед вами подлинные сканы – документов:





И первое что мы видим, на 4 листах бумаги записки Берии видно, что они отличаются друг от друга и по цвету бумаги, и по цвету текста нанесенных печ машинкой.

Видно, что их печатали разные машинистки и в разное время, пожелтение бумаги признак ее старости, а белая бумага это новая бумага, изготовленная значительно позже и на другим предприятии

Теперь второй документ: Выписка из протокола N13

Мы видим совершено два разных документа. Причем первый вариант носит на себе признаки фальсификации. Они заключаются в том что последний абзац не перенесен на второй лист.

Где должна была подпись и печать секретаря ЦК. А на обороте стоять штамп о ом кто, когда этот документ в в скольких экземплярах составил!

А он у нас стоит просто на втором листе! Отличающегося даже по цвету от первого.

И для сравнения подаю фото подлинных документов Листы N9 и 10, изъятые из протокола заседания Политбюро ЦК ВКП (б) N13 "Особая папка" за 17 февраля – 17 марта 1940 г. из их обзора видно что там использовалась другая бумага.

Но и тут видны следы переделки подлога.

Ведь повестка дня Политбюро строго регламентирована и все вопросы повестки дня идут строго по исходящим номерам 133,134,135,136 и тут когда речь идет о польских военнопленных нумерация сразу меняется на N145, а после него идет почему то N183!

Все это позволяет сделать вывод о необходимости изучения всех документов поднятых в Политбюро в течении февраля -марта 1940г. чтобы подтвердить или опровергнуть версию о позднем подлоге!

А теперь познакомимся с ответом наших "ревизионистов" на вышеприведённую "Публикацию" А.Памятных!

ЭКОНОМНЫЕ, СВОЛОЧИ

Давненько мы ничего не писали по Катынскому делу.

"Я уже давно этим делом не занимаюсь – не доходят руки, но продолжает активно расследовать эту геббельсовско-польскую фальсификацию С.Э. Стрыгин.

И прекрасно у него получается – не дает он геббельсовцам спокойно жить. И вот что смешно, полез его критиковать такой титан геббельсовской мысли, как Алексей Памятных, чья глупость в былые времена уже дала бригаде Сталина много доказательств того, что фальсификация катынских документов была проведена в начале 90-х.

Памятных дал на своем сайте "разгромную" статью "О "загадке" записки Берии, или Ответ Александру Сабову, Сергею Стрыгину и Владиславу Шведу".

Сабов – абсолютно некомпетентный журналист "Российской газеты", а может и провокатор, подставившийся геббельсовцам специально, чтобы поляки могли поболтать о москальской глупости, и Памятных, надо сказать, этого Сабова вполне обоснованно выдрал.

А далее принялся и за нашу бригаду Сталина:

"Часть 2. Сергею Стрыгину и Владиславу Шведу – ликбез и кое-что новое".

"Сергей Стрыгин и Владислав Швед посвятили записке Берии отдельную главу своей статьи в журнале "Наш современник" (номера 2 и 4 за 2007 г.). В этой главе авторы приводят, в частности, следующие конкретные данные (нумерация моя, пропущенное при цитировании помечаю многоточием – кроме того, подчеркну, что в данном сообщении я разбираю не все конкретные данные из главы "Загадка записки Берии", а лишь некоторые, но, по-моему, достаточные для того, чтобы продемонстрировать недобросовестность авторов):

"Записка Берии N 794/Б от "_" марта 1940 г. с предложением расстрелять 25 700 военнопленных и арестованных поляков является одним из ключевых катынских документов. [...] по неизвестным причинам на записке в качестве исходящей даты был указан лишь март 1940 г. без конкретного дня.

[...] Датировка записки Берии "не позднее 3 марта 1940 г." была осуществлена российским историком Натальей Лебедевой, исходя из содержащихся в тексте письма статистических данных о численности военнопленных поляков в спецлагерях НКВД. [...] В настоящее время авторами доказано, что "записку Берии N 794/Б" следует датировать 29 февраля 1940 г. Основанием для этого послужили предыдущая и последующая за письмом "N 794/Б" корреспонденции, отправленные из секретариата НКВД в феврале 1940 г. В 2004 г. в Российском Государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ) в рабочих материалах Политбюро ЦК ВКП (б) было выявлено письмо Л.П. Берии с исходящим номером "N 793/б" от 29 февраля 1940 г. (РГАСПИ, ф. 17, оп. 166, д. 621, лл. 86 – 90).

Два последующих письма – "N 795/б" и "N 796/б" были зарегистрированы в секретариате Наркома внутренних дел СССР также 29 февраля 1940 г. Об этом сообщается в ответе N 10/А-1804 от 31.12.2005 г. за подписью начальника Управления регистрации и архивных фондов ФСБ РФ генерал-майора В.С. Христофорова на запрос депутата Государственной Думы Андрея Савельева.

Естественно, письмо с исходящим номером 794/Б могло быть подписано и зарегистрировано в секретариате НКВД СССР только 29 февраля 1940 г.

Однако в нем фигурируют уточненные статистические данные о численности военнопленных офицеров в спецлагерях УПВ (Управления по делам военнопленных) НКВД, которые поступили в Москву – внимание! – в ночь со 2 на 3 марта и были оформлены начальником УПВ НКВД П. К. Сопруненко в виде "Контрольной справки" только 3 марта 1940 г. (Катынь. Пленники, с. 430). Попасть в текст документа, зарегистрированного 29 февраля 1940 г., эти данные не могли.

Возникшее противоречие пытаются объяснить следующим образом. Якобы для письма N 794/Б в регистрационном журнале зарезервировали февральский исходящий номер. Само письмо исполнили 1 или 2 марта, поэтому на первой странице в графе для месяца машинистка впечатала "март".

Но письмо в ЦК ВКП (б) не отправляли, так как якобы Берия решил дождаться более свежих данных. Получив их 3 марта, Берия дал команду перепечатать только 2-й и 3-й листы записки, заменил их и 5 марта лично внес записку на Политбюро."

II) "[...] О том, что страницы "записки Берии N 794/Б" печатались в разное время, свидетельствуют результаты их визуального сравнения. Коснемся лишь одного обстоятельства. На первой и четвертой страницах записки отступ текста от левого края листа составляет 56 мм, а на второй и третьей – 66 мм. Отступ устанавливается специальным механическим фиксатором и во время печатания одного документа не меняется. Люфт между краями листа бумаги и ограничителем может быть обусловлен погрешностью максимум в 2 – 3 мм.

Но 10 мм разницы в отступе – это уже не погрешность, а признак печатания страниц после изменения положения механических фиксаторов. Это позволяет утверждать, что вторая и третья страницы печатались в другое время, нежели первая и четвертая.

[...] Нет сомнений, что Сталин прочитал записку Берии. Об этом свидетельствует его роспись на первом листе и исправление на четвертом листе записки, где "вписано от руки над строкой синим карандашом, очевидно, Сталиным – "Кобулов" (Катынь. Пленники, с. 390). Возникает вопрос, мог ли Сталин не придать значения несоответствиям в цифрах на втором и третьем листе записки, или же он в марте 1940 г. читал эти два листа, но с другим содержанием?

Весьма вероятно, что два средних листа "записки Берии N 794/Б" с целью искажения истинного содержания всей записки были позже заменены."

III) "[...] Необходимо также отметить, что письма за подписью Берии, исходящие из секретариата НКВД, в феврале и марте 1940 г. отмечались литерой "б", а не литерой "Б", как в письме N 794."

Мой комментарий к этим трем пунктам таков:

I) Датировка записки Берии. Согласен с тем, что записка Берии была зарегистрирована 29 февраля 1940 года. Регистрируя ее, Берия или начальник секретариата НКВД С. С. Мамулов знали, что к предстоящему заседанию Политбюро ЦК ВКП (б) она будет дополнена свежими данными, а потому в последний день февраля на ней, на первой странице, было указано "... марта".

В своей окончательной редакции записка могла быть подготовлена даже 5 марта, в день заседания Политбюро и принятия решения о расстреле поляков. Что до возникающего при этом нарушения хронологического порядка в нумерации зарегистрированных документов, такое в ведомстве Берии встречалось очень часто – многочисленные примеры приведены Сергеем Романовым на нашем сайте как комментарий к статье Н.С. Лебедевой: http://community.livejournal.com/ru_kat yn/1060.html (там же приводится пример, когда "некая записка датирована даже днем позже (!) даты принятого по этой записке решения) ", пишет на своем сайте Алексей Памятных.

Что касается буквы "Б", то тут он прав, правда, сам не понимая, почему. Канцелярские работники менялись (в отпуск уходили, болели), и эту букву, указывающую, скорее всего, что письмо исходит от Берии, писали по-разному.

Но уже дальше Леша "гонит" бред, более того, усиливая его в комментариях таким "свидетельством":

"На тему нарушения хронологии документов в докомпьютерную эру позволю себе привести фрагмент реплики Глеба Бараева с его форума: "По сути вопроса могу сказать следующее. Датировка по номеру исходящего документа может быть лишь приблизительной.

Для примера могу сослаться на собственный опыт, а мне на закате советского периода приходилось готовить исходящие документы довольно высокого иерархического уровня, вплоть до выходивших с подписью Предсовмина Украинской ССР. Так вот, исходя из этого своего опыта, могу сообщить, что регистрация документа в журнале исходящих и присвоение ему порядкового номера может производиться на любом этапе подготовке документа, даже тогда, когда текст документа еще не готов.

Например, получив поручение от высокого начальника, я иногда тут же, выйдя из высокого кабинета, в приемной делал запись в журнале исходящих, а затем, выписав себе на листочек зарегистрированный номер, шел работать над текстом документа. А пока я над ним работал, другой сотрудник аппарата мог прийти с готовым текстом, подписать его у начальства и после этого зарегистрировать документ в журнале исходящих.

В итоге мой документ мог иметь более ранний регистрационный номер, но при этом подписывался позже документа с большим регистрационным номером. Могла быть и иная ситуация, например, когда первоначальный текст "забраковывался", но второй вариант текста шел под тем же регистрационным номером, что и первый.

Т.е. несовпадение исходящих номеров документов с их хронологической последовательностью является вовсе не ошибкой в нумерации, а нормальной канцелярской практикой.

Не сомневаюсь, что и сегодня в тех канцеляриях, где документооборот не компьютеризирован, можно найти аналогичные случаи".

Тут уже и не поймешь, то ли они действительно такие идиоты, то ли нагло брешут в расчете на идиотов.

Номер и дата ставятся на письмо перед отправкой и только тогда, когда документ полностью готов к отправке, то есть, подписан начальником. Памятных, с помощью этого Бараева, то ли по глупости верит сам, толи пытается убедить некомпетентных, что получение номера на документ – это какое-то таинство, которое сам Берия ходил совершать, видимо еще и взятку давал канцелярской работнице за то, что она ему на письме номер поставит. Да кому этот номер нужен?! Кому нужно это количество писем с начала года? Ведь только это номер и обозначает, а нужен он не Берии, и не тому, кому Берия пишет, а только для того, чтобы канцелярии могли быстро найти нужное письмо по заданию Берии, да еще номер служит для некоторой защиты письма от подделки, хотя настоящей защитой была печать.

Мог в канцелярии резервироваться номер для будущих писем? Повторю: номер никому и даром не нужен резервировалась дата письма!

И делалось это в случаях, когда сотрудник выезжал в командировку, не зная ни адреса, к кому он с этим письмом обратится, ни текста самого письма. В таких случаях он выезжал с чистым подписанным и зарегистрированным бланком, а само письмо писал на месте. Вот, скажем, в 1973 году я получил задание заказать в типографии бланки документов на английском языке, но в округе не было типографий с латинским шрифтом. Я вылетел в Алма-Ату на поиски такой типографии, имея на руках чистый бланк с номером, датой, подписями директора и главбуха, заверенными печатью. А когда нашел типографию и договорился с ней, то там же отпечатал и текст письма. И важен тут был не номер, а дата письма – то, что заказ в типографию был дан раньше, чем типография начала его исполнять. Иначе у нее были бы неприятности.

А представьте, сколько Берия отправлял сотрудников в командировки на места с правом приказать от его имени навести порядок, и сколько сотрудников брали для этого чистые бланки с его подписью? Но! Повторю, так делается в случае, когда заранее не известно, кому будет адресовано письмо и что в нем будет написано, и, главное, это делается, когда очень важно, чтобы тот, кому документ будет адресован, немедленно начал его исполнять, не дожидаясь, пока из Москвы придет письмо, которое Берия действительно читал перед подписью.

Но разве в данном случае с поляками Берия не знал, что он посылает это письмо в Политбюро? Кому нужно было резервировать номер этого письма? Это же высшие руководители страны, им совершенно не нужны были никакие канцелярские формальности, да они их и не терпели. Берия был кандидатом в члены Политбюро, то есть, у него был совещательный голос, он присутствовал на заседаниях Политбюро и мог устно предлагать что угодно. В конце концов, он мог позвонить Маленкову и устно попросить включить его вопрос в повестку дня, а письмо направить уже после того, как Политбюро его вопрос решит, направить, чтобы у Маленкова бумаги были в ажуре.

Этот глупый Бараев, типичная аппаратная крыса, что-то делал, не понимая, что он делает. Если ему говорили зарезервировать дату письма Предсовмина и готовить письмо под эту дату, то значит, Предсовмина уже по телефону дал необходимую команду и пообещал исполнителю, что в письменном виде эта команда придет позже, но датирована она будет раньше, чем исполнитель реально приступит к делу после телефонного звонка. Вот уж эта бригада Геббельса – один к одному, как пуговицы на ширинке. Болтаете о специфических делах, так хоть что-нибудь о них узнайте!

Далее Памятных не только соглашается с тем, что разные страницы напечатаны в разное время, но и от себя добавляет еще несколько признаков этого, которые я опущу.

"Важно, что отступ на страницах 1 и 4 – тоже разный, а не одинаковый, как пишут Швед и Стрыгин. Авторы подгоняют цифры под свою теорию фальсификации страниц 2 и 3 в позднее время. Реальный же вывод иной – страница 4 тоже могла быть допечатана позже, после регистрации письма и подготовки его начальной версии, но, разумеется, перед заседанием ПБ (поскольку на странице 4 есть подпись Берии и пометка Сталина), а вовсе не в позднее хрущевско-горбачевское время, как того хотелось бы Шведу и Стрыгину.

...Различие отступов на страницах 1 и 4 я считаю принципиальным, оно фактически разрушает гипотезу Стрыгина и Шведа о подмене только страниц 2 и 3 записки в существенно послебериевское (например, в хрущевское) время, поскольку допечатывалась (перепечатывалась), судя по всему, и страница 4 с подписью Берии – непосредственно перед заседанием ПБ 5 марта 1940 года.

Итак, страницы 2, 3, 4 перепечатывались-допечатывались непосредственно к заседанию ПБ 5 марта 1940 года (не обязательно все три страницы сразу). И все получается логичным – и различия в отступах, и дата регистрации 29 февраля 1940 года (страница 1 именно с надписью "...марта", а не "29 февраля", поскольку Берия, регистрируя записку, знал, что материал записки будет пополнен или обновлен), и содержание записки с включенными данными от 2-3 марта 1940 года.

И подпись Берии на странице номер 4, и упоминание Баштакова как начальника 1-го Спецотдела НКВД.

Стрыгин и Швед своим исследованием о датировке записки Берии сами себя высекли. Возможно, они это поняли и сами, а потому в своей статье в очередной раз сжульничали, написав о тождественности отступов на страницах 1 и 4 – им ведь нужна "фальсификация" записки в существенно послебериевское время.

Например, в хрущевское. Как это до сих пор они не использовали такую "сенсацию", что в 1940 году Хрущев тоже был членом ПБ ЦК ВКП (б), а потому ему ведь в самый раз-то и фальсифицировать!

После приведенного, в общем-то, ликбеза (Стрыгин и Швед могут с легкостью повторить большинство оценок) – кое-что новое и также легко проверяемое. О пишущей машинке, использованной при напечатании всех страниц записки Берии.

Кто припаивал буквы к рычажкам на машинке или как эти железки называют, знает, что идеально припаять нельзя (я – припаивал). Какие-то буквы всегда будут "не по центру". На страницах 1, 2, 3 записки Берии это касается, например, букв "в" и "р" – они немного сдвинуты вправо. Поищите примеры типа "бы в шие офице р ы" (страница 1) на страницах 2 и 3, и вы сами убедитесь в этом. Страница 4 и в этом смысле выделяется, на ней вправо сдвинута буква "е". Сравните слова "Рассмотр е ние д е л" на страницах 3 и 4. Это лишний раз доказывает, что страницы 1 и 4 печатались не одновременно. Более того, страницы 1, 2 и 3 печатались на одной машинке, а страница 4 – на другой (по-видимому, в самый последний момент перед заседанием ПБ ЦК 5 марта 1940 года, – может быть, даже в другой комнате). Дарю и эту информацию Стрыгину и Шведу – лучше, если со ссылкой на меня (18 августа 2007 года).

Повторю основной вывод:

Записка Берии была зарегистрирована в секретариате НКВД 29 февраля 1940 года, а затем, непосредственно перед заседанием Политбюро ЦК ВКП (б) 5 марта она была пополнена новыми данными – такая модификация записки привела к различию технических деталей текста на страницах 2, 3, 4 по сравнению со страницей 1. Различие отступов текста на страницах 1 и 4 я считаю принципиальным, оно фактически разрушает гипотезу Стрыгина и Шведа о подмене только страниц 2 и 3 записки в существенно послебериевское (например, в хрущевское) время, поскольку допечатывалась или перепечатывалась и страница 4 – с последовавшими на ней подписью Берии и пометками Сталина. Более того, страницы 1, 2 и 3 печатались на одной машинке, а страница 4 – на другой (по-видимому, в самый последний момент перед заседанием ПБ ЦК 5 марта 1940 года). При использовании материалов просим ссылаться на данную страницу: http://community.livejournal.com/ru_kat yn/12893.html АЛЕКСЕЙ ПАМЯТНЫХ ака Дасси.

После этого остается только головой покачать. Ведь столько раз объяснял, что номер и дата ставятся на письме за несколько секунд до того, как письмо вкладывается в конверт и запаковывается, а геббельсовцам, как в стенку горохом...

Бедный Алеша кому-то радостно рассказывает, как Берия, видимо лично, отпечатал письмо, потом зарегистрировал его в канцелярии (почему-то без даты), но не отправил, а начал носить на груди, ожидая, когда же Сопруненко даст ему контрольную справку, чтобы изменить в этом письме вторую и третью страницы.

После чего сам их перепечатал, причем, перепечатал несколько раз, увеличивая поля, чтобы последнее слово на третьей странице совпало по смыслу с первым словом на уже напечатанной четвертой странице. Но и после этого письмо не отправил, а стал ждать, когда же будет принято решение о назначении нового начальника гаража в НКВД, чтобы этого начальника гаража включить в "тройку" по расстрелу поляков. А приняв это решение, снова перепечатал четвертую страницу.

Ну, ведь какой безжалостный идиотизм этих геббельсовцев!

Да если бы не то что наркому внутренних дел, а мне, начальнику цеха с полуторами сотнями рабочих, потребовалось послать письмо, точные данные к которому придут позже, я бы его отправил, а когда пришли бы точные данные, дал секретарю напечатать еще одно письмо, начинающееся словами: "В дополнение к моему N 794/Б от 29 февраля 1940 посылаю уточненные данные...".

И все! Какой дурак будет мучиться, перепечатывая страницы измененного текста в середине письма?

Ведь они не совпадут с последующими страницами! Просто поразительно, с какой серьезностью эти геббельсовцы несут дикую чушь.

Вопрос остается – почему первая, две последующих и последняя страницы фальшивки напечатаны и с разными отступами, и на разных пишущих машинках?

А вы вспомните историю создания этой фальшивки.

Сначала его текст составил какой-то "умный и знающий историю" геббельсовец вроде Пихои или Лебедевой.

А они ведь до конца 1991 года были уверены, что поляков расстреляли по приговору Особого совещания. Текст фальшивки соответственно составили, отпечатали и отдали специалисту подделать надписи и подписи. Тот эту работу сделал и бабки получил. А потом выяснилось, что Особое совещание не могло приговаривать к расстрелу, и текст последней страницы потребовалось соответственно изменить.

Нужно было бы переписать все письмо, но тогда специалисту по подделке подписей пришлось бы заново платить за все письмо.

А ведь это же "демократы" – жадные сволочи. И они из экономии перепечатали только последнюю страницу. Специалист снова подделал на ней подписи.

А потом они понесли письмо на суд по делу КПСС, а там Ю.М. Слободкин высмеял фальшивку за то, что она датирована 5 марта.

Бедным геббельсовцам нужно было снова переделывать это "подлинное письмо", причем, срочно, а бабла по-прежнему было жалко, и они перепечатали только первую страницу, сэкономив на том, что заплатили специалисту за подделку подписи только на ней.

Вот и до экономились, сволочи, что в этом "подлинном письме Берии" даже Памятных видно, что первая, вторая с третьей и, наконец, четвертая страницы печатались на разных машинках и в разное время."

Ю.И. МУХИН

Вот так "мило" обе противоборствующие стороны и уживаются между собой.

Но, на той или другой стороне баррикады, стоят миллионы их сторонников, которые так до сих пор и не пришли в своем сознании к выводу кто же прав в этом споре!

А я на все это скажу, что если только рассматривать аргументы авторов типа "Памятных" или "Мухина", то нельзя однозначно прийти к каким-либо достоверно обоснованным заключениям!

Ибо видно даже не специалисту, что все три документа на которых стоит официальная версия "катынских расстрелов" подвергались последующей переделке!

Начиная с пресловутой "Записки Л. Берии".

Факт несоответствия и других документов (одних и тех же по названии, номерам и датам издания) по катынским расстрелам найдены и опубликованным в России, не соответствуют найденные и позже опубликованным документам НКВД СССР в Украине!

И по украинским документам видно что в СССР в статусе военнопленных с сентября 1939 по август 1941 г. находилось не 125 000 а более 400 000 человек!

А вот подвергается "изменениям" документы в СССР могли только с одной целью умышленного занижения общего количества польских военнопленных, чтобы привести все к цифре в 125 000 человек, из которой по расчетам лиц совершившим "передеолку"- "пооделку" подлинных документов, около только 25 000 военнопленных и были признаны официально "расстрелянными", хотя на самом деле цифра погибших польских военнопленных, сильно занижена и в теоретическом плане, по предварительным расчетам автора этой статьи, может составлять около 100 000 человек!

А это уже не воинские преступления во время войны как это оценил в 2012 г. Европейский суд по правам человека, а ГЕНОЦИД польского народа!

Но, вот кто, когда и зачем (при Сталине, при Хрущеве, при Брежневе или при Горбачеве) совершил эту "переделку" = "подделку" ни одна из спорящих сторон не установила!

И не установит! Ибо они идут ложным путем!

Ведь выявив факты поздней переделки (подделки) документов, они должны были немедленно апеллировать к Генеральному прокурору РФ в чьем ведении находилось и ныне находится уголовное дело о расстреле польских военнопленных, с требованием провести не просто криминалистическую экспертизу документов, а криминалистическую экспертизу документов на предмет выявления давности их изготовления!

Когда экспертами будет исследована бумага, на которой нанесён текст и сам текст и подписи:

- Когда и где она была произведена?

– Была ли использована эта бумага в других документах НКВД СССР и Политбюро ВКП (б) в 1940 г.?

Исследовать сам шрифт печатных машинок НКВД СССР и секретариата Политбюро ВКП (Б) на предмет использования его в других документах вышеназванных органонов в 1940 г. (а скорее всего машинки были или американского или немецкого производства. Ибо в СССР так и не учились производить качественные печ, машинки!

- Какая краска использовалась для машинописной ленты печатных машинок, год ее выпуска, страна и марка, год выпуска и марка чернил оставленных в номерах и резолюциях на документах,

- Год выпуска и марка карандашей, которыми наносились резолюции.

А так же все другие вопросы, которые может решить криминалистическая экспертиза документов на современном уровне своего развития!

Но увы! В РФ уголовное дело производством прекращено и сдано в архив.

Оригиналы документов по "катынским расстрелам" хранятся в российских архивах и по ним как известно автору никто криминалистическую экспертизу на предмет давности их изготовления не проводил.

(Да и сами работник прокуратуры в своих интервью говорили, мол а зачем это нужно если у следователей и так не возникало сомнений в их подлинности!), а по цветным копиям переданным правительству Польши провести криминалистическую экспертизу документов нельзя.

И что самое главное- такая криминалистическая экспертиза, с учетом важности ее выводов для всего исхода дела, должна производится группой независимых международных экспертов вне территории и контроля над ними спецслужб РФ, чтобы ничто не влияло на объективность их выводов!

И только достоверно установив давность первоначального текстов всех "катынских документов", можно было бы установить и давность "внесенных в них изменений", если таковые будут найдены!

И тем самым доказать или опровергнуть доводы о фальсификации основных "катынских" документов в 90-х годах прошлого века

Но, ныне ситуация находится в патовом виде.

Россия по разным политическим мотивам (в том числе и из-за опасения предъявлена ей как правопреемнице СССР со стороны Польши требований о выплате компенсаций за смерть военнопленных) не хочет делится в Польшей всеми "секретами" уголовного дела по фактам расстрелов польских военнопленных.

В самой Польше мы вновь видим в среде политиков и части польского народа, вновь разброд и шатание.

В данное время, в Польше правит "пророссийски" настроенная партия, которая по личному мнению автора, и как э

То уже не раз было в польской истории, повторно (первыми были польские коммунисты) "предала" память о погибших в СССР польских военных, получив за свое "молчание" от России газ по сниженной, (в сравнении с другими европейскими странами) цене и ряд других преференции в международной торговле.

А польская оппозиция, в том числе и националистически настроенная часть польского народа, кроме проведения шумных митингов в памятные "катынские даты" сделать ничего не может.

И поскольку, такой путь проверки основных "катынских документов" как сам видит читатель нынче полностью заблокирован, то команде независимых исследователей из журнала "Музеи Украины" пришлось в поисках истины пойти другим путем.

И в этом плане трагическая история польскими с "осадниками" (о которой будет рассказано в следующих частях этой работы) в СССР и явилась той путеводной нитью, потянув за который удалось начать разматывать весь клубок самых сокровенных тайн СССР.

(конец ч.5)










© 2007 - 2012, Народная правда
© 2007, УРА-Интернет – дизайн и программирование

Перепечатка материалов разрешена только со ссылкой на "Народную правду" и указанием автора. Использование фотоматериалов раздела "Фото" — только по согласованию с автором.
"Народная правда" не несет ответственности за содержание материалов, опубликованых авторами.

Техническая поддержка: techsupport@pravda.com.ua