Пошук на сайті:
Знайти



Народні блоги

Герои и предатели ч.6-2


2
Рейтинг
2


Голосів "за"
3

Голосів "проти"
1

Иуда из Львовского собора св. Юра

Герои и предатели ч.6-2
ч. 6-2

Иуда из Львовского собора св. Юра

В этой части мы с вами уважаемый читатель, сделаем еще один шаг назад, в хронологии нашего повествования и перенесемся в 1948 г., когда 20 сентября в г. Львове при невыясненных до конца обстоятельствах, был убит (застрелен) высокопоставленный священник (протопресвитер) Русской православной церкви Московского патриархата, до 1946 г. священник бывшей Украинской греко-католической церкви (дальше УГКЦ)) Г.Ф. Костельник.

Почему спросит наивный читатель Г. Ф. Костельник, был "бывшим священником УГКЦ, а затем перешел в РПЦ МП, ведь это церковные организации яростные антагонисты?



А потому уважаемый читатель, что именно Г.Ф. Костельник был выбран "главным орудием" в руках НКВД СССР и коммунистической власти на Украине, в деле разгроме УГКЦ и передаче начиная с 1946 г., ее приходов, к недавно восстановленной в СССР, Русской православной церкви Московского патриархата.

По официальной версии, рожденной в кабинетах НКВД СССР за это его, члены ОУН-УПА и убили.

Но никакого судебного процесса над убийцей тоже не проводили, поскольку как заявило НКВД СССР он сам застрелился, не сумев спастись бегством от граждан, из числа очевидцев убийства.

В общем, как говорится в таких случаях "все концы были спрятаны в воду".

С тех пор прошло 65 лет, но я все же попытаюсь в своем уже сугубо историческом расследовании раскрыть тайну этого убийства, потому что осталось все же много и свидетелей и документов описывающих это событие. И при правильно проведенном криминалистическом анализе этой информации тайна убийства может быть раскрыта.

Ну, а, что у меня получилось судить вам уважаемый читатель.

А начнем мы как обычно, с изучения личности потерпевшего, чтобы постепенно двигаясь по его вехам жизни приблизится к роковой дате 20.09.1948 г.

Жизнь и деяния Г. Костельника до перехода в православие



Итак Гавриил Фёдорович Костельник родился в 15 июня 1886 г. греко-католической семье переселенцев из Закарпатья, в селе Руский Керестур, Воеводина (Сербия).

В связи с чем, сразу возникает трудность с определением его истинной национальности: серб, так называемый "русин" или украинец? Сам же Г.Костельник идентифицировал себя как "русина".

После окончания гимназии в Загребе он поступил в местную духовную семинарию, откуда в 1906 году по совету ректора Загребской духовной семинарии Дионисия Няради, Гавриил Костельник поехал в Галичину, на родину своих предков, и здесь продолжал образование на богословском факультете университета во Львове, "униатском Риме", как тогда называли этот город.

И попал юный Г.Костельник в очень непростое время, когда началась борьба двух начал в Украинской греко-католической церкви.

С одной стороны были сильны сторонники дальнейшей латинизации церкви, унификации обрядов римокатоликов и грекокатоликов.

И главным сторонником этого направления до своей смерти был митрополит греко-католической церкви, кардинал Сильвестр Сембратович.

Его позиция, направленная на максимальное сближение с Римом, не у всех священников находила поддержку. Так же в этом вопросу не было единства и в среде галицкой интеллигенции.

Интронизация в 1900 году (после смерти Сембатовича на митрополичий престол графа Александра Романа Марии (Андрея) Шептицкого содействовала появлению новой волны духовенства, опиравшегося на внутренние силы и на превращение греко-католической церкви в самостоятельную церковную организацию.

Противостояние достигло кульминации как раз в 1906-м, когда один из студентов-семинаристов, протестуя против попыток части клира ввести целибат как обязательную норму жизни греко-католического духовенства, ударил ножом крайне реакционного станиславского епископа Григория Хомишина.

Сам Г.Костельник причилял себя к той части духовенства, которое не желало введения в повседневную жизнь Церкви латинских канонов и обрядов.

Поскольку покушение на Хомишина оставило глубокий след в и так нездоровой в психологическом плане, душе Г. Костельника.

Но в университете на молодого Гавриила Костельника, как талантливого студента, обратили внимание, и ректорат послал его за границу для углубления богословско-философских знаний.

Пробыв три года во Фрейбугском университете (Швейцария), он получил ученую степень доктора философии, защитив диссертацию на тему "Основные принципы познания" ("De principis cognitionis fundamentalibus, Leopoli", 1913)

В 1913 году он возвращается во Львов и принимает сан священника УГКЦ.

Для сведения:Украинская греко-католическая церковь, УГКЦ – поместная католическая церковь восточного обряда, обладающая статусом верховного архиепископа та, действующая на Украине и в большинстве стран украинской диаспоры, но починена Римской-католической церкви.

Отец Гавриил Костельник был женат и имел пятерых детей. Первый ребенок Святослава, 1914 года рождения, умерла в 1920 году.

Вторая дочь Ирина, 1916 года рождения, и сын Зенон, 1924 года рождения, после 1945г. проживали в Англии. Дочь Кристина, 1925 года рождения, проживала в Загребе. Сын Богдан, 1921 года рождения, был арестован НКВД во Львове перед самой войной в 1941 году и погиб в тюрьме.

В 1915 году митрополит А.Шептицкий назначили Г.Костельника в Свято-Преображенскую Церковь вторым священником, помощником отца Владислава Садковского, известного противника латинизации церковного униатского обряда.

Так в УКГЦ незаметно для церковных властей образовалась тайная раскольничья группа!

И плоды ее подрывной деятельности вскоре начали проявляться в реальности.

С 1921 по 1930 год доктор богословия Гавриил Костельник преподавал философию во Львовской Духовной Академии, являлся одновременно редактором журнала "Нива", официального органа греко-католического духовенства львовской епархии.

Будучи профессором Львовской Духовной Академии, он в течение десяти лет преподавал в ней, помимо философии, также христианскую социологию, психологию, логику, метафизику, и в 1923 году был избран деканом богословского факультета

Интересные воспоминания о Костельнике приводит историк, львовский профессор Ярослав Дашкевич. Ведь он знал его лично, когда Гавриил Костельник преподавал в гимназии, и всегда его учительский стол превращался в амвон, откуда священник громовым голосом и с "ораторским искусством сыпал на нас моральные науки".

"Легко впадал в гнев, отличался неуравновешенностью. Ученики слышали о нем разное – лечился в психиатрической клинике, увлекался "делами о духах", пописывал рассказы на одном из местных диалектов – "бачванским".

"Улыбка, радость или доброта никогда не отражались на его суровом лице". Единственной возможностью избежать нудного морализаторства пана отца, поняли гимназисты, было перевести разговор на милых учителю "духов" и "стигматиков" (людей, у которых непонятным образом появлялись на теле раны-отметины, как у распятых) ".

Оставил свой вклад Г.Костельник и в сложную украинскую языковую политику.

Ведь это именно он написал грамматику бачванско-руснацкого языка для своих земляков и собственными произведениями на нем вызывает к жизни целую новую литературу на этом диалекте.

В 1925 году он совершил поездку в Рим. Возвращаясь из Рима, о. Гавриил посетил католический Загреб, где он когда-то учился.

По этому поводу он потом вспоминал, что осмотрев знакомые места, полные трепетных воспоминаний юности, он зашел в православный храм. И здесь, перед смиренной православной святыней, из его души далеко-далеко отошли грандиозные, головокружительные впечатления папского Рима, и он всем своим естеством почувствовал, что вся его душа принадлежит православному миру.

Там, в загребском православном храме, он решил сам критично проверить многовековой спор между Западом и Востоком.

Так появились его первые раскольничьи труды: "Спор об эпиклезе между Востоком и Западом" (1928), "Кирилл и Мефодий "проклятые святые" (после 1927 г.), "Развитие папства в первые пяти веках" (1933) и другие.

Оно же вызвало очень сильное нападение со стороны ученого иезуита профессора Спачиля.

В 1926 году о. Гавриил Костельник написал маленькую брошюру, всего на 16 страниц, под названием "Новый день нашей церкви", которую он отослал всем кто выписывал журнал "Нива" в 1926 году.

В этой брошюре о. Гавриил обратился ко всем униатам с призывом "реставрировать старую Византию".

В этой брошюре он писал:

"То, что для нашей церкви наступил новый день, – это жизненный факт. Наша уния находится в кризисе, который может закончится только какой-нибудь новой развязкой. Для нас понятно, что такая уния рано или поздно – как только Восток придет к победе – должна упразднится. Что же остается нам?

Довести нашу унию до чистого типа... Очевидно, это пока еще может случиться только в теории... Что я понимаю под Византией?

Не то что было и прошло, но то, что нам древняя Византия передала в наследство... И никаких больше поворотов нам не надо делать, как только сознательно надеяться на то, что действительно наше".

Преподавая в Академии, он стремился передать свои взгляды и убежденность в истинности Православия и своим ученикам.

Тогда его сочинение "Спор об эпиклезе..." получило отрицательную оценку в Ватикане и в результате этого, в 1929 году он был вынужден был оставить редакторское место журнала "Нива", а в 1930 году лишился профессорской кафедры и должен был уйти из Львовской Духовной Семинарии.

За свои раскольничьи действия против УГКЦ Г. Костельник был отдан под строгий надзор епархиальной власти.

Но это не остановило его. С этого времени он всецело посвящает себя делу разрушения основ униатства уже своими чисто литературными трудами по апологии Православия и устными выступлениями.

В виду такого диссидентского поведения Г. Костельника, он 1934 году был переведен из Спасо-Преображенской церкви в кафедральный собор св. Юра под непосредственный присмотр митрополита Андрея Шептицкого, но уже в качестве проповедника, выступление которого цензурировались заранее.



Но и тут Г. Костельник успел негативно для УКГЦ "отличится".

Так в 1936 году на большом съезде униатского духовенства во Львове, по случаю 300-летия со дня кончины униатского митрополита Иосифа Рутского, Костельник выступил с докладом "Идеология унии", в котором охарактеризовал разные аспекты деятельности Греко-Католической Церкви.

Особое внимание он уделил разоблачению лжи любимого постулата галицких униатов – что, мол, только уния спасает Украину, ее культуру, язык: и дословно сказал:

"Мы являемся свидетелями такого неестественного явления, что уния всегда денационализировала восточный народ на пользу своего латинского соседа.

В давней Польше она денационализировала украинцев и белорусов на пользу поляков, в Венгрии – украинцев на пользу мадьяр, в Хорватии сербов на пользу хорватов...

Нигде в мире униатам не удалось нагнуть латинян в свою сторону, а латиняне везде нагибают унию на свой лад....".

Завершается этот доклад логическим выводом: "Итак, в унии есть что-то сломанное, свихнутое, что нивелирует и обращает ни во что ее творческие силы, как это делает рак в организме".

Так Костельник акцентировал свое внимание слушателей на том, что униаты могут спасти свои обычаи и обряды от латинизации только через возвращение в Православие

А написанной тоже в 1936 году статье "Как римские теологи воюют" он отмечает: "Римская Церковь ныне совсем не та, какой была в первом тысячелетии.

Посредине между теми двумя ее фазами стоят: проклятия Греческой Церкви, борьба пап за инвеституру, борьба пап против "вселенских" соборов XV ст., папская реакция на протестантскую революцию, падение папского государства и папские догмы Ватканского собора.

Поэтому и современная уния совсем не то, что бывшее единство между Восточной и Западной Церквами.

Унии второго тысячелетия – это искусственное новообразование, которое, со стороны Восточной Церкви, должно был бы оправдать узурпированные три римских примата (примат Рима, папы и латинской Церкви) "

По мнению вышеназванного историка Я. Дашкевича, Г.Костельник выступая инициатором создания "инициативной группы", по реформации УГКЦ, вряд ли пошел на это под давлением МГБ СССР, ведь он как мы уже знаем будучи лично человеком отважным, но с неустойчивой психикой, готов был принять и "идею мученичества за веру".

А в православие он официально переходил целиком сознательно, "не считая это изменой, а возвращением в лоно Восточной Церкви". С юности он впитывал в сознание "наивное простонародное москвофильство, несмотря на безусловно искренний украинский патриотизм".

Г.Костельник всегда выступал однозначным сторонником восточного традиционализма в межконфессионных конфликтах.

Историки с к примеру так и считают, что у Г.Костельника "вера в миссию, которую ему нужно совершить, объединяя Церковь с Востоком, не была средством шантажа, однако той навязчивой и маниакальной (учитывая амбициозность и психопатологичность этой личности) идеей, которую ему дали возможность реализовать..."

Присутствовал и гуманистический мотив спасения греко-католического духовенства от преследований власти.

"В национальном отношении, вне сомнения, он был добровольным коллаборантом оккупантов".

Как прожил Г. Костельник с 1936 года по 1942 год его биографы умалчивают, за исключением факта расстрела львовским управлением НКВД СССР одного из его сыновей, за участие в ОУН.

Но, в 1942 г. митрополит УГКЦ А. Шептицкий делает большую кадровую ошибку.

Он назначает Гавриил Костельника настоятелем Спасо-Преображенского храма, в котором некогда начал свое священническое служение и раскольническую деятельность в УГКЦ.

Очевидно так же, что такое "назначение" могло состоятся только при том, что А. Шептицкий поверил Г.Костельнику в его "чистосердечное" раскаянии за допущенную "критику" УКГЦ и Римской католической церкви!

И через год, в УГКЦ грянул первый большой скандал!

Так в марте месяце 1943 года, Костельник добился разрешения у митрополита Андрея Шептицкого отслужить совместно с православными священниками панихиду за упокой души Тараса Шевченка в Преображенском храме. Казалось бы благое дело! А. Шептицкий разрешил!

Но в этом же 1943 году на епархиальном соборе во Львове в присутствии митрополита Андрея Шептицкого, Г. Костельник выступил с острой критикой навязанных униатам догматов, которых не знала Вселенская Церковь в первом тысячелетии своего существования.

Митрополит прервал этот выступ и лишил о. Костельника слова.

"Этот инцидент разделил духовенство на два неравные таборы.

Все белое духовенство было глубоко потрясено отсутствием гарантированной митрополитом свободы слова; но монахи, особенно василиане, не прятали своего удовольствия.

Спустя каких-нибудь 10 минут после этого о. Гавриил покинул заседания собора.

Некоторые священники вышли за ним и поддержали его, объявив ему свою солидарность.

Тогда Г. Костельник сказал дословно: "Пусть только закончится война, тогда я буду делать унию, но не с Римом, а с православным Востоком, с Православной Церковью"

И вскоре Г. Костельник от слов перешел к делам.

В 1945 году о. д-р Гавриил Костельник опубликовал программное сочинение "Апостол Петр и римские папы или догматические основы папства", вышедшее тиражом 50000 экземпляров и получившее широкую известность.

В этом полемическом сочинении автор изложил уже с православной точки зрения "ересь папских притязаний на первенство". О. Гавриил Костельник обвинил папство в истерии и заносчивости, о чем свидетельствует история вдохновляемой Римом церковной унии.

В конечном счете, уния, в основе которой лежали политические мотивы, ради которых ее поддерживали королевская Польша и Габсбурги, является ничем иным, как средством замаскированной латинизации восточной Церкви.

И решающий шаг к уничтожению УГКЦ, Г. Костельником был сделан 28 мая 1945 года, когда он возглавил так называемую "Инициативную группу", которая поставила своей целью воссоединение униатов Галичины с Русской Православной Церковью.



В состав "Инициативной группы", кроме инициатора о. Гавриила, также вошли: отец доктор Михаил Антонович Мельник, настоятель в с. Нижанковичах, генеральный викарий Перемышельской епархии и отец Антоний Андреевич Пельвецкий, настоятель в с. Копичинцах, декан Гусятинского деканата, представитель Станиславской епархии. Секретарем Инициативной группы стал профессор Сергей Хруцкий

Эта группа сразу развернула работу среди духовенства Галичины в пользу воссоединения. Им пришлось работать во враждебных условиях пропаганды базилиан, студитов и других монашеских орденов, стоявших за подчинение Риму. Дело еще осложнялось террором бандеровцев, которые угрожали смертью всем, кто выступал за воссоединение.

В это же день, появилось обращение этой группы "К всечестному греко-католическому духовенству в западных областях Украины", в котором уведомлялось о создании Инициативной группы, ее легитимности, полномочиях, цели, т. е. "привести нашу Греко-католическую Церковь к воссоединению со Всероссийской Православной Церковью".

Здесь также описывался процесс вступления униатских священников в эту группу и сбора их подписей.

Конечно, из текста обращения настораживают слова: "Государственная власть будет признавать только нашу Инициативную группу, и никакой другой административной власти в Греко-католической Церкви не будет", которые свидетельствуют о преднамеренном расчете членов группы на поддержку государственных властей.

В этот же день члены "Инициативной группы" обратились к правительству УССР с просьбой о разрешении ее деятельности и официальной регистрации, в ответ на которую уполномоченный по делам религии при СНК УССР Н. Ходченко постановлением N625 от 18 мая 1945 года полностью санкционировал действия Инициативной группы:

"Инициативный комитет по присоединению Греко-католической Церкви к Православию является единым официально признанным органом управления ГКЦ и ведения ее отношения с Русской Православной Церковью".

1 июля 1945 года около 300 униатских священников обратились с письмом к министру иностранных дел СССР В. Молотову. В этом письме был изложен протест против деятельности Инициативной группы и декларация лояльности к новой власти.

Ответа на письмо не последовало. Но все подписанты были вскоре арестованы органами МГБ СССР.

Инициативная группа развернула все большую деятельность.

По благочиниям проводились конференции духовенства, происходившие, как правило, по одному сценарию:

Зачитывалось обращение Инициативной группы, доклад по истории и критике унии, после чего униатским священникам предлагалось написать прошение о присоединении к Православной Церкви.

Этими собраниями избирались и делегаты на собор.

Конечно, тут отличился и сам Г.Костельник. Он в компании уполномоченного из Киева товарища Иванова объездил отдельные деканаты и собирал от одинаково мыслящих священников подписи под декларацией, что они добровольно присоединяются к Инициативной группе по воссоединению с Русской Православной Церковью.

С другой стороны, из переписки Уполномоченных Совета по делам религиозных культов при СНК СССР тов. Сердюченко и Ходченко известно, что данные конференции и сбор подписей проводились при непосредственной помощи и поддержке государственной власти:

"Сообщаю, что 11 районов Станиславской области входящих в Львовскую Епархию будут охвачены Уполномоченным СНК УССР тов. Ивановым совместно с доктором Костельником в этом месяце.

Священники этих районов будут вызваны на две конференции, из коих одна будет проведена в городе Станиславе и вторая в городе Стрые.

О дне созыва конференций Вам будет сообщено. Одновременно с проведением конференций будут уточнены деканаты и количество священников
".

В другой телеграмме непосредственно указывается о предоставлении помощи:

"Желательно провести конференции священников, поэтому сообщите мне как намечено Костельником, когда и где (место) проведения конференции с тем, чтобы можно было присутствовать и оказать помощь в сборе этих конференций, а также кто будет присутствовать от Львовской епархии" .

Точно также поступали и два других представителя Инициативной группы в Станиславской и Дрогобычской областях.

Известный историк Д. Поспеловский писал по поводу вс его этого церковного"беспредела", что избрание делегатов на собор, который должен был решить судьбу униатской Церкви, проходило без всяких правил.

В тех районах, где было слишком много противников воссоединения с Православной Церковью, выборы не проводились вообще: делегаты прямо назначались настоятелями храмов; в тех же случаях, когда и сами настоятели были сторонниками униатства, делегаты назначались местными, группами действия".

Никто не интересовался, насколько полно представляли делегаты общественное мнение, но все они получили право голоса.

К февралю 1946 года 986 униатских священников подписали прошения о присоединении к Русской Православной Церкви, 281 – отказались.

Но к этому времени самые ярые оппоненты Г.Костельника, а это около 1000 униатских священников уже были органами НКВД СССР арестованы и осуждены.

Тот факт, что многие священники отказывались от воссоединения подтверждается документами о отчетах Уполномоченного по религиозным вопросам во Львовской области тов. Вишневского.

Здесь же непосредственно отмечается заинтересованность властей в деле воссоединения и прямой контроль в оформлении регистрации духовенства: "... наконец, следовало бы сделать подробный анализ причин, почему слабо проходит каноническое оформление как духовенства, так и религиозных общин, а еще слабее – соответственно регистрация у Вас.

Тогда была бы ясна картина, дающая возможность вам помочь.


Совершенно отсутствует характеристика того положения, почему 45 священников отказываются от воссоединения, кто эти священники, какая среди них ведется работа по линии епархиального управления, деканата и т. п.; почему 10 священников, присоединившихся в свое время к "инициативной группе", в настоящее время отказались от этого присоединения и кто они по своему положению.

Также необходимо было бы знать почему часть священников из группы 55 отказались от священнического сана и перешла на гражданскую работу".

В общем "победа" Г. Костельника над УГКЦ была "пирровой победой", да и не уничтожила она УГКЦ полностью, поскольку церковь ушла в подполье и там просуществовала до 1989 г, когда само становилась вновь!

Первое совместное действие, между униатским и православным духовенством произошло на праздник Крещения в 1946 году. О. Гавриил Костельник предложил Макарию (Оксиюку), православному епископу Львовскому и Тернопольскому совершить совместно "Йордан", совместно настолько, насколько это разрешали каноны.



Но уважаемый читатель, то, что я описал в общих чертах выше о событиях в УГКЦ с 1945 по 1946 года включительно, это только верхушка айсберга.

А следы планов уничтожения УКГЦ ведут нас в 1940 год, когда собственно это и было первоначально запланировано.

Но, тогда реализации этого плана помешала германо-советская война 1941-1845 годов.

Сам же рассказ о скрытой истории уничтожения УГКЦ и истинной роли в нем Г. Костельника мною будет показан в следующей части.

(конец ч.6-2)



Коментарі









© 2007 - 2012, Народна правда
© 2007, УРА-Інтернет – дизайн і програмування

Передрук матеріалів дозволяється тільки за умови посилання на "Народну правду" та зазначення автора. Використання фотоматеріалів із розділу "Фото" – тільки за згодою автора.
"Народна правда" не несе відповідальності за зміст матеріалів, опублікованих авторами.

Технічна підтримка: techsupport@pravda.com.ua