Пошук на сайті:
Знайти



Народні блоги

Герои и предатели ч.5


2
Рейтинг
2


Голосів "за"
2

Голосів "проти"
0

Как и почему погиб Роман Шухевич?

Герои и предатели ч.5
ч.5

Как и почему погиб Роман Шухевич?

Прежде чем мы, уважаемый читатель прейдем к непосредственному выяснению поставленных вопросов "Кто и зачем убил Р. Шухевича?", нам надо бы объективно себе представлять, а кем собственно был этот Р. Шухевич и почему несмотря на прошедшие 63 года со дня его смерти и в Украине, и России наблюдается вокруг этого имени, сколько грязной политической возни и инсинуаций.

И тут, я в целях заявленной мною объективности изложения, хочу вначале познакомить читателя с двумя версиями жизни и смерти Р. Шухевича.

Одна из них изложена историками от ОУН-УПА, а вторая как бы нейтрально-академическая.

http://www.ukrnationalism.org.ua/movement/?shuhevychbiography

"Роман Шухевич (17.07.07 – 05.03.50) Псевдонимы: Тарас Чупринка, Тур, Роман Лозовский, Монах, Туча, Степан, Щука, Колокол.

Родился 17 июля 1907 в Краковцах Яворивского района Львовской области.

Сын уездного судьи, он еще с шестого класса гимназии, которую окончил в 1925 году, стал подпольщиком Украинской военной организации (УВО).

В 1926-1929 годах участвовал, организовывал и руководил различными антипольскими акциями. В 1929-м вступил в ОУН как один из первых ее членов.

Был членом Пласта (Курень "Лесные черти", позже "Черноморце") во Львове (1922-30), а также УВО (1923-29); служил в Польской армии при артиллерии (1928-29).

В 1932-м окончил Львовский политехнический институт. Член ОУН с 1929 г., в 1933-1934 был боевым референтом краевой экзекутивы ОУН, которую возглавлял Степан Бандера.

В 1934 году был заключен поляками в политический концентрационный лагерь Береза Картузская (1934-35), политический узник польской тюрьмы (1935-37), амнистирован в 1938 году. В 1938-1939 годах был старшиной в штабе Карпатской Сечи в ранге поручика.

Роман Шухевич был убежденным антикоммунистом. Коммунистические власти отправили в ссылку его родителей и сестру. В начале советско-нацистской войны в 1941 году, когда большевики "чистили" западноукраинские тюрьмы, был расстрелян его брат, арестована его жена, а дочь и сын отправлены в специальный детский дом.

В 1939-1941 годах в проводе ОУН отвечает за организацию подпольной сети на западноукраинских землях. В 1941 году как политический руководитель Украинского легиона "Нахтигаль" вошел во Львов.

Военный референт провода ОУН с марта 1943, председатель Бюро Провода ОУН с мая 1943, В августе 1943 года избран главой бюро центрального провода ОУН. С осени 1943-го в ранге подполковника возглавил УПА.

В июле 1944-го на подпольном И Большом сборе Украинского Главного Освободительного Совета избран Председателем Генерального Секретариата Военных дел УГВР. Назначен УГВР генерал-хорунжим УПА в 1946 году.

После 1945 года Роман Шухевич вместе со сторонниками по ЦП ОУН разработал тактические основы, давшие возможность еще несколько лет активно противодействовать коммунизации Западной Украины.

В первой половине июля 1948 года в Иловськом лесу тогдашней Дрогобычской области провел совещание на базе львовского краевого провода, которым руководил Зиновий Тершаковец ("Федор").

Члены ЦП ОУН Василий Кук, Василий Шелест, Роман Кравчук, Олекса Гасин приняли важные решения о перестройке подпольной работы и усиления конспирации.

Вместе с тем они были поражены, когда узнали о том, что Шухевич пытался найти контакт с представителями коммунистического режима, начать мирные переговоры, чтобы уменьшить отрицательные последствия противостояния в западноукраинском регионе.

Согласно решению УГВР от 29.08.1949 г., с концом 1949 г. временно прекратилась деятельность всех подотделов и штабов УПА.

Роман Шухевич находился в глубоком подполье. Но его укрытие было раскрыто.

Погиб смертью героя в перестрелке с спецгруппой МГБ в с. Белогорица под Львовом 5 марта 1950 года.

Посмертно награжден УГВР Золотым Крестом боевой заслуги 1-го класса и Золотым Крестом заслуги. Руководство Пласта посмертно именовал Романа Шухевича Гетманским пластуном Скобом".

Вариант академической биографии:

Роман Иосифович Шухевич (30 июня 1907 – 5 марта 1950), руководитель ОУН (б) и главнокомандующий УПА с мая 1943 года до своей гибели в 1950г.

Родился 30 июня 1907 года в местечке Краковец (Краковцы) Яворовского уезда на территории нынешней Львовской области Украины (в то время – Галиция, Австро-Венгрия), по другим данным во Львове, в семье уездного судьи. Дядя Шухевича в 1919 году командовал 4-й бригадой Украинской Галицкой армии.

До 1920 года жил с семьей в г. Радехов, а затем в Каменка-Струмилове, где отец работал гражданским судьёй. В 1920 продолжил обучение во Львове в украинской гимназии которую окончил в 1925 году.

Зародились и укрепились националистические настроения в результате его общения с Евгеном Коновальцем, создателем и руководителем Украинской военной организации (УВО), который в 1921-1922 годах снимал у Шухевичей комнату.

В юности был членом "Пласта" (украинская скаутская организация) (1922-1930), пока она не была запрещена польскими властями.

В 1925 году вступил в УВО.

По окончании гимназии – по одним данным в 1926-1928 годах выехал в Данциг, и поступил в Данцигский политехнический институт, параллельно обучаясь в нелегальной разведшколе УВО под протекцией немцев; по другим данным, проживал в г.

Коломыя Станиславской области. С 1928 по 1934 Шухевич учился на инженерно-строительном факультете Львовского политехнического института, по окончании которого получил диплом инженера.

Деятельность УВО сводилась преимущественно к четырём формам: акты саботажа (поджоги, повреждение телефонной и телеграфной связи), подкладывание бомб, "экспроприации" имущества и политических убийств.

19 сентября 1926 года, будучи боевым референтом УВО, Шухевич застрелил польского школьного куратора Я. Собинского во Львове.

В 1926-1929 годах он был задействован в различных антипольских акциях, курировал школьное образование на Западной Украине. В1929, с созданием ОУН, стал одним из первых её членов.

В ходе подпольной деятельности сменил множество псевдонимов: Монах (Чернець), Туча, Степан, Колокол (Дзвін) (1930-1933), Щука (1938-1939), Тур (1941-1943), Тарас Чупрынка (1943-1950), Роман Лозовский (1944).

В 1930 назначен руководителем боевой референтуры Краевой экзекутивы ОУН на западноукраинских землях (кличка Дзвін).

Летом-осенью 1930 организовывал и руководил антипольской саботажной акцией: поджогами строений, домов колонистов, уничтожением заготовленного сена, разрушением полицейских участков.

Считается, что принимал участие в убийстве посла польского Сейма Тадеуша Голувко 29 августа 1931[8]

В 1931-1933 был техническим организатором нескольких покушений на польских чиновников и работника советского консульства А. Майлова – в качестве мести за Голодомор на Украине.

В 1932 был арестован за связь с нападавшими на почту в г. Городок и участие в антипольских студенческих выступлениях.

В течение нескольких месяцев содержался в тюрьме, но был выпущен.

В 1934 был арестован польскими властями после покушения на министра внутренних дел Бронислава Перацкого.

В ходе Львовского процесса над Степаном Бандерой и группой его сторонников (1935) осуждён на 4 года тюремного заключения.1935-1937 годы провёл во Львовской тюрьме.

В 1938 году выпущен в рамках всеобщей амнистии и выехал в Германию.

Прошёл курс подготовки в военной академии в Мюнхене и получил первый немецкий офицерский чин

После раздела Чехословакии в результате Мюнхенского соглашения (1938 года) Шухевич нелегально перешёл на оккупированную венгерскими войсками акарпатскую Украину, где принял участие в создании "Карпатской Сечи", заняв должность начальника штаба (кличка Щука)

Осенью 1939 года перебрался в Краков, где действовал центр ОУН.

Руководство ОУН, поддерживавшее контакты с германскими разведслужбами ещё со времён Веймарской республики, направило Шухевича в Данциг для организации связи с силами ОУН на польских территориях.

С началом Второй мировой войны и после капитуляции Польши Шухевич и его подчинённые перебираются в Краков.

После убийства в 1938 году в Роттердаме советским агентом Павлом Судоплатовым руководителя ОУН Евгена Коновальца и раскола ОУН в 1940 году на две фракции – ОУН (М) и ОУН (Б) – Шухевич поддержал Бандеру и вошёл в руководство его организации (Революційний Провод ОУН), переключив своё внимание на организацию подпольной сети и подготовку вооружённой борьбы на западноукраинских землях, присоединённых в сентябре 1939 к СССР.

С этой целью в 1940-1941 в лагере Нойхаммер под Лигницем нацистами был создан, вооружён и обучен разведывательно-диверсионной деятельности батальон из восьмисот человек (в основном военнопленных украинской национальности, служивших в бывшей польской армии) – так называемый Украинский легион, состоявший из двух батальонов: ("Соловей"), в котором Шухевич отвечал за политико-идеологическую работу с личным составом и боевую подготовку, и "Роланд".

Одновременно Шухевич руководил действиями ОУН на приграничных (окраинных) землях Генерал-губернаторства со смешанным польско-украинским населением.

С 1940 года – руководитель военной референтуры Центрального Провода ОУН-Р, позже руководитель краевого Провода ОУН-Р на территории Генерал-губернаторства. Весной 1941 года обучается на высших военных командных курсах для руководителей ОУН-Р, организованных абвером.

Занимает должность заместителя командира Украинского легиона, формируемого в г. Бранденбург (это формирование так же упоминается под названиями Украинский легион им. Е.Коновальца, Украинский легион им. С. Бандеры – по информации ОУН (б) или батальон "Нахтигаль" – по версии абвера).

Руководство ОУН (б) рассчитывало на то, что после "освобождения" Украины немецкими войсками от большевиков им будет позволено создать своё собственное независимое украинское государство, о вероятности этого многократно указывалось на самом высоком нацистском уровне.

Украинский легион же, по замыслу руководства ОУН (б), должен был стать основой армии нового украинского государства под руководством ОУН (б

В ходе Операции Барбаросса батальон "Нахтигаль", где Шухевич в чине гауптмана (капитана) занимал должность украинского заместителя командира, вместе с немецкими войсками принял участие во вторжении на территорию Украинской ССР, действуя в составе полка "Бранденбург".

В ночь с 29 на 30 июня 1941 батальон первым вошёл во Львов.

Дойдя до Бригидской тюрьмы, они увидели, что все арестованные, которые были в тюрьме, были убиты НКВД.

Среди них и брат Романа Шухевича. Батальон захватил стратегические пункты в центре города, включая радиостанцию, откуда был провозглашен

С приходом "Нахтигаля" во Львов ОУН (б) 30 июня 1941 провозгласили создание союзного Великой Германии украинского государства получившего тут же благословение УГКЦ Андрея Шептицкого, – "Акт провозглашения украинского государства"

Роман Шухевич был формально назначен заместителем военного министра Украинского государственного правления – правительства самостоятельной Украины во главе с Ярославом Стецько.

Однако подобный акт не был поддержан немецким руководством. Степан Бандера и Ярослав Стецько были направлены в Берлин для дачи разъяснений и прекращения "горячего конфликта" с ОУН (м).

Их многочисленные попытки добиться поддержки "союзной Великой Германии Украинской Державе под руководством вождя Степана Бандеры" не были удовлетворены. Гитлер не видел перспектив появление подобного формирования.

В середине сентября 1941 оба были арестованы а в начале 1942 помещены в специализированный барак концлагеря Заксенхаузен, где уже находились различные политические фигуры из оккупированных нацистами стран и территорий.

Оттуда они продолжали осуществлять руководство ОУН (б) до момента их освобождения в начале сентября 1944 году немцами, рассчитывавшими широко использовать ОУН (б) и УПА в борьбе против СССР.

После недельного пребывания во Львове Шухевич вместе с батальоном убыл с немецкими войсками далее на Восток.

В начале сентября 1941 в расположении "Зондеркоммадо" фельдпост 11333 в Житомире Шухевич ведет переговоры о засылке "Нахтигаля" в тыл советских войск.

В конце сентября 1941 эти переговоры продолжаются в Киеве, но немцы не соглашаются с подобным предложением.

Осенью батальон направляется обратно во Львов а затем в Германию на 7-месячные курсы, где он был объединён с ещё одним украинским подразделением ОУН-Р – отрядом "Роланд" – а затем в конце марта 1942 как 201-й охранный батальон, был переброшен в Белоруссию где использовался для борьбы с партизанами.

Шухевич занимал должность заместителя командира в 201-м охранном батальоне в немецком звании, соответствующем званию капитана.

В конце 1942 года весь личный состав батальона отказался продлить контракт на службу в германской армии, в связи с чем он был разоружён, расформирован и отправлен обратно в Генерал-Губернаторство.

Вернувшись в начале 1943 года во Львов, Шухевич перешёл на нелегальное положение и вошёл в состав Провода ОУН в качестве референта по военным вопросам.

17-23 февраля 1943 в с. Тернобежье Олевского района Львовской области по инициативе Шухевича была созвана III конференция ОУН, на которой, несмотря на возражения М. Лебедя, руководившего организацией после ареста С.Бандеры, было принято решение об активизации деятельности и начале вооружённой борьбы.

Несмотря на призывы М.Степаняка (руководитель ОУН на Западноукраинских Землях) к развёртыванию широкого вооружённого восстания против оккупантов, большинство членов конференции поддержало Романа Шухевича, по мнению которого основная борьба должна была быть направлена не против немцев, а против советских партизан и поляков.

Борьба же против немцев должна была вестись, исходя из интересов ОУН и иметь характер самообороны украинского народа.

13 апреля 1943 года в ОУН (б) произошёл внутренний переворот, в результате которого Шухевич занял должность политического руководителя ОУН (б), сместив ранее занимавшего этот пост Лебедя.

Шухевич принял активное участие в подготовке III Чрезвычайного Сбора ОУН, который в августе 1943 года принял новую политическую платформу "двухфронтовой" борьбы ОУН (б) и УПА против "Империализма Берлина и Москвы", ограничив, впрочем, борьбу с первым "самообороной народа".

Шухевич на Сборе был избран председателем Бюро Провода ОУН, в октябре он с инспекторской поездкой посетил Волынь, где, ознакомившись с действиями УПА, поднял вопрос о реорганизации Украинской национальной самообороны, организованной в Дистрикте Галиция летом 1943 года, в УПА-Запад.

С 27 января 1944 года под именем подполковника Тараса Чупрынки возглавил Украинскую повстанческую армию. Пост главнокомандующего УПА он сохранил до самой своей гибели.

В начале 1944 года по инициативе Шухевича был создан "Главный Военный штаб УПА".

В июле 1944 года по инициативе ОУН (б) и УПА был создан объединённый "Украинский Главный Освободительный Совет".

На I Большом сборе УГВР, прошедшем в подполье, Шухевич – Чупрынка – Роман Лозовский избран председателем генерального секретариата УГВР и главным секретарём по военным делам.

В начале 1945 конференция ОУН (б) не рекомендовала С. Бандере возвращаться на украинскую территорию по ряду причин.

Фактически Шухевич руководил ОУН (б) и УПА на территориях Западной Украины и Юго-Восточной Польши.

С этого момента и до своей гибели Шухевич являлся руководителем подполья ОУН (б) на Западной Украине и Юго-Восточной Польше (до его ликвидации в 1950 году).

1946

В 1946 Шухевичу было присвоено звание генерала-хорунжего УПА.

30 мая 1947 года решением УГВР Шухевич объединил остатки УПА и действующее подполье ОУН (б) в единое целое.

В 1948 году он попытался вступить в контакты с советскими властями и начать мирные переговоры, чтобы уменьшить отрицательные последствия противостояния в западноукраинском регионе, но по какой-то причине контакты прекратил.

В 1948 году остатки подполья ОУН (б) под руководством Шухевича продолжали партизанские действия на территории Львовской, Тернопольской и Ивано-Франковском областей.

В первой половине июля в Иловском лесу тогдашней Дрогобычской области он провел совещание на базе Львовского краевого руководства, которым руководил Зиновий Тершаковец ("Федор").

В июле-августе прилетел из Станислава в Одессу в сопровождении связной "Анны" и полтора месяца лечился в поликлинике Лермонтовского курорта.

Шухевич использовал поддельные документы (военный билет) на имя Ярослава Васильевича Полевого.

По решению УГВР от 3 сентября 1949, боевые подразделения УПА формально приостановили свою деятельность.

Органам госбезопасности всё же удалось обнаружить место, где скрывался Шухевич.

3 марта 1950 года была арестована связная Дарья Гусяк (псевдоним "Дарка", "Нуся").

С помощью внутри камерного внедрения агента МГБ "Роза" удалось узнать точный адрес, по которому находилась другая помощница Шухевича.

5 марта 1950 года сотрудники МГБ во главе с Павлом Судоплатовым установили, что Шухевич находится в помещении кооперативной лавки в селе Белогорща под Львовом.

Как пишет в своих мемуарах Павел Судоплатов, генерал МГБ "Дроздов потребовал от Шухевича сложить оружие – в этом случае ему гарантировали жизнь.

В ответ прозвучала автоматная очередь. Шухевич, пытаясь прорвать кольцо окружения, бросил из укрытия две ручные гранаты. Завязалась перестрелка, в результате которой Шухевич погиб".

В результате несогласованных действий опергруппы Шухевичем был убит сотрудник управления 2-Н МГБ УССР майор Ревенко.

Никто из участников операции не был награждён орденами или медалями, что свидетельствует о недовольстве руководства её итогами (крупных руководителей ОУН-УПА старались брать живьём для оперативной и пропагандистской работы).

Сержант внутренних войск Полищук, убивший Шухевича, получил благодарность и премию 1000 рублей.

По воспоминаниям бывшего офицера МГБ, участвовавшего в операции по захвату Шухевича, 9 марта 1950 года был получен приказ вывезти тело генерала "Тараса Чупрынки" – Романа Шухевича за пределы Западной Украины и сжечь, а пепел развеять. Именно это и было сделано на левом берегу реки Збруч, напротив города Каменец-Подольский. По данным, имеющимся у Службы безопасности Украины, останки Шухевича были сброшены в реку.

В 2003 году в том месте, где это примерно могло происходить, был установлен крест, а 13 октября 2005 – памятный знак.

УГВР посмертно наградил своего руководителя Золотым Крестом Боевой Заслуги 1-го класса и Золотым Крестом Заслуги.

В честь Романа Шухевича были переименованы две улицы во Львове и создан музей в доме, где погиб Роман Шухевич.

12 октября 2007 Указом президента Украины Виктора Ющенко Роману Шухевичу было посмертно присвоено почётное звание "Герой Украины" с формулировкой "за выдающийся личный вклад в национально-освободительную борьбу за свободу и независимость Украины и в связи со 100-летней годовщиной со дня рождения и 65-летней годовщиной создания Украинской повстанческой армии".

21 апреля 2010 Донецкий апелляционный административный суд признал незаконным указ, изданный президентом Виктором Ющенко, о присвоении звания Героя Украины главнокомандующему УПА Роману Шухевичу и отменил его.

Главной причиной отмены стал тот факт, что Р. Шухевич не был гражданином УССР на момент своей смерти!

Решение суда вступило в силу. 16 февраля 2011 года высший административный суд Украины приостановил рассмотрение дела о признании незаконным и отмене указа о присвоении звания Герой Украины главнокомандующему УПА Роману Шухевичу.

2 августа 2011 года Высший админсуд Украины оставил в силе решение донецкого суда о признании незаконным присвоение Роману Шухевичу звания героя Украины.

И как сам, видит уважаемый читатель, "академическая" версия биографии Р. Шухевича более точна и объективна.

Но эта точность и объективность, тоже поверхностны хотя бы потому, что совершенно раскрывают тайну гибели Р. Шухевича
.

А уже зная все общие факты биографии Р. Шухевича, мы и приступим к собственно нашему историческому расследованию.

И в этом, нам прежде всего помогут материалы того ж секретного учебника для высшей школы КГБ СССР – "ПОДРЫВНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ УКРАИНСКИХ БУРЖУАЗНЫХ НАЦИОНАЛИСТОВ ПРОТИВ СССР И БОРЬБА С НЕЮ OPГAHOB ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ", где о Р. Шухевиче к сожалению имеется только вот такой небольшой эпизод:

"Главарем центрального "провода" ОУН бандеровцев в западных областях Украины был Шухевич.

Одновременно он являлся одним из членов зарубежного центрального "провода" ОУН бандеровцев в Мюнхене и председателем "генерального секретариата" УГВР.

В марте 1950 года в одном из сел, недалеко от гор. Львова, Шухевич был обнаружен оперативными работниками и при попытке к бегству убит.
"

Убит. И все. Очевидно детали сего "деяния" знать не полагалось даже курсантам Высшей школы КГБ СССР насколько секретной была эта операция.

Но, как я уже писал ранее ссылаясь на Библию где апостолы Марк и Лука в один голос в своих Евангелиях утверждали, что "... нет ничего тайного, что не сделалось бы явным, ни сокровенного, что не сделалось бы известным и не обнаружилось бы".



Прошло время и заговорил главный свидетель Павел Анатольевич Судоплатов
(7 июля 1907 – 24 сентября 1996) – советский разведчик, сотрудник ОГПУ (позже НКВД – НКГБ), перед арестом – генерал-лейтенант МВД СССР.

Организатор ряда политических убийств, в том числе лидера ОУН Евгения Коновальца и Льва Троцкого и Р. Шухевича.

Оперативный псевдоним – "Андрей".

И вот вышеназванный П. Судоплатов через 47 лет после гибели Р. Шухевича издал под своим именем книгу "Спецоперации. Лубянка и Кремль 1930-1950 годы. -М.: ОЛМА-ПРЕСС, 1997 г.", где и поведал миру как он убил Е. Коновальца, организовал убийство Л. Троцкого и провел операцию по уничтожению Р. Шухевича.

Причем П. Судоплатов признавался в том что ему проникнуть в ОУН и совершить убийство Е. Коновальца помог правая рука Коновальца – Николай Лебедь, бывшей к этому времени агентов НКВД с 1930 годов.

И чтобы тут не быть голословным, я сразу подаю отрывок из мемуаров П.Судоплтова:

Гл. 1 "Начало". "Смертельный поединок с ОУН":

"В 1933 году Кулинич, офицер, отвечавшая за оперативное наблюдение и борьбу с украинской эмиграцией на Западе, подала рапорт об отставке по состоянию здоровья. Узнав, что я родом с Украины и имею опыт работы в местных условиях, Артузов предложил эту должность мне.

К тому времени Эмма также перевелась в Москву и получила назначение в Секретно-политический отдел.

С 1934 года в ее обязанности входила работа с сетью осведомителей в только что созданном Союзе писателей и в среде творческой интеллигенции.

После трагического убийства советского дипломата Майкова во Львове, совершенного террористом ОУН Лемеком в 1934 году, председатель ОГПУ Менжинский издал приказ о разработке плана действий по нейтрализации террористических акций украинских националистов.

Украинское ГПУ сообщило, что ему удалось внедрить в подпольную военную организацию украинских националистов в изгнании (ОУН) своего проверенного агента – Лебедя.

Это было крупным достижением.

Слуцкий, к тому времени начальник Иностранного отдела, предложил мне стать сотрудником-нелегалом, работающим за рубежом. Сначала это показалось мне нереальным, поскольку опыта работы за границей у меня не было и я ничего не знал об условиях жизни на Западе. К тому же мои знания немецкого, который должен был мне понадобиться в Германии и Польше, где предстояло работать, равнялись нулю.

Однако, чем больше я думал об этом предложении, тем более заманчивым оно мне представлялось. И я согласился. После чего сразу приступил к интенсивному изучению немецкого языка – занятия проходили на явочной квартире пять раз в неделю. Опытные инструкторы обучали меня также приемам рукопашного боя и владению оружием.

Исключительно полезными для меня были встречи с заместителем начальника Иностранного отдела ОГПУ-НКВД Шпигельглазом.

У него был большой опыт работы за границей в качестве нелегала – в Китае и Западной Европе. В начале 30-х годов в Париже "крышей" ему служил рыбный магазин, специализировавшийся на продаже омаров, расположенный возле Монмартра.

После восьми месяцев обучения я был готов отправиться в свою первую зарубежную командировку в сопровождении Лебедя, "главного представителя" ОУН на Украине, а в действительности нашего тайного агента на протяжении многих лет.

Лебедь с 1915 по 1918 год просидел вместе с Коновальцем в лагере для военнопленных под Царицыном.

(В годы первой мировой войны Лебедь и Коновалец вместе воевали в качестве офицеров австро-венгерской армии против России на Юго-Западном фронте в составе так называемого корпуса "Сечевых стрельцов".)

В гражданскую войну он стал заместителем Коновальца и командовал пехотной дивизией, сражавшейся против частей Красной Армии на Украине.

После отступления Коновальца в Польшу в 1920 году Лебедь был направлен им на

Украину для организации подпольной сети ОУН.

Но там его арестовали.

Выбор перед ним был простой: или работать на нас, или умереть.

Лебедь стал для нас ключевой фигурой в борьбе с бандитизмом на Украине в 20-х годах.

Его репутация в националистических кругах за рубежом оставалась по-прежнему высокой: Коновалец рассматривал своего представителя как человека, способного провести подготовительную работу для захвата власти ОУН в Киеве в случае войны.

От Лебедя, которому мы разрешали выезжать на

Запад в 20-х и 30-х годах по нелегальным каналам, нам и стало известно, что Коновалец лелеял планы захвата Украины в будущей войне.


В Берлине Лебедь встречался с полковником Александером, предшественником адмирала Вильгельма Канариса на посту руководителя германской разведслужбы в начале 30-х годов, и узнал от него, что Коновалец дважды виделся с Гитлером, который предложил, чтобы несколько сторонников Коновальца прошли курс обучения в нацистской партийной школе в Лейпциге.



Я ехал за границу как "племянник" Лебедя, якобы для помощи в его

работе.


Моя жена была переведена в Иностранный отдел НКВД для того, чтобы через нее я мог поддерживать связь с Центром. Она должна была выступать в роли студентки из Женевы, что позволило ей время от времени встречаться с агентами в Западной Европе.

С этой целью она прошла специальный курс. Лебедь не знал о том, что на нас работает еще один агент, Полуведько, главный представитель Коновальца в Финляндии.

Он жил по фальшивому паспорту в Хельсинки, организуя контакты между украинскими националистами в изгнании и их подпольной организацией в Ленинграде.

Оуновцы прятали свои архивы в Ленинграде, в знаменитой библиотеке имени Салтыкова-Щедрина.

Хотя мы и знали это, обнаружить архивы удалось лишь после окончания второй мировой войны, в 1949 году..."

Но, эта версия самого П. Судоплатова. А ведь есть и официальная биография Н. Лебидя как ее подают историки от ОУН-УПА. И тут самое время ее привести.

"Николай Лебедь (псевдоним Максим Рубан; 1909 или 1910 – 18 июля 1998) – деятель ОУН, сторонник Степана Бандеры. Псевдонимы "Чёрт", "Скиба", "Ярополк".

В западной прессе неоднократно назывался лидером украинских фашистов и обвинялся в сотрудничестве с нацистами

Родился в селе Новые Стрелища Жидачовского уезда. Окончил Львовскую гимназию, с 1925 года член Украинской Военной организации, затем ОУН.

С 1930 года подреферент Юношества Краевой экзекутивы ОУН, в 1934 году арестован за соучастие в убийстве министра внутренних дел Польши Б.Перацкого.

После освобождения в 1939 году был "украинским комендантом" немецкой разведшколы в Закопане, основатель и первый шеф разведки Службы Безопасности ОУН.

В Украинском державном правлении после провозглашения 30 июня 1941 года Украинской державы занимал пост руководителя службы безопасности.

После ареста в 1941 году Бандеры ему удалось ускользнуть и стать руководителем ОУН (б) на Украине.

В октябре 1941 года гестапо или крипо выпустило листовку о поиске Лебедя с фотографией и номером его автомашины.

С 1943 года референт загрансвязей ОУН (б).

Вёл террористическую деятельность против сторонников других украинских националистических лидеров (в первую очередь Андрея Мельника и Василия Боровца) с целью консолидации всех национальных сил под руководством Степана Бандеры.

В апреле 1943 года выступил с предложением "очистить всю революционную территорию от польского населения". Проводимые с его участием этнические чистки дополняли цели нацистов.

В различных источниках встречаются упоминания о назначенной гестапо награде за его поимку, некоторые называют дату – январь 1944 года и сумму – 500 тысяч немецких марок.

В начале 1944 года арестована и помещена в концлагерь Равенсбрук его жена Дарья с двухлетней дочерью, об освобождении которых в марте удалось договориться И. Гриньоху

На тех же переговорах была достигнута договорённость о передаче УПА оружия для "борьбы в большевистском тылу".

В 1944 году был ген секретарём иностранных дел Украинской головной вызвольной рады (УГВР).

С 1945 года референт СБ Заграничных частей ОУН.

В 1946 году ушёл в оппозицию к Бандере, возглавлял УГВР.

После войны начал сотрудничество с американскими спецслужбами и из опасения экстрадиции в Советский Союз в 1947 году был тайно перевезён ими с семьёй из Рима в Мюнхен. Жил в Мюнхене под именем Роман Туран.

С 1948 года Лебедь стал руководителем ОУН в ФРГ, с 1949 года проживал в США, сотрудничал с ЦРУ, шеф издательства "Пролог".

Неоднократно посещал Украину в 1990-е гг., делегат Всемирного съезда украинцев в Киеве (1992).

Умер 18 июля 1998 года в Питтсбурге (США) и его личный архив был передан в "Harvard Ukrainian Research Institute

Но, это все уважаемый читатель, как бы вступление к развязке.

Ведь мы пытаемся выявить все тайные обстоятельства гибели Р. Шухевича и тут без выяснения роли и отношений между Р. Шухевичем и Н. Лебедем на не обойтись.

Кстати, уже в тексте "академической" версии биографии Р. Шухевича имеется два важных факта, которые указывают на наличие острой вражды между Н. Лебедем и Р. Шухевичем

1. 17-23 февраля 1943 в с. Тернобежье Олевского района Львовской области по инициативе Шухевича была созвана III конференция ОУН, на которой, несмотря на возражения М. Лебедя, руководившего организацией после ареста С.Бандеры, было принято решение об активизации деятельности и начале вооружённой борьбы.

2. 13 апреля 1943 года в ОУН (б) произошёл внутренний переворот, в результате которого Шухевич занял должность политического руководителя ОУН (б), сместив ранее занимавшего этот пост Лебедя.

Из почитанного мы с вами уважаемый читатель узнали собственно сенсационную новость!

ОУН после смерти Е. Коновальца и в периоды арестов С. Бандеры руководил Николай Лебедь – агент НКВД-МГБ-КГБ СССР!


Отсюда становится и понятным почему ОУН не взирая на все свои усилия и финансовые организационную помощь от Германии и затем Англии и США, не смогла добиться значительных успехов реализации в Украине в поставленный ОУН целях.

Все эти планы становились через Н. Лебедя известными в НКВД СССР и по их нейтрализации, там своевременно принимались эффективные меры!


А в 1950 г. у НКВД-МГБ СССР вплотную занялись реализацией операции по поимке или уничтожению Р.Шухевича.

И возглавил эту операцию все тот же хорошо нам знакомый П. Судоплатов.

На тему гибели Р. Шухевича есть несколько работ украинских историков, но самой подробной хотя и не безупречной является статья в еженедельнике "Зеркало Недели" N6 (381), 2002 р. "Роман Шухевич: тайна гибели" авторы: Дмитрий Веденеев, Юрий Шаповалов.

Я, ее далее буду излагать в сокращенном виде:

"С 1943 года Шухевич перешел на нелегальное положение. Нацисты арестовали его жену Наталью Шухевич-Березинскую. Тогда он, рискуя жизнью, встретился с полковником Альфредом Бизанцем и гестапо освободило Наталью.

В 1944-м Роман и Наталья формально развелись, чтобы семья не пострадала от нацистов, которые разыскивали Шухевича.

Однако интересовались Натальей и другие силы. 27 июля 1945 ее (вместе с матерью, сыном Юрком и дочерью Марией) в селе Беличи Старосамборского района арестовали энкаведисты.

Через нее, ясное дело, выйти на "Волка" – такой псевдоним был дан ее мужу в документах НКВД.

......

"Волк" в подполье. Охотились на "Волка" не только армия.

С 1944 года коммунистическая спецслужба развернула широкомасштабное оперативное мероприятие, направленное на поиск членов ОУН и лично Романа Шухевича.

Соответствующие задачи позднее были возложены на созданное в январе 1947-го управление 2-Н МГБ УССР, 1-й отдел которого вел поиск лидеров украинского подполья. В целом по Украине не менее 700-800 оперативных работников одновременно участвовали в поисках командарма УПА. Характерно, что трижды поступала информация о ликвидации "Волка". Она оказалась неточной, а потому поиски продолжались.

Требовало больших усилий обеспечить конспирацию командарма. И были люди, которые этим занимались.

Например, К.Ратич, сотрудник СБ ЦП, своего рода персональный конструктор бункеров для Шухевича.

Большую роль сыграла Галина Дидык, которую мы уже упомянули.

Родилась она в 1912 году в селе Шибалин Бережанского района на Тернопольщине, с 1930-го была в оуновском подполье, самоотверженно работала в Украинском Красном Кресте – медицинской сети украинского подполья.

В 1939 году ее арестовали работники Бережанского районного отделения НКВД, однако впоследствии освободили. В 1944-м она перешла на нелегальное положение, в 1945-м ее прикомандировали к группе обеспечения "военачальником Тура".

Г.Дидык обеспечила не менее полутора десятка мест укрытия командарма. В связи с ухудшением его здоровья (начали отекать ноги и он не мог скрываться в обычных бункерах) на зиму 1945-1946 года Дидык оборудовала для него бункер под печью в доме по улице Сулимирского, 4 во Львове.

Весной 1946 года Шухевич ушел в Рогатинские леса, где действовал особый окружной провод, специально созданный как база для укрытия руководящего состава подполья Галичины. С тех пор "Тарас Чупринка" в зависимости от сезона менял места укрытия.

Например, зимой следующего года (и до апреля 1947 года) он находился на конспиративной квартире села Княгиничи Букачевского района Станиславщине. Здесь о нем заботилась еще одна связная Ольга Илькив ("Роксолана"), жена стрыйского районного проводника ОУН, погибшего в 1947 году.

В своих воспоминаниях об отце Юрий Шухевич, отмечает еще двух связных – Екатерину Зарицкую и Дарку Гусяк, с которыми (как и с Галиной Дидык) судьба сведет его позднее в заключении.

Имя первой – "Монета". Дочь профессора математики, она вступила в ОУН еще в 1932-м, а через два года была осуждена как владелица конспиративной квартиры, на которой скрывался Григорий Мацейко – убийца министра внутренних дел Польши Бронислава Перацкого.

Они были идейно близки с Шухевичем, а с весны 1945-го их отношения переросли в настоящую любовь. Зарицкая координировала работу личных связных командарма и лиц, содержавших конспиративные квартиры.

Впервые ее арестовали в 1945-м, но ей удалось бежать. Второй раз "Монета" задержали 21 сентября 1947 года в Ходорове. При этом она оказала сопротивление и застрелила опера.

В ноябре 1948 года Особое совещание МГБ СССР приговорило ее к 25 годам тюремного заключения, которое в 1969-м заменили исправительно-трудовую колонию. На свободу она вышла в 1972 году, а в 1986-м умерла.

Наконец – Дарья Гусяк ("Нуся"). По словам Юрия Шухевича, именно она "стала невольной виновницей провала Романа Шухевича".



Дарья тоже была связной и выполняла ответственные поручения (например, ездила в Москву с целью установления контактов с посольством США).

Ее схватили прямо на улице во Львове 2 марта 1950 года, отняв оружие и яд. Она упрямо отказывалась давать показания, хотя ее подвергали пытке, а потом на ее глазах избили родную мать. Несмотря на это и на пытки, она молчала, хотя после допросов попала в так называемую больничную камеру.

После одного из допросов она встретила знакомую. Она также имелись следы избиения, но уже якобы выходила на свободу и была готова передать записку от Дарья.



Так и произошло. Гусяк написала записку, как потом выяснилось, роковую для Шухевича.

Вот она:

"Мои дорогие! Имейте в виду, что я попала в большевистскую тюрьму, где нет человека, который прошел бы то, что меня ждет, и не сломался.

После первой стадии я держусь, но не знаю, что будет дальше.

М. (Речь идет о "Монета", то есть о К.Зарицкой. – Авт.) Приводили на очную ставку, она героиня, потому что держалась 5 месяцев.

Целую. НУСЯ.


Обо мне много знают, а основной вопрос – это о ШУ и ДИ (То есть о Шухевиче и Дидык. – Авт.).

Меня схватили шестеро и не было возможности покончить с собой. Знали, что у меня есть пистолет и яд".

Далее "Нуся" объяснила, что записку нужно передать Наталье Червь в село Белогорке Брюховицкого района Львовской области и детально описала, где находится ее дом.

Знакомая из камеры на самом деле была агентом МГБ "Розой", а "следы избиения" – обычным гримом.

А вот копия подлинного документа подтверждающая мои слова:

Строго секретно

Агентурное донесение

Источник "Роза"

Принял 4 марта 1950 года

Дроздов, Фадеев, Гузеев

4 марта 1950 года ночью после ареста Гусяк Дарья рассказала, что она приехала во Львов в конце февраля месяца...

В день своего ареста Гусяк Дарья встретилась со студенткой мединститута (фамилию не назывкет). Студентка села с ней вместе в трамвай. Дарья думала в трамвае кое-что сказать студентке.

Однако студентка эта случайно встретила в трамвае свою подругу, завязала с ней разговор и Гусяк побоялась к ней подойти. Сошли на одной трамвайной остановке, студентка пошла по улице Пушкина вместе с подругой и не видела, как Гусяк арестовали...

5 марта 1950 года (Гусяк. – С.К.) решила написать записку Шухевичу в адрес Хробак Наталии (которую обещала передать адресату, то есть Шухевичу, сама "Роза". – С.К.).

Гусяк спросила, что от меня написать Шухевичу. Я сказала: "Напишите, что Ромця его приветствует и целует". (Агент МГБ "Роза" якобы проживала по соседству от Шухевича на Лычаковке еще до 1939 года. – С.К.)

После окончания корреспонденции Гусяк поинтересовалась, когда может прибыть подтверждение о вручении. Я ответила, что думаю, что в среду. Гусяк ответила, что если будет ясно, что записка вручена, она тогда на следствии назовет дом, где скрывается Шухевич.

О Шухевиче говорит, что он очень болен, но все же хорошо выглядит. За время пребывания в подполье хорошо изучил английский язык. Его последние псевдонимы "Батько" и "Старый".

Гусяк рассказала, что при аресте ее органами МГБ были изъяты пистолет, два магазина с патронами, цианистый калий, образцы разных подписей начальников паспортных столов, штампы "выбыл", "выписан", список медикаментов (для Шухевича. – С.К.)...

"Роза"

А вот еще один подлинный документ:

Зам. Начальника Отделения

Управления 2-Н МГБ УССР

Майор (подпись. – С.К.) (Кононенко)

Секретно

Экз.

Секретно

Экз. N2

Справка из личного архивного дела на агента "Астра", она же "Ручка", "Роза", "Ольга", арх. N85699.

Агент "Астра" – (вымарано тушью. – С.К.), 1919 года рождения, уроженка с.Карлов Снятинского района Ивано-Франковской области, украинка, гр. СССР, с незаконченным высшим образованием, проживающая в г. Львове, по (вымарано тушью. – С.К.), дом 15, кв. 58, не работавшая по инвалидности.

(Вымарано тушью. – С.К.) по 1960 год состояла в агентурной сети органов КГБ под псевдонимом "Астра".

Во время немецкой оккупации в сентябре 1943 года "Астра" была завербована комиссаром гестапо г.Коломыя Лайдирецом в качестве агента под псевдонимом N28 и выполняла задание по выявлению и разработке объектов заитересованности гестапо.

В мартк 1944 года "Астра" бежала в Германию в г.Берлин, где окончила месячные курсы шоферов и некоторое время работала шофером почтовой машины. Летом 1944 года была направлена в Австрию в г.Зальцбург, работала на сортировке корреспонденции в привокзальной почте, затем переехала в г.Конфенберг, где работала на фабрике "Веллера", изготовлявшей военное снаряжение.

9 мая 1945 года из Австрии "Астра" переехала в Венгрию, где была помещена в фильтрационный лагерь в г.Дука, откуда в сентябре 1945 года, как репатриантка, возвратилась на Родину и поступила на работу в качестветелефонистки почтового отделения г.Коломыя.

15 марта 1948 года отделом контрразведки "Смерш" 227 авиационной дивизии "Астра" была завербована в качестве агента. При вербовке она скрыла свою связь с гестапо и дала показания лишь о своей личной связи с немцем Голлербах Паулем, работавшим начальником почты г.Коломыя.

По материалам "Астры" были арестованы, а затем осуждены участники ОУН Ивасюк Анна, Стунар Иван, Сематюк Андрей и Луц. В июне 1947 года "Астра" была принята на связь 4-м отделом УКГБ Львовской обл. В ходе работы с ней ее разоблачили как агента гестапо и перевербовали.

Будучи разоблачена в неискренности, в работе с органами МГБ "Астра" продолжала двурушничать. Она не прекратила связь с главарем СБ Коломыйского Окружного "провода" ОУН "Сталевым", бандглаварями надрайонного "провода" ОУН "Буря" и "Нестером", по заданию которых закупала в г.Львове пишущие машинки, шрифты, бумагу и различную литературу.

В мае 1949 года "Астра", как агент-двурушник, была арестована и использовалась по внутрикамерной разработке арестованных участников подполья (далее – вымарано. – С.К.).

По окончании следствия (вымарано тушью. – С.К.) в июне 1949 года была привлечена к внутрикамерной работе под псевдонимом "Роза" по разработке, в основном, связей членов Главного "провода" ОУН и их функционеров.

За период работы в качестве внутрикамерного агента (вымарано. – С.К.) показала себя с положительной стороны, умело вскрывая новые связи арестованных участников ОУН, давала материалы, заслуживающие оперативного внимания.

Так, на протяжении 1949 года и января-марта 1950 года (вымарано. – С.К.) разрабатывала по камере:

Бриндзей Марию Васильевну, участницу ОУН...

Богонюк Елену Павловну, активную бандпособницу...

Ковалык Теклю Дмитриевну – связную Золочевского районного "провода" ОУН...

Связную члена Главного "провода" ОУН Гусяк Дарью – "Нусю-Черную", от которой "Роза", согласно данного ей инструктажа, получила адрес места укрытия руководителя ОУН Шухевича Романа и его связной – Дидык Галины – "Анны".

С 4 на 5 марта 1950 года по данным "Розы" была проведена чекистко-войсковая операция, в результате которой убит член Главного "провода" ОУН – Шухевич Роман, а находившаяся с ним Дидык Галина захвачена живой.

Тогда же были захвачены документы Центрального "провода" ОУН, представляющие оперативный интерес.

В настоящее время (вымарано тушью. – С.К.) продолжает успешно разрабатывать арестованную участницу ОУН Гусяк Дарью, по показаниям которой производятся аресты оставшихся на свободе участников подполья ОУН...

В 1952-53 г.г. (вымарано. – С.К.) в качестве агента органов КГБ, под псевдонимом "Ольга" находилась на связи в б.1-м отделе КГБ УССР и вместе с агентом КГБ Полтавской области "Лариным" готовилась к выводу за кордон, с целью осуществления спецмероприятий (убийства? – С.К.) в отношении одного из главарей украинских националистов.

В связи с неискренностью в сотрудничестве с нами и отрицательными личными качествами было признано в 1953 году нецелесообразным выводить "Ольгу" за кордон.

В июне 1957 года "Ларин" при выполнении заданий органов КГБ был арестован в ФРГ американцами, на допросах рассказал о сотрудничестве с органами КГБ, о характере задания, к которому он готовился с "Ольгой" в 1952-53 г.г., причем назвал действительные установочные данные "Ольги".

В связи с изложенным, 1 Управление КГБ при СМ УССР запретил выезд "Ольги" за кордон.

В связи с тем, что "Астра" не представляла материалов, заслуживающих оперативного внимания и не располагала связями, представляющими оперативный интерес, а также часто находилась на стационарном лечении в больнице, 30 марта 1960 года она была исключена из действующего агентурного аппарата."

"Так стало известно, где скрывается главнокомандующий УПА. До его гибели оставалось совсем немного времени.

Операция

Поскольку полученная "Розой" сомнению не подлежала, молниеносно был разработан "План чекистско-войсковой операции по захвату или ликвидации "Волка".

Этот уникальный документ в одном экземпляре предусматривал проведение операции на рассвете 5 марта 1950 года:

"Для проведения операции:

а) Собрать все имеющиеся в г. Львове оперативные резервы 62 СД (стрелковой дивизии. – Авт.) ВВ (внутренних войск. – Авт.) МГБ, штаба украинского пограничного округа и Управления милиции г. Львова.

б) Снять по тревоге военные силы, участвующие в операции на стыке административных границ Глинянского, Перемышлянского и Бобрковского районов Львовской области в количестве 600 человек и сосредоточить к пяти часам 5 марта с.г. во дворе УМГБ Львовской области.

в) Операцию провести методом блокирования села Белогорща, близлежащих к нему хуторов, западной окраины поселка Левандувка и лесного массива".

Для руководства операцией создали оперативный штаб, в который вошли заместитель министра госбезопасности УССР генерал-майор Дроздов, прибывший из Москвы генерал-лейтенант Павел Судоплатов, начальник ВВ МГБ Украинского округа генерал-майор Фадеев и начальник УМГБ Львовской области полковник Майструк.

Все было сделано по плану, а 8-я рота 10-го стрелкового полка 62-й дивизии блокировала не один, а несколько домов, в которых вероятно мог быть Шухевич. Вдруг из дома Натальи Червь выскочил ее сын Данила.

Группа под руководством капитана П-на задержала и на скорую руку допросила.

Подросток указал в центре села на дом своей сестры Анны Конюшек, домашняя уборщица которого была похожа на Галину Дидык.

Около восьми часов группа солдат и ответственных работников управления 2-Н УМГБ подошли к этому дому.

Минут через десять дверь открыла женщина, назвавшаяся Стефанией Кулик, но была опознана как Дидык.

Как сказано в одном из отчетов, ей было "категорически предложено, чтобы Шухевич Роман, который скрывается вместе с ней, сдался и чтобы она способствовала этому, тогда им будет сохранена жизнь".

Дидык отказалась это сделать. Тогда в доме начался обыск.

Кстати, обыскали и саму Дидык, изъяв пистолет. Однако она успела принять стрихнин и, уже теряя сознание, услышала выстрелы.

Она не умерла, Ее немедленно доставили в реанимацию. Вылечили и снова подвергли жестоким допросам.

Почти 21 год она была в заключении, позже – на поселении в Казахстане. Вернулась в Украину, проживала в селе Христиновка на Черниговщине, где умерла в декабре 1979 года.

Однако вернемся к событиям в Белогорице. Шухевич находился в доме Анны Конюшек в специально оборудованном еще в октябре 1948 года хранилище.

Оно представляло собой деревянный короб в межэтажном пространстве на несколько человек с двумя раздвигавшимися. Выход из комнаты прикрывал ковер.

В принципе, в таком хранилище можно было пересидеть обыск, не обнаружив себя. Трудно сказать почему, но Шухевич этого не сделал и попытался вырваться из дома. Вот как это описано в одном из отчетов:

"Во время обыска из-за деревянной перегородки на площадке ступенек были произведены выстрелы.

В это время по ступенькам поднимались начальник отделения Управления 2-Н МГБ УССР майор Ревенко и заместитель начальника УМГБ Львовской области полковник Фокин. В возникшей стрельбе, тов. Ревенко на лестничной площадке был убит.

Во время стрельбы из укрытия выскочил бандит с пистолетом и гранатой в руке и бросился вниз по ступенькам, где наскочил на полковника Фокина, спускавшегося вниз.

В это время сержант П-к, стоявший во дворе, подбежал и автоматной очередью убил бандита".

Кроме того, захваченные связные Шухевича наконец были вынуждены дать показания, назвали 105 явочных квартир, из которых три десятка были во Львове.

"А, теперь эти же события в описаниях П. Судоплатова! Открываем его мемуары и читаем!

Тут мне, как автору особенно хотелось бы что бы все это прочли члены нынешнего ОУН и наконец уяснили для себя истинную роль Н. Лебедя, Владимира Горбового (и не обвиняли зазря Галину Дидык) в истории их в прошлом военно-политической организации, а сейчас одной из политических партий Украины.

"Разгром вооруженного националистического подполья в Западной Украине и Прибалтике"

"По нашим сведениям, вооруженное сопротивление координировалось также Шухевичем.

С 1943 по 1950-й год он возглавлял бандеровское подполье на Украине.

Этот человек обладал незаурядной храбростью и имел опыт конспиративной работы, что позволило ему еще и через семь лет после ухода немцев заниматься активной подрывной деятельностью.

В то время как мы разыскивали его в окрестностях Львова, он находился в кардиологическом санатории на берегу Черного моря под Одессой.

Потом, как нам стало известно, он объявился во Львове, где встретился с несколькими видными деятелями культуры и даже послал венок от своего имени на похороны одного из них.

Его рискованный жест вызвал разговоры в городе, и наш агент, бывшая актриса театра "Березиль" в Харькове, писавшая для "Известий", подтвердила присутствие Шухевича в районе Львова.

Нам, в свою очередь, удалось установить личность четырех его телохранителей-женщин, которые одновременно были и его любовницами.

В то время вооруженное сопротивление советской власти пользовалось поддержкой населения, проживавшего в районе Львова.

Вместе с Н. Лебедем, в прошлом крупным деятелем ОУН, мы отправились в глухую деревню на Львовщине.

Там разыскали родственников Лебедя – двое его племянников руководили местной бандитской группой.

Ранее двоюродный брат Лебедя был застрелен бандеровцами за то, что согласился стать председателем колхоза, хотя им было прекрасно известно, что его дочь и двое сыновей – активные участники антисоветского подполья.

Лебедь хотел убедить их отказаться от вооруженной борьбы. Дочь застреленного председателя колхоза, несмотря на потрясение, считала гибель отца возмездием за то, что он пошел на сотрудничество с советской властью.

Во Львове я оставался полгода – развязка хоть и была неизбежной, но, как это часто бывает, все равно оказалась неожиданной.

Шухевич слишком уж полагался на свои старые связи военного времени и ослабил бдительность.

Между тем мы вышли на семью Горбового, адвоката и влиятельного участника бандеровского движения.

Как оказалось, Горбовой и его семья хотели идти на компромисс с советской властью и не желали лично участвовать в убийствах."



Тут я прервусь и представлю нового нашего героя читателю Владимира Горбового.

Ведь это о нем пишем в своих мемуарах П. Судоплатова.

Вот официальная биографии Владимир Горбовой

Владимир Григорьевич Горбовой (30 января 1899, Долина, Ивано-Франковская область – † 21 мая 1984, Ходоров, Львовская область) – деятель УВО и ОУН, адвокат в Галичине, защитник в политических процессах.

Родился в городе Долине на Станиславщине. Окончил Стрыйскую гимназию.

Во время Первой Мировой войны воевал в составе австрийской армии. На Итальянском фронте потерял глаз.

С 1918 г. – в Украинской Галицкой армии, участвовал в походе на Киев в 1919 г. В межвоенный период изучал юридические науки в Праге.

В УВО с 1920 г., уездный Командант на Долинщини, шеф штаба Начальной Команды Львове (1922 г.), руководитель связи между начальной и Краевой Командами. С ноября по декабрь 1928 исполнял обязанности краевого коменданта УВО.

В 1934 г. стал одним из первых узников Березы Картузской.

С 1929 г. в ОУН. В процессах 1935-36 гг – защитник Бандеры. С 1939 г. живет в Кракове. Председатель комиссии Государственного планирования при Революционного провода ОУН, Председатель Президиума ИИ Великого Сбора ОУН, избран Генеральным Судьей, Глава Украинского Национального Комитета (1941 г.).

Узник немецких тюрем, освобожден в июле 1942 г. по состоянию здоровья.

1 июля 1947 арестован в Праге, передан полякам, которые передали В.Горбового в руки большевиков (9 июля 1948 г.).

Осужден на 25 лет, отбыл наказание полностью. Близко сотрудничал с заключенными Михаилом Сорокой и Петром Дюжим.

Уволен 1 августа 1972 Жил в Долине под постоянным наблюдением.

Умер внезапно в 1984. Похоронен в Долине.

А теперь слово П. Судоплатов

"Я сумел найти подход к Горбовому и его друзьям и предложил от имени советского руководства: войну нужно как можно скорее закончить и вернуть людей к нормальной жизни.

Я обещал похлопотать об освобождении племянницы Горбового из лагеря в России, куда ее отправили только за то, что она была его родственницей.

Свое обещание я сдержал – после моего звонка лично Абакумову племянницу Горбового тут же освободили и на самолете доставили во Львов.

В ответ Горбовой указал нам места, где мог скрываться Шухевич.

К тому времени нам удалось перетянуть на свою сторону и связного Шухевича, игрока местной футбольной команды "Динамо".

Горбовой и его единомышленник академик Крипякевич, сын которого активно участвовал в бандеровском движении, раскаялись и публично заявили об ошибочности своих политических взглядов; они не были репрессированы."



Справка: Иван Крипякевич- украинский историк, академик Академии наук УССР (1958), заслуженный деятель науки УССР (1961).

Родился 25 июня (7 июля) 1886 года во Львове. В 1908 окончил Львовский университет. С 1911 член историко-философской секции Научного товарищества имени Т. Г. Шевченко, в своих работах находился под влиянием руководителя НТШ и своего учителя Михаила Грушевского.

После присоединения Западной Украины к УССР в 1939 Иван Крипякевич стал профессором и заведующим кафедрой истории Львовского университета. В 1947-1948 годах работал в Киеве. В 1948 получил должность старшего научного сотрудника Музея этнографии и художественных промыслов АН УССР во Львове.

В 1951 году стал заведующим отделом истории Украины института общественных наук АН УССР во Львове, с 1953 до смерти директор этого института.

Крипякевич занимался в основном историей Украины периода феодализма. В свой советский период работы разрабатывал, в основном, историю войны под предводительством Богдана Хмельницкого.

Умер 21 апреля 1967 года во Львове. Похоронен на Лычаковском кладбище."

Свидетельствует П. Судоплатов

"Шухевич между тем совершил еще одну роковую ошибку.

Когда в доме, где он жил с одной из своих телохранительниц, Дарьей Гусяк, появился милиционер для обычной проверки документов, нервы его сдали.

Шухевич застрелил милиционера, и все трое – он сам, Дарья и ее мать – бежали.

Наши поиски привели в глухую деревушку, где мы нашли только мать Дарьи.

Шухевича там не было, но присутствие этой женщины указывало, что далеко уйти он не мог. Позднее, когда Дарья была арестована, она показала, что умолила Шухевича не убивать мать: у нее был деревянный протез, и он боялся, что с ней будет трудно бежать.

Тогда-то они и оставили ее в деревне.

Наша группа по захвату Шухевича расположилась в доме, где жила мать Дарьи.

Довольно скоро там появилась молодая симпатичная студентка-медичка из Львова, племянница Дарья.

Она приехала повидаться с родными и выступить, как она сказала, по поручению институтского комитета комсомола с беседами о вреде национализма.

Вовремя нашего дружеского разговора (я представился новым заместителем председателя райисполкома), отвечая на мой осторожный вопрос, где находится сейчас ее тетя, девушка ответила, что она живет в общежитии ее института и время от времени наведывается в Лесную академию), куда собирается вскоре поступать.

Группа наружного наблюдения быстро установила, в какую "академию" ходит Дарья: она совершала регулярные поездки в деревню под Львовом, где часами оставалась в кооперативной лавке.

Это заставило нас предположить, что там в это время бывает Шухевич.

К несчастью, молодые офицеры, проводившие слежку в марте 1950 года, были малоопытными и для прикрытия пытались за ней ухаживать.

Когда лейтенант Ревенко протянул Дарье руку и сказал по-украински, что хотел бы поближе познакомиться с такой очаровательной женщиной, она почувствовала ловушку и, недолго думая, в упор застрелила его.

Ее тут же схватили, но не мои люди, а местные жители, ставшие свидетелями совершенного на их глазах убийства.

Моим людям удалось отбить ее у толпы и отвести в местное отделение МГБ.

Через полчаса старший группы, мой ближайший помощник, был уже там, он немедленно приказал распустить на базаре слух, что женщина убила лейтенанта и застрелилась на любовной почве.

А вот подлинный документ:

Выписка из протокола допроса Арестованной Гусяк Дарьи Юрьевны от 20 мая 19
50 г.

Вопрос: Из Ваших показаний видно, что Вы являлись личной связной Центрального "провода" ОУН. Не так ли?

Ответ: Этого я и не собираюсь отрицать. Начиная с мая 1947 года я находилась при Шухевиче, прикрывая тогда его конспиративную квартиру в с.Гримне. После того, как эта квартира была расшифрована, я по-прежнему оставалась при нем и как личная его связная, под псевдонимом "Нуся", до дня своего ареста выполняла специальные задания Шухевича.

Вопрос: Какие?

Ответ: Кроме обыденной работы связной ОУН, я по указанию Шухевича выполняла его задания, которые были связаны с большой организационной тайной.

Так, осенью 1948 года, по заданию Шухевича, я выезжала в Киев, где детально осмотрела расположение и подходы к памятнику Ленину, который по заданию ОУН необходимо было взорвать. С такой же миссией я выезжала в Полтаву, где подробно изучила возможности для взрыва памятника Петру I.

Указанные взрывы, согласно указанию Шухевича, должны были осуществиться в знак протеста...

Вопрос: Продолжайте далее рассказывать о тех специальных заданиях Шухевича, которые выполняли.

Ответ:...руководители ОУНовского (движения в антисоветской работе ориентировались на Америку, рассчитывая на военную помощь последней.

В свете этого, в январе 1950 года, по заданию Шухевича, я вылетала самолетом в Москву, где по фиктивным документам на имя Денис остановилась в гостинице "Метрополь". Будучи в Москве, я установила, что американское посольство расположено на улице Моховой, N15.

Здесь же, как было установлено Шухевичем, я наметила место для будущей встречи с представителями американского посольства, инициативно выбрав для этого станцию метро "Измайловская", после чего выехала обратно во Львов.

Вопрос: С какой целью предвиделась встреча с американцами?

Ответ:...Могу лишь предполагать, что все это делалось для того, чтобы подполье ОУН могло установить контакт с американцами на территории Советского Союза и иметь со стороны их поддержку здесь – внутри страны...

Допросил:

Зам. Нач. Отдела след части МГБ УССР

А П. Судоплатов пишет дальше:

Дарья была надежно изолирована, а я, генерал Дроздов и двадцать оперативников окружили Сельпо, чтобы блокировать возможные пути бегства Шухевича.

Дроздов потребовал от Шухевича сложить оружие – в этом случае ему гарантировали жизнь.

В ответ прозвучала автоматная очередь. Шухевич, пытаясь прорвать кольцо окружения, бросил из укрытия две ручные гранаты. Завязалась перестрелка, в результате которой Шухевич был убит.

После смерти Шухевича движение сопротивления в Западной Украине пошло на убыль и вскоре затихло.

Нам удалось выяснить, что Шухевич создал весьма опасную агентурную сеть. За полгода до описываемых событий, в июне 1949 года, Дарья, как оказалось, две недели жила в Москве в гостинице "Метрополь" по паспорту на чужое имя.

У нее в номере хранились взрывные устройства. В течение этих двух недель она неоднократно посещала Красную площадь в поисках подходящей "мишени". Предполагалось, что этот взрыв произведет впечатление на Западе и ОУН получит финансовую поддержку.

Архивные материалы бандеровского движения были тайно вывезены националистами из Львова в Ленинград и спрятаны в отделе редких рукописей Публичной библиотеки имени М. Е. Салтыкова-Щедрина".

Теперь вы уважаемый читатель вам самим предстоит решить кому верить.

Версии смерти Р. Шухевича изложенной в газете "Зеркало недели" исходящей от историков ОУН-УПА или изложенной в признаниях П. Судоплатова, лично участвовавшего в захвате и уничтожении Р. Шухевича!

Я верю П. Судоплатову потому, что оуновцев разбиравшихся между собой в вопросе кто виноват в смерти Р.Шухевича, сотрудники КГБ специально запутали, отводя угрозу разоблачения и естественно мести от В. Горбового как непосредственного виновника сдачи МГБ СССР Романа Шухевича! В связи с чем и была подкорректирована биография В. Грабового.

Вся эта история конечно нуждается в официальном дополнительном расследовании и которое и должна повести Служба безопасности ОУН, если таковая еще там имеется.

Но, это был рассказ о героической жизни и не менее героической смерти Р. Шухевича!

А по законам жанра, сейчас самое время рассказать и еще об одном предателе дела ОУН-УПА – начальнике оуновской службы безопасности Матвиейко

Но прежде чем я предоставлю снова слово П. Судплатову считаю необходимым сказать несколько общих слов.

И в качестве примера я тут приведу информацию от антагонистов ОУН http://vitrenko.org/start.php?lang=1&article_id=8670

Откуда у них эта конфиденциальная информация, я точно сказать не могу, но думаю, что без информационной поддержки от ФСБ тут не обошлось.

Поэтому прошу строго не судить витренковцев, они озвучили, то что им всучили. Но как в любой дезинформации есть немного правды...

"В конце 1949 года тогдашний президент США Гарри Трумэн обратился с дружеским посланием к борцам за "самостійну Україну", в котором пожелал им доброго здоровья и успеха в делах. Вместе с этим посланием Трумэна государственный департамент США начал официально выдавать на "нужды" украинских националистов денежную субсидию. Финансирование подрывной деятельности украинских "борцов за независимость Украины" взяли на себя США, став таким образом их полновластным хозяином.

Лидеры ОУН, стремясь извлечь из прислужничества разведкам Запада большую пользу и поднять в их глазах собственную значимость, часто разбавляли объективную шпионскую информацию о СССР ложными сведениями.

Американская разведка, нуждавшаяся в информации о Советском Союзе, где успешно шло восстановление разрушенного войной народного хозяйства и наращивание оборонного могущества, и не догадывавшаяся о шулерских наклонностях своих подопечных, поручила им активизировать добывание разведывательной информации об СССР.

Послушным исполнителем этого задания стал Николай Лебедь, глава "Закордонного представництва", созданного еще в 1943 году так называемой Украинской головной визвольной радой (ЗП УГВР), по совместительству генеральный секретарь иностранных дел.

С 1950 года Лебедь и его сподвижники Иван Гриньох, Юрий Лопатинский, Лев Ребет, Дарья Ребет занялись подбором кандидатов из числа оуновцев для направления в Украину со шпионскими заданиями.

После консультаций с американцами выбор пал на одного из наиболее активных участников антибандеровской оппозиции Василия Охримовича (он же Чужий, он же Далекий), руководителя Тернопольского областного и краевого провода ОУН "Галичина", бывшего преподавателя немецких шпионских курсов в Кракове в 1940 году и во Львове в 1942 году.

В ЗП УГВР Охримович занимал должность руководителя Совета референтов и руководителя "политической информационной службы", считался теоретиком украинского национализма.

В начале 1950 года "вышкол" был окончен. В присутствии Гриньоха Охримовича инструктировал сотрудник американской разведки Блэк. Последнего интересовали данные об охране советской границы, укреплениях, аэродромах, военных базах, а также образцы различных советских документов. От Гриньоха Охримович получил задание особой важности – направить из Украины в адрес ЗП УГВР в Мюнхене мандат от имени провода ОУН за подписью Кука-Лемиша, которым подтверждается право ЗП УГВР на руководство всем националистическим подпольем в Украине.

19 мая 1951 года Охримович с группой, в которую входили разведчики и радисты, был заброшен на американском самолете в Украину. Охримовичу удалось встретиться с Куком и обсудить с ним задание американской разведки и ситуацию в Украине. Однако вскоре Охримович и члены его группы были схвачены сотрудниками советской контрразведки.

Принимая во внимание целесообразность сохранения в тайне их провала, Охримовичу было разрешено (под контролем КГБ) поддерживать связь с Куком и американской разведкой.

Вскоре был арестован и Кук. Американцы же продолжали благодарить Охримовича за присланную им по радио "ценную информацию" и посылать в Украину новых шпионов.

Наряду с "ценной информацией" Охримович через своего радиста передал за рубеж текст мандата, подготовленного Лебедем и компанией и якобы подписанного Куком. Мандатом подтверждалось право Миколы Лебедя и руководимой им УГВР "представлять украинское освободительное движение на украинских землях за рубежом".

Далее "подтверждалось", что Быйлыхо (псевдоним С.Бандеры)... ни формально, ни фактически не является проводником ОУН. Высказывалась надежда на то, что Быйлыхо ради целостности ОУН прекратит раскольническую деятельность.

Отмечалось, что провод ОУН на украинских землях считает пока тактически невыгодным полностью отстранить Бандеру от участия в делах ОУН.

Провод ОУН на УЗ (украинских землях) уполномочивал Л.Ребета, Матлу и Бандеру временно взять руководство ЗП в свои руки и реформировать ЗП соответственно с предложениями провода ОУН на УЗ.

Результат не заставил себя долго ждать.

Поднявшаяся в националистической среде буря, вызванная реакцией Бандеры, не желавшего уступать свои диктаторские полномочия кому бы то ни было и реформировать ОУН, привела к еще одному расколу. Матла и Ребет вышли из бандеровской ОУН-Р и образовали еще одну ОУН, названную ими ОУН за кордоном, сокращенно ОУН-З.

Эта новообразованная "партия" объявляет себя сторонницей ЗП УГВР и работает на американскую разведку, которая готовит Охримовича к засылке в Украину.

Бандера тут же обращается к англичанам с предложениями о сотрудничестве. В срочном порядке была подобрана группа, которую возглавил руководитель Службы безопасности ЗП ОУН Мирон Матвиенко (псевдоним "Усміх").

Англичане готовили своих агентов по той же методике, что и американцы. Сначала их рекомендовали англичанам люди Бандеры или сам Бандера. Затем их доставляли в Западную Германию и там обучали шпионскому ремеслу. Кроме английских разведчиков с "подготовишками" постоянно работал член провода ЗП ОУН Богдан Пидгайный, бывший унтер-офицер дивизии СС "Галичина", после войны – руководитель службы КЗ (крайній зв?язок) ЗП ОУН, непосредственно занимавшийся подбором кандидатов в шпионы, контролем за их обучением и засылкой в Украину. Пидгайный являлся личным представителем Бандеры в английской разведке.

После детального инструктажа относительно сбора развединформации группа "Усміха" была заброшена в Украину с английского самолета почти одновременно с группой Охримовича.

"Усміх" с группой был захвачен сразу же после приземления. Николай Лебедь, руководитель ЗП УГВР, в это время похвалялся "достижениями" своей группы в Украине, показывая "інформацію з краю" (разумеется, не ту, что шла в разведку) и тот фальшивый "мандат", текст которого получил по радио.

Бандера вскоре также получил радиограмму от "Усміха", в которой он сообщал о благополучном приземлении на Львовщине и о начале выполнения задания "приятелей". Просил об оказании помощи людьми и деньгами.

Бандера и его хозяева тут же откликнулись на сигнал о помощи и вместе с "приятелями" подготовил новую группу для заброски в Украину. Но так как американцы и англичане не решались использовать для этих целей авиацию, то заброску очередной партии шпионов было решено осуществить пешим порядком.

Сначала группа английских шпионов через зеленую границу была переброшена из Западной Германии в Чехословакию, оттуда в Польшу, а затем в Украину. Непрошеные гости несли деньги, рации, письма Бандеры с информацией о положении за рубежом, новые задания разведки и сами оставались в распоряжении "Усміха".

Вспоминая события того времени, Матвиенко напишет:

"Бандера и Стецько, которые знали, что никакого подполья в Украине нет, решили послать меня в Украину для того, чтобы получить от меня сведения о якобы существующем подполье на землях.

Это, по мнению Бандеры и Стецько, дало бы им возможность торговать собранной "информацией" и получать за нее немалые суммы денег. Мне было абсолютно ясно, что Бандера и Стецько приносят меня в жертву своим личным интересам и интересам иностранных разведок, но, побаиваясь расправы в случае отказа, я решился молча выполнять их задание..."

Со временем английскую разведку перестала удовлетворять информация, которую могла дать группа "подпольщиков". Она требовала данных разведки о важных засекреченных объектах.

И у нее, естественно, возникали сомнения в реальном существовании каких-то "оуновских" баз в Украине. Для изучения ситуации и проверки "Усміха" английская разведка послала к нему двух своих проверенных агентов.

Последние задание выполнили, но возвратиться назад на Запад им не было суждено. Оба попали в ловушку, подготовленную чекистами, ведшими игру через задержанного и разоблаченного "Усміха".

Двое других по пути в Украину погибли, нарвавшись на чехословацких пограничников.

Но эту информацию слили ФСБ через сайт Наталии Витренко, но эти ребята из ФСБ не учли одного, что П. Судроатов писал в своих мемуаров правду об ОУН и вот его версия истории с предательством Мирона Матвиенко.



И вот что по этому поводу написано в своих мемуарах П. Судоплатов:

Крах украинской "эпопеи" наступил через год.


"Чекистским органам и лично Хамазюку, оперативнику из моей группы, удалось заслать агента в сохранившийся еще отряд бандеровцев, перебравшийся к тому времени с Украины в Чехословакию, а оттуда в Германию.

Британская разведка, выйдя на этих людей, перевезла их в Англию для обучения подрывной деятельности. Наш человек был представлен бандеровцам как один из близких к Шухевичу активистов.

Находясь в Мюнхене, он поддерживал с нами контакты, но как только группа перебралась в Англию, мы решили пока не рисковать и не выходить с ним на связь. Оуновские вожаки за рубежом сильно тревожились из-за отсутствия радиосвязи с Шухевичем.

Они, поддерживаемые англичанами, решили направить на Украину начальника оуновской службы безопасности Матвиенко.

Ему поручалось узнать о судьбе молчавшего Шухевича и активизировать подпольное движение.

Мы дали указание нашему агенту отправить зашифрованную открытку в Германию по указанному адресу с сообщением о маршруте группы Матвиейко. Предполагалось, что эмиссары Бандеры высадятся в районе города Ровно.

Наша служба противовоздушной обороны получила указание не сбивать британский самолет, который и должен был, взяв группу Матвиейко, лететь с Мальты, а затем сбросить всех на парашютах под Ровно.

Это было сделано не только с целью защиты нашего агента, находившегося в составе группы диверсантов, но и потому, что мы намеревались захватить всех живыми.

Членов группы тепло встретили на явочной квартире люди Райхмана, заместителя начальника контрразведки, искусно сыгравшие роль подпольщиков, которых рассчитывал застать там Матвиейко.

После выпивки – в спиртное было подмешано снотворное – "гости" мирно уснули и проснулись уже во внутренней тюрьме областного управления МГБ.

Все это происходило в мае 1951 года. В три часа ночи в моей квартире раздался телефонный звонок.

Звонил секретарь Абакумова: мне надлежало срочно явиться в кабинет министра.

У Абакумова шел допрос Матвиейко, который проводили сам министр и его заместитель Питовранов.

Вначале я выступил в роли переводчика, поскольку Матвиейко говорил только на западно-украинском диалекте.

Допрос продолжался два часа. Затем Абакумов приказал мне самому заняться Матвиейко.

Я работал с ним примерно месяц. Это были не допросы, а беседы, то есть протоколы не велись.

Наши беседы проходили в кабинете начальника внутренней тюрьмы Миронова, где Матвиейко имел возможность даже смотреть телевизор. Помню, как его поразила опера "Богдан Хмельницкий" на украинском языке. Этот спектакль шел в рамках декады украинского искусства в Москве.

Ни в Польше, ни в Западной Украине Матвиейко никогда не бывал на оперных спектаклях, исполнявшихся на его родном языке.

Ему это казалось невероятным, и чтобы убедить его окончательно в подлинности увиденного, я взял Матвиейко с собой в театр на украинскую декаду, правда, в сопровождении "эскорта".

После бесед со мной он убедился: кроме, быть может, фамилий нескольких второстепенных агентов, нам, по существу, было известно все об украинской эмигрантской организации и бандеровском движении.

Он был потрясен, когда я стал излагать биографии всех известных ему руководителей украинских националистов, приводить подробности их личной жизни, рассказывать об их взаимных распрях.

Заверив Матвиейко, что не собираюсь его вербовать, я объяснил: самое главное для нас – прекратить вооруженную борьбу в Западной Украине.

С разрешения Абакумова я позвонил Мельникову, первому секретарю компартии Украины, сменившему на этом посту Хрущева, и попросил принять Матвиейко в Киеве и показать ему, что Украина, и в частности Западная Украина, – это не оккупированная русскими территория, а свободные земли, где живут свободные люди.

С Матвиейко я больше не встречался. В Киеве его поместили на конспиративной квартире под домашний арест, при этом дали возможность свободно передвигаться по городу. Затем его перевели во Львов, где он жил в особняке.

Оттуда он и сбежал. Какой тут поднялся переполох в Киеве и Москве!

Был объявлен всесоюзный розыск. Министр госбезопасности Украины немедленно приказал арестовать всех, кто отвечал за охрану Матвиейко.

Оказалось, что ушел он весьма просто: вышел из ворот особняка, попрощался с охранником, который за прошедшие десять дней привык к тому, что Матвиейко свободно приходит и уходит (правда, в сопровождении офицеров госбезопасности), и не остановил его, хотя никакого сопровождения на сей раз не было.

Эти дни он жил на квартире своего старого знакомого, не связанного с бандеровцами. Матвиейко сказал ему, что приехал из Москвы по делам и поживет у него недолго.

За это время он обошел бандеровские явки и проверил львовские связи, о которых не дал никаких показаний в Москве.

К своему ужасу, он обнаружил, что их агентурная сеть не существует: два адреса оказались неверными, а люди, связанные с подпольем, были вымышленными.

Все это было фантазии составителей отчетов о дутых успехах бандеровского движения, посылавшихся в штаб-квартиры ОУН в Лондоне и Мюнхене. Матвиейко был достаточно опытным разведчиком, чтобы понять: оставшиеся явки наверняка находятся под наблюдением советской контрразведки, их сохранили только для того, чтобы использовать в качестве ловушек для незадачливых визитеров из-за рубежа.

Через три дня Матвиейко сам сдался органам безопасности во Львове. На пресс-конференции, устроенной украинским руководством, он выступил с осуждением бандеровского движения.

Используя свой авторитет, Матвиейко призвал эмиграцию и оуновцев, сражавшихся в бандитских отрядах, к примирению. Впоследствии он начал новую жизнь – работал бухгалтером, женился, вырастил троих детей и мирно скончался в 1974 году".

И в заключение я как ранее и обещал, для всех сортов и видов УКРАИНОФОБОВ подаю признание П.Судоплатова в его любви к Украине и ее народу!

"История с Матвиейко приобретает новое звучание в свете провозглашения украинской независимости.

На Западе никогда не отдавали себе отчета в том, что после революции 1917 года Украина впервые в своей истории обрела государственность в составе Советского Союза.

Подлинный расцвет наступил в национальном искусстве, литературе, системе образования на родном языке, что совершенно невозможно было представить ни при царизме, ни при австрийском и польском господстве в Галиции.

Украинских партийных руководителей в отличие от их коллег из других союзных республик в Москве всегда встречали с особым почетом, и они оказывали существенное влияние на формирование внутренней и внешней политики кремлевского руководства.

Украина была постоянным резервом выдвижения кадров на руководящую работу в Москве. Украинская компартия имела свое политбюро, чего не было ни в одной республике, состояла членом Организации Объединенных Наций.



Да, до 1992 года Украина не являлась полностью независимым государством, но я по-прежнему считаю себя украинцем – одним из тех, кто в какой-то мере способствовал созданию того положения, какое она приобрела в рамках Советского Союза.

Вес, который имела Украина, укрепление ее престижа в СССР и за рубежом стали прелюдией к обретению ею совершенно нового статуса независимого государства после распада Советского Союза."

(конец ч.5)










© 2007 - 2012, Народна правда
© 2007, УРА-Інтернет – дизайн і програмування

Передрук матеріалів дозволяється тільки за умови посилання на "Народну правду" та зазначення автора. Використання фотоматеріалів із розділу "Фото" – тільки за згодою автора.
"Народна правда" не несе відповідальності за зміст матеріалів, опублікованих авторами.

Технічна підтримка: techsupport@pravda.com.ua