Пошук на сайті:
Знайти



Народні блоги

Додати стрічку статей сайту до свого iGoogle
Останні публікації
Крым   татары   Илам III

Присоединение Крымского ханства к Российской империи и современная геополитика Гл.11 ч.1


3
Рейтинг
3


Голосів "за"
4

Голосів "проти"
1

"...Татары захватили земную поверхность, ... слава Богу, на народ татарский этого Крымского острова, Величайший Творец обратил благосклонный взор.
В какую бы сторону они ни обратились, они всегда выходят победителями и приносят в землю неверных беспокойство и суматоху...


Присоединение Крымского ханства к Российской империи и современная геополитика Гл.11 ч.1
"...Татары захватили земную поверхность, ... слава Богу, на народ татарский этого Крымского острова, Величайший Творец обратил благосклонный взор.

В какую бы сторону они ни обратились, они всегда выходят победителями и приносят в землю неверных беспокойство и суматоху.

Все неверные в своих странах боятся татар. Им нет пощады, и они остаются в безверии.

На все стороны света они идут на государства неверных, обреченных попасть в ад, грабят их и уводят, стенающих в плен.

...Всех неверных с детьми и родственниками они отправляют в земли ислама, где те удостаиваются счастья быть обращенными в мусульманство
...

(Из книги Эвлия Челяби, (1666 – 1667 гг.).

Глава 11

А не сильная туча затучилась,

А не сильные громы грянули,

Куда едет собака Крымский царь?

А ко сильному царству Московскому.


Запись песни XVI века

После сдачи Азова летом 1642 года крымско – турецкие войска подошли к Азову и начали строить новую крепость. Обустроившись с основными фортификационными сооружениями и накопив военную мощь, турки используя подвижные татарскую конницу перешли в контр наступление, для чего начали совершать ряд карательных экспедиций.

Так 22 апреля 1643г. был взят и сожжен на казачий город Маныч., а через неделю

в ходе штурма полностью разрушены 2 казачьих города: Черкасск и Монастырский Яр.

В июне 1643 года крымско – турецкими войска осадили, но не взяли казачий город Раздоры

Как обычно донские казаки подали жалобу московскому царю но, царь побоялся послать войска на Дон, зато вновь разрешил вербовать в Московском государстве "вольных людей" для пополнения казачьих войск.

Поражение войск крымского хана при борьбе за освобождение Азова обстоятельства, которого описаны в Главе 8, в конце концов, привело к свержению в 1644 крымского хана Мухаммада IV, и на престол вступил Ислам III

Забегая вперед, хочу сразу отметить, что 10 летние правление Ислама III было пиком могущества Крымского ханства и крымские татары должны протестовать не против памятников в Крыму не Екатерине II и ее генералам, а добиваться возведения памятника в Симферополе, этому выдающему представителя крымского-татарского народа!

Дальнейшей изложении исторических событий в Польше, Московии и Крыму будет автором будет изложено с точки зрения турецко – татарской политики и интересов того времени. Потому как в доступной исторической литературе, эта точка зрения не нашла своего полного отражения, что свидетельствует об однобокости или тенденциозности изложений этого периода истории в украинской, русской и российской литературе.

Поэтому национально – "свидомых", с обоих лагерей (что украинского, что русского национализма) убедительно прошу не читать и не комментировать изложенное, ибо внедренные в головы наших современников исторические штампы в силу их идеологическую закостенелость изменить невозможно, и автор не преследует цель кого-то переубедить в его взглядах та события 1642-1655 годов.

Часть 1

Восшествие на ханский трон Ислама III


Итак, Ислам III, что нам известно об этой исторической личности?

Скупые энциклопедические сведения: правил с1644 по 1654 года, был сыном крымского хана Селямет-Гирея I. При хане Джанибеке попал в плен к полякам и пробыл там 7 лет.

Освободившись вследствие выкупа, жил в Турции. Интригами своих родственников со стороны младшего брата Мухаммада IV, как законный претендент на ханский трон, был сослан турецким султаном на остров Родос. После провального правления Мухаммада IV, усилиями противоположного лагеря султан Ибрагим назначил Ислам III крымским ханом.

Начал свое правление с подавления восстание черкесов поднятых ими вследствие русского подстрекательства, после завоевания последними Астрахани.

В 1644 году Ислам III совершает военную экспедицию на Москву, что приносит ему огромный выкуп от русских – 60000 алтын и 40000 золотых, большое Количество "мягкой рухляди" – мехов.

По возвращении, так сказать на обратном пути, войска Ислама III захватили в полон, множество людей, в том числе девушек; одну из них, Роксолану, c его подачи подарили турецкому султану. Она получила там имя "Хассеги Хюррем" ("Веселая фаворитка") и имела, как мы знаем впоследствии большое влияние на султана. Но это отдельная как говорится история.

Что же представляло собой Крымское ханство, на 1644 год? Какое как говорится "хозяйство" принял хан Ислам III?

Надо отметить, что на время его правления проявились важных тенденций жизни Порты. В 40-х годах XVII в. в результате феодализации турецкого общества турецкая империя слабеет, вызванные этим неудачи в войнах приводят к серии дворцовых переворотов. В связи с этими неурядицами влияние Оттоманской Порты на Крымское ханство заметно ослабевает. В начале правления Ислам-Гирея III сложилась достаточно редкая ситуация – в результате очередного переворота империя осталась практически без монарха – султан Ибрагим в 1649 г. был задушен, а его преемнику было всего 7 лет., что фактически для Ислама III означало полную свободу при проведении внешней и внутренней политики.

Наш анализ начнем с государственное устройство Крымского ханства и организации его армии:

Крымское ханство было образовано в середине XV в. как одно из наиболее значительных государственных объединений, возникших на развалинах Золотой Орды.

На протяжении всей своей истории оно наводило ужас набегами на соседние окружающие его народы и страны, поскольку к XVII веку оставалось единственным в Европе государством, основная часть населения которого вела кочевую жизнь и считала себя право преемницей некогда великой Золотой Орды.

Правители ханства вели отсчет своей родословной от Чингиз-хана: Крым они обобщенно называли "домом Чингизовым" и при дипломатических контактах постоянно ссылались на основателя династии.

Необходимо отметить, что главной причиной военных походов татар были экономические трудности, так как содержание громадного крымского юрта, занимавшего степи от Дона до устьев Дуная, требовало несравненно больше того, что мог дать маленький Крымский полуостров.

Мирные занятия не могли удовлетворить материальных потребностей населения, и выход из хозяйственных затруднений татары находили не в развитии производительных сил, а в отыскании старинных источников средств, какими сделались для них беспрерывные войны с соседями и получение с них принудительных платежей.

Кроме того, Крымское ханство находилось на рубеже конфессионального противостояния мусульманского и христианского миров.

Это служило идеологическим обоснованием для военных походов и набегов на соседние государства.

В состав Крымского ханства вошли земли на континенте: территории между Дунаем и Днепром, Приазовье и часть Кубани. Эта территория была по площади значительно большей, чем владения ханства на полуострове

В городах, кроме издавна проживавших греков, армян, евреев поселилось большое количество крымских татар, караимов, турок, также занимавшихся торговлей и ремеслом.

Крымские ханы были заинтересованы в развитии торговли, дававшей значительные прибыли казне. Среди товаров, вывозимых из Крыма, называются сырая кожа, овечья шерсть, сафьяны, овечьи шубы, серые и черные смушки.

Главной крепостью при въезде на территорию полуострова была крепость Ор (известная русским как Перекоп), являвшаяся воротами Крыма. Функции защиты Крыма выполняли города – Крепости Арабат, Керчь.

Основными торговыми портами были Гезлев и Кефе. Военные гарнизоны (в основном турецкие, частично из местных греков) содержались также в Балаклаве, Судаке, Керчи, Кефе.

Бахчисарай – столица ханства с 1428 года, Акмесджит (Ак-Мечеть) был резиденцией калги-султана, Карасубазар – центром беев Ширинских, Кефе – резиденцией наместника османского султана.

Крымский Хан, являясь верховным землевладельцем, владел соляными озерами и деревнями возле них, лесами по течению рек Альмы, Качи и Салгира. Хан назначался, как и остальные высшие государственные лица Крымского ханства, Турецким султаном, поскольку ханство было вассальным государством Османской империи.

Имея право наследования земли умершего вассала, если у него отсутствовали близкие родственники, хан мог стать наследником беев и мурз. Эти же правила распространялись и на бейское и мурзинское землевладение, когда к бею или мурзе переходили земли бедных земледельцев и скотоводов.

В состав ханских владений входили также несколько городов – Кырым (современный Старый Крым), Кырк-Ер (современный Чуфут-Кале), Бахчисарай.

При хане существовали "малый" и "большой" диваны, игравшие очень серьезную роль в жизни государства.

"Малым диваном" назывался совет, если в нем принимал участие узкий круг знати, решавший вопросы, требующие срочных и конкретных решений.

"Большой диван" – это собрание "всей земли", когда в нем принимали участие вообще все мурзы и представители "лучших" чёрных людей...

В государственном устройстве Крыма во многом были использована османская структура государственной власти и чаще всего высшие государственные должности занимались сыновьями, братьями хана или другими лицами знатного происхождения.

Первым должностным лицом после хана был калга-султан.

На эту должность назначался наследник хана или доверенное лицо из ханской фамилии.

Калга управлял страной в случае смерти хана до назначения на престол нового. Он был главнокомандующим, если хан лично не отправлялся на войну.

Вторую должность – нуреддин - также занимал член ханской фамилии. Он был председателем в малых и местных судах, командовал в походах меньшими корпусами.

Муфтий - это глава мусульманского духовенства Крыма, толкователь законов, обладающий правом смещать судей – кадиев, если они судили неправильно. Система правосудия была основана на нормах мусульманского права шариате.

Это на начало 17 века было прогрессивной формой организации судопроизводства и в этом плане крымские татары выделялись среди других народов.

Для иллюстрации вышесказанного как юрист особо остановлюсь на Принципах осуществления правосудия

Обобщая имеющиеся сведения о характере правосудия в судах Крымского ханства, можно выявить следующие принципы, положенные в основу отправления правосудие кадиями.

1. Принцип религиозно-правовой законности, то есть судья действовал в суровом соответствии с шариатом: "все, что учинено не в соответствии с шариатскими постановлениями считается, не законным, и объявляется недействительным"

2. Принцип доказанности вины, то есть имела место своего рода презумпция невиновности, так как считалось, что, "базируясь на постановлениях шариата, судья не предполагал ни подлога, ни преднамеренности, ни вины в любом действии, без признания в том обвиняемого, или без предоставления доказательств, основанных на показаниях свидетелей".

К тому же, наказание назначалось только в том случае, если грех или преступление становится известным и доказанным. При рассмотрении дела кади очень строго придерживался норм шариата. Если при обжаловании судебного решения будет доказано, что, например, "незаконно осудили какого-либо слабого раба, то на собрании татарских улемов (законодателей) этого кадия, что незаконно судит, бьют камнем, совсем не давая пощады"

3. Принцип взаимного равенства сторон в судебном процессе. Он отвечает правилу, которое действовало в судопроизводстве Крымского ханства, согласно которому "требование заслуживает доверия или внимания". В мусульманском правоведении это правило обозначают так: "противная сторона для подкрепления справедливости своего требования обязана предоставить свидетелей, а другой стороне дается вера, что она может подкрепить свое показание присягой"

М.Литвин, в своем произведении "О нравах татар, литовцев и московитян" пишет о том, что "суду кадия повинуются наравне с простыми людьми вельможи и вожди, кроме верховного владыки, которому они приписывают более чем человеческое происхождение, все пользуются одинаковыми правами".

Сравнивая судопроизводство Литвы и Крымского ханства, этот исследователь отмечает: "Несправедливо в Литве (в состав Литвы тогда входила и большая часть территории современной Украины) то, что бедняк, желая притянуть к суду магната, ни за какие средства не найдет себе стряпчего. Не менее несправедливо и то, что соседа моего более сильный, который живет со мной в околотке, имеет другую подсудность и не так легко призывается к суду"

4. Принцип справедливости. Сура 4 Корану велит в судебных делах и спорах решать по наиболее суровой справедливости, даже относительно ближайших своих родственников или друзей.

5. Принцип осуществления правосудия только уполномоченным лицом – кади, то есть "без утверждения в должности кади, никто не уполномочен принять на себя звания кадия и заняться решением дел, которые подлежат рассмотрению шариатского суда"

6. Принцип неотвратимости наказания. Наказанию за преступления, предусмотренные в шариате, "подлежат одинаково лица всех состояний", то есть независимо от имущественного состояния и богатства.

7. Принцип гласности. Рассмотрение дел кади вёл в мечети или в месте, указанном заранее судьёй (мехкеме).

Помощники кади должны показывать любому желающему место судебного процесса. Наказание за преступления всегда исполнялось в присутствии народа.

Такие принцы организации судопроизводства в Российской империи возникли только после 1861 году когда было отменено крепостное право и осуществлена судебная реформа на основе норм права европейских стран.

В Литве (аналогично Украине) в том же 17 веке (для сравнения) (взято из произведений М. Литвина) не было даже соответствующих мест для заседаний суда: "Часто обиженному приходится искать правосудия далее чем за 50 вёрст, что очень плохо"

Особенностью осуществления правосудия в Крымском ханстве является его религиозный характер, каким переполнены все этапы судопроизводства. Не только само правосудие основывалось на религиозно-правовых нормах, но и организация судопроизводства составляла религиозно-правовое действо.

Перед осуществлением правосудия кади должен был прийти к мечети, осуществить обряд молитв и потом направлялся в мехкеме, обычно это мечеть.

В соответствии с религиозным обрядом кади садился спиной к Каабе (Мекка), приглашая к себе спорящие стороны и сажая их так, чтобы во время судебного процесса они были обращены лицом к Мекке.

Таким образом, правосудие в Крымском ханстве имело свои отличительные, неповторимые особенности, обусловленные, главным образом, мусульманской религией. Это прослеживается в правовом положении судей в ханстве, в принципах правосудия, в организации и проведении судебного процесса. По свидетельству другого европейского исследователя Н.Торнау, правосудие осуществлялось с большой справедливостью и бесстрастием, и свято почиталось народом.

Каймаканы – управляющие областями ханства. Ор-бей – начальник крепости Ор-Капы (Перекоп).

Чаще всего эту должность занимали члены ханской фамилии, либо член фамилии Ширин. Он охранял границы и наблюдал за ногайскими ордами вне Крыма. Должности кадия, визиря и других министров аналогичны тем же должностям в Османском государстве.

Кроме вышеуказанных существовала важная женская должность – валиде-султан, ула-султан, которую занимала мать или сестра хана. По значимости и роли в государстве она имела ранг, следующий за калга-султаном.

Известно, что в Крымском ханстве, как и в Золотой Орде, до конца 17 века не было регулярного войска.

В военных походах фактически принимали участие все мужчины, способные носить оружие.

Ханских наследников мужского пола отправляли обучаться военному искусству на Кавказ, и они возвращались в родительский дом уже взрослыми возмужавшими воинами, в совершенстве усвоив навыки военного дела, изучив неписаные законы воинской доблести и чести.

Вооружение воина составляли сабля и лук со стрелами, которые на расстоянии ста шагов всегда попадали в цель.

Поскольку на войне жизнь каждого зависела от уровня военной подготовки, то заинтересованность в профессионализме была огромна. И здесь кроется противоречие профессиональной армии небыло, а профессиональные воины были. Можно смело сказать, что это был народ воинов.

Современники не раз отмечали маневренность и мобильность татарского войска. Хаджи Сенай в своей "Книге походов" награждает его такими эпитетами: "подобное молнии", и "ветроногое исламское войско", что дополняет палитру указанных выше военных качеств крымского войска.

Возвращаясь к нашей теме необходимо заметить, что в Крымском ханстве государственной религией был ислам, и это нашло свое отражение во всех сферах жизнедеятельности крымских татар.

Ислам был определяющей доктриной также и в военной деятельности татар. Идеологической основой ведения войн был джихад, или газават (об этом – немного дальше).

Идея газавата укрепляла в татарском обществе понимание необходимости военных выступлений. В "Книге походов" Хаджи Сенай передает напутственные слова крымского хана Ислам-Гирея своему брату Крым-Гирею перед походом на Речь Посполитую: "Особенность нашего очага в том, что это очаг газы и джихада".

Этих слов достаточно, чтобы понять: Крым и его правящая династия были очагом постоянной военной угрозы соседним государствам.

Ведь газават, или газа, (в переводе с арабского – вооруженный набег) – это одна из форм джихада, а само словом джихад означает "усилие на пути веры". То есть вооруженная борьба за правое дело была в высшей степени благочестива.

Необходимо заметить, что понятие "джихад" за тысячелетие мусульманской цивилизации заметно изменилось: у крымских татар оно трансформировалось в некий симбиоз – войну как средство к существованию, – оставленный по наследству "дому Чингизову" и прикрытый высшим идеалом духовности.

Газават считался священным долгом татарина, и погибший в войне становился шахидом – отдавшим жизнь во имя веры.

В загробном мире его ожидала лучшая для верующего награда – вечное пребывание на высшей ступени рая. И автор "Книги походов", как и многие его современники-единоверцы, не сомневался в справедливости военных операций против соседей, толкуя слова Священного Корана в духе своего времени: "Не говорите о тех, которых убивают на пути Аллаха: "Мертвые!". Нет, живые, но вы это не чувствуете". (Сура 2, аят 154).

Вот почему презрение к смерти естественно для мусульманских воинов вообще, а в данном случае – для крымских татар. Ведь смерть в бою означает встречу со Всевышним, что должно радовать и ободрять мусульманина.

Поэтому мы имеем дело в недалеком прошлом с одним из наиболее воинственных народов земли и современные нам чеченцы с их доморощенными "шахидами" – и идеологией вахабизма, по сравнении с татарами могут считаться в историческом плане, подготовительной группой детского сада.

Организация военных походов осуществлялась согласно религиозной этике: страна, на которую нападали крымчане, для них была "Даруль Харб" – "земля войны", т.е. земля, которая представляла угрозу "Дарус Салям" – "земле мира", населенной мусульманами.

Все воинские подразделения крымского хана и примкнувшие к нему либо подчиненные военные силы считались исламским войском.

Организация и тактика турецкого войска

Вопрос об общей численности войска крымского хана в достаточной мере сложен. В разное время и по разным поводам татары формировали и 15, и 25 тысяч, и 40 тысяч "нарядной рати", а то и 60, и 90, и 100 тысяч".

Но такая цифра, конечно, сильно преувеличена...

Так Э. Лясота, дипломатический представитель эрцгерцога Максимилиана в Польше, писал в своем дневнике, что крымский хан "выступил в поход с двумя царевичами и 80000 человек, из которых впрочем, не более 20000 вооруженных и способных к войне, причем в Крыму осталось больше 15000 человек".

Француз Г. Левассер де Боплаи, строивший крепости в пограничных со степью польских владениях, отмечал, что в войске крымского хана "80000 человек, если сам он участвует в походе, в противном случае их армия достигает не более 40 или 50 тысяч, и тогда начальствует над ними какой-нибудь мурза".;

Таким образом, можно с достаточной твердостью утверждать, что численность татарского войска во время совершения походов на соседние государства составляла от 40 до 50 тысяч воинов, в случае большого похода, возглавляемого самим крымским ханом, если же он привлекал еще орды, кочевавшие в степи, то численность войска возрастала до 100 тысяч человек.

Основной силой крымского войска являлась конница – быстрая, маневренная, обладавшая многовековым опытом. В степи каждый мужчина был воином, отличным наездником и стрелком из лука. Военные походы мало отличались от обычных кочевий, являлись обычным бытом татар.

Татары были объединены еще не исчезнувшими родовыми связями, авторитет феодалов – "царевичей" и мурз – оставался достаточно высоким.

Слабой стороной крымского войска был недостаток огнестрельного оружия, в первую очередь пушек. Эпизодические посылки из Турции янычар с пушками и пищалями не меняли общего положения.

Интересные сведения о войске крымского хана, его вооружении и тактике сообщал Гильом Боплан, так описал татарского воина.

"Вот как одеваются татары. Одежду этого народа составляют короткая рубаха из бумажной ткани, кальсоны и шаровары из полосатого сукна или чаще всего из бумажной материи, настеганной сверху.

Более знатные носят стеганый кафтан из бумажной ткани, а сверху – суконный халат, подбитый мехом лисицы или куньим высокого сорта, шапку из того же меха и сапоги красного сафьяна, без шпор.

Простые татары надевают на плечи бараний тулуп шерстью наружу во время сильного зноя или дождя, но зимой во время холодов они выворачивают свои тулупы шерстью внутрь и то же делают с шапкой, сделанной из той же материи.

Они вооружены саблей, луком, колчаном, снабженным 19 или 20 стрелами, ножом за поясом; при них всегда кремень для добывания огня и 5 или 6 саженей ремневых веревок, чтобы связывать пленных, которых они могут захватить во время похода.

Только самые богатые носят кольчуги; остальные, за исключением таковых, отправляются на войну без особенной защиты тела. Они очень ловкие и смелые в верховой езде. и столь ловки, что во время самой крупной рыси перепрыгивают с одной выбившейся из сил лошади на другую, которую они держат на поводу для того, чтобы лучше убегать, когда их преследуют.

Лошадь, не чувствуя под собой всадника, переходит тотчас на правую сторону от своего господина и идет рядом с ним, чтобы быть наготове, когда он должен будет проворно вскочить на нее.

Вот как приучены лошади служить своим господам. Впрочем, это особая порода лошадей, плохо сложенная и некрасивая, но необыкновенно выносливая, т. к. сделать в один раз от 20 до 30 миль возможно только на этих бахматых – так называется эта порода лошадей.

Они имеют очень густую гриву, падающую до земли, и такой же длинный хвост".;

Для зимних и летних походов крымские татары использовали различные тактические приемы. "Зимой немалые трудности представлял переход войска из Крыма в степи.

Для похода выбиралась обычно снежная зима, так как татарские кони не были подкованы, и затвердевшая во время мороза земля портила им копыта.

Предводители войска уделяли большое внимание внезапности нападения. Крымские всадники двигались, избирая свой путь по долинам, которые тянутся одна за одной.

Это делалось для того, чтобы быть прикрытыми в поле и не быть замеченными. Вечером, когда татары останавливались лагерем, то по той же причине не раскладывали огней. Высылали вперед разведчиков, чтобы "добывать языка" у своих противников;

Впечатляющим был вид многотысячной татарской орды, надвигавшейся на степи: "... Татары идут фронтом по сто всадников в ряд, что составит 800 лошадей, т. к. каждый татарин ведет с собой по две лошади, которые ему служат для смены... Их фронт занимает от 800 до 1000 шагов, а в глубину содержит от 800 до 1000 лошадей, захватывает, таким образом, более трех или четырех больших миль, если шеренги их держатся тесно, в противном случае они растягиваются более чем на 10 миль.

Это изумительное зрелище для того, кто видит в первый раз, так как 80000 татарских всадников имеют более 200 тысяч лошадей, деревья не настолько густы в лесу, как лошади в поле, и издали кажется, будто какая-то туча поднимается на горизонте, которая растет все более и более по мере приближения, наводя ужас на самых смелых".

Когда крымские татары приближались на расстояние 5 или 6 километров, они делали остановку на два или три дня в достаточно скрытой местности.

После этого предводители похода дают отдых своей армии, которая обычно располагалась следующим образом:

"Они делят ее на три отряда, две трети должны составлять один корпус, треть же разделена на два отряда, из которых каждый образует крыло, т. е. правый и левый фланги".; Именно в таком порядке татарское войско обычно вступало внутрь чужой страны.

Главный корпус двигался плотной массой вместе со своими фланговыми отрядами медленно, но безостановочно, причем и днем и ночью, давая лошадям не более одного часа для корма и не причиняя никаких опустошений в стране, пока не проникнут в глубину на несколько десятков, а иногда даже и сотен километров.

После этого они начинают поворачивать назад тем же шагом, между тем как крылья, по распоряжению начальника, отделяются и могут бежать каждое в свою сторону от 8 до 12 миль от главного корпуса, но так, что половина направляется вперед, половина лее в сторону.

Каждое крыло, заключающее от 8 до 10000 человек, в свою очередь разделяется на 10 или 12 отрядов, каждый из которых может заключать от 500 до 600 татар". Такие отряды устремлялись в разные стороны, нападали на деревни, окружая их, устанавливая со всех сторон наблюдательные посты. В обязанность таких постов входило разведение и поддержание больших костров для "освещения", чтобы кому-нибудь из жертв не удалось спастись.

Наконец, исколесив и ограбив страну и окончив свои набеги, они возвращаются в пустынные степи, и, чувствуя здесь себя в безопасности, отдыхают долго, восстанавливают силы, приводят себя в порядок.;

Зимние походы крымские татары совершали, в основном в польские владения; на русские земли набеги предпринимались, как правило, летом.";

Такие нападения совершались настолько стремительно и неожиданно, что оборонявшие границу войска обычно не успевали встретить врага и старались настигнуть татар при отступлении, чтобы отбить добычу и пленников. Однако это было нелегко сделать.

Выйдя в степи, татары разделяются на множество мелких отрядов, которые расходятся во все стороны: одни идут к северу, другие – к югу, остальные – к востоку и западу. По мере продвижения татарские отряды дробятся все больше и больше, уменьшаясь до 10-11 всадников.

Причем эти меньшие отряды в степи продвигаются так, чтобы не встречаться друг с другом до определенного момента. Это говорит о том, что татары прекрасно знали степь.

А всего за первую половину XVII столетия, по самым скромным подсчетам, не менее с территори Польши и Московии было угнано в ходе войн и набегов 150-200 тысяч человек.

Причины угона людей в рабство (так называемый "ясырь") были экономические. Нужно было поддерживать экономику ханства (скотоводство и земледелие, и в первую очередь виноградарство) привлечением бесплатного труда рабов, когда значительная часть коренного населения привлекалась к ведению войн и обогащение всех слове титульной наций от операций в выкупом пленников.

На границе между Московским государством и Крымским ханством устанавливались специальные "разменные пункты".

Они находились на Дону, в Белгороде и в ряде других пограничных мест. В Крымском ханстве даже была специальная должность – "разменный бей".

Производились выкупы невольников организованным путем, как большое государственное мероприятие. В средине XVI века русское правительство приняло специальный закон "Об искуплении пленных".

При осуждении вопроса на стоглавом соборе о выкупе пленных отмечалось, что пленники в Царьграде и в Крыму должны выкупаться царскими послами за счет "царевой казны".

Вышеназванный закон определял суммы, выдаваемые казною на выкуп пленников, в зависимости от их социального положения. "За пленного дворянина давалось по 20 руб. с каждых ста четвертей его поместной земли, за московского стрельца – по 40 руб., за украинского стрельца и казака – по 25 руб., за пленного крестьянина и боярского человека – по 15 рублей" На знатных и богатых пленниках крымскотатарские феодалы наживались особенно, получая за их выкуп огромные суммы.

Например, "в 1577 году царь Иван Грозный заплатил за попавшего в плен своего сына Василия 2000рублей". Следует при этом добавить, что государство лишь частично погашало выкупную сумму. Остальная же часть средств погашалась родственниками полоняников. По словам Юрия Крыжанича (XVII в.), русские пленники спрашивали своих земляков, новых пришельцев: "Да уж остались ли на Руси еще какие-нибудь люди?"

Еще одним важным признаком сложившегося у крымских татар полноценного государственного устройства можно указать на наличии разветвленной и эффективной системы налогообложения.

По обычаю тюрков-кочевников, осевших на полуострове в XIII – XIV вв., земля считалась собственностью всего племени, рода, общины. Хану Крымского улуса принадлежало верховное право распоряжаться родовыми землями. Обязанности по распределению пастбищ между мелкими родами, аилами и семьями возлагались на глав крупных родов.

Первоначально свободные общинники, ведущие полукочевой образ жизни, платили по традиции дань скотом. По мере оседания и развития земледелия дань стали платить и иными продуктами сельскохозяйственной деятельности.

Ханская казна пополнялась за счет доходов с промысловой деятельности, процентов от военных трофеев, поминок, дани, таможенных сборов и пошлин. Поэтому услуги служилой аристократии могли оплачиваться только из перечисленных источников. В итоге сложилась практика передачи приближенным права взимания части доходов с ханских имений и иных традиционных источников. Возникли разряды земель, приписанных к определенным должностям. Сформировались предпосылки возникновения частной собственности на недвижимость. Содержание двора (родовой и служилой аристократии) за счет подконтрольных земель, требовало создания единой упорядоченной системы налогообложения.

Последующая трехсотлетняя вассальная зависимость ханства от Великой Порты, начиная с 1475 г., существенно повлияла на структуру его управления и экономику. Следовательно, и налогово-откупная система также окончательно сформировалась только к началу XVII в., не исключая древних традиций, прежде всего, регулировалась шариатом. Шариат предусматривал четыре типа податей:

закят – налог, предусмотренный в пользу бедных и неимущих. Собранные средства, могли быть использованы на коллективные нужды религиозной общины (строительство мечетей, медресе и пр.), ведение священной войны и в целях распространения ислама;

ушур - десятина, подоходный налог, выплачиваемый мусульманами с участка земли;

херодж (или карадж) – налог, взимаемый с доходов от земледелия и скотоводства, независимо от вероисповедания;

джезие – поголовная подать, взимаемая с немусульман.

Подати, получаемые главой исламского государства с землевладельцев (независимо от вероисповедания) назывались херодж (карадж).

Данный налог взимался с земли, обработанной в завоеванной стране и находившейся в собственности мусульман. Указанные сборы были двух видов: херодж мексимет – взимается с доходов от урожая и с учетом особенностей местности, и херодж везифе – подать, размеры которой устанавливаются имамом или султаном. Обязанности по выплате данного налога с земли возлагались на ее владельца, если главой государства не оговаривались иные условия.

В то же время, за оказанные услуги либо исполнение государственных обязанностей, подданные крымских ханов, независимо от вероисповедания, иногда специальными ярлыками освобождались от уплаты налогов и выполнения провинностей. Действие актов часто распространялось на несколько поколений.

Однако такие ярлыки подлежали обновлению при восшествии на престол каждого нового хана. Примером тому служат ярлыки ханов Селим-Гирея и Каплан-Гирея, подтверждавшие аналогичные документы предшественников, данные неким 14 евреям-крымчакам и их потомкам.

В них перечисляются следующие льготы: освобождение от подушной подати, от налога с продажи невольников, от таможенных пошлин с торговых операций, пошлин с промысла и наследства, от "недельной" и "земельной повинности", десятины с урожая и налога "с сохи", от обязанности предоставлять лошадей для почтовой службы, от постоя, кормления и иных поборов со стороны проезжающих государственных чиновников и служилых лиц.

К числу дополнительных налогов относились сборы с монетных дворов, соляных варниц и даже фонтанов: "Хан получает ежегодно... от каждого фонтана, которых на Таврическом полуострове в его владениях очень много, по одному коню...".

К числу провинностей, выросших на базе древних обычаев татарского населения Крыма, относилась "толока". Однако, это скорее традиция, нежели характерная для восточноевропейских государств "барщина". В 1802 г. сельские депутаты-татары, разъясняя сложившиеся обычаи представителям российской администрации, характеризовали данную повинность следующим образом:

"Два дня в году выходим всей деревней на помощь помещику: день для косовицы, а другой – для жатвы, и за это помещики устраивали нам угощения".

При этом помощь землевладельцу в виде "толоки" оказывали не только жители расположенной рядом деревни, но и соседних, если мурза (бей) пользовался хорошей "славой"... Так вот откуда происходит украинская традиция "толоки"?

Наряду со скотоводством и земледелием у татар в средневековом Крыму сложился еще один источник дохода – война и торговля невольниками. Спрос на товар определял предложение, и охота за ясырем была поставлена на уровень почти профессионального занятия.

Следовательно, как и любой источник дохода, данная деятельность также облагалась налогами. Хан получал с ясыря десятину – "саучу", остальная часть поступала в пользу беев и мурз, распределялась между участниками набега [Санин 1993, с. 320-327]4.

Крымские морские гавани в силу географического положения оказались выгодными узловыми пунктами черноморской торговли в средневековье. Прежде всего, в период вассалитета от Османской империи, выделяются морские торговые города Кафа, Судак и Гезлев. Через Кафу в XVII вв. шли европейские и восточные товары.

Одновременно Крым вывозил рыбу, рабов, хлеб, соль, кожи и пр. Австрийский путешественник Клееман писал, что только в гавани Кафы могло стать одновременно несколько сот кораблей, а француз Шарден видел в порту 400 судов.

В середине XVIII века из крымских портов ежегодно выходили в столицу Оттоманской империи от 100 до 150 судов груженых хлебом, и ввозились до 60 судов груженых ячменем. Ежегодный объем эскортируемой крымской соли составлял около 60-80 тыс. пудов

Однако морская торговля была монополией турецкого султана. Вывоз товаров в другие города, кроме турецких, допускался только при его излишке и при наличии соответствующего фирмана данного султаном свободным шпикерам.

Учитывая монополию Турции в Черноморской торговле, местным купцам приходилось арендовать турецкие суда. В такой ситуации взимались и дополнительные таможенные сборы – до 1/10 от стоимости товара. Во всех остальных случаях таможенные тарифы соответствовали турецким и сбор не превышал 2-3 %. Однако по утверждению Клеемана данные льготные тарифы действовали только в отношении судов из Франции.

Турки и вассальные государства платили 4 %. Что касается украинских, российских и польских купцов, то размер пошлины достигал 6 %.

Для внутренней торговли также был установлен налог. В Перекопе и даже у морских ворот Кафы и Гезлева за экспорт и импорт товаров бралась дополнительная пошлина. Нагруженный воз оценивался по количеству тягловой силы. Налог с внутренней торговли, составлял 3 %. Послы московские сообщали, что в Крыму "Подати в городах собираются с купечества с любой продажи привоза и вывоза по 2 %". Транзитная торговля также учитывалась казной.

Все доходы с таможенных сборов, кроме Кафы и Еникале, поступали в ханскую казну. Однако стремление к получению немедленной прибыли в условиях часто сменяющихся правителей, являлось причиной продажи таможен на откуп чиновникам или богатым предпринимателям. Увеличивая пошлины, откупщик получал прибыль – "бариш". А это уже история образования другого исконно русского слова -"бариш"!

Таким образом, в Крымском ханстве XVII – начала XVIII вв., находящемся в вассальной зависимости от Османской империи, в процессе формирования феодальной системы восточного типа, под влиянием древних традиций и шариата складывается разветвленная система налогов, повинностей и пошлин.

Сбор налогов и пошлин с населения (кроме подданных Османской Порты) обеспечивался главами бейликов или уполномоченными чиновниками. В ряде случаев практиковалась передача откупных прав на сбор налогов и пошлин частным лицам или чиновникам в качестве оплаты за государственную деятельность. Исключение составляли таможенные сборы и пошлины с морской торговли в городе Кафа и крепости Еникале, которые поступали в султанскую казну. Религиозные налоги, соответственно, собирались священнослужителями или уполномоченными ими лицами.

Обязанности по сбору дополнительных налогов с представителей немусульманских общин по аналогу также возлагались на соответствующих священнослужителей.

Дипломатия и взаимоотношения с соседями:

Крымское ханство небыло мирным государством и являясь вассалом Османской империи, татары участвовали практически во всех войнах турок, как в Европе, так и в Азии. И во внешней политики правители были зависимы и подконтрольны турецкому султану, являясь зачастую его мобильным, боевым ударным отрядом в борьбе с христианскими государствами: Речью Посполитой и Московией.

Одной из причин военных походов на Московию и Польшу кроме захвата военной добычи и рабов, в Крымском ханстве были или существенные задержки в выплате дани, именовавшейся "упоминки" или отказ той или иной страны делать это в добровольном порядке.

Подробно об "упоминках" рассказано в"Книге походов" где часто встречается термин "Джизья", – это дань, подать (русский вариант) или подарки, "упоминки" (польский вариант), которые брали крымчане с соседей, – с Московского государства и Речи Посполитой.

А в результате во времена правления хана Ислам-Гирея мощь Крымского ханства выросла настолько, что, "государь Всея Руси" Алексей Михайлович каждый год "добровольно" и исправно отсылал дань в казну крымского владыки, обеспечивая таким образом "мир" со своими беспокойными соседями.

Можно в связи с этим утверждать, что татарское иго не кончилось при Дмитрии Донском, а просто приняло другую форму. Сами Татары согласно сохранившимся русских исторических документов под мирными отношениями всегда понимали подарки и дань.

Ежегодно, в определенное время, крымский юрт отряжал к русскому двору посольства для взыскания дани.

Хан, как глава юрта, посылал пять послов и бесчисленное множество гонцов; калга и нуреддин по три посла.

За тем матери хана и прочие жены его отца, жены хана, жены каждого царевича, жены калги и Нуреддина, их дети и жены их детей, царские дочери и вдовы царевичей – все порознь имели своих послов и гонцов.

За царственными особами следуют беи пяти родов, беи второстепенных родов и мурзы, которые также порознь посылали своих послов.

Все государственные чины, начиная от хан-агасы (аналог турецкого Визиря), царского садовника и до начальника придворных музыкантов, также имели своих послов и гонцов.

Все эти послы и гонцы, соединяясь вместе, составляли татарское посольство и снабжались грамотами.

Первая была ханская, и в ней расточались уверения в том, что хан будет приятелем приятелей русского царя и неприятелем его неприятелей, и что он опять будет жить в мире и согласии не коснется русских пределов. Грамота оканчивается требованием условленной дани.

За ханом пишет калга, за калгою нуреддин, и оба повторяют тоже самое, что содержится в грамоте хана, наконец, требуют дани.

За тем идут грамоты царевичей, пяти родов, беев второстепенных, мурз, государственных сановников и пр. и пр., в которых повторяются уверения в любви и дружбе и требования подарков. Все послы, получивши грамоты и выстроившись на Моравском тракте в длинную вереницу, держали путь в Москву; там они представлялись царю и правили каждый свое.

Всех послов нужно кормить и одарить. По установившемуся обычаю, русские цари принимали крымское посольство торжественно и отвечали хану тем же посольством, которое везло с собою установленные подарки и подробную им роспись. Русское посольство представлялось хану также торжественно.

Посольства были большие, т. е. в полном составе и малые (статейный списки таких посольств сохранились, начиная с 1681 г.).

Но для русских царей и те и другие были невыносимы, потому что повторялись ежегодно, а иногда и ежемесячно. А как же мы же Цари Третьего Рима, и вдруг "упоминки" диким татарам!

Как скоро новый хан вступал на престол (а это случалось часто), то сейчас же отряжалось посольство к царю с извещением о важном событии.

Не полно написанный титул хана давал достаточный повод к посольству. Если приближалось время большого посольства с требованием дани, то русских царей извещали об этом особым посольством; если же по чему-нибудь подарки присланы не сполна, то для истребования недостающих подарков отправлялось вновь посольство...

Все чины государственной организации юрта и все высшее сословие одевалось на счет русского двора. Число соболей и кун (куньего меха – авт.), равно как и число рублей для каждого чина или мурзы, было определено и требовалось с таким нахальством, что нередко мурзы угрожали царям содрать с его послов, если чего не достанет по уговору (дела Посольского Приказа 1637 г.).

В 1648 году царь предлагал хану запретить мурзам обращаться к нему с грамотами и непосредственными просьбами о жалованье, но хан этого сделать не мог (дела Посольского Приказа 1648 г.).

Частые посольства татар, состоя нередко из ста человек, которых нужно было прокармливать и одаривать, равнялись также набегу. Это вынудило даже русских царей требовать уменьшения числа членов посольства, но оно по прежнему состояло из целого отряда...

Крымские татары, питаясь и одеваясь на счет международных отношений, на этот же счет строили города и крепости.

В 1592 г. Татарское посольство требовало у русского царя деньги на постройку городов тоже как обычной дани, а в 1631 г. укоряло его за то, что г. Перекоп обветшал, и что, следовательно, царь должен дать денег на подновление его...

В первой половине XVII в. расходы русского государства на дань (поминки) Крымскому хану и его челяди по заниженным расчетам историков доходили до 1 млн. рублей. "Средний годовой расход за весь период превышает 26 тыс. рублей. По тем временам сумма эта была весьма значительной.

Материальные и культурные потери Московии и Речи Посполитой в результате грабительских набегов татар в виде уничтоженных городов, сел, монастырей и другого имущества колоссальны и не могут быть выражены в денежном эквиваленте.

(конец первой части 11 главы)

Коментарі









© 2007 - 2012, Народна правда
© 2007, УРА-Інтернет – дизайн і програмування

Передрук матеріалів дозволяється тільки за умови посилання на "Народну правду" та зазначення автора. Використання фотоматеріалів із розділу "Фото" – тільки за згодою автора.
"Народна правда" не несе відповідальності за зміст матеріалів, опублікованих авторами.

Технічна підтримка: techsupport@pravda.com.ua