Пошук на сайті:
Знайти



Народні блоги

Додати стрічку статей сайту до свого iGoogle
Останні публікації

Патриотизм паразитирующего. Штрихи к портрету явления

Олег Ус | 16.07.2007 15:48

1
Рейтинг
1


Голосів "за"
15

Голосів "проти"
14

Большинство понимают под словом "патриотизм" что-то врожденное, почти обязательное. Власть, соглашаясь с последним, добавляла, что лучшее выражение патриотизма заключено в беспрекословном исполнении начальственных предписаний.

Патриотизм паразитирующего. Штрихи к портрету явления
Задаваться вопросом "что такое патриотизм?" странно уже потому, что во все времена ответ на него кажется ясным и бесспорным. Большинство понимают под словом "патриотизм" что-то врожденное, почти обязательное. Власть, соглашаясь с последним, добавляла, что лучшее выражение патриотизма заключено в беспрекословном исполнении начальственных предписаний.

Патриотизм – есть любовь к отечеству, но что объясняет такое определение? Понимание "патриотизма" властю чуть яснее, но исключает из области патриотизма целую категорию "начальство", лишенного патриотизма без предписания.

Догадки о том, что чувство патриотизма охватывает человека в среде, где он наиболее полно реализует свои намерения, так же ничего не обьясняют, потому что удобствами, полученными от знания среды, можно обьяснить не только патриотизм, но и другие проявления инстинктов, в том числе и откровенно дурного свойства. И закоренелому рецидивисту удобно проявлять свою личность в знакомой среде, но вряд ли кто будет утверждать, что инстинкт воровства врожденный, невольный и обязательный.

Весьма характерен вопрос об отношении к идее патриотизма бесчисленных паразитов. Можно ли назвать патриотом разрушителя промышленного объекта, детского садика, сельской школы, армии и техники для сбора урожая?

Все это казалось бы праздным размышлением, не доведись слышать на каждом углу: "казнокрад, но зато какой патриот!", "пустил по миру множество людей, но каков христианин!". И данные суждения не только не убивают совесть, но даже не удивляют нас.

Как-то естественно наша жизнь была разделена на две половины – в одной складываються интересы высшего порядка, в другой – интересы порядка низшего. Что интересно: связи между половинками не полагается и потому и речи нет о взаимном питании. Пользуясь данным разграничением, человек может свободно переходить из одной половины в другую, не вызывая ни в ком удивления и уравновешивая самые гнусные поступки высокопарными фразами. Отпетый шулер не может не говорить о добродетели, казнокрад – не может жить без объяснений в любви к отечеству.

Нашей стране, в цивилизованном мире выпало играть роль скромной фиалки. Но в данный момент пропагандистом патриотизма старается выступить народ до того нахальный, что считает свои заслуги перед человечеством настолько существенными, что перед ним бледнеют даже те язвы, которые наложило 16-летние недоразумение, сделавшее его добычей проходимцев.

Бедная Украина! И на этот раз тебе назначено быть искупительной жертвой. Едва став надеждой на пример бескровного существования человечества, тебя весьма скоро последний из обывателей обзывает "пасекой", "собранием кланов", "обдуренной и вымирающей нацией". И хорошо ему, обывателю.

В 90-х годах ты дала ему позыв к свободе. Затем – позыв к созданию общества стабильного благоденствия и возможности осуществления идеи о "цветущем отечестве".

И вдруг – стала виновата! Не сумела создать "порядка" и оказалась живущей в окружении всех и всего имеющего свой порядок и отказывающих тебе в сотрудничестве без усвоения их правил. Под защитою твоих социальных и политических конвульсий потихоньку был выработан вопрос об отношении жульничества и проходимства к патриотизму.

Свобода вдруг стала бессодержательной. И первое, что утянут проходимцы – они стянут нашу бессодержательную свободу, а после скажут: живите, как Бог даст!

Но каким образом произошло так, что Украина пропустила между рук такой простой вопрос, как вопрос о недопущении паразитов к управлению?

Бесстыдное действие паразита явило его во всем блеске. Оно смотрело на мир в упор и при этом лгало, хвастало, и, при виде беззаветной наглости, стало казаться что за бесстыдством стоит нечто несокрушимое, что у него есть какая-то роль в истории. На деле же у бесстыдства есть одно несомненное качество: где бы оно не появилось, около него группируется плотная масса негодяев.

В последние десятилетия все были совершенно уверены, что спокойствие им обеспечено. На востоке действовали не так исправно как на западе, но никто не был лишен права жаловаться на недостаток средств, на дурное исполнение обязанностей судьями и почтальонами и это право смягчало горечь негодующих сердец. И вдруг грянул гром – оказалось что призывы к стабильности исходили из стана паразитов, для которых затишье было необходимо, чтобы под сенью общественного безмолвия упитывать свои тела! Но еще страшнее – оказалось, что паразиты были не только хищниками, но и глупыми людьми, которых застает врасплох всякое обстоятельство, не имеющее отношение к процессу пищеварения. А ведь и они не пропускали случая назвать себя патриотами, на деле ослабляя страну, делая ее неспособной для какой бы то ни было защиты. И в минуты расчета оказалось, что они остаются не патриотами, но всего лишь паразитами, и что идеи, согревающие патриотизм, и идеи, дающие жизнь паразитам совершенно различны.

Идеи патриотизма – это действия по достижению и сохранению общественного блага. Какими бы узкими границами не ограничивалось действие этой идеи (хоть Люксембурга, хоть Монако) – это единственное звено, которое приобщает и заставляет нас жить в среде истинно человеческого существования. В этом смысле можно говорить о патриотизме, как о школе, в которой человек развивается к восприятию идеи о человечестве.

И, напротив, идеи согревающие паразитизм вращаються вокруг ненасытного брюха. Паразит не способен связать себя со средою, с каким либо порядком явлений или преданием. Хотя он и предпочитает одну территорию другой и начинает называть ее отечеством, но это не отечество, а только оседлость. Воспитательное значение паразитизма так же огромно: в этой школе вор мелкий развивается в вора всемирного.

Деление жизни на две половины мешало осознать различие, но практика существования обозначила данный кордон почти осязательно: нельзя быть патриотом и паразитом ни в одно и тоже время, ни по очереди. И свобода лишь в том, что каждый должен оставаться на своем месте, исполняя свои обязанности.

Можно говорить о вопросе отношения к патриотизму людей необразованных и неразвитых. Здесь интересно отметить существующее убеждение о том, что чем менее развит человек, тем более он может быть патриотом. Нет ни одного начальствующего клопа от которого не пришлось бы услышать: "не люблю я этих умников! По воде разводят, а дела делать не могут!"

Полагается, что всяк новорожденный уже патриот, потому что не грубит, не возражает, но только портит пеленки и провоцирует умиленное сюсюканье со стороны окружающих – выше этого патриотизма ничего не может существовать!

Бытует и такое соображение. Смешивают патриотизм с исполнением начальственных предписаний. Но, так как последние не всегда вразумительны, то вразумительность потребовали заменить дисциплиною. "Умники" и тут, "поводив по воде", нашли существование дисциплины, с одной стороны, дисциплины свободной (когда свободные люди устанавливают обязанности, по взаимному соглашению, для достижения условленных целей) и несвободнуй (которую устанавливает один для другого, и когда исполнителю совершенно неведома цель, для достижения которой установлена дисциплина). Благонадежной считалась последняя форма дисциплины. Она устраняла разговоры.

Но развитой человек и дня не живет без разговора и ничто не раздражает его больше, чем таинственность в достижении будущего. Вследствии этого и получалось, что патриотом может быть только человек невежественный. Все стремились куда глаза глядят и было великой заслугой не знать куда стремишься!

Наступает, однако, время, когда предстоит одно из двух: рассуждать или пропасть...

И все явственней становиться тот факт, что человек развитой уже потому является лучшим патриотом, что обладая не только идеей общего блага, но и знанием составляющих ее элементов, может целесообразнее действовать для реализации своей идеи.

Многие бояться просвещения. Зная, как один умник ограбил другого, невежественный человек не переменит вздохнуть: "Обучили человека грамоте, а он всю страну ограбил!"

Но есть и третий вопрос – вопрос об отношении к патриотизму людей, не принимающих участия в делах своей страны. "Не твое дело" весьма скоро вызвало согласное мнение большинства – "Не мое дело!" Сказавший так продолжает считать себя патриотом... своей заповедной области. Чем меньше между связи между людьми – тем тише. Тишина внутри и неприступность извне – вот и весь идеал страны сильной и благоденствующей. Но, даже не вдаваясь в анализ, можно сделать вывод, что результатом существования в таком случае становиться наступление нищеты и невежественности.

И в этом сокрыта огромная сила, неоднажды показавшая свою разрушительность. Нам только кажется, что невежественная масса занята равнодушием, – на деле она требует "хлеба и зрелищ", не интересуясь при этом ни видами на урожай, ни состояним бюджета – "не мое дело!". И достаточно одного случайного движения невежественной массы, чтобы разрушить "до оснований", – нужны ли примеры?

Другая форма устранения от участия в общественных делах – административная централизация. Но и она не может существовать без накопления вокруг нее массы невежественности. Неизбежное возникновение армии чиновников, занятых не прилаживанием общих вопросов к требованию жизни, но совершенно наоборот – прилаживанием жизни к требованиям общих вопросов, – не это ли наблюдаем повсеместно?

Но какая необходимость в самом существовании патриотизма? Почему, без определения этого, – будущее мыслится безнадежным, а современное существование становиться корытом, временами заполняемым осадками?

Вопрос о государственном существовании Украины, однажды обостренно сформулированный во времена избрания новых паразитов, – не канул в Лету. Наблюдаемое дробление противоборствующих интересов есть дымком над вулканом, остановить извержение которого под силу лишь патриоту.

Вопрос лишь в том – кто он?

Коментарі









© 2007 - 2012, Народна правда
© 2007, УРА-Інтернет – дизайн і програмування

Передрук матеріалів дозволяється тільки за умови посилання на "Народну правду" та зазначення автора. Використання фотоматеріалів із розділу "Фото" – тільки за згодою автора.
"Народна правда" не несе відповідальності за зміст матеріалів, опублікованих авторами.

Технічна підтримка: techsupport@pravda.com.ua