Пошук на сайті:
Знайти



Народні блоги

Додати стрічку статей сайту до свого iGoogle
Останні публікації
противостояние   черные политтехнологии   ненависть   нетерпимость

Предчувствие зимы

В.Ч. | 6.07.2007 14:31

6
Рейтинг
6


Голосів "за"
9

Голосів "проти"
3

Этот рассказ написан мной осенью 2005 года и уже публиковался в Интернете. Когда я его писал, мне казалось, что жизнь его скоротечна. Пройдет не меньше года и рассказ потеряет актуальность. Увы. На носу новые выборы и все развивается по старым, отработанным сценариям. И это очень грустно...

Предчувствие зимы
Я подхожу к шеренге бойцов в полном боевом облачении. Подхожу, кутаясь в старенькое пальто от пронизывающего ветра, несущего над темными улицами обрывки ненужных уже никому газет, полиэтиленовые пакеты, поднимающего столбы пыли в черное морозное небо... Поправляю пенсне и спрашиваю, обращаясь к юноше, стоящему крайним: "Зачем стоим, мальчики?" Он оборачивается ко мне и я вижу только его глаза, настороженно глядящие на меня из под низко надвинутой вязаной шапочки. Лицо скрывает косынка, на кожанке играют отблески горящего в металлической бочке костра. Окинув меня взглядом, он понимает, что вряд ли я смогу причинить ему вред. "Вишь, воевать идем..." – говорит он. "Да с кем воевать-то?" – "Да, с ними ж, с супостатами". – "А зачем с ними воевать?" – "Ты, что дед? Они ж во всем виноваты. Они съели наше сало, они насилуют наших женщин. Они пьют кровь христианских младенцев. Они все украли. Они понаехали, и ваааще, дед, чего пристал, может ты один из них?" И в сгущающихся сумерках видно, как арматурина выскальзывает из рукава и оказывается в руке. "Да, ладно, тебе. Не из них, я не из них." – "Так ты из наших?" – и железная палка потихоньку пятится обратно в рукав. "И не из ваших..." – со вздохом говорю ему. Железка застывает в промежуточном состоянии, перехваченная кистью где-то посередине. "Так, что тебе дед, надо?" – "Так, спросить хотел. Ты их-то видел?" – "Нет не видел, мы только сегодня приехали" – "А как же ты их узнаешь? Откуда знать будешь, что они – это они?" По глазам вижу, как мысль огромная и неповоротливая медленно ползет где-то в глубине черепной коробки. Мысль расталкивает другие мысли, более мелкие, но актуальные, пытается найти выход, и погибает где-то на половине пути. Глаза гаснут.

- Ну, это... командир покажет...

- А если командира рядом не будет?

- Ну, это, узнаю как-нибудь. По флагам, ленточкам...

- А если флагов не будет?

- Узнаю. Что-нибудь да будет...

- Ну, ладно, этих вы побьете, а что дальше будете делать? – я знаю, что рискую, арматурина уже соскользнула обратно в руку, амплитуда ее движения все увеличивается...

- Пойдем дома их жечь, чтоб следа от них не осталось

- А зачем?

- Так командир сказал

- А если они пойдут и ваши дома сожгут?

- Не пойдут, мы их раньше замочим. И что-то, ты дед много вопросов задаешь... – палка раскачивается все сильнее, поднимая за собой руку все выше...

Но, тут звучит команда и строй, чеканя шаг, отправляется по промерзшей улице вниз навстречу пока еще не видимым им. Сначала все тихо, через некоторое время раздается первый вопль и еще мгновение спустя улица наполняется криками, стуком, звоном разбитого стекла, звуками глухих ударов, стонами. Кто бежит в сторону побоища, кто-то в обратную. Слышатся сирены сработавших сигнализаций, пожарных и милицейских машин, автомобилей скорой помощи. Улицу накрывает какофония звуков, мечутся люди, освещаемые лишь неверным огнем близкого пожара, наталкиваясь друг на друга и уносимые толпой в разные стороны...

Ресторан на верхнем этаже пятизвездочной гостиницы. Тепло. Мягкий свет, причудливо преломляясь в хрустале, рисует на потолке загадочные узоры. Зал обволакивают звуки мягкой и томной музыки. Это специально приглашенный из Нового Орлеана джаз банд помогает отдыхать дорогим гостям. За хорошо сервированным столиком у окна сидят двое. Я видел их сегодня утром. Почти в одно и тоже время, но в разных концах города. Каждый из них стоял на трибуне своего митинга и яростно грозил тем, кто был против них. Один вспоминал другого и кричал, что повесит его на первом же суку, если встретит... Другой же, обращаясь к своим сторонникам, обещал разорвать первого на мелкие кусочки, если только, тот первый, не побоится выйти с ним на честный бой. Толпа восторженно ревела, скандировала лозунги, и пела хором. Я не помню, где пели громче, какого цвета были флаги, и у кого их было больше...

Двое сидели за столом. Они не смотрели друг на друга ненавидящими глазами, не хватали друг друга за грудки и ни о чем не спорили. Лишь изредка, по очереди они посматривали в окно и возвращались к своей мирной беседе. Пиджаки от Армани покоились на спинках стульев, узлы, расписанных вручную, галстуков давно ослаблены, а на второй бутылочке коллекционного хенесси разговор уже течет сам собою, такой же тягучий, как дым от дорогих сигар, дымящихся в пепельнице...

- Слушай, а твои тебя уже набирали?

- Не-а, еще – взгляд фокусируется на циферблате дорогих часов, – блин, они что, охренели там, совсем...

Двое, практически одновременно поворачиваются к окну. За окном ночь. Звуки с улицы не проникают сквозь двойные бронированные окна.

- Точно. Мне тоже не звонят...

- Может, это, их набрать? Че, они в самом деле... Нюх потеряли... Казлы...

- Да, ладно тебе, не кипятись, щаз отзвонятся...

- Дык, я ж переживаю. Мне только половину отслюнявили. Тоже казлы... Вторую, грят, после...

- Не. Я так давно не работаю. Деньги сегодня, гуляем – завтра. И полностью.

- О, круто... Мож, мне, это, своих бойцов за твоих развернуть...

- Ты, че, охренел, что ли?

- Шутю, я так, понял?

- Не хрен так шутить... Без бабок оба останемся...

- Не останемся. На наш век идиотов хватит...

- Ну, эт-то... за идиотов...

Vertu одного из собеседников начинает петь партийный гимн. Хозяин телефона не спеша допивает коньяк и только после этого берет трубку. Второй напряженно прислушивается и внимательно следит за лицом говорящего. Первый заканчивает разговор и обернувшись ко второму говорит:

- Опять твои просрали. – он доброжелательно улыбается – Эй, официант, давай теперь курвуазье, что-то мне это пойло сегодня не идет...

- Как это просрали? – удивляется второй без злобы в голосе. Только спокойное удивление.- Не могли просрать. Я таких бойцов со всей страны собирал.

- Гавно, твои бойцы. Новых ищи. Мои твоих пятерых положили, а твои моих только трех. Пять три в мою пользу. С тебя опять бутылка...

- А раненых?

- А кто их считает? Завтра разберемся. Наливай...

Я спускаюсь вниз по улице. Снова тихо. Пожарные заканчивают тушить последние догорающие автомобили. Окна небольших магазинов пугают пустотой разбитых витрин. Огоньки оранжевых и синих проблесковые маячков, рассеиваясь полосками уже поредевшего дыма, делают улицу, похожей на зал ночного клуба в тот момент, когда дискотека уже закончилась, музыка выключена, отдыхающие разошлись, а пьяный светотехник забыл отрубить надоедливый всем стробоскоп... Команда из морга грузит в машины черные тяжелые полиэтиленовые пакеты. Последнее тело лежит на мостовой. Я подхожу ближе. Он был действительно молод. Неприлично молод... Теперь, когда косынка не скрывала его лица видно, что ему не больше семнадцати. Струйка крови уже начала сворачиваться на проломленном, чем-то тяжелым, лбу. Окровавленная металлическая палка валяется здесь же, прижавшись к его безжизненной руке...

Я оттолкнул ногой железку и она покатилась вниз по улице, звеня, ударяясь о булыжную мостовую. Покатилась мимо ярко освещенного входа в пятизвездочный отель, мимо парковки у отеля, на которой вальяжно разместились лоснящиеся от своего статуса автомобили с номерами, которым отдают честь и генералы...

Коментарі









© 2007 - 2012, Народна правда
© 2007, УРА-Інтернет – дизайн і програмування

Передрук матеріалів дозволяється тільки за умови посилання на "Народну правду" та зазначення автора. Використання фотоматеріалів із розділу "Фото" – тільки за згодою автора.
"Народна правда" не несе відповідальності за зміст матеріалів, опублікованих авторами.

Технічна підтримка: techsupport@pravda.com.ua