Пошук на сайті:
Знайти



Народні блоги

Додати стрічку статей сайту до свого iGoogle
Останні публікації

Украинская нация и её поэзия

goutsoullac | 26.05.2010 00:47

1
Рейтинг
1


Голосів "за"
4

Голосів "проти"
3

В чем величие Шевченка? В мощном индивидуально-личностном, экзистенциальном переживании реальности, близком тому, кому это родственно ("нация" от лат. "сродство").

Украинская нация и её поэзия
Если русскоязычная макрогруппа (община) строит свою теорию на "религии высшего порядка" – русском языке (культуре и "шансоне/попсе") , и благодаря этому уже превратилась в "твёрдый клановый кристалл" (перешли из количества в качество, "из демографии в духографию", по выражению симферопольского культуролога М. Новиковой), тогда как перед украинской макрогруппой, которая ещё не "отвёрдла" в "этнический кристалл", а пребывает в состоянии "распорошенности", "внутренней диаспоры" в собственной стране, проблема более чем насущная, и надеятся на умных потомков, постепенно возрождая собственный язык и культуру (как это делают ирландцы, бретонцы и валлийцы) или внося образы и идеалы в реальность посредством литературы и искусства, времени нет.

Быть носителем украинской "религии высшего порядка" суждено только нынешнему, "разочарованному" (desenchantee) поколению, унаследовавшему эстафету от " (за-) битого" поколения 60-80-х гг. ХХ в. (В. Стус, М. Литвин, А. Горская, О. Тихий, В. Марченко, В. Ивасюк, Вяч. Черновил, Т. Мельничук, М. Руденко, О. Бердник, Ю. Лупынис, В. Мороз, Г. Севрук, И. Дзюба, О. Залываха, Е. Сверстюк, М. Яновский и др.).

Можно было бы сказать, что до сих пор популярность в среде украинцев поэзии (с выполнением коммуникационной и эстетической функций, а также притензией на реализацию "триединства свободы" – свободы творчества, свободы личности и свободы народу) означает отсутствие этой "религии высшего порядка", что она лишь её сурогат, или, если хотите, низшая, "матриархальная" форма религии ("поэзия была материнским языком человеческого рода", – писал Г. Гердер). Т.е. этнос остался в плену инфантилизма (а попытка И. Драча принять "Закон об украинской поэзии" есть атакой с мотыгой на колонизаторские мортиры)?

Но именно поэзия, как указывал Т.С. Элиот, воплощает функцию "нового истолкования уже знакомого опыта", "новым (пере-) прочитыванием" обогащать духовный мир и утончать способность восприятия окружающего [Элиот Т.С. Социальное назначение поэзии // Элиот Т.С. Назначение поэзии. Статьи о литературе. – К.: AirLand, 1996. – С.184]. Поэзия есть истинное, совершенное знание, выговаривание главных смыслов бытия, она хранит эти главные смыслы и оберегает их во всей их первозданности. И если Хайдеггер, доказывая это, опирается на опыт Гельдерлина, Рильке, Тракля, то у нас есть целая вселенная постижения сути реальности в поэтическом слове – Шевченко, Франко, Леся Украина, Зеров, Маланюк, Ольжич, Стус...

Кроме того, и это может быть главное, поэзия – субъективное знание, мир, пережитый мной и никем другим. В чем величие Шевченка? В мощном индивидуально-личностном, экзистенциальном переживании реальности, близком тому, кому это родственно.

Поэтому у нас есть любимые и нелюбимые поэты.

Поэтому у нас есть украинцы и малоросы.

К тому же стоит вспомнить слова И. Бродского: "... Не читая стихов, общество опускается до такого уровня развития речи, при котором оно становится легкой добычей демагога или тирана" [Бродский И. Об Одене / Пер. с англ. – СПб.: Азбука-классика. 2007. – С.145]. Возможно, благодаря этому в украинцев на протяжении 500 лет порабощения сохранялся имунитет против Лжи и Тирании, в то время как некоторые другие этносы, также находящиеся "у черты", пошли не только в услужение, но и подвизались в первых рядах сатрапов Ахримана.

Як в нації вождя нема,

Тоді вожді її – поети:

Міцкевич, Пушкін не дарма

Творили вічні міти й мети, -

Давали форму почуттям,

Ростили й пестили події,

І стало вічністю життя

Їх в формі Польщі і Росії

(Євген Маланюк, "Посланіє").

P.S. Правда, есть еще одна нация в мире, возведшая поэзию в канон - "... культ поэзии в Китае всегда далеко превосходил обычное для других наций читательское смакование и любование: читать обожаемого поэта с зажженными благовонными курениями и затем медленно его переписывать по многу раз..., а главное, учить его наизусть в бесконечном количестве – явление самое заурядное и скорее правило, чем исключение" [Алексеев В.М. Труды по китайской литературе: В 2-х кн. – М.: Вост.лит., 2002. – Кн. 1. – С.62]. И она отнюдь не испытывает комплесов по поводу этого.

P.P.S. Ну, также можно вспомнить и цивилизацию поэтического Корана;)

Коментарі









© 2007 - 2012, Народна правда
© 2007, УРА-Інтернет – дизайн і програмування

Передрук матеріалів дозволяється тільки за умови посилання на "Народну правду" та зазначення автора. Використання фотоматеріалів із розділу "Фото" – тільки за згодою автора.
"Народна правда" не несе відповідальності за зміст матеріалів, опублікованих авторами.

Технічна підтримка: techsupport@pravda.com.ua