Пошук на сайті:
Знайти



Народні блоги

Додати стрічку статей сайту до свого iGoogle
Останні публікації

Они боролись с КОММУНИЗМОЛМ кн.3 гл.3 ч.3


0
Рейтинг
0


Голосів "за"
0

Голосів "проти"
0

Захват США " Тыловой базы коммунизма"...

Они боролись с КОММУНИЗМОЛМ кн.3 гл.3 ч.3
ч.3

Как США захватили "Тыловую базу коммунизма"

Я так навал эту часть третьей главы "с дальним прицелом" чтобы подчеркнуть важность этого события для современной истории нашего мира.

Да и вы уважаемый читатель уже достаточно много знаете об истории Индонезии после 1945 года чтобы догадаться к чему клонит ваш автор.

А собираюсь я рассказать собствено о "индонезийских коммунистах" и их "коммунистической партии" (а то мы все как то говорим о них как о безликой третей стороне нашего повествованиям), и далее я заодно польщусь случаем хочу поведать обо всех тех причинах обстоятельствах, что в 1965 году привели к полному "разгрому" коммунистов в Индонезии. сопровождавшегося не просто политическими репрессиями а почти полным физическим уничтожением, растянувшимся на долгих 10 лет.

Причем вот, что интересно в этой затронутой нами теме: если рассматривать ее с позиций "гуманности, законности, правопорядка и законности" то приходится удивится как этот вопрос был не то, что "замолчан", а тем, что в то время в большинстве стран начиная от США и заканчивая каким нибудь диктаторским режимом в тропической Африке тотальное подавление КООМУНИЗМА в Индонезии было принят с всеобщим одобрением!

Ведь тут в развитие темы скажу для примера, что по последним исправленным подсчетам проведенным еврейским профессором Рассиньером считается, что число всех евреев, погибших во Вторую мировую войну, не могло превышать 1,2 млн. человек

И вот за это А. Гитлера объявили почти, что исчадием Ада = Антихристом и "посмертно назначили" в Нюренбергском трибунале главным мировым тираном-убийцей!

А вот двадцать лет спустя после окончания ВМВ т.е. в 1965 г. в Индонезии ставшей собственно государством с 1949 г. по приказам вначале еще даже не Президента, а так верного солдата президента Сукарно обычного индонезийского генерал-майора М. Сухарто было прямо убито или умерло в тюрьмах и лагерях около 2 миллионов индонезийских коммунистов!

Но вот тут, почему то никакого "международного суда" над М. Сухарто не было! И он в общем в богатстве и славе спокойно себе умер в своей постели. Причем даже руководители СССР в лице тов. Хрущева и др. его приспешников из ЦК КПССС собственно и спровоцировавших в своем маниакальном стремлении к осуществлении Всемирной коммунистической революции кровавую бойню в Индонезии не особенно протестовали и изобличали того же М. Сухарто массовом уничтожении своих сторонников! Наоборот из больше волновало и возмущало сближение Сухарто с Мао Дзедуном и создание так называемой "Оси Пекин-Джакарта"...

И чтобы теперь с высоты и свободы познания дня сегодняшнего понять эти события вы уважаемый читатель должны помнить, что после Второй мировой войны Индонезия стала одним из "горячих фронтов" – "войны Холодной", ибо не без советской помощи она сумела вначале добиться своей независимости.

А первый президент страны А. Сукарно уже изначально после 1949 г. как политический лидер находился под влиянием Москвы (очевидно был завербован международным отделом Коминтерна через руководство ИКП) и в связи с этим уже 1957 г. отрыто объявил о выборе его страной социалистического пути развития!

М что именно отсюда, а не из воюющего с США Вьетнама тогдашние лидеры Советского Союза – Н.Хрущев и др. его товарищи начали распространять своё военно-политическое влияние на соседние страны, вызывая тем самым "сильное волнение среди дипломатов стран Запада" входивших в уже сформированный военно-политический блок НАТО.

Так же надо читателю помнить, что после начала активных боевых действий со стороны США и их союзников во Вьетнаме (в 1965 году) Индонезия как "тыловая база коммунизма" в Азии стала вызвала еще большее внимание Америки старавшихся не допустить попадание четвертой по численности страны в орбиту влияния СССР. Ибо если бы это произошло то до осуществления если не Всемирной мировой коммунистической революции, а Всеазиатской коммунистической революции уже было бы один шаг! Оставалась еще Индия но и там уже захватил власть Р. Ганди – лучший друг СССР с нетерпением ожидавший появления советских солдат пожелавших омыть свои сапоги в Индийском море...

И вот тут в 1964-1965 года Правительство США под руководством Президента Ли́ндона Джо́нсон уже к тому времени успевшим себя зарекомендовать твердым АНТИКООМУНИСТОМ путем проведения широкомасштабной спецоперации по свержению режима А. Сукарно буквально одним ударом – и заметьте не своими руками, а руками генерала М.Сухарто за 3 дня "выбили" ИНДОНЕЗИЮ из орбиты влияния СССР".

И от этого в итоге СССР потерял и стратегически важную для него страну и понес грандиозный экономический ущерб! Ведь только в перевооружение, обучение и оснащения индонезийской армии к 1965 г. СССР истратил более 1 млрд. долларов и постлали туда свои современные образцы вооружения. (точные цифры обо всех этих поставках) были приведены в ч.2-2 этой главы) И теперь все это добро грубо говоря даром досталось "американцам". А советским военным советникам пришлось срочно эвакуироваться в СССР!

И по всем современным оценкам в любом случае это был "полный разгром СССР" в его борьбе с США политическое за влияния на геополитической карте мира!

В результате как правильно пишут современные исследователи "многомиллиардный "советский долг Индонезии" так и повис в воздухе: после своей победы и затем став Президентом Сухарто сразу же окончательно перешел под защиту США и ни копейки не вернул по долгам сделанным президентом Сукарно., а сама Индонезия при президенте Сухарто была стержнем нового азиатского и проамериканского военно-политического блока АСЕАН! По сути то же НАТО но только для стран АЗИИ!

В этой связи тут будет уместно вспомнить и что говорил о Сухарто американский президент Джимми Картер:

"Народ Индонезии представил всему миру потрясающий пример того, как проводить смену политического режима мирными средствами, и полностью рассеял доводы тех, кто говорит, что мусульманское общество недемократично по определению!".

Так же интересным в этом плане является и мнение учёного-востоковеда, научного сотрудника ИМЭМО РАН Георгия Мирского о Сухарто:

"Сухарто был неординарной личностью.

С одной стороны, это узурпатор, фальсификатор выборов, военный диктатор, способствовавший резне членов местной компартии, в результате которой погибло до миллиона человек.

А с другой – это умелый политик, объединивший страну, сделавший ее богаче и не допустивший ее раскола по национальному и религиозному принципу.

Этому в немалой степени способствовало его яванское происхождение. Яванцы отличаются исключительной вежливостью, способностью к компромиссу.

И лучше всего характеризует этого правителя определение "железный кулак в бархатной перчатке"_- сказал в интервью "Правде.Ру" учёный-востоковед, ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН Георгий Мирский.

В наше время международные аналитики и экономисты подвели свой итог правлению Сухарто. По их мнению не смотря на все положительные моменты его правления, главная причина краха его режима кроется в том, что он попал в зависимость от цен на товары вроде нефти и газа.

Кроме того, его устойчивость подтачивалась концентрацией капитала в руках олигархов из числа силовиков и государственной протекции нерентабельных предприятий.

Стоит заметить, что на церемонии прощания с бывшим президентом нынешний глава государства Сусило Бамбанг Юдхойоно отметил:

"Сухарто является примером для нас". Однако не в последнюю очередь опыт его правления должен быть учтен в других странах с переходной экономикой, где так же быстро избавились от проникших в эти страны коммунистов.

Ну и собственно закончив с нашим вступлением давайте перейдем к индонезийским коммунистам и их партии. И тут нам поможет быстро вникнуть в затронутую тему вот эта небольшая справка:

"Коммунистическая партия Индонезии (далее К) (КПИ; Partai Komunis Indonesia), создана 23 мая 1920 на основе возникшего на Яве в 1914 Социал-демократического объединения.

В первые годы партия переживала серьезные трудности становления; отрицательное воздействие оказал левый уклон, выразившийся, в частности, в том, что коммунисты выдвинули ошибочный для тех условий лозунг Советской власти!

С помощью Коминтерна, в который КПИ вступила в 1920, партия постепенно преодолевала ошибки, овладевала марксистско-ленинской теорией, революционной стратегией и тактикой. Усиливалась роль КПИ в национально-освободительной борьбе индонезийского народа.

В 1926-27 КПИ возглавила народное восстание против голландских колонизаторов.

В результате поражения восстания КПИ была разгромлена и объявлена вне закона.

В 1935 по инициативе одного из руководителей КПИ М. Муссо на о. Ява была создана подпольная коммунистическая организация, послужившая ядром для воссоздания КПИ.

В период японской оккупации (1942-45) КПИ вела борьбу в тяжелых условиях подполья. Коммунисты Индонезии принимали активное участие в национально-освободительной революции (август 1945), приведшей к провозглашению Индонезии независимой республикой.

Ко времени провозглашения независимости Индонезии КПИ превратилась во влиятельную политическую силу.

Ее представители входили во все руководящие органы власти в стране, включая правительство. А. Шарифуддин, член Политбюро ЦК, был министром обороны (1945-47) и премьер-министром республики (1947).

В 1948 на конференции партии, проходившей под руководством М. Муссо, был принят программный документ "Новый путь для республики Индонезии".

Конференция приняла решение об официальном слиянии с КПИ Рабочей и Социалистической партий Индонезии, работавших под ее руководством.

В сентябре 1948 в результате кровавых событий в районе г. Мадиун (Восточная Ява), спровоцированных внутренней реакцией (см. Мадиунские события 1948), КПИ был нанесен серьезный урон.

Справка: Мадиунские события 1948 (далее М) имели место в районе Мадиуна (Восточная Ява, Индонезия) в сентябре – октябре.

В середине 1948 в стране обострились противоречия между леводемократическими силами и правым крылом националистического движения.

Правительство М. Хатта начало чистку армии от коммунистов и их сторонников. Опасаясь консолидации сил компартии, правые стремились вызвать ее на антиправительственное выступление и разгромить, обвинив в мятеже.

13 сентября в Соло (Восточная Ява) начались столкновения между войсками 4-й дивизии, где сильно было влияние коммунистов, и правительственными войсками. Непосредственной причиной было похищение неизвестными лицами нескольких офицеров из 4-й дивизии.

К последней присоединилась часть войск, расквартированных в городе Мадиун, около Соло.

Хотя эти столкновения были полной неожиданностью для руководства компартии, правительство обвинило ее 20 сентября в попытке государственного переворота. В ответ руководители компартии обратились к народу с призывом к свержению правительства и взятию власти в свои руки.

В район Мадиуна были двинуты большие контингенты правительственных войск, и в течение 2 месяцев повстанцы были разбиты.

В результате компартии был нанесен тяжелый удар.

Власти арестовали около 35 тысяч коммунистов и их сторонников, около 600 членов компартии погибли в боях или были расстреляны карателями.

Среди погибших и расстрелянных были видные руководители компартии: М. Муссо, А. Шарифуддин, Маруто Дарусман, Сурипно, Харьоно и другие.

Однако уже к 1951 партии удалось оправиться от удара...

Было избрано новое руководство во главе с Д. Н. Айдит.

Справка: Айдит (далее А) (Aidit) Дипа Нусантара (30.7. 1923 – 22. 11. 1965), деятель рабочего и коммунистического движения Индонезии.

Родилась на острове Суматра в семье плантационного рабочего. Окончил коммерческую школу.

Политическую деятельность начал в прогрессивных молодежных организациях и профсоюзах.

С 1943 член Коммунистической партии Индонезии (КПИ). В 1945 за активное участие в борьбе за независимость арестовывался японскими, затем английскими и голландскими военными властями.

После провозглашения независимости Индонезии (1945) А. был в числе руководителей одной из прогрессивных молодежных организаций. В 1947 избран членом ЦК, а в 1948 – Политбюро ЦК КПИ. В 1951-54 секретарь, в 1954-59 генеральный секретарь ЦК КПИ.

С сентября 1959, в связи с упразднением поста генерального секретаря, – председатель ЦК КПИ. А. был членом Высшего консультативного совета (с 1959), заместителем председателя Временного народного консультативного конгресса (с 1960), заместителем председателя Национального фронта Индонезии (с 1961), министром без портфеля (с 1962).

В ноябре 1965 А. пала жертвой террора, развязанного реакцией против КПИ в связи с "событиями 30 сентября"

Но это будет потом, а пока после погромов 1948 г. ИКП вновь вышла на легальную политическую арену.

В 1951 КПИ даже начала издавать свой печатный орган – газету "Хариан ракьят" ("Harian Rakjat").

А прошедший 5-й съезд КПИ (1954) взял курс на строительство массовой партии и создание единого национального фронта всех патриотических сил страны.

Ну и первые успехи не заставили себя ждать!

На первых парламентских выборах в 1955 КПИ получила свыше 6 млн. голосов (4-е место), а на выборах в местные органы власти в 1958 – свыше 8 млн. голосов, т. е. больше, чем любая другая партия!

6-й съезд КПИ (1959) указал, что основной и важнейшей задачей партии является "претворение в жизнь требований Августовской революции 1945 путем создания правительства народной демократии, которое должно представлять собой правительство единого национального фронта, образованного на основе союза рабочего класса и крестьянства при руководящей роли рабочего класса". Т.е. создание прямого коммунистического правительства по образцу созданного В.Лениным. в России в 1918 г.!

И это в азиатской стране расположившиеся на 13 000 островах населенных сотней национальностей и народов. Где царила до 1949 г. существовал колониальный голандский реждим правления и страна рассматривалась как сырьевая база.

И вот тут индонезийские коммунисты прошедшие школы Коминтерна быстро набрали около 3 000 000 членов своей партии из которых наверно не нашлось бы и 1 тысячи человек которые не то что читали Карла Маркса или В. Ленина, а и вообще понимали кто это такие,чему они учили к чему стремились! А вот вместо "марксизма" индонезийские коммунисты подали своим сторонникам его китайскую версию "маоизм"!

и ПОСКОЛЬКУ С маоизмом МЫ ДАЛЕ В ОСНОВНОМ И БУДЕМ ИМЕТЬ ДЕЛО ТО ВОТ ВАМ УВАЖАЕМЫЙ ЧИТАТЕЛЬ АВТОРИТНОЕ ПОЯСНЕНИЕ ЭТОГО ТЕРМИНА ВЗЯТОЙ АВТОРОМ В (Большая советская энциклопедия. – М.: Советская энциклопедия. 1969-1978.)

Маоизм – враждебное марксизму-ленинизму мелкобуржуазно-националистическое течение в Коммунистической партии Китая.

М. представляет собой конгломерат субъективистско-волюнтаристических, вульгарно-материалистических идей, противопоставляемых марксистской философии, политической экономии, научному коммунизму, пролетарской стратегии и тактике мирового коммунистического движения. М. призван обосновывать авантюристическую политику "казарменного коммунизма" (См. Казарменный коммунизм). Краеугольным камнем М. является антисоветизм.

В виде самостоятельной платформы М. сложился в конце 50-х годов 20 века. Возникновение М. непосредственно связано с деятельностью Мао Цзэ-дуна. На 9-м съезде КПК (1969) М., именуемый официально в Китае "идеи Мао Цзэ-дуна", был объявлен "теоретической основой, определяющей идеи КПК", и провозглашен "марксизмом-ленинизмом современной эпохи". Эти оценки были подтверждены и на 10-м съезде КПК (1973).

Процесс формирования М. связан с борьбой двух главных тенденций в КПК – интернационалистской и мелкобуржуазно-националистической. Маоисты выдвинули идею "национального марксизма", "китайского коммунизма", которая была официально закреплена в документах 7-го съезда КПК (1945). Под вывеской "соединения всеобщих истин марксизма-ленинизма с практикой китайской революции", "китаизации марксизма-ленинизма" мелкобуржуазно-националистич. элементы в КПК начали атаку на коренные положения об интернациональном характере революционного учения рабочего класса.

М. отличает крайний эклектизм, субъективизм в теории и волюнтаризм в политике. Идеология М. впитала многие традиционные взгляды древней китайской политической и философской мысли, принципы примитивной уравнительности крестьянских движений, а также целый ряд китаецентристских концепций реформаторов конца 19 – начала 20 веков: Тань Сы-туна, Кем Ю-вэя, Лян Ци-чао, гоминьдановскую концепцию национализма. На М. большое влияние оказали Анархизм и ревизионистские течения в коммунистическом движении, особенно Троцкизм.

У анархистов Мао Цзэ-дун заимствовал такие принципы, как абсолютизация насилия ("винтовка рождает власть", "бунт – дело правое"), опора на непролетарские, деклассированные элементы и политически незрелые слои молодёжи для "организации" революций без учёта революционной ситуации. М. по существу заимствовал троцкистскую концепцию "перманентной революции" и исходит из того, что победа социализма без полного уничтожения империализма невозможна.

М. утверждает, что в условиях социализма, включая и его зрелую стадию, постоянно идет борьба между социалистическим и капиталистическим путями развития, существует угроза реставрации капитализма и что для предотвращения этой опасности необходимы "революции".

Образцом такой "революции" объявлена т. и. культурная революция, проведённая под руководством Мао Цзэ-дуна во 2-й половине 60-х годов.

Такие "революции", являющиеся по существу формой тотальной чистки и расправы с реальными и потенциальными противниками М., должны, по заявлениям маоистов, повторяться периодически.

М. фактически отрицает объективные закономерности строительства социализма и коммунизма, учение о руководящей роли марксистско-ленинской партии как авангарда рабочего класса, подменяет социалистический демократизм диктатурой военно-бюрократической группировки, насаждает культ личности, принижает роль народа. М. отрицает коренные принципы социалистического гуманизма.

В политике вместо пролетарской классовой линии М. прибегает к бонапартистскому маневрированию между различными классами и социальными прослойками. Декларативно заявляя, что "рабочий класс руководит всем", Мао Цзэ-дун на деле проводит линию на принижение роли рабочего класса Китая.

Маоисты на практике стремятся ликвидировать методы и формы организации и планирования народного хозяйства, сложившиеся в первое десятилетие существования КНР под влиянием опыта мирового социализма и прежде всего СССР.

Вопреки ленинизму, М. рассматривает бедность, отсталость страны, обездоленность народных масс как неотъемлемые атрибуты жизни при социализме и даже как факторы, якобы благоприятствующие строительству нового общества. Заботу о росте благосостояния народа М. объявляет "ревизионизмом", "реакционным экономизмом", ведущими к буржуазному "перерождению". Консервация бедности и отсталости позволяет маоистам направлять максимум средств на развитие военной машины.

В области философии М. декларирует приверженность диалектическому и историческому материализму, однако по сути дела ревизует все его принципы с позиций субъективизма, вульгарного материализма и примитивно истолкованной диалектики, превращает философию в средство утилитарно-прагматического обоснования политики.

Признавая всеобщность противоречия, М. вместе с тем абсолютизирует момент борьбы противоположностей и игнорирует или крайне принижает роль единства противоположностей.

Одновременно М. непомерно расширяет сферу проявления антагонистических противоречий, рассматривая их как всеобщие, а неантагонистические противоречия – как частный случай антагонистических.

Закон единства и борьбы противоположностей сводится к их механическому противостоянию ("без верха нет низа, без отвратительного нет прекрасного") и смене мест между противоположностями ("плохое превращается в хорошее", а "пролетариат – в буржуазию", "мир превращается в войну, война – в мир").

В гносеологии М. присущ эмпиризм, обосновывающий узкоутилитарный подход к пониманию практики как лишь непосредственного физического участия индивида в производственной или политической деятельности. М. упрощает проблемы познания, принижает теоретическое мышление и его познавательной возможности и одновременно сужает сферу общественной практики.

В понимании критерия истины М. смыкается с Прагматизмом, утверждая: "вообще говоря, то, что завершается успехом, правильно, а то, что терпит неудачу, ошибочно" (Мао Цзэ-дун, Четыре работы по философии, Пекин, 1968, с. 195).

Для теории и практики М. характерны резкие колебания то в сторону крайне "левого" экстремизма и волюнтаризма, то правого реформизма.

Субъективизм М. четко выявляется в тезисе о "необходимости постоянно создавать противоречия", что в политике находит выражение в непрерывном поддержании обстановки напряжённости внутри общества, а также в стремлении решать любые хозяйственные, политические и культурные проблемы путём организации сменяющих друг друга массовых кампаний запугивания населения "внешней угрозой", чистками и так далее.

В 1958 Мао Цзэ-дун выдвинул курс "трёх красных знамён" – новая "генеральная линия", "большой скачок" и "народная коммуна".

Проведение этой политики привело страну к экономическому кризису. Потребовалось более пятилетия, чтобы восстановить уровень экономики, существовавший до начала "большого скачка".

Во внешней политике в этот период маоисты начали открытые нападки на Советский Союз и серьёзно подорвали советско-китайские отношения, развернули раскольническую деятельность в международном коммунистическом движении, организовали военные столкновения с соседними странами и предприняли целый ряд других авантюристических акций на мировой арене.

На 9-м и 10-м съездах КПК антисоветизм был поднят на уровень партийной и государственной доктрины, а СССР клеветнически объявлен главным врагом Китая. М. пытается обосновать политику злобного антисоветизма надуманными утверждениями о существовании "непримиримых принципиальных разногласий" между КНР и СССР.

В действительности подлинным источником антисоветизма является идеология великоханьского шовинизма, которая, естественно, приходит в столкновение с принципами пролетарского интернационализма, отстаиваемыми КПСС и другими марксистско-ленинскими партиями. Антисоветизм используется маоистами и как средство оправдания своей политики милитаризации и отвлечения внимания трудящихся от серьёзных внутренних трудностей и нерешенных проблем.

М. распространяет клевету о реставрации капитализма в социалистических странах, отрицает существование мировой социалистической системы.

М. стремится сохранить очаги международной напряжённости, сорвать усилия социалистических стран и всех миролюбивых сил по их ликвидации, блокировать борьбу народов мира за расширение сферы разрядки и распространение её на все континенты, утверждение принципов мирного сосуществования государств с различным социальным строем.

Генеральной линии международного коммунистического движения по коренным вопросам мирового развития М. противопоставляет свои авантюристические позиции. Маоисты исходят из неизбежности мировой войны, рассматривая её как средство "оздоровления человечества", как источник мировой революции.

Для подкрепления своих гегемонистских притязаний на лидерство в "третьем мире" маоисты пытаются доказать, что центр революционного движения переместился в зону национально-освободительного движения, так как якобы социалистические страны "переродились", а рабочий класс развитых капиталистических стран "обуржуазился" и утратил революционность.

Свидетельством полного разрыва маоистов с пролетарским классовым подходом в области внешней политики и принципами социалистического интернационализма является проповедуемая ими теория "борьбы против гегемонии двух сверхдержав".

На международном Совещании коммунистических и рабочих партий 1969 большинство делегаций охарактеризовало М. как опасное антимарксистское течение, которое своими подрывными действиями и политикой антисоветизма объективно играет роль пособника империализма и антикоммунизма.

М. создаёт серьёзные преграды строительству социализма, ведёт к его деформации и ставит под угрозу социалистические завоевания китайских трудящихся, препятствует решению коренных социально-экономических проблем, порождает одну за другой кризисные ситуации в стране, дискредитирует научный социализм.

М. стремится расколоть мировое коммунистическое движение, антиимпериалистический фронт народов. Для этих целей используются и возникшие в некоторых странах группки приверженцев М. Однако практически эти группки находятся в изоляции от революционного рабочего движения и чаще всего распадаются.

Как антинаучное, противоречащее закономерностям общественного развития течение, М. бесперспективен".

Вот такая замечательная статья! Со всем можно было бы тут согласится, но авторы статьи не предвидели того что у МАОИЗМА может найтись и новое продолжение в форме " КАПИТАЛИСТИЧЕСКОГО КОММУНИЗМА" той формы правления что сейчас установилась в Китае и под влиянием котрой Китай как государство собственно и вышел впервые после окончания ВМВ в мировые лидеры догоняя местами даже США...

НО это так к слову, а возвращаясь к индонезийским коммунистам то тут надо сказать, что к середине 60-х гг. КПИ при гласно и негласной экономической и политической помощи СССР в стране с четвертым по количества населения стала и крупнейшей компартией стран капиталистического мира ибо формально насчитывала в своих рядах более 3,5 млн. членов и кандидатов!!!!

Под руководством КПИ действовали многие профсоюзные, молодежные, женские и др. демократические организации, объединявшие около 16 млн. человек.

И что важно тогда перед КПИ открывалась реальная перспектива стать руководящей силой в борьбе индонезийского народа за укрепление политической и завоевание экономической независимости, и как любили говорить тогда коомунисты в СССР "против империализма и внутренней реакции"!

Однако как я уже выше отмечал с начала 60-х гг. руководство КПИ, в значительной мере под влиянием концепций маоизма, начало отходить от своих прежних, марксистско-ленинских установок.

КПИ по мнению "советских коммунистов из ЦК КПСС" захлестнула мелкобуржуазная стихия, так как массовый рост партии происходил в конце 50-начале 60-х гг. за счет крестьян и городской мелкой буржуазии.

Руководство КПИ безоговорочно поддержало концепцию президента Индонезии Сукарно о "направляемой демократии", означавшей усиление единоличной диктатуры президента, и стремилось приспособить политику партии к действиям и политике президента.

Процесс идейного разоружения, сползания с классовых позиций, подмены пролетарских лозунгов мелкобуржуазными, националистическими наглядно проявился на 7-м чрезвычайном съезде КПИ (1962), на котором руководители КПИ провозгласили политическую программу Сукарно ("Политический манифест") в качестве второй программы партии.

В области внешней политики руководство КПИ поддержало выдвинутую Сукарно идею создания "оси Джакарта – Пекин", пропагандировало маоистскую концепцию об особой роли стран "третьего мира" в освободительной борьбе народов и способствовало осуществлению тактики создания обособленных афро-азиатских организаций, что приводило к ослаблению связей КПИ с международным коммунистическим движением.

В 1964-65, в период ухудшения экономического положения в Индонезии, роста недовольства масс, внешнеполитической изоляции страны, и этой ситуацией тогда решили воспользоваться индонезийские коомунисты которым уже хотелось побыстрее захватить власть в свои руки. Но реально сделать это они могла только при поддержке индонезийскую армии.

Так в Индонезии и возник заговор левых армейских офицеров (1965), получивший название "Движение 30 сентября".

Очень хорошо и подробно о нем рассказано вот в этой статье https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D0%B2%D0%B8%D0%B6%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5_30_%D1%81%D0%B5%D0%BD%D1%82%D1%8F%D0%B1%D1%80%D1%8F и все вы уважаемые читатели сможете заглянув на эжту страничку получить дополнительные свелдения.

А с чтобы не нарушать принятый формат публикации только скажу, что "узкая группа" лиц из состава руководства КПИ в которую входила и руководитель ИКП Айдит решили поддержать это "движение", не поставив (боясь преждевременного раскрытия военного заговора) в известность о своем решении ЦК партии!

Но и это "Движение 30 сентября" когда отдельные группы военные при поддержке коммунистических боевиков захватили на один день столицу страны далее не получил поддержки!

И вместо коммунистической революции индонезийские коомунисты получили " белый террор"! ибо ответ правые круги Индонезии нанесли ответый удар.

И тут надо сказать, что сразу в течении первого месяца: октябрь 1965 г. было убито несколько сот тысяч активных членов КПИ и членов "левых общественных организаций".

В числе погибших и казненных многие руководящие деятели партии (Айдит, Лукман, Ньото, Судисман, Ньоно и др.), десятки тысяч арестованы. В марте 1966 КПИ и примыкавшие к ней многочисленные общественные организации были официально объявлены вне закона.

Был принят так называемый закон о запрещении распространения идеологии марксизма-ленинизма и коммунизма.

Провал "Движения 30 сентября" привел также к фактическому устранению Президента А. Сукарно и переходу власти в руки армейской верхушки которая в течении последующих 10 лет окончательно разгромила ИКП как партию и ликвидировал большую ее часть физически. Из 3 000 000 состава погибло около от 1 000 000 до 1 500 000 ее членов!

Но это опять же общая информация, а я предлагаю нам с вами уважаемый читатель в поисках истины "копнуть поглубже" в теме "антикоммунистические политические репрессии в Индонезии", развернувшиеся в период после неудачной попытки государственного переворота.

Согласно наиболее распространённым оценкам, число жертв только за 1965 год составило более полумиллиона убитых (это были так называеме "коммунистические активисты" и около миллиона попавших в тюрьму из которой вышли живим очень немногие!

В результате этой чистки все лица, являвшиеся членами КПИ либо подозреваемые в сочувствии коммунистам, были изгнаны из Вооружённых сил и с государственной службы, лишены политических прав, а сама компартия как я уже выше упоминал в марте 1966 года запрещена законом.

Но первые массовые убийства началась все же в столице страны Джакарте, вскоре после провала попытки переворота в октябре 1965 года, и вскоре распространились по Центральной Яве, Восточной Яве и Бали.

Наибольшего размаха убийства достигли в регионах, где КПИ традиционно пользовалась наибольшим влиянием – в Центральной Яве, в Восточной Яве, на Бали и в Северной Суматре.

Но говоря о терроре мы должны будем признать и запомнить, что первыми КРОВЬ ПРОЛИЛИ именно ИНДОНЕЗИСКИЕ КОММУНИСТЫ!

Ведь вечером 30 сентября и 1 октября 1965 года они сумев захватить шесть индонезийских генералов которые потом отказались подержать военный переворот были без всяких на то оснований убиты (путем изуверского утопления в одном колодце) по распоряжению руководства именно той коммунистической группой, которая назвала себя "Движение 30 сентября".

И тут для генерала Сухарто (а он число случайно спасся от заговорщиков сумев бежать из дома который подвергся штурму) выпал счастливый шанс, заключавшимся в том, что поскольку большинство главных военачальников Индонезии были мертвы или пропали без вести, то Сухарто, как один из самых старших генералов, не струсил и не отсиживался в военной казарме, а взял на следующее утро командование индонезийской армией на себя!

И уже к концу 2 октября 1965 г. он твердо контролируя столицу объявил, что переворот потерпел неудачу.

Вооружённые силы во главе с Сухарто прямо возложили ответственность за попытку переворота на – КПИ.

А далее военная хунта генерала Сухарто хотя и " освободила из плена у заговорщиков президента Сукарно но уже выйдя из его подчинения начала в целях наведения порядка в стране – массовые политические чистки

Были в массовом порядке удалены со своих постов все чиновники и военачальники, которые подозревались в сочувствии КПИ.

Парламент и Кабинет министров были очищены от лояльных Сукарно людей.

Лидеры КПИ было немедленно арестованы, многие из них были вскоре казнены.

Армейские лидеры организовывали антикоммунистические демонстрации в Джакарте, во время одной из них, 8 октября, был сожжен дотла Джакартский штаб КПИ.

Были сформированы антикоммунистические молодёжные группы, включая Союз действия студентов Индонезии (KAMI), Союз действия индонезийской молодёжи (KAPPI), Союз действия университетских выпускников Индонезии (KASI).

Только в Джакарте и на Западной Яве, сразу было арестовано более 10 000 активистов КПИ, включая знаменитого писателя-романиста Прамудья.

Но первые жертвы произошли во время организованных столкновений между армией и КПИ, на стороне последних также выступили некоторые солдаты и офицеры, сочувствующие коммунизму.

Например, большая часть Морского корпуса, Воздушных сил, и Бригады полиции ([Brimoh]) была на стороне КПИ[11]. В начале октября силы Стратегического командования (подчиненные Сухарто войска – KOSTRAD) и силы PRKAD во главе с полковником Сарво Эдди Вибово (Sarwo Edhie Wibowo) вошли в Центральную Яву, область с сильными коммунистическими позициями, в то время как войска, в чьей лояльности хунта сомневалась, были распущены.

Самые первые бои в горной местности Центральной Явы, казалось, могли дать КПИ шанс на долгое сопротивление с возможностью установить конкурирующий режим в этих областях.

Однако большинство командующих в армии коммунистов прекратили борьбу, как только к противнику прибыли первые силы подкрепления, хотя некоторые, как генерал Супарджо (Supardjo), вели бои в течение ещё нескольких недель.

По мере установления президентства Сухарто продолжались аресты членов КПИ, за которыми обычно следовали немедленные казни. В начале октября, председатель КПИ Ди́па Нусанта́ра А́йдит бежал в Центральную Яву, однако был пойман и расстрелян 22 ноября.

Другой лидер КПИ, en:Njoto, был расстрелян 6 ноября (приблизительно); Первый заместитель Председателя PКПИ KI Люкман (en:Lukman) был казнен вскоре после этого.

Когда были закончены политические читки и на местах власть полностью контролировалась военными и под командованием М. Сухарто собствено и начался в стране "белый террор"

Убийства начались в конце октября 1965 Года в Джакарте, и распространились по Центральной и Восточной Яве и позже на Бали, меньшие вспышки произошли на других островах, включая Суматру.

Самая массовая резня происходила в Центральной и Восточной Яве, где поддержка КПИ была самой массовой.

В некоторых областях гражданские погромщики и армия знали, где найти известных коммунистов и сочувствующих им, в то время как в других районах армия требовала списки коммунистов от деревенских глав.

Так как членство КПИ не было секретным, большинство коммунистов было легко опознано и найдено в пределах их места жительства.

Посольство США в Джакарте также снабдило индонезийские вооруженные силы списком из 5000 коммунистов!

Однако, стоит отметить, не все жертвы были членами КПИ, или хотя бы идеологическими коммунистами.

Часто ярлык "КПИ" использовался, чтобы расстрелять человека, чьи убеждения были всего лишь более левыми по отношению к Национальной партии Индонезии (PNI)

В других ситуациях жертвами становились просто "предполагаемые" коммунисты.

Методы убийства включали расстрелы, а также казни с отрубанием голов мечами, похожими на меч самураев.

Трупы часто выбрасывались в реки, и однажды чиновники жаловались армии, что реки в городе Сурабая были забиты телами. В области Kediri, в Восточной Яве, члены Ansor (молодёжного крыла правой организации Нахдатул Улама) выстроили местных коммунистов в шеренгу, перерезали им горло и сбросили в реку.

В некоторых случаях уничтожали жителей целых деревень, дома убитых или интернированных разграблялись или передавались в распоряжение вооруженных сил.

В некоторых областях убивались китайцы, под предлогом связи КПИ с Китаем.

На островах Нуса Тенгарра (Nusa Tenggara), с преобладающим христианским населением, христианское духовенство и учителя также пострадали от рук исламистской молодёжи.

Хотя периодические и изолированные вспышки погромов продолжались вплоть до 1969 года, основные события чистки в значительной степени спали к марту 1966 года, когда у линчевателей физически стал сокращаться список подозреваемых, а власти решили, что достигли своей цели, и стали сворачивать пропаганду.

А теперь рассказ о самых основных местах " белого террора в Индонезии" -

Остров Ява

На Яве армия поощряла местных сантриев ("santri" – более набожных и ортодоксальных мусульман) искать членов КПИ среди "абанганов" (менее ортодоксальных мусульман). Но убийствам подверглись не только члены КПИ.

Жертвами расправ становились и "подозреваемые" в членстве в компартии, и участники разных конфликтов, никаким образом не связанных с политикой. Антикоммунистические убийства были часто спровоцированы молодыми людьми, которым помогала армия.

Группа мусульман en:Muhammadiyah объявила в начале ноября 1965 года, что истребление коммунистов – священная война; это заявление было поддержано другими исламскими группами на Яве и Суматре.

Для многих молодых людей убийство коммунистов стало религиозной обязанностью!

Аналогично, христианские (римско-католические) студенты в области Джокьякарта в одну из ночей вышли из своих общежитий, чтобы присоединиться к убийству арестованных коммунистов, нагруженных в несколько грузовиков!!!

Хотя в большей части страны убийства стали прекращаться в первых месяцах 1966 года, в отдельных частях Восточной Явы убийства продолжались в течение многих лет.

В Блитаре поднялось партизанское движение из выживших членов КПИ, просуществовавшее до 1968 года

Остров Бали

На острове Бали данные события рассматривались в свете местных социальных и кастовых делений – как конфликт между сторонниками традиционной балийской кастовой системы и теми, кто отклоняется от этих традиционных "ценностей"; особенно большое количество последних находилось в рядах КПИ.

Коммунисты публично обвинялись в разрушении культуры острова, местной религии, и живущие на острове Бали традиционалисты, как и подобные яванцы, были убеждены что необходимо разрушить влияние КПИ. В течение заключительных лет президентства Сукарно правительственные посты, фонды, и другие преимущества отошли к коммунистам.

Особенно сильную ненависть по отношению к коммунистам имели землевладельцы.

Так как Бали – это единственный индуистский остров Индонезии, там не имели силы исламистские настроения, как на Яве, и главными линчевателями коммунистов стала высшая каста, в основном и состоящая из крупных землевладельцев.

Главные индуистские священники призывали в том числе и к буквальным человеческим жертвам, которые удовлетворят духов и богов возмущенных прошлым кощунством и разрушением "правильного" порядка вещей[24].

Живущий на острове Бали индуистский лидер, Ида Багус Ока, сказал: "не может быть сомнения, что враги нашей революции также злейшие враги религии, и должны быть уничтожены и разрушены до самых корней"!.

Как и на части Восточной Явы, Бали охватили военные действия, поскольку коммунисты успели перегруппироваться.

Ситуация склонилась в пользу антикоммунистов в декабре 1965 года, когда армейский парашютно-десантно-диверсионный полк и солдаты Brawijaya прибыли в Бали, завершив зачистки на Яве.

Ряд убийств, подобных тем, что происходили в Центральной и Восточной Яве, с фашиствующей молодёжью в качестве исполнителей и подстрекателей, произошли и здесь. В течение нескольких месяцев батальоны смерти прошли через деревни, захватывая подозреваемых и убивая их...

Сотни зданий, принадлежащих коммунистам и их родственникам, были сожжены дотла в течение одной недели "крестового похода".

Только в период основной карательной операции было убито 50000 человек, включая женщин и детей.

Население некоторых деревень сократилось вдвое в течение нескольких последних месяцев 1965 года.

Все китайские магазины в городах Сингараджа и Денпасар были разрушены, и их владельцы убиты по подозрению в материальной помощи коммунистам.

Между декабрем 1965 года и в началом 1966 года приблизительно 80000 человек было убито, то есть примерно 5 % населения острова в то время, что пропорционально больше, чем где-нибудь ещё в Индонезии[35].

Остров Суматра

На Суматре коммунисты поддерживали движения сквоттеров (самозахват земли мелкими крестьянами) и кампании против иностранных фирм, чем вызвали репрессии в ходе событий.

В Ачехе было убито 40000 человек, а на всей Суматре около 200000 человек. Региональные восстания конца 1950-х годов усложнили события на Суматре, так, многие из прежних мятежников были вынуждены присоединиться к коммунистическим организациям, чтобы доказать лояльность Индонезийской республике.

Подавление восстаний 1950-х было расценено многими суматранцами как "яванская оккупация", а данная резня, соответственно – как "освобождение" В Лампунге другим фактором погромов была иммиграция яванцев.

Острова Калимантан

На Западном Калимантане, спустя приблизительно восемнадцать месяцев после кульминации массовых убийств на Яве, местные даяки выслали 45000 этнических китайцев из сельских районов, убив примерно 5000 человек[16]. Китайцы отказались сопротивляться депортации (при том, что ранее китайцы боролись против голландского правления в Индонезии), так как они считали себя "гостем на земле других людей", прибыв только с намерением вести торговлю

Масштабы убийств и арестов

Хотя общая схема событий известна, об убийствах информация недостаточна, и точные и проверенные цифры о жертвах террора вряд ли когда-либо будут известны поэтому я и пишу о 1 000 000 погибших как общей цифре нуждающейся в уточнении!

За первые 20 лет после убийств были предприняты тридцать девять оценок количества убитых.

Ещё прежде, чем убийства закончились, армия выпустила свои цифры – 78500 погибших, основные жертвы террора – коммунисты – оценили количество убитых в 2 миллиона человек.

В 1966 году Бенедикт Андерсон оценил количество убитых в 200000 человек, в 1985 году изменил число на 500 000-1 000 000 человек

. Большинство ученых соглашается, что, по крайней мере, полмиллиона человек было убито, что больше, чем в любой другой момент в индонезийской истории.

Другая оценка вооруженных сил, опубликованная в декабре 1976 года – 450 000-500 000 человек!!!.

Аресты и заключение продолжались в течение десяти лет после чистки.

1977 году организация Amnesty International предложила что "приблизительно один миллион" членов КПИ и других, опознанных или подозреваемых в причастности в компартии людей, было арестованы.

Между 1981 и 1990 годами, индонезийское правительство оценило, что число заключенных было между 1,6 и 1,8 миллионов человек.

Возможно, что в середине 1970-х до 100000 человек были все ещё заключены в тюрьме без суда.

Также есть цифры, что всего 1,5 миллиона человек прошли через тюрьмы в связи с теми событиями.

Выжившие и не арестованные члены КПИ уходили в подполье или пытались скрыть своё прошлое.

Поскольку арестованные, часто под пыткой, выдавали имена подпольных коммунистов, число заключенных в тюрьму выросло в период 1966-68 годов.

Выпущенные часто помещались под домашний арест и должны были регулярно сообщать вооруженным силам о своем местонахождении; им, а также их детям было запрещено занимать государственные посты

Многие из подозреваемых коммунистов были застрелены, обезглавлены, задушены, или убиты перерезанием горла, военными или исламскими группами.

Ну а теперь несколько слов о конечных результатах этого "белого террора" в Индонезии.

Идеи "Насакома" вдвинутые президентом Сукарно (национализм, религия, коммунизм) были отменены.

Опора Сукарно, активисты КПИ, были эффективно устранены от власти, в основном просто уничтожены, элиты стали формироваться из военных и исламистов.

Многие из влиятельных мусульман стали противниками Сукарно, и к началу 1966 года Сухарто начал открыто бросать вызов Сукарно – политика, на которую ранее не решались армейские лидеры.

Сукарно пытался цепляться за власть и смягчить растущее влияние армии, хотя и не стал окончательно предавать своих союзников-коммунистов и обвинять КПИ в госперевороте, как требовал от него Сухарто!

Но все шло к отставке Сукарто с должнсоти Президепнта, а вот Сухарто только набирал политический вес и авторитет в Индонезии и за ее рубежами!

1 февраля 1966 года Сукарно повысил Сухарто до чина генерал-лейтенанта.

Декретом от 11 марта 1966 Сукрано так же передал большую часть власти над парламентом и армией Сухарто, с тем предлогом, "чтобы навести порядок".

12 марта 1967 года Сукарно был лишен всех остатков власти временным Парламентом Индонезии, и Сухарто был назначен "действующим (то есть временным) президентом".

21 марта 1968 года Переходное Собрание Представителей Народов формально избрало Сухарто президентом.

Западные правительства и большая часть СМИ Запада остались довольные таким развитием событий в Индонезии о чем красноречиво мог бы свидетельствовать и заголовок в американском журнале "US News and World Report" который гласил: "Индонезия: Надежда...там где её не было".

Другие американские политики и государственные деятели тоже прокомментировали избрание Сухарно Президентом Индонезии почти в таком же духе:

- "Под управлением Сухарто Индонезия стала действительно демократической страной". / Ричард Никсон

- "Индонезия – это образцовая операция... Можно проследить, как все главные кровавые события направлялись из Вашингтона, чтобы привести Сухарто к власти. Их успех означает, что подобное можно повторять снова и снова". / Ральф Макгихи, руководитель оперативной деятельностью ЦРУ в годы переворота...

(конец ч.3)










© 2007 - 2012, Народна правда
© 2007, УРА-Інтернет – дизайн і програмування

Передрук матеріалів дозволяється тільки за умови посилання на "Народну правду" та зазначення автора. Використання фотоматеріалів із розділу "Фото" – тільки за згодою автора.
"Народна правда" не несе відповідальності за зміст матеріалів, опублікованих авторами.

Технічна підтримка: techsupport@pravda.com.ua