Пошук на сайті:
Знайти



Народні блоги

ОНИ БОРОЛИСЬ С КОММУНИЗМОМ гл.2 ч.3


0
Рейтинг
0


Голосів "за"
0

Голосів "проти"
0

Генерал Ф. Франко и его жизнь до начала  военного переворота 17 июля 1936 года

ОНИ БОРОЛИСЬ С КОММУНИЗМОМ гл.2 ч.3
Генерал Ф. Франко и его жизнь до начала военного переворота

17 июля 1936 года

Вторую часть этой работы мы завершили на том факте,что испанский генерал Ф. Франко в сентябре 1936 г. стал во главе военного переворота совершенного 17 июля 1936 г.

Но ту мы сделаем большую остановку в наем повествуй, чтобы разобраться с вопросами которые заставили Ф. Франко стать во главе военного переворота, а после 1939 г. и возглавить военно-политическую диктатуру в Испании.

И вот тут нам без объективной биографии по сути нашего главного героя повествования не разобраться. Поэтому я и начну с изложения основных пунктов биографии Ф. Франко.

И тут сразу должен заметить что ни в советской историографии ни тем более в современной российской никто из историков не пытался изучить личность Ф.Франко и через изучение его биографии понять суть тех политических процессов что происходили в Испании в прошлом ХХ столетии.

О генерале Франко в СССР писали только плохо! А еще в СССР любили рисовать на него карикатуры!

С тех прошло уже 80 лет! И я думаю самое время объективно взглянуть на личность Франциско Франко прошедшего путь солдата от второго лейтенанта до генералиссимуса Испании! Он сумел не только избавить свою страну ор участия во ВМВ но и по сути дважды победить еще одного генералиссимуса И. Сталина в 1939 г. и после 1945 года! Когда о нем очень хорошо сказал генерал де Голь:"Франко, конечно, личность неприятная, для нас – "персона нон грата", но полезная".

Краткая биография Ф. Франко

Дальний предок Франсиско Франко Хуан Франко Добладо переселился из Пуэрто-Реаля, что близ Кадиса, в Эль Ферроль, ставший морской базой в 1726 г., в годы правления первого короля из династии Бурбонов – Филиппа V.

После пробы на "чистоту крови" он был назначен в 1730 г. преподавателем морского училища. Франко считались идальго, хотя и без титула и без надежных средств к существованию.

Его дед Франсиско Франко и отец его бабки Салгадо-Араухо достигли высших рангов в морской иерархии.

Его отец – Николас Франко Салгадо Араухо – в 18 лет поступил в Академию морской администрации в Эль Ферроль, служил на Кубе и Филиппинах, сделал блестящую карьеру, достигнув ранга генерального интенданта.

Агностик и вольнодумец, насмешливый и остроумный, он действительно представлял собой весьма странную фигуру, не вписывающуюся в стереотип "сеньора морского офицера". Именно эти качества помешали ему достигнуть более высоких степеней в карьере – способности и квалификация, как полагали его знакомые и сослуживцы, позволяли Николасу-старшему стать, по крайней мере, вице-адмиралом. Но он им не стал.

В Эль Ферроле Николас Франко познакомился с Пилар Баамонде, дочерью также генерального интенданта; в мае 1890 г. состоялась свадьба. Оба супруга принадлежали к одному и тому же социальному слою, но у Баамонде была более знатная родословная.

Их разделяли не только происхождение и даже не возраст – дон Николас был старше жены на 10 лет, – а характер.

По отзывам преподавателей, а затем и сослуживцев, Николас Франко имел характер открытый и независимый, был жизнелюбом, не скрывал своих либеральных взглядов

Уго второй сын Франсиско Франко Баамонде родился в Эль Ферроле 4 декабря 1892 г. в день св. Варвары, покровительницы артиллерии, чему впоследствии его биографами придавалось большое значение

В 1907-1909 гг. дон Николас практически оставил семью, переведясь на службу в Мадрид, хотя к этому времени он был отцом пятерых детей – Николаса, Франсиско, Рамона, Пилар и Паситы (умерла в детстве). Вначале он не терял контакта с семьей, регулярно посылал деньги, но после того, как в Эль Ферроль пришло известие о "другой женщине", родители Франко разъехались. Это случилось в 1912 г.

По мнению одного из биографов Франко, Энрике Гонсалеса Дуро, для Франко мать была совершенством, а отца он не любил и даже ненавидел. Некоторые биографы, следуя Фрейду, даже пытаются обнаружить у Франко

"Эдипов комплекс" и его антилиберализм.

Николас-старший никогда не скрывал своего весьма скептического отношения к достоинствам Франсиско.

По воспоминаниям племянницы Франко Пилар Хараис, опубликовавшей в 1981 г. книгу "История одного диссидентства", он говаривал:

"Из моих трех сыновей самым разумным был Рамон, Николас был обманщиком, а Пакито (уменьшительное от Франсиско) был и оставался глупцом".

И это он говорил тогда, когда Франко достиг вершины власти:

"Пакито – каудильо, Пакито – глава государства! Держите меня, я умру от смеха!"

И это было связано не только с его активным неприятием режима, получившим название по имени его сына. Возможно, над ним довлели воспоминания о первых ученических шагах Франко, об отзывах его учителей.

Франко получил начальное образование колледже "Святого сердца".

По отзывам его учителей, это был усердный ученик, очень уравновешенный, но посредственно одаренный, застенчивый, не очень зрелый психологически, с голосом ребенка.

По воспоминаниям старого друга детства – пастора Ньето Антуанеса, – это был нормальный мальчик, хотя застенчивый и немного закомплексованный.

Франсиско Франко хотел стать моряком, но по семейной традиции в морское училище поступил его брат Николас – единственный среди братьев нормального роста, немного денди, жизнелюб й, по общему мнению, весьма заурядная личность.

Франсиско, или Пако, поступил в пехотное училище в Толедо

Именно здесь в судьбу будущего вождя Испании вмешались обстоятельства, чрезвычайно важные не только для него, но и для страны в целом. Речь идет о разразившейся в 1898 г. войне между Испанией и Соединенными Штатами Америки. Эта война скорректировала и биографию Франсиско Франко: ему пришлось расстаться с мечтами о военно-морской карьере.

Война нанесла смертельный удар по испанскому флоту, восстановить морские силы в достаточном объеме слабая экономика страны не могла. Появилась масса безработных морских офицеров.

Сократившаяся потребность в кадрах привела к сокращению набора в военно-морскую академию. Для Франсиско условия конкурсного поступления оказались слишком жесткими.

Отец, здраво рассудив, что ожидать скорых перемен к лучшему не приходится, предложил сыну поступить в пехотную академию.

Тем самым дон Николас решил судьбу Франсиско.

Предложение отца не вызвало серьезных возражений молодого человека, твердо решившего стать военным. Успешно сдавший 28 августа 1907 г. вступительные экзамены, четырнадцатилетний Франсиско Франко Баамонде стал кадетом первого курса этого старейшего военного училища Испании,

Первое знакомство с суровым бытом Алькасара было для Франсиско достаточно тяжелым испытанием. Невысокому, изящному до хрупкости подростку досталось немало насмешек от товарищей – за рост, составлявший менее 160 см и за то, что среди 300 с лишним первокурсников академии он был самым младшим.

В довершение неприятностей командир роты кадетов отдал унизительное для Франко распоряжение выдать ему для строевых упражнений винтовку, укороченную на 15 см, что вызвало шквал насмешек однокурсников. Его стали называть Франкито, или Пакито.

Как многие однокурсники, Франко мечтал по окончании академии получить назначение в Марокко.

Но, когда 13 июля 1910 г. Франсиско Франко Баамокде в чине II лейтенанта вступил в ряды испанского офицерского корпуса, его ожидала незавидная участь.

Согласно распределению он отправился в заштатный гарнизон родного города Эль Феррола.

Лейтенант Франко был в реестре выпускников на малопочетном 251 месте среди 318 кадетов, т. е. считался бесперспективным офицером.

Да и возраст его не соответствовал цензовым требованиям. 8-й пехотный полк, расквартированный в Галисии, где с августа 1910 г. до февраля 1912 г. прозябал молодой честолюбивый военный, имел в его глазах единственное достоинство – возможность находиться рядом с матерью.

Он специально поселился е родном доме, чтобы материально поддерживать семью. Его жалованье в 150 песет, хотя и весьма скромное, было некоторым подспорьем для матери и младшего брата.

К этому времени старший из братьев Франко Николас получил специальность флотского инженера. В дальнейшем карьера его складывалась спокойно и плавно – уже в 1921 г. он носил звание капитана второго ранга, a s 1926 – в возрасте тридцати пяти лет получил под командование единственный на восточном побережье Испании плавучий док.

Что касается Франсиско, то его военная карьера развивалась иным путем. Будучи командиром подразделения в 8-м полку, он выполнял обычные офицерские обязанности. Такая легкая, но совершенно бесперспективная жизнь не устраивала молодого офицера. Темпы служебного роста в войсках, находившихся в метрополии, были удручающе медленными.

Его тянуло в Африку, где карьера энергичного и смелого человека могла быть быстрой, где строгая субординация уступала место боевому товариществу.

В период службы в Эль Ферроле Ф. Франко бомбардировал командование ходатайствами о переводе его в Марокко и 6 февраля 1911 г. в момент очередного обострения обстановки в Марокко рапорты Франко и еще трех феррольских офицеров были одобрены и они прибыли в Малагу где дислоцировался резерв Африканской армии...

По прибытии лейтенант Ф. Франко Бэамонде был отправлен в форт Тифасор, где формировались части внешней обороны Мелильи. Командовал базой в форту бывший начальник Алькасара полковник Хосе Вильяба Рикельми, помнивший своего воспитанника.

От него девятнадцатилетний лейтенант перенял много полезных навыков, значительно отличавшихся от тех, что он получил в академии и феррольском гарнизоне.

Вскоре вновь прибывшие офицеры, в том числе Ф. Франко, были расписаны по небольшим отрядам, созданным для восстановления разрушенных укреплений внешнего обвода крепости.

13 июля 1912 г. Ф. Франко был произведен из вторых лейтенантов в лейтенанты. За всю его военную карьеру это повышение было первым и единственным, соответствовавшим реальной выслуге лет.

Вместе с новым званием он получил новое назначение – командовать Фортом Уикан на реке Керт. Это считался опасным местом, поэтому назначение девятнадцатилетнего лейтенанта комендантом этого укрепления можно рассматривать как проявление доверия командования.

Еще до конца 1912 г. за трехмесячное непрерывное пребывание на передовой и образцовое выполнение своих обязанностей Ф. Франка получил первую боевую награду – Крест Мерито Мелитар Первой степени.

С той же настойчивостью, которая была им проявлена в повышении профессионального мастерства, Ф. Франко начал Гораздо большее упорство он проявил в изыскании возможностей для карьерного роста.

Большие перспективы сулил переход во вновь создаваемые части Los Regul;res. Осознав необходимость иметь в Марроко пусть небольшие, но профессиональные воинские формирования по поддержанию порядка, мадридское руководство санкционировало создание воинских частей, набираемых по найму, для замены обычных армейских лодразделений в наиболее опасных местах. Эти войска оказались намного боеспособнее.

И Ф. Франко добился места в рядах регуляторов и 15 апреля 1913 г. был переведен в лагерь Луасьен под Тетуаном, где шло формирование войск нового типа.

Служба регуляторов решительно отличалась от спокойного армейского быта. Они оказывались на острие ударов по противнику. Постоянный риск и возможность отличиться весьма импонировали Франко.

Между 14 августа и 27 сентября ему довелось участвовать в операции против одного из опорных пунктов повстанцев. Она принесла не очень существенную, но громкую победу испанской армии, а Франко – второй крест за военные заслуги и славу инициативного и смелого командира.

За храбрость в бою при Бен Салеме 1 февраля 1914 г. в окрестностях Тетуана он был досрочно произведен в капитаны.

Столь быстрое повышение (Франко было тогда 21 год) состоялось благодаря заслуженной им репутации офицера, решительного, способного отлично организовать снабжение своих войск и интересующегося теорией своего дела.

Такая официальная аттестация вполне соответствовала действительности: чтобы убить скуку или от подлинной любви к профессии Франко в этот период много работал над изучением теории военного искусства и сопутствующих ему наук.

Именно в этот период Ф. Франко приобрел заметную известность в африканской армии, В конце июня 1916 г. марокканским партизанам удалось перерезать важнейшую дорогу. Потеря контроля над магистралью грозила серьезными неприятностями для испанцев.

Регуляторам, усиленным армейскими частями, было приказано взять Беутс. Одну из рот вел капитан Ф. Франко. Ранним утром 29 июня колонка испанских войск пошла во фронтальную атаку. Марокканцы, укрепившиеся на окрестных холмах, открыли огонь по подножию высоты, куда после неудачной атаки отошли испанцы.

Шквальный огонь привел к огромным потерям в их рядах.

Были убиты или тяжело ранены старшие офицеры, s том числе командир колонны и командиры батальонов. Ф. Франко, оказавшийся одним из уцелевших офицеров, принял решение, дававшее испанцам какой-то шанс: он повел солдат в новую атаку.

В первые минуты продвижения по склону холма он был серьезно ранен, но продолжал руководить действиями своих людей и присоединившихся к ним солдат других подразделений.

Атака увенчалась успехом – холм и деревня на вершине были взяты. К этому времени руководитель отчаянной атаки потерял сознание от потери крови. В донесении об этом эпизоде было сказано про

Ф. Франко: "Превосходный офицер, самоотверженно принял командование, умело и грамотно руководил боем"8. Далее давалась высокая оценка распорядительности капитана, нашедшего решение, которое позволило спасти множество жизней и добиться успеха.

Ранение, полученное Ф. Франко, было тяжелым но и выздоровление шло быстро. Кстати Франко тут везло. Ибо прослужив в Африке в общей сложности более десяти лет, участвуя во многих боевых эпизодах, он получил двенадцать наград и только одно ранение,

В том же сражении, где Франко получил ранение, погибли и были ранены 311 испанцев, из которых 29 были офицеры.

За подвиг при Эль Беутсе верховный комиссар Испании в Марокко генерал Ф. Хордана рекомендовал Ф. Франко Баамонде к внеочередному производству в следующий чин коменданте (примерно соответствует майору) и начал процедуру, необходимую для присвоения ему высшего военного ордена большого Креста отличия Сан Фернандо.

Советники военного министерства в Мадриде не возражали против присвоения высокой награды, но отклонили просьбу о повышении в звании, ссылаясь на молодость претендента.

При поддержке верховного комиссара Ф. Франко подал апелляцию на высочайшее имя, мотивируя свое ходатайство тем, что правила, обязательные для армии, не распространяются на регуляторов.

Тогда Ф. Франко обратился к королю и Альфонс XIII признал просьбу справедливой, и 28 февраля 1917 г. особым указом Ф. Франко Баамонде был утвержден в звании команданте.

Разгневанные строптивостью молодого "африканиста" министерские чиновники наказали его, признав недостаточным основания для награждение его крестом Сан Фернандо.

Эту награду он получил лишь двадцать два года спустя, в 1939 г., за победу в гражданской войне. Пока молодому честолюбцу пришлось довольствоваться более скромным крестом Марии Кристины.

Так буквально за несколько лет Ф. Франко в 1916 г. стал одной из самых популярных фигур в африканской армии.

Можно сказать, что тогда он заложил фундамент своего последующего политического роста. Новое звание привело к изменениям в его служебном положении.

В Марокко не было вакантного места командира батальона, что вынудило Франко перебраться на полуостров. Его назначили командиром батальона в Овьедо в гвардейском полку принца Астурийского. Новое место не нравилось Франко. Он так и не нашел общего языка с коллегами из гвардии. Вообще свое пребывание в полку принца Астурийского он воспринял как случайный эпизод, досадную задержку на пути к цели.

Франко надеялся на скорое возвращение в Марокко, где людей ценили по заслугам, а не по выслуге, и где его известность, способности и энергия помогали добиваться прекрасных результатов.

В период службы в Овьедо Франко конце лета 1917 г. на одном из бесчисленных в Испании праздников Франсиско познакомился с очаровательной черноглазой смуглянкой, которую звали Кармен Поло

Но затем Ф. вновь вернулся на войну. Ибо 31 августа 1920 г. Испанский легион (Терсио) был создан. Подбирая офицеров, Астрай вспомнил о Франко, который получил командование Первой бандерой, став фактически вторым человеком в этом новом формировании.

И в сентябре 1920 г. Ф. Франко, расставшись с прежним местом службы, прибыл в Марокко.

Положение в Северной Африке было очень сложным. Колониальная армия проводила зачистку Западных областей страны Анджера и Джебала, намереваясь добиться стабильности хотя бы в районе, прилегающем к административному центру Марокко городу Тетуану.

Ситуация в центральной части протектората стала совершенно неприемлемой для испанского достоинства: племена Рифской области вели эффективную партизанскую борьбу, не допуская на свои земли испанскую армию. Мадридское руководство желало получить доступ к рудным месторождениям, интересовавшим испанских предпринимателей, и надеялось поправить сложную социально-экономическую ситуацию в самой Испании, продемонстрировав небольшую, но красивую успешную военную операцию. Армии был дан приказ сокрушить партизан.

Рифские племена, объединенные талантливым военачальником Абд-эль-Кримом, в пятидневном сражении под

Ануалем наголову разбили двадцатитысячный испанский корпус под командованием генерала Сильвестре.

Вместо успешной операции, призванной доказать мощь армии и правительства, Испания получила поражение, которое общество расценило как катастрофу.

Всего за пять июльских дней 1921 г. списки жертв марокканской авантюры пополнились девятью тысячами имен солдат и офицеров.

В сентябре 1921 г. Абд-эль-Крим провозгласил независимую республику Риф, которая располагалась в центре протектората и делила испанское Марокко на две изолированные части.

Новая республика создала собственную армию, оснащенную трофейным вооружением. Это была высокоподвижная армия, способная внезапно и быстро атаковать наиболее уязвимые места противника, совершать глубокие рейды по его тылам, Разрывать коммуникации.

Ее вождь Абд-эль-Крим демонстрировал изрядные полководческие способности, достигнув совершенства в специфических методах партизанской войны. Словом, испанцам противостоял упорный и сильный противник, победа над которым требовала значительных усилий, консолидации общества и армии и четко очерченного военного курса.

Боевое сплочение и обучение наемников было сложным делом. И казалось, маленький, худой коменданте с тонким голосом и вопросительно-грустным взглядом совершенно не подходит на роль командира этих головорезов. Однако его бандера считалась лучшей в Легионе.

Жестокий и решительный, Ф, Франко сумел создать из скопища отверженных превосходную боевую единицу, поскольку у его "материала" было основное качество, необходимое наемному солдату, – презрение к смерти.

Дисциплина среди солдат, многих из которых вне Терсио ожидали приговоры судов, поддерживалась самыми жесткими мерами: за любой проступок или трусость единственная мера наказания – расстрел перед строем батальона.

Только таким способом удавалось поддерживать порядок среди людей, лишенных самых примитивных моральных принципов, чья жестокость наводила ужас даже на марокканцев, далеко не склонных к чрезмерному человеколюбию. Зато в бою им не было равных.

В армии за отчаянно храбрые атаки легионеров называли "женихами смерти".

В первые месяцы 1921 г. Франко и его люди принимали активное участие в крупных войсковых операциях в районе города Ксаэн.

В конце лета часть легиона и командир Первой бандеры передислоцировались в Восточный сектор под Мелилью, где поступили в распоряжение генерала Санхурхо. Непременный участник всех операций, Ф. Франко заметно укрепил свою славу опытного и отважного командира.

. Фотографии Ф. Франко, Санхурхо, Астрая и многих других командиров и солдат в сочетании с названиями населенных пунктов и высот не сходили с первых страниц газет.

Положение в Марокко, где сражалась, несла потери и добивалась успехов испанская армия, оказывало определяющее влияние на состояние политической жизни страны.

В 1923 г. Ф. Франко временно замещал тяжело раненного Милана Астрея на посту командира Терсио, а когда погиб назначенный на этот пост подполковник Валенсуэлло, Ф. Франко, произведенный в подполковники официальным распоряжением короля, был утвержден на это место.

Кстати, Альфонс XIII, заметивший и оценивший "африканиста", с тех пор благоволил к нему. В сохранившихся письмах король называл Франко не иначе, как "дорогой друг", что, конечно, свидетельствовало не о задушевной дружбе, а о милостивом расположении монарха.

В том же году новоиспеченный подполковник, начальник легиона и кавалер специальной "боевой медали" прибыл s Овьедо, чтобы добиться руки своей нареченной.

Кармен не возражала, а отец и тетка сняли все возражения, узнав, что посаженным отцом жениха согласен быть сам король, сильно способствовавший матримониальным планам Франко.

В октябре 1923 г. в церкви Сан Хуан дон Франсиско Франко Баамонде был повенчан с сеньоритой Кармен Поло Мартинес Вальдес, ставшей его верной спутницей на всю жизнь.

Очаровательная девушка принесла супругу солидное приданое и "пропуск" в аристократические круги Испании, к которым не лишенный снобизма молодой офицер испытывал уважение, граничащее с преклонение.

Изменения в жизни Изменения в жизни Ф. Франко происходили на фоне огромных перемен в стране: 13 сентября 1923 г. просуществовавший более полувека институт "либеральной" монархии был заменен на военную диктатуру генерала Примо де Риверэ. О этом эпизоде испанской истории я уже писал во второй части поэтоу я далее отпусю его повторное описание и перехожу сразу к войнек в Мароко. Ибо в 1924 г. положение испанских воск немногим лучше, чем летом 1921 г., когда только своевременное появление в Мелилье Франко и его легионеров спасло Восточный сектор протектората.

В июне Абд-эль-Крим развернул новое мощное наступление. Насущная необходимость заставила испанцев поторопиться с решительными мерами.

Испанию поддержала Франция. В течение трех последних месяцев 1924 г. испанская армия вела операции по сокращению линии фронта и концентрации войск в районах, намеченных как исходные для планирующегося на 1925 г. генерального наступления.

За активное участие в этой компании Франко в январе 1925 г. было присвоено звание полковника.

А далее испанская армия перешла в наступление! Замысел испанского командования заключался в следующем: крупному морскому десанту предстояло выездиться в заливе Алусемас в непосредственной близости от столицы республики города Адждира, овладеть ею и затем концентрическими ударами из района Адждира и Восточной зоны протектората уничтожить вооруженные силы марокканцев. После этого становилась возможной оккупация независимых областей, прежде всего железорудных месторождений.

Этот план был а июне-июле 1925 г. согласован с Францией

Французской экспедиционной армии была доведена до 32S тыс. человек. Испания сосредоточила на театре военных Действий свыше 149 тыс. человек.

Прекрасно спланированная операция прошла блестяще. Две десантные группировки под командованием генералов Capo и Переса днем 8 сентября 1926 г. осуществили сложнейшую высадку на необорудованное побережье, обороняемое значительными силами марокканцев они, организованно высадились и расчистили необходимый плацдарм для основных сил в Западном секторе намеченного района.

И далее операция развивалась в соответствии с планом: к 24 сентября, сосредоточив на плацдарме 20-тысячный корпус, испанцы начали наступление на Адждир.

Яростно сопротивлявшиеся войска Абд-эль-Крима не выдержали мощного, планомерного натиска противника. 2 октября Рифская столица пала, и конец войны не заставил себя долго ждать. Весной

1926 г. под ударами испано-французских войск марокканская армия сложила оружие. Захваченный в плен Абд-эль-Крим был сослан на остров Реюньон. Испания получила долгожданный мир в Марокко, хотя отдельные очаги сопротивления тлели до 1934 года.

На армию обрушился настоящий шквал награждений и повышений, М. Примо де Ривера за участие в разработке операции получил "Большой, увенчанный лаврами крест Сант Яго".

Были отмечены Санхурхо, Capo, Перес. Не был забыт и Ф. Франко. Спрыгнувший 8 сентября с борта баркаса К-21 ("Ферролец") в не слишком холодную воду залива Алусемас полковник Иностранного легиона на общей триумфальной волне был вознесен очень высоко.

За участие в десанте и зимних боях под Ксаэном Франко получил чин бригадного генерала, став самым молодым носителем своего звания в Испании и даже в Европе (исключая СССР).

Замирение в Марокко означало для него начало нового этапа в жизни Ф. Франко.

; марте 1927 г. Ф. Франко получил под командование Мадридскую пехотную бригаду.

Положение Ф. Франко в структуре испанских вооруженных сил становилось все более прочным.

8 том же 1927 г. он стал членом комиссии, работавшей над созданием академии генерального штаба, а в январе 1928 г. – первым начальники этого важнейшего для строительства вооруженных сил и овеем нового для Испании института...

Вообще испанские историки считают, что генерал Франко превосходно вписался в элитные круги столицы.

Король Испании пожаловал ему придворный титул. Перед ним были распахнуты двери лучших домов Мадрида.

Перспективы на будущее тоже казались самыми радужными. Скорее всего, будь положение в стране стабильным, генерал Франко спокойно дослужил бы до почетной отставки, удовлетворенный достигнутым положением.

Но бурная история Испании в очередной раз готовилась скорректировать жизненные планы генерала.

В конце двадцатых годов положение диктатора М. Примо де Ривера заметно пошатнулось.

В это время начальник Сарагосской академии генерального штаба, у которого не было оснований желать падения трона, с возмущенным недоумением наблюдал, как либеральные и анархические настроения разъедали армию...

Генерал Ф. Франко старался, как мог, оградить своих подопечных от "либеральной заразы", но это не всегда удавалось.

Между тем никакие политические маневры короля уже не в состоянии были изменить ход событий.

12 апреля 1931 г. состоялись муниципальные выборы, сыгравшие роль плебисцита: блок рео^ормистских сил получил на них 70 % голосов избирателей. После объявления результатов голосования начались беспорядки в Мадриде и ряде крупных городов страны.

14 апреля 1931 г. в Испании была провозглашена республика.

Только что избранный главой временного правительства умеренный республиканец Н. Алькала Самора в радиообращении к народу заявил, что смена власти произошла "без малейших беспорядков", и новое руководство готово вести страну к "светлому будущему".

С этого момента Испания вступила в пятилетний период так называемой Второй республики. О этом периоде истории Испании также было подробно рассказано во второй части этой главы. Поэтому я снова переходу к личности Ф.Франко. Ьем более что в стране началась военная реформа.

Испанские вооруженные силы действительно требовали серьезной модернизации.

Но затеянные преобразования должны были не повысить боеспособность армии (эта сторона проблемы мало беспокоила реформаторов), а обезопасить новый строй от возможного сопротивления со стороны этой пугающей своей организованностью и боеспособностью силы.

В Испании армия воспринималась как носительница национальной идеи, приверженная традиционным ценностям. Она самим фактом своего существования вызывала опасения либералов.

Они справедливо полагали, что, армия, привыкшая играть ведущую политическую роль, в любой момент может из пассивного наблюдателя происходящего превратится в выразителя интересов традиционалистски настроенных слоев общества.

Через средства массовой информации правительство повело настоящее наступление на вооруженные силы, осыпая их упреками в нелояльности по отношению к республике.

. Существовавшие 16 военных округов были преобразованы в 8, были отменены слишком высокие для небольшой армии звания генерал-капитан и генерал-лейтенант, прошла реорганизация генерального штаба.

Наконец, были ликвидированы привилегии отдельных социальных групп при призыве на действительную службу. Всем желающим генералам и офицерам было предложено выйти в отставку с сохранением содержания.

Была закрыта "как рассадник антиреспубликанских настроений" академия генштаба в Сарагосе. Тем самым армию лишили перспективы притока высококвалифицированных специалистов. Сократили и без того небольшую армию на 15%, чтобы выкроить средства на выплату жалованья уходящим в отставку чинам...

Предложение выйти в отставку повлекло совершенно неожиданные для режима последствия. Армию покидали в большинстве лояльные к республике, инертные, лишенные честолюбия офицеры, и, напротив, остались энергичные профессионалы, "африканисты" типа Ф. Франко, не считавшие свою карьеру завершенной, а республику долговечной...

В 1933 г. возникла СЭДА (Испанская конфедерация автномных правых) – массовая партия традиционно-католическоготолка, деятельность которой была направлена на парламентскую борьбу против республики. Кроме того, ее поддержи- али последователи организаций, нацеленных на насильственную ликвидацию существующего режима, такие, как созданная в 1931 г. ХОНС (Хунта наступления национал-синдикализма) образовавшаяся осенью 1933 г. "Испанская фаланга", возглавляемая сыном покойного диктатора Хосе-Антонию Примо де Ривера.

Так закладывались основы националистского движения, к которым по мере углубления кризиса присоединялись другие общественные организации.

Но вернемся к нашему главному герою Ф. Франко и посмотрим, как складывались его отношения с республиканским режимом.

Либералы не простили Ф. Франко его откровенной оппозиционности в дни установления республики.

ле закрытия академии генерала Франко назначили командиром 5-й дивизии в той же Сарагосе, но на короткий срок... Наконец, последовало решение правительства о направлении генерала в Ла-Корунью, где дислоцировалась 15-я пехотная бригада, знакомая Франко по лейтенантской юности.

Франко придерживался роли скромного, исполнительного командира одного из соединений.

Его позицию можно оценить как молчаливое неприятие происходящего...

роятно, в вознаграждение за проявленное безразличие к Мятежу Санхурхо Франко после посещения Асаньей и военным министром Касаресом Кирогой Ла Коруньи в сентябре 1932 г. получил новое назначение, на этот раз с повышением. С 16 марта 1933 г. он был назначен комендантом Болеарских островов. Губернаторский дворец на Мальорке, мягкий климат и высокая, хорошо оплачиваемая должность, очевидно, служили признаком расположения к нему правительства.

Победа правоцентристов на выборах 1933 г. вернула Ф. Франко прежнюю уверенность в прочном расположении власть предержащих. Его карьерный рост, несколько приторможенный при предыдущем правительстве, снова ускорился.

В марте 1934 г. Франко, как всегда досрочно, получил чин дивизионного генерала.

В связи с этим назначением военный министр Д. Идальго позднее написал о своем подчиненном:

"Франко был предан сваей профессии до конца и был наделен всеми достоинствами профессионального военного; он много работал, ясность его мышления, понимание и общее образование, – все было поставлено на службу армии".

Новый режим вполне соответствовал настроениям сорокалетнего (ему как раз исполнился 41 год) генерала, он сулил ему хорошие перспективы в будущем. Лозунг новой власти звучал так: "Превыше всего Испания, превыше Испании – Бог".

И тут как только в Астурии начались новые беспорядки, правительство отозвало Ф. Франко в распоряжение военного министерства на должность военного советника с задачей способствовать пресечению беспорядков.

Ему предложено было использовать войска, расположенные на территории протектората, в первую очередь Терсио и марокканские части. 10 октября передовые части "африканистов" высадились а Хихоне.

Войсками командовал старый приятель Ф. Франко полковник X. Ягуэ. Пятнадцатидневные кровопролитные бои, в которых обе стороны проявили упорство и ожесточение, закончились поражением анархистов.

Ф. Франко по итогам боев получил новую награду Орден Большой Крест.

До марта 1935 г. Ф. Франко числился в военном министерстве в качестве военного советника, затем новый военный министр Хиль Раблес (самая заметная фигура правых) назначил его начальником вооруженных сил в Марокко.

Три последующих месяца командования войсками на территории протектората являлись необходимым этапом для нового повышения.

Пока Франка занимался восстановлением дезорганизованных реформой воинских частей, раньше считавшихся лучшими в армии, его собственная судьба решалась в высших эшелонах власти.

Новое назначение начальником Генерального штаба по сути сделало его в мае 1935 г. первым генералом Испании, поскольку и президент, и военный министр не были военными.

Кроме признания военного опыта и воинских заслуг, назначение на третий по значимости пост в структуре вооруженных сил указывало на изменение статуса.

Но дивизионный генерал Ф. Франко будучи человеком военным, привыкшим мыслить исходя из конкретных условий, он видел, что обещанные крестьянам наделы и народные школы остаются в области благих пожеланий, а разгул экстремизма стал обыденным явлением, что процветание страны только обещано, а ее развал – налицо, что провозглашенное национальное согласие вылилось в ожесточенное противостояние внутри нации...

Так Ф. Франко не принявший перемен правительств Второй республики стал одной из ключевых фигур готовящегося мятежа. Он, генерал Мола и генерал Варела, представитель находившегося в эмиграции генерала Санхурхо, составили организационный комитет, разрабатывавший планы переворота.

Именно Франко и Мола отклонили два "весенних" проекта выступления, потому что они казались преждевременными.

Собственный план Франко и Мола был третий по счету. Он был более тщательно разработан, отличался широтой замысла, обращал внимание на необходимость координировать действия "Военного союза" и армии с другими политическими силами правого толка.

Генерал Мола, командующий военным округом Наварры, с санкции Санхурхо взял на себя роль "директора" готовившегося переворота и его основного разработчика.

В общих чертах план был таков:

предполагалось, что против республики выступят все восемь военных округов, флот и войска протектората.

На этот счет существовала договоренность со всеми командующими. Успех в Мадриде представлялся сомнительным, поскольку именно в Мадридском округе была сосредоточена большая часть офицеров, верных правительству.

Поэтому к Мадриду надлежало двинуть несколько колонн с разных направлений. Одновременно на полуостров предполагалось перебросить Терсио и другие военные части из Марокко. Сначала намечалось овладеть Мадридом, затем Барселоной. Успех был возможен только в том случае, если армия обеспечит себе контроль над крупными центрами страны.

В обязанности Ф. Франко входило командование марокканским корпусом, основной ударной силой движения. Сначала ему было предложено возглавить выступление, но он тказался, предложив кандидатуру Санхурхо.

Можно предполагать, что отказ объяснялся не скромностью, излишком которой Франко не страдал, а сознанием того, что он лучше других знал особенности колониальных войск и мог с наибольшей эффективностью использовать свой опыт в действиях этих воинских частей.

Грандиозный заговор готовился почти открыто, о нем знали не только те, кто собирался в нем участвовать, но и многие посторонние лица. Между тем оппозиционная часть генералитета сознавала, к каким последствиям может привести их "конспиративная деятельность", и действовала крайне осторожно.

В отличие от путча Санхурхо 1932 г., новое выступление было организовано основательно и, что важнее всего, опиралось на возросшее к этому времени недовольство широких слоев населения.

Мероприятия по подготовке мятежа были завершены к середине июня 1936 г.: были проинструктированы сотни высших и средних офицеров армии и отрядов правопорядка, проведены консультации с лидерами различных политических движений правого толка, согласованы планы совместных действий.

Генерал Мала в штабе своего округа в Памплоне выжидал момента для того, чтобы отдать приказ о начале выступления. А для него нужен был повод!

И он появился! 12 июля неизвестными был убит лейтенант X. Кастильо, офицер службы безопасности, преданный делу республики.

В ночь на 13 июля гражданские гвардейцы, приверженцы евых, вместе с активистами организации социалистической молодежи выкрали и расстреляли под Мадридом популярного представителя правого блока X. Кальво Сотело. 8 общей накаленной атмосфере массовые манифестации, в которые вылились похороны двух убитых, стали сигналом к переходу от противостояния к противоборству "двух Испании".

Столкновение стало неизбежным. Его ждали все, в том числе генерал Франко, не раз говоривший: "Главная задача моей жизни – вернуть испанцам гордость быть испанцами"

Рано утром 17 июля 1936 г. во все концы страны полетели телеграммы предельно краткого содержания: "17 в 17. Директор".

Это был призыв генерала Мола к началу мятежа. Утром 19 июля 1936 г. на военном аэродроме неподалеку т административного центра испанского Марокко города Тетуан приземлился скоростной двухмоторный самолет, на борту которого прибыл единственный пассажир.

Это был маленького роста полнеющий мужчина в штатском, считавшийся одним из самых известных испанских боевых генералов, бывший начальник Генерального штаба, а в тот момент опальный военный комендант Канарских островов дивизионный генерал Франсиско Франко Баамонде.

В соответствии со сценарием заговорщиков он должен был возглавить мятежные войска протектората.

Восстание в Марокко началось несколько ранее – 17 июля немедленно по получении кодированного радиоприказа генерала Мола.

К моменту прибытия нового командующего мятежникам удалось полностью взять под контроль ситуацию в Северо-Африканских владениях Испании.

Энергичные действия военных по нейтрализации сторонников республики в административном руководстве протектората привели к тому, что 18 июля президент и премьер-министр республики полностью Утратили контроль над положением дел в Марокко.

Очаги вооруженного сопротивления возникли в населенном пункте Лэраче и на военно-воздушной базе под Тетуаном, где сопротивление возглавил двоюродный брат Ф. Франко офицер ВВС Пуэнте Баамонде, который погиб в бою с мятежниками.

Эти незначительные и разрозненные выступления против власти военных были быстро подавлены. К мятежу присоединились воинские части, расквартированные в Марокко, за исключением нескольких кораблей, ушедших на полуостров.

Мероприятия по привлечению колониальных войск на сторону мятежников осуществил давний приятель Ф. Франко, сменивший его в свое время на посту командира Иностранного легиона, X. Ягуэ.

Франко в качестве командующего Африканской армией оставалось лишь начать запланированную переброску войск в Испанию для поддержки поднятого военными восстания.

Сорокатысячной Африканской армии, состоящей в основном из легионеров Терсио и национальных марокканских частей, предстояло стать решающим аргументом националистов в начавшейся борьбе "двух Испании".

(конец ч.3)










© 2007 - 2012, Народна правда
© 2007, УРА-Інтернет – дизайн і програмування

Передрук матеріалів дозволяється тільки за умови посилання на "Народну правду" та зазначення автора. Використання фотоматеріалів із розділу "Фото" – тільки за згодою автора.
"Народна правда" не несе відповідальності за зміст матеріалів, опублікованих авторами.

Технічна підтримка: techsupport@pravda.com.ua