Пошук на сайті:
Знайти



Народні блоги

ОНИ БОРОЛИСЬ С КОММУНИЗМОМ гл.1 ч.7


0
Рейтинг
0


Голосів "за"
0

Голосів "проти"
0

Гибель маршала Иона Антонеску

ОНИ БОРОЛИСЬ С КОММУНИЗМОМ гл.1 ч.7
ч.7

Гибель маршала Иона Антонеску

Ну, вот уважаемые читатели наша повесть о славном сыне румынского народа маршале Йоне Антонеску подошла к завершению.

Но что бы нам объективно разобраться в той навороченной коммунистическими историками "горе лжи" и фальсифицированных исторических фактов, нам прийдется вновь вернутся немного назад, с опорой на ключевую дату 23 августа 1944 года.

Этот день по мнению вашего автора можно и нужно по праву, теперь с позиций дня сегодняшнего считать самой позорной датой в истории современной Румынии подлежащей все же исправлении путем восстановления исторической справедливости!

Когда трусливый король Михай Первый совместно с советскими агентами в целях спасения себя как главы страны подписавшей Берлинский пакт с Германией, и санкционировавший и одобрявший все действия правительства Антонеску – "пожертвовал" (если брать эту аллегорию из иудейской религии в виде своего рода "козла отпущения" самим маршалом Й.Антонеску и рядом его ближайших сторонников) путем выдачи их непримиримому врагу Румынии с которыми страна вела с 1941 года войну посуществу за право своего существания в границах 1939 года!

Но, не все в Румынии и вне ее были согласны с принятым решением о перемирии с Красной Армией.

Уже 24 августа 1944 г. в Вене создано румынское правительство в изгнании во главе с ранее содержавшимся под арестом в Германии бывшим лидером Железной гвардии Хорией Симой.

В тот же день германские войска предприняли попытку освобождения маршала И. Антонеску для чего пытались овладеть Бухарестом, но части румынской армии оказали им сопротивление. Бухарест бомбила немецкая авиация. В ответ опять же по решению короля Михай Первого Румыния объявила войну Германии.

И когда в ситуация уже склонилась на строну немецких войск 31 августа 1944 г. войска 2-го Украинского фронта, нанесли удар по германским войскам, наступавшим на Бухарест и сами вступили в столицу Румынии.

Но А. Гитлер дав команду воскам захватить Бухарест не знал еще, что после ареста 23 августа 1944 г. маршал Антонеску и другие его сторонники 1 сентября 1944 г. были под конвоем дивесионно-разведывательного отряда МГБ СССР отправлены в тыл Красной Армии, а затем поездом под вооруженной охранной отправлены в Москву.

Тут возникает прямой вопрос.

А зачем М. Анетонеску понадобился в Москве, если его как военного преступника (а имено потом уже в 1946 г. в этом его и обвинили) можно было сразу и судить в Бухаресте в рамках румынских законов и официальным румынским судом а не неконституционым "Народным трибуналом"?

И тут, если судить из событий 1944-1946 годов, то И. Сталтну – маршал Антонеску нужен был как активный участник предстоящего Нюренбергского трибунала над А. Гитлером и его правительством.

В связи с чем, первоначально и отношение к маршалу Антонеску было мягким и дипломатичным, ибо до 10 мая 1945 г. они были размещены на одной из подмосковных дач наркомата госбезопасности (НКГБ) СССР.

Ну, а когда И. Сталин убедился, в том что А. Гитлер избежал плена (якобы покончив с собой в Берлине) то тут и надобность в таком свидетеле- обвинителе как маршал Антонеску отпала и против него в МГБ СССР сразу же завели уголовное дело.

Самого же Й. Антонеску и ряд его товарищей по несчастью (арестованных с ним еще в Бухаресте) затем перевели во внутреннюю тюрьму НКГБ на Лубянке, где они находились в предварительном заключении до апреля 1946 г.

И где с ними велась "активная следственная работа" по добыванию признаний в инкриминируемых им преступлениях...

Но никаких сведений об этом пока ни в СССР ни в РФ не опубликовано и до настоящего дня.

Само дело маршала Антонеску до сих пор находится засекреченным в архиве ФСБ РФ.

Правда, на Нюрнбергском процессе советский представитель обвинения в мае 1946 г. все же сообщил о проведенных в Москве допросах румынских заключенных, в частности Антонеску:

"Допрос Антонеску произведен в соответствии с законами Советского Союза, и протокол его показаний, представляющих исключительную важность для выяснения характера взаимоотношений Германии с ее сателлитами, представлен Трибуналу под NСССР-153;.

Но, на суде обвинители не взяли к сведению этих "показаний Антонеску" (и ни сам он ни его подчинённые по правительству, а так же никто из румынских военачальников не был привлечен к ответственности как военный преступник и пособник фашистов) в связи с чем в Москве и приняли решение не брать на себя ответственности за осуждение Й. Антонеску в СССР зза военные преступления, . а "сплавить" дело своим уже укрепившимся в Румынии политическим марионеткам из числа правительства возглавляемого Петером Грозой.

В связи с чем, теперь нам предстоит, поэтапно разобраться с историей этого "Бухарестского процесса" чтобы выяснить главный вопрос, а был ли "народный трибунал" законным судебным органом и правильно ли был вынесен приговор Й. Антонеску и и др. подсудимым?

ПРЕДЫСТОРИЯ ПРОЦЕССА

В мае 1946 г. все было готово к суду над Антонеску.

Но сначала – о событиях, которые предшествовали ему.

Антонеску и другие бывшие румынские военные и политические деятели по возвращении в Румынию предстали перед особо подчёркиваю неконституционным судебным органом, а "специально созданным румынскими коммунистами "Народным трибуналом".

В чем обвинили маршала Антонеску?

ОБВИНИТЕЛЬНЫЙ АКТ

И вот первая важная улика свидетельствующая о том, что приговор Антонеску был вынесен и утверждён еще за 3 дня до начала первого заседания "так называемого "Народного трибунала" ибо 3 мая 1946 г. в 11 часов утра под председательством премьер-министра Гроза открылось заседание Совета министров Румынии.

На заседании выступил министр юстиции Л. Патрашкану, который зачитал обвинительный акт в отношении военных преступников и виновных в бедствиях страны. Были перечислены основные обвиняемые.

Тут же на СМ Румынии документ был одобрен правительством, а после чего суду только предстояло сыграть фарс под названием " Будапештский процесс"!

Это самый "Бухарестский процесс" начался 6 мая 1946 г. и до 18 мая проходил в здании суда 7-го отдела по улице Штирбей Вода N108, где находилась резиденция Народного Трибунала.

Этот трибунал был образован в апреле 1945 г. на основе закона N94 для расследования военных преступлений и наказания военных преступников.

На процессе присутствовали представители основных румынских газет и аккредитованные иностранные журналисты. Были представлены агентства ТАСС, Ассошиэйтед Пресс, Крисчен Сайенс Монитор, югославские, болгарские журналисты, пресса из других стран. Присутствовали и представители Союзной контрольной комиссии, американской миссии, американской пресс-службы. Процесс снимался кино- и фотокамерами.

В судебный состав входили: А. Войтинович – судья, председатель судебной палаты; И. Пэуна – рабочий, избранный по списку, предложенному социал-демократической партией; К. Былку – судебный магистр; В. Ницца – рабочий; И. Думбравэ – крестьянин; Р. Драгомиреску – журналист и адвокат; К. Титулеску – рабочий; Т. Иоргулеску -адвокат.

Все члены или компартии Румынии лили СДП Румынии.

Обвинение представляли:

В. Стойкан – общественный обвинитель, председатель Народного Трибунала; К. Добриан – генеральный прокурор апелляционного суда г. Тимишоара, делегированный обвинитель; Д. Сэраку – общественный обвинитель 1 и 7 отделов Народного Трибунала.

В течение первого дня процесса был утвержден состав защитников для каждого из обвиняемых.

В стенограмме процесса перечислены все адвокаты. Суду были представлены многочисленные свидетели, среди которых ученые, юристы, поэт Т. Аргези, предприниматели, руководители политических партий, дипломаты, военные и даже личные друзья обвиняемых.

5 мая 1946 г. обвиняемые имели возможность ознакомиться с судебными материалами, обсудить с адвокатами подготовку защиты.

6 мая в 8 час. 15 мин. обвиняемые были введены в зал суда.

Перед трибуналом должны были предстать 24 человека. Однако 8 из них, в том числе лидер румынских фашистов-легионеров Х. Сима, в разное время бежали из страны.

Прошла судебная идентификация обвиняемых. Затем последовали процедурные вопросы, после чего секретарь суда начал чтение "Обвинительного Акта", изложенного на 200 страницах. Чтение Акта продолжается и во второй половине дня 6 мая 1946 г.[15]

В начале "Обвинительного Акта" были изложены все законодательные основания процесса, затем следовал список обвиняемых.

Первым шел И. Антонеску, бывший маршал, бывший руководитель государства и председатель Совета министров. Затем – М. Антонеску бывший вице-председатель Совета министров, бывший министр юстиции и пропаганды. Третьим значился Х. Сима, бывший вице-председатель Совета министров (отсутствовал на процессе). Далее в списке обвиняемых шел К. Пантази, генерал армии, бывший министр национальной обороны, и ряд других высокопоставленных военных, занимавших ответственные государственные посты.

Среди них: Г. Добре, генерал армии, бывший министр национальной экономики; И. Маринеску, промышленник, бывший министр юстиции; Д. Попеску, генерал армии, министр внутренних дел; М. Стурдза, бывший министр иностранных дел; Г. Алексиану, бывший губернатор Транснистрии; Р. Лекка, бывший правительственный комиссар по еврейским вопросам; Е. Кристеску, бывший генеральный директор секретной полиции.

В Обвинительном Акте отмечалось:

"Нами открыт архив, исследованы документы, проверены данные, опрошены эксперты в случаях, когда были сомнения.

Нами не сделано ни одного утверждения, которое не подтверждено документами или известными фактами, и мы не сделали ни одного заключения, прежде чем пришли к проверенным данным...

Ион Антонеску и те, которые проводили его политику, являются виновными в бедствии страны и военном преступлении, тем самым они предали интересы румынского народа, поставив страну на службу гитлеровскому фашистскому врагу. Румынская нация, представленная народными судьями, имеет возможность исследовать факты и вынести свой приговор, которого они заслуживают"

.

В Обвинительном Акте говорилось о роли румынской фашистской организации легионеров в подчинении страны Германии.

Приведены доказательства того, что "Гитлер считал Румынию военной и экономической базой, хорошо организованной для реализации планов агрессии на Балканах и против СССР".

После ухода легионеров с политической арены Антонеску продолжил их курс на подчинение Румынии интересам Германии. Обвинительный Акт гласил, что вечером 22 января 1941 г. он "подтвердил продолжение тесного сотрудничества и многочисленных заверений верности по отношению к Германии, которые были сделаны как Ионом Антонеску, так и другими участниками разложения страны".

Антонеску и его окружение обвинялись в том, что они содействовали превращению Румынии в "германскую колонию".

В обвинении говорилось, что "первым конкретным актом национального предательства, который совершила диктатура Антонеску, было приглашение гитлеровским войскам вступить на территорию страны.

Вторжение началось 12 октября 1940 г. и проводилось на основе соглашения от 15 сентября 1940 г., заключенного между румынским правительством и генералом фон Типпельскирхом, как представителем высшего германского командования... Фактически это было германской оккупацией страны"[20].

Как отмечалось в Обвинительном Акте, участие румынской армии в войне против СССР "было результатом серии секретных переговоров".

На основе документов, среди которых было письмо Гитлера Антонеску от 18 июня 1941 г., видно, что "румынская армия полностью переходила под германское командование"; Гитлер "был озабочен личным престижем Антонеску и определял первейшую миссию нашей (румынской. – И. О.) армии"[21]. В ответ Антонеску заверил Гитлера, что "будет до конца участвовать в действиях, которые разворачиваются на Востоке"

.

Раздел Обвинительного Акта, озаглавленный "На краю пропасти", содержал многочисленные цифры о потерях Румынии в войне. Эти данные были весьма условны и требовали дополнительных проверок, так как они исходили из материалов Генерального штаба Антонеску. Потери в живой силе определены в 624 тыс. солдат и офицеров.

Общая сумма материальных военных потерь исчислялась в 145 638 673 214 лей. Были подсчитаны потери и от бомбардировок на территории Румынии строений, мостов, транспорта и других материалов; сумма составила 27 626 520 000 лей (в валюте 1938 г.).

На заседании Совета министров 8 июня 1944 г. М. Антонеску заявил, что война обошлась на настоящий день в 400000000000 лей (в валюте 1938 г.). В Обвинительном Акте отмечалось, что "это приблизительная цифра и без сомнения значительно далека от реальной".

В Обвинительном Акте приводились чудовищные факты жесточайшего террора, развязанного режимом Антонеску.

Об этом свидетельствуют документы – стенограммы выступлений и распоряжений И. Антонеску на заседаниях Совета министров. Уже в самом начале войны кровавые расправы были проведены в Яссах и Одессе, где были расстреляны тысячи мирных жителей.

Террором была охвачена и территория между Днестром и Бугом, оккупированная румынскими войсками. Например, в телеграмме N5811 от 18 июля 1941 г., направленной всем префектам страны и коменданту лагеря заключенных в Тыргу-Жиу, подчеркивалось:

"Господин генерал Антонеску, руководитель государства, отдал распоряжение, что все евреи, которые находятся в трудовых лагерях, и военнопленные должны быть направлены на тяжелые работы. Если кто-либо бежал, расстреливать каждого десятого".

Особую жестокость проявляли надзиратели в Вапнярке, Жмеринке, Богдановке, Думановке и других лагерях.

Заключение Обвинительного Акта гласит:

"В преступлениях, рассмотренных в отдельных разделах представленного обвинительного акта, главным виновником и ответственным является бывший диктатор Ион Антонеску, который их инициировал и приказывал проводить. Но, как и все действия его диктатуры, его преступления были направлены и против румынского народа, полную ответственность несут его сообщники и сторонники, все сегодняшние обвиняемые".

ДОПРОС ОБВИНЯЕМЫХ

Самый большой по количеству материалов раздел стенограммы процесса составляет допрос обвиняемых. В опубликованных в 1995 г. материалах они изложены на 166 страницах.

Как правило, они подтверждают или дополняют основные положения Обвинительного Акта.

В ходе диалога между главным народным обвинителем В. Стойканом и И. Антонеску последний признал, что вопрос о вступлении Румынии во Вторую мировую войну решал он один.

Антонеску также признал, что в письмах Гитлеру он безоговорочно подчинил румынскую армию германскому командованию и при этом "не ставил никаких специальных условий".

Вопреки известным фактам И. Антонеску в ходе процесса отрицал предварительную договоренность с Гитлером об участии Румынии в войне против СССР.

"Лишь в мае 1941 года, – утверждал И. Антонеску, – Гитлер пригласил меня и сказал: "Я решил напасть на Советский Союз""

.

Однако 10 января 1946 г. на Нюрнбергском процессе бывший губернатор Транснистрии Г. Алексиану утверждал обратное:

"Рассказывая об успехах германских и румынских войск на Восточном фронте, маршал Антонеску заявил:

"Теперь всем видно, как разумно я поступил, когда еще в ноябре 1940 года договорился с Гитлером о совместном нападении на Советский Союз". В сентябре 1942 года... маршал Антонеску в частной беседе сообщил мне, что он еще при первой встрече с Гитлером в ноябре 1940 года договорился с ним относительно территориальных приобретений, и поэтому он и начал вести войну с СССР".

Эту договоренность подтвердил и даже уточнил дату общественный обвинитель Д. Сэраку, который привел документальное свидетельство: 18 сентября 1940 г. И. Антонеску на заседании Совета министров заявил: "Мы определили свое место в оси Рим -Берлин.

Мы с честью и стопроцентно идем в этом направлении. Вот так мы и движемся, не глядя ни направо, ни налево. Таким образом, наши точки опоры: вовне – "ось", а внутри – национал-легионерский режим"

.

В ходе допроса обвиняемых на Бухарестском процессе, а также в материалах Нюрнбергского процесса приведены многочисленные документы, свидетельствующие об активной роли Антонеску в развязывании войны против СССР.

Например, под N СССР-233 представлена запись беседы Иона Антонеску с германским министром иностранный дел И. Риббентропом, состоявшейся 12 февраля 1942 г.

Этот документ был взят из личного архива маршала Антонеску, который был захвачен частями Красной Армии

. Цитируем этот источник: "Я без колебания подчеркнул, что еще с сентября (1940 г. – И. О.), когда я взял управление страной, располагая поддержкой только со стороны г-на Михая Антонеску, я заявил, не спросив у своего народа, что мы должны вести политику присоединения к странам оси; я сказал, что это единственный пример в истории народов, когда два человека осмеливаются сделать открытое заявление и призвать свой народ вести такую политику, которая, несомненно, должна была бы показаться гнусной"

В ходе процесса выяснялась подлинная суть и цели политики И. Антонеску на оккупированных землях. Румынский диктатор давал указания губернатору Транснистрии Алексиану:

"Будьте губернатором на этих землях так, будто Румыния утвердилась на них на два миллиона лет... Вы там – господин... можете делать все, что сочтете нужным. Можете выгонять людей на работу и при помощи бича, если они по-иному не понимают. Если в Транснистрии дела будут идти плохо, вы будете отвечать. Если понадобится и иного выхода не будет, выгоняйте их на работу при помощи пуль. Для этого моего разрешения не нужно".

Давая показания на Нюрнбергском процессе, Алексиану сообщил, что по его указанию во всех районах Транснистрии был проведен учет сельскохозяйственных машин, скота, сельскохозяйственных продуктов, промышленных предприятий и оборудования.

Еще до признаний Алексиану на Бухарестском процессе им подробно излагалась политика румынских властей в Транснистрии.

Об этом свидетельствует документ NСССР-295

"Показания бывшего губернатора "Транснистрии" Алексиану от 10 января 1946 г.".

Документ гласил: "Необходимо указать, что в октябре 1942 г., еще не успев полностью провести этот учет, я получил письменное распоряжение от вице-премьер-министра Румынии М. Антонеску о немедленной отправке в Румынию 1500 тракторов со всеми необходимыми к ним принадлежностями и прицепными машинами.

Выполняя это распоряжение, я отправил в Румынию 500 тракторов. Позже мною было вывезено в Румынию и другое советское имущество, причем следует заявить, что вывозом оборудования советских предприятий, культурных и исторических ценностей помимо меня занимались также генерал Мосиу, генерал Василиу и генерал Потопяну, приезжавшие в Транснистрию в качестве специальных уполномоченных Румынского правительства.

За период моего пребывания в должности губернатора Транснистрии, то есть с августа 1941 г. по февраль 1944 г., мною было реквизировано у местного населения и отправлено в Румынию свыше 75 тыс. голов крупного рогатого скота, 12 тыс. лошадей, 100 тыс. овец, 25 – 30 тыс. свиней, свыше 300 тыс. штук домашней птицы, из которых около 150 тыс. я направил в Германию.

Наряду с этим с санкции маршала Антонеску мною было вывезено в Румынию 19 машинно-тракторных мастерских, 26 мастерских по ремонту сельскохозяйственных машин и весь сельскохозяйственный инвентарь колхозов.

В ноябре 1941 г. решением совета министров Румынии все оборудование советских фабрик и заводов, культурные и исторические ценности, а также оборудование учебных заведений были причислены к военным трофеям. На основании этого решения мною было вывезено в Румынию оборудование Одесской фабрики по изготовлению запасных частей для сельскохозяйственных машин, фабрики по производству киноаппаратуры, судоремонтного завода, джутового завода, трех мебельных фабрик, десяти типографий, завода по изготовлению медицинских приборов и инструментов, а также оборудование и ценности других предприятий.

Не ограничиваясь этим, румынское правительство все время требовало увеличения вывоза советского имущества, и так как я со своим аппаратом уже не справлялся с поставленной задачей, то маршал Антонеску в 1942 г. прислал в Одессу генерала Потопяну, который возглавил одну из так называемых "трофейных комиссий", руководил вывозом советского имущества в Румынию.

В 1943 г. маршал Антонеску прислал ко мне в качестве уполномоченного по вывозу советского имущества и ценностей генерала Мосиу, а также создал еще одну "трофейную комиссию", возглавлявшуюся тогда генералом Василиу, бывшим начальником инженерного управления военного министерства Румынии.

Мосиу и Василиу при помощи находившихся с ними чиновников не только занимались отправкой в Румынию оборудования фабрик и заводов, но и вывозили также исторические и культурные ценности и оборудование учебных и детских учреждений. Какое количество советского имущества было вывезено ими, я сказать затрудняюсь, но могу заявить, что после января 1944 г., когда Красная Армия начала наступление, генералом Потопяну из Одессы было отправлено в Румынию все, что представляло какую-нибудь ценность".

В конце документа стоит подпись: "Показания написаны мною собственноручно. Алексиану".

В ходе допроса обвиняемых выяснялись многие обстоятельства жестокого обращения румынских властей с населением Транснистрии, особенно с евреями, цыганами, а также с украинцами в Буковине.

Как отмечалось в ходе процесса, 8 июля 1941 г., через две недели после начала войны против СССР, И. Антонеску на заседании Совета министров заявил:

"Я стою за насильственную миграцию всего еврейского элемента из Бессарабии и Буковины, элемента, который должен быть выброшен за границы страны. Я также за насильственную миграцию украинского элемента, которому в данный момент нечего здесь делать... Мне безразлично, если мы войдем в историю как варвары"

.

Эта политика проводилась Румынией в 1941 – 1944 гг. На заседании Совета министров вместе с губернаторами 17 ноября 1943 г. обсуждались вопросы вывоза из Транснистрии части населения, скота и промышленных материалов. Заседание началось под председательством И. Антонеску. Особое внимание он уделил действиям властей в отношении еврейского населения. Вот фрагмент его стенограммы:

" И. Антонеску. Переходим к еврейскому вопросу. В Транснистрии по последним данным статистики находится пятьдесят с лишним тысяч евреев.

Генерал К. Василиу. Плюс из Дорохоля, всего 60 000.

И. Антонеску. Я думаю их 70 – 80 000;[36].

Далее перечислялись лагеря в Вапнярке, Гросулово возле Тирасполя, Силвина возле Очакова. Антонеску дает указание обсудить с немцами вопрос об уничтожении евреев, пытаясь в то же время уйти от ответственности за прошлые зверства румынской армии.

В ходе процесса при обсуждении многочисленных преступлений обвиняемые лавировали, отрицали явные факты, а чаще всего заявляли, что они "не помнят, не знают", "выполняли приказы маршала", "не присутствовали" и так далее. Особенно отличился во лжи ради самооправдания бывший военный министр Пантази, который заявил: "В мою функцию входило снабжение"

Когда свидетельские показания о жестокостях, погромах и терроре по отношению к населению в Яссах и других районах страны были зафиксированы в стенограмме процесса, М. Антонеску с ложным удивлением заявил, что он об этом впервые слышит.

Тогда народный обвинитель зачитал выписку из протокола заседания Совета министров, где подтверждалась причастность М. Антонеску к описываемым расправам.

В ходе допроса обвиняемых некоторые из них, пытаясь обелить себя, утверждали, что массовые репрессии и расстрелы в отношении евреев проводились исключительно немцами.

Так, например, заявлял Алексиану в связи с уничтожением 70 тыс. человек в лагере Голта в Транснистрии. Однако материалы процесса свидетельствовали, что эта преступная акция была совершена румынами при личном участии префекта уезда Изопеску.

По приказу того же Изопеску было уничтожено около 10 тыс. цыган, высланных из Румынии в Транснистрию.

ПОКАЗАНИЯ СВИДЕТЕЛЕЙ И НАРОДНЫХ ОБВИНИТЕЛЕЙ

Большой интерес для анализа обвинений против И. Антонеску и его правительства представляют показания многочисленных свидетелей, участвовавших в процессе.

Но кроме выступлений Г. Братиану, К. Братиану и Ю. Маниу, заявления которых в документе были приведены полностью, все остальные выступления свидетелей изложены в краткой тезисной форме.

О заключительной фазе процесса можно судить по полным текстам выступлений трех народных обвинителей: Д. Сэраку, К. Добриана и В. Стойкана. Их выступления содержат не только новые фактические обвинения, но и конкретизацию многих положений Обвинительного Акта.

Обвинители доказали, что, являясь фактическим диктатором, И. Антонеску обеспечил гитлеровской Германии самую большую военную и экономическую поддержку со стороны Румынии в ходе войны против СССР. 13 румынских дивизий и 9 бригад участвовали в развязанной агрессии против СССР.

В письме Гитлеру от 15 ноября 1943 г. И. Антонеску так оценивал вклад Румынии: "В 1942 г. Румыния, идя вместе с немецкой армией, сделала самый большой вклад из всех европейских стран: 26 дивизий, укомплектованных наилучшим составом и вооружением... эта война стоит Румынии 300 млрд. лей; мы дали Германии более 8 млн. тонн нефти, угрожая своим национальным запасам и самим залежам".

В течение 1941 – 1944 гг. в военных действиях на стороне Германии приняли участие около 30 румынских дивизий и бригад[40]

.

На процессе в Бухаресте было подтверждено, что с 1940 г. по август 1944 г. Румыния поставила Германии 13. 320 тыс. т нефтепродуктов, то есть более одной трети всех потребностей Германии.

Огромные потери понесла румынская нефтедобывающая промышленность от бомбардировок. Они оценивались в 29 367 000 000 лей (в валюте 1944 г.). Национальному богатству Румынии был нанесен колоссальный ущерб, о чем свидетельствуют многочисленные факты, изложенные в показаниях общественных обвинителей и свидетелей. Например, ежегодно германская армия выкачивала из Румынии от 3 до 4 млн. т нефти.

В ходе допросов обвиняемых и в выступлениях общественных обвинителей и свидетелей неоднократно поднимался вопрос об ответственности режима Антонеску за депортации огромного числа людей. Массовые депортации населения, особенно евреев, были постоянным явлением в Румынии и на оккупированных территориях.

Например, 5 октября 1941 г. полковнику Петреску был направлена телеграмма:

"В соответствии с приказом господина маршала Антонеску все евреи в течение 10 дней должны быть переправлены на восток от Днестра. Сообщите завтра, 6 октября, до 12 часов, какова ситуация с евреями в Черновицах. Полковник Параде издал приказ об отправке всех евреев из Бессарабии в течение 10 дней. Начальник II отдела полковник Динулеску"...

В соответствии с приказом, из Буковины были депортированы 56 тыс. евреев и еще 12 тыс. – из Дорохой. Всего из Буковины и Бессарабии были отправлены в концлагеря 108 тыс. евреев.

Как видно из свидетельских показаний, режим И. Антонеску поддерживали и лидеры румынских "исторических" партий: национал-царанистской партии Ю. Маниу и национал-либеральной партии Д. Братиану.

В начале войны Маниу заявил: "Национал-царанистская партия вместе со всей общественностью поощряет военные действия, предпринятые для освобождения Бессарабии и Буковины, а также румынского элемента за Днестром".

На процессе, выступая в качестве свидетелей, Маниу и Братиану пытались отгородиться от обвиняемых военных преступников. При этом их ложные утверждения подчас разоблачали сами обвиняемые, например, М. Антонеску.

Подлинная суть политики "исторических партий" во время войны отражена в признаниях М. Антонеску: "Связь между режимом маршала Антонеску и национал-царанистской и национал-либеральной партиями была прочной в том смысле, что они всегда были информированы господином маршалом Антонеску или же мной обо всей проводимой дипломатической деятельности"

.

На вопрос главного обвинителя о позиции "исторических партий" по отношению к проводимой им политике сразу после его прихода к власти И. Антонеску ответил:

"Абсолютно ничего противостоящего проводимой мной политике не было: не слышал ни одного публичного заявления, никакой прокламации и утверждения, в которых было бы выражено: мы против этой политики и осуждаем ее".

На вопрос, осуждали ли его Маниу и Братиану за совместные действия с Германией, Антонеску однозначно ответил: "Никогда".

Выступая на процессе, народные обвинители приводили многочисленные свидетельства преступлений режима, установленного в Румынии диктатурой И. Антонеску, рассказывали об отправке в Германию на военные заводы тысяч румынских промышленных рабочих.

Д. Сэраку цитировал заявление М. Антонеску, сделанное 16 сентября 1941 г. в Совете министров: "В Румынии большое число румынских рабочих направлены в Германию для использования в германской промышленности", и сообщал, что в Германии "работают 5 тыс. промышленных рабочих различной профессиональной подготовки и 1 тыс. женщин, способных работать в германской промышленности".

Власти жестоко расправлялись с выступлениями рабочих внутри страны. Согласно приведенным на процессе сведениям, 10 января 1942 г. генерал К. Василиу сообщил И. Антонеску, что в г. Петрошани бунтуют 12 тыс. шахтеров. В ответ последовал приказ: "направить на них пулеметы"

Народные обвинители приводили дополнительные сведения о массовом вывозе имущества с оккупированных земель. 28 августа 1942 г. М. Антонеску заявил: "Эта война нам обошлась до сегодняшнего дня в 220 миллиардов лей... эти деньги нужно вернуть с оккупированных территорий".

17 марта 1942 г. на заседании Совета министров М. Антонеску потребовал: "Берите как можно больше из Транснистрии, но без документов, чтобы завтра русские не достали эти документы и не положили их на стол". А через месяц он заявил: "в Транснистрии еще есть скот, и я дал указание господину Алексиану относительно тракторов, скота и свиней".

На процессе приводились данные о разграблении художественных ценностей, коллекций музеев. Специальные комиссии экспертов выезжали, например, в музеи Одессы для установления фактов грабежа румынскими властями музейных коллекций.

Среди свидетелей были и защитники обвиняемых, пытавшиеся оправдать их. Но заявления сторонников обвиняемых были погребены под лавиной неопровержимых фактов и документов, которые полностью доказывали вину румынских военных преступников.

ПРИГОВОР

17 мая 1946 г. в 7 час. вечера в присутствии обвиняемых председатель трибунала А. Войтинович в сопровождении шести народных обвинителей объявил заседание трибунала открытым и зачитал приговор.

От имени трибунала прессе было передано следующее сообщение: "Именем закона Народный Трибунал Румынии единогласно постановил приговорить министров правительства Антонеску, военных преступников и виновных в бедствиях страны к следующим наказаниям:

1. Ион Антонеску – приговорен к смертной казни;

2. Михай Антонеску – приговорен к смертной казни;

3. Константин З. Василиу – приговорен к смертной казни;

4. Константин Пантази – приговорен к смертной казни;

5. Еуджен Кристеску – приговорен к смертной казни;

6. Георге Алексиану – приговорен к смертной казни;

7. Раду Лекка – приговорен к смертной казни"

.

Затем следовали имена отсутствовавших, но заочно приговоренных к смертной казни преступников:

Хория Сима, Константин Папанаке, Корнелиу Джеорджеску, Михаил Стурдза, Ион Протопопеску и Василе Яшинки.

Остальные 11 обвиняемых осуждены на различные сроки заключения – 10, 15 и 20 лет.

Трибунал вынес также постановление о конфискации имущества всех осужденных в пользу государства.

Всем осужденным было предоставлено право подать просьбу о помиловании королю Михаю.

Они воспользовались этим правом.

Но никто из осужденных не был помилован королем.

И только накануне казни трем из семи приговоренных к смерти – К. Пантази, Е. Кристеску и Р. Лекке – высшая мера была заменена на пожизненное заключение.

1 июня 1946 г. в 18 час. в военной тюрьме Жилава "в присутствии лиц, предусмотренных законом", как сообщалось канцелярией Совета министров, состоялась казнь четырех приговоренных к смерти: И. Антонеску, М. Антонеску, К. З. Василиу, Г. Алексиану.

Вот так увыжаеый читатель закончилась жизнь маршала Антонеску преданного королем Румынии Михаем Первым.

Но в то же время я вынужден буду сказать, что вся та информация которую вы выше прочли из была извлечена "судом" из материалов Бухаресткого судебного процесса не являются достоверной и тем более объективной ибо писалась она в следственной тюрьме на Лубянке в г. Москве мастерами заплечных дел Л. Берии и его подручных.

А как там, умели фальсифицировать уголовные дела и как добивались от обвиняемых признания давно всем и хорошо известно!

В связи с чем, так называемые "материалы обвинения" поступившее в Бухарест из Москвы (а в Бухаресте никто расследования дела Антонеску не проводил!) и тем более свидетельства подставных свидетелей были ложными, поскольку основывались на фалифицировании реальных фактов и событий того времени.

О том, что все материалы Бухарестского процесса "шиты белыми нитками" а сами судьи были всего лишь марионетками в руках румынских коммунистов отлично сознавало и само коммунистическое правительство П. Грозы, почему в Румынии сразу после 1946 г. постарались забыть о процессе и его участниках.

Материалы процесса нигде больше не освещались в СМИ и о них "помалкивали" румынские историки.

И только в 1995 г. после полного краха коммунистической диктатуры Н. Чаущеску тв Румынии и установления там европейского типа демократического плавления в бухарестском издательстве "Эминеску" был впервые опубликован сборник "Процесс Иона Антонеску" с подробными комментариями, оглавлением, выходными данными.

К сожалению книга не была переведена на русский язык и поэтому авто не может привести опубликованные там подлинные исторические документы.

Но зато румынская общественность и румынские независимые историки теперь получили в руки достоверный источник данных позволивших им аргументировано привести доказательства невиновности маршала Антеноску по основным пунктам предъявленных ему обвинений. Об этих точках зрения я уже упоминал в ч.6 данной работы.

В заключение я предлагаю всем желающим посмотреть короткое видео с обстоятельствами казни Й. Антонеску.

http://www.73.odessa.ua/topic/509-jon-antonesku-ion-antonescu/

Из материалов видно, что ни один из казненных не струсил и особенно мужественно повел себя маршал Антонеску!

Так же удивляет то, что не смотря на спец. подготовку расстрельная команда не смогла сразу убить никого из казненных и их пришлось офицеру командовавшему расстрельной командой отдельно добивать из пистолета чем им были причинены излишние мучения.

Румынские историки кстати сумели разыскать и опросить одного из участников расстрельной команды!

" Унтер-офицер жандармерии Костикэ Гэлэван, ныне отметивший 89-летие, был командиром расстрельной роты, исполнившей приговор в отношении Антонеску и его соратников.

По его словам, суд над гитлеровским союзником проходил в Бухаресте, а 3-й батальон жандармерии румынской столицы обеспечивал безопасность процесса.

Расстрел же Антонеску произошел в тюрьме Жилава и сам Гэлэван находился в нескольких метрах от маршала в момент исполнения.

Вместе со свергнутым лидером фашистской Румынии к смерти приговорили министра внутренних дел Константина Василиу, губернатора Транснистрии Георге Алексаняну, вице-председателя Совета министров Михая Антонеску и министра обороны Константина Пантаци.

"Их должны были расстрелять в 12 часов. Были пять смертных приговоров и уже были врыты столько же столбов.

Пришли мама и супруга Антонеску. Я услышал, как его жена Мария сказала, что скоро она присоединится к нему. Мария Антонеску принесла значок и приколола ему на грудь.

А он ей сказал, чтобы она удалилась в монастырь и что в будущем он займет свое законное место, которое заслуживает", – рассказал Гэлэван.

Бывший старший сержант добавил, что исполнение приговора затягивалось, так как из королевского дворца все еще не пришел ответ на просьбы о помиловании и было решено произвести расстрел, не дожидаясь бумаг.

Пятерых приговоренных повели к месту казни, когда посыльный привез из дворца документы, согласно которым Константину Пантаци изменили приговор со смертной казни на пожизненную каторгу.

В итоге казнь состоялась в 18 часов: Антонеску потребовал, чтобы его расстреляли солдаты армии, а не внутренних войск и также отказался, чтобы ему завязали глаза.

"В последнем слове он сообщил, что умирает за идеалы румынского народа", – заметил Гэлэван, подчеркнув, что после первого выстрела диктатор еще был жив и, лежа с раной на земле, прохрипел, чтобы в него выстрелили еще раз.

"Выстрелите еще раз, вы меня не убили", – сказал он.

Пришел командир и выстрелили в него снова. Медик же констатировал, что Антонеску не умер.

И Василиу еще не умер. Тогда командир выстрелил вновь. И выбил Василиу мозги. Все были мертвы", – пояснил жандарм.

(конец ч.7)










© 2007 - 2012, Народна правда
© 2007, УРА-Інтернет – дизайн і програмування

Передрук матеріалів дозволяється тільки за умови посилання на "Народну правду" та зазначення автора. Використання фотоматеріалів із розділу "Фото" – тільки за згодою автора.
"Народна правда" не несе відповідальності за зміст матеріалів, опублікованих авторами.

Технічна підтримка: techsupport@pravda.com.ua