Пошук на сайті:
Знайти



Народні блоги

ОНИ БОРОЛИСЬ С КОММУНИЗМОМ гл.1 ч.5


0
Рейтинг
0


Голосів "за"
0

Голосів "проти"
0

Маршал Й.Антонеску и еврейский вопрос в Румынии

ОНИ БОРОЛИСЬ С КОММУНИЗМОМ гл.1 ч.5
ч.5

Маршал Й.Антонеску и еврейский вопрос в Румынии

Начиная повествование об истории взаимоотношений маршала Й. Антонеску и представителей еврейского румынского финансово-промышленного клана я сразу хочу пояснить читателям, что в принципе в официальной историографии Румынии не говоря уж про историографию СССР или РФ об этом ничего не пишут. И не потому что нечего писать, а потому что это запретная тема. Как только где-то кто-то поднимает этот вопрос так тут же и начинается извечная пропагандистская война семитов против антисемитов!

И в связи с тем, что данная тема находится под негласным запретом (чего не должно быть в любом демократическом обществе) то и найти объективную информацию по этому и другим связанным с ним вопросам крайне трудно.

Но мне отчасти повезло ибо в процессе сбора и анализа материалов при написании этой работы я нашел в Интрнете публикации российского блог ёра Сергея Фомина. Вот ссылка на одну из его многосменных публикаций посвящённых описываемых нами событий в Румынии: http://sergey-v-fomin.livejournal.com/150620.html, http://sergey-v-fomin.livejournal.com/151914.html, http://sergey-v-fomin.livejournal.com/152214.html,http://sergey-v-fomin.livejournal.com/155278.html,http://sergey-v-fomin.livejournal.com/157957.html,

http://sergey-v-fomin.livejournal.com/158354.html и http://sergey-v-fomin.livejournal.com/159324.html а др.

А от себя скажу что Сергей Фомин взял на себя смелость отрыто написать о тех исторических событиях и фактах, что игнорируются европейскими официальными историками. Посему я далее, чтобы не исказить авторский текст буду просто цитировать вышезаванные статьи.

И вот как С.Фомин описывает нам события " Легионерской революции" и взаимоотношения Й. Антонеску с румынскими евреями.

"Результатом этого Манифеста стал появившийся слоган "Требуем Легионерского правительства!", под которым, начиная с вечера 20 января 1941 г., проходили все демонстрации.

Одновременно обнародуются сведения о принадлежности Иона Антонеску к вольным каменщикам (публикуются списки генералов-масонов, среди которых значится и его имя).

Вбрасывается информация о еврейском происхождении матери премьера. Фигурирует даже ее девичья фамилия: Мейсон. Встречные сведения об ромынском или даже албанском происхождении мало кого убеждали на фоне близких отношений Кондукэтора с президентом Центрального совета евреев в Румынии Вилли Филдерманом (1882-1963)

Обычно частые личные встречи и задушевные беседы этих людей объясняют тем, что они-де просто когда-то учились вместе в школе.

Современный израильский историк Шимон Шаферманн, описывая эту "странную дружбу", замечает, что Филдерман хорошо "изучил психологию Антонеску и знал, как использовать его национальную гордость" в еврейских интересах.

Была разыграна легионерами и "английская карта". Дело было не только в убийстве немецкого офицера британским агентом. Вспомнили и о том, например, как Антонеску способствовал побегу в Венгрию 10 декабря 1940 г. маршала Эдварда Рыдз-Смиглы – главнокомандующего Польской армией в войне 1939 г., нашедшего после разрома убежище в Румынии.

Проживая на вилле прежнего румынского премьер-министра, он создавал польское подполье, а бежав в Венгрию, рассчитывал заняться там формированием в Лондоне польского правительства в изгнании (одного из излюбленных английских проектов).

Заметим, кстати, что обвинение в англофильстве Антонеску найдет в дальнейшем полное подтверждение.

Между тем, начиная с вечера 21 января, фиксируются первые насильственные инциденты.

Сместив префектов-легионеров, Антонеску приказал армии взять под контроль все эти государственные учреждения. В некоторых местах всё завершилось мирным путем. В других – здания пришлось брать штурмом. Так и появились первые убитые и раненые.

Волнения охватили всю страну. В Мунтении и Олтении префектуры, в основном, были заняты армией, а в Бухаресте, Трансильвании, Банате, Добрудже и Молдавии находились под контролем легионеров.

На улицы столицы вышло до 300 тысяч человек – легионеров и тех, кто поддерживал их. Начался захват правительственных зданий и государственных институтов.

Тактика Антонеску сводилась к тому, чтобы вызвать и позволить произойти как можно большему числу безчинств (неизбежных при наличии большой толпы).

За это время к Бухаресту должны были подтянуться воинские части с верными лично ему офицерами, чтобы произвести физическую расправу над наиболее активной и организованной, а потому наиболее опасной, частью Железной Гвардии – Рабочим корпусом Легиона.

Впоследствии, во время суда над ним в 1946 г., Кондукэтор утверждал: "В армии было много легионеров, и не только среди молодежи, но даже и между старшими офицерами и генералами"

Всё это было, разумеется, только частью правды. Премьер пытался выиграть время, создавая фальшивое впечатление слабости, провоцируя тем самым противника на проявление своей силы и обозначение намерений, чтобы тем вернее ударить и уничтожить неудобного соперника.

Результат применения такой тактики запечатлен в целом ряде воспоминаний очевидцев событий 21 и 22 января в столице.

Один из них, Ион Константинеску Мэрэчиняну, лидер либеральной молодежи, находившийся в те дни в центре Бухареста, вспоминал: "Агитаторы запустили слух, что в танкетке находятся коммунисты, переодетые в военную форму.

Командир взвода танкеток совершил неосторожность, покинув башню, чтобы успокоить собравшихся на тротуаре зевак. Он был затоптан собравшейся толпой".

Наряду с подлинными, было множество фальшивых свидетельств.

Вот одно из них, из книги американского историка Николаса Надь-Талаверы "Зеленые рубашки и прочие", со ссылкой на сообщения официальной румынской прессы: "Солдат, схваченный Легионом, был облит керосином и подожжен".

Был и сгоревший автомобиль, и пострадавший водитель. Однако подлинной причиной произошедшего был несчастный случай, а не чей-то злой умысел.

Но вот и фотография того самого места на центральной бухарестской улице Каля Викторией со следами дорожно-транспортного происшествия, сделанная 24 января 1941 года.

Утром 23 января Ион Антонеску решил, наконец, выйти из тени.

Проснувшись в три часа утра, генерал – после телефонного звонка в германское посольство – приступил к решительным действиям.

Нападение на легионеров началось около пяти утра.

Одновременно Хории Симе, через того же немецкого атташе по экономике Германа Нойбахера, с которым перед этим вел переговоры Антонеску, сообщили, что у него нет никаких шансов и он, во избежание кровопролития, должен сдаться.

На улицах Бухареста шли ожесточенные бои. Преимущество армии стало совершенно очевидно.

Во второй половине дня Антонеску стал полным хозяином положения.

Принявший в те дни сторону Легиона, генерал Константин Петровическу вспоминал: "Огонь не прекращался ни на минуту, велся с разных сторон со всё возрастающей интенсивностью. [...]

Вечером, когда выстрелы смолкли, с ужасом узнал я о бойне на улицах столицы.

Груды трупов лежали в Национальном театре в Mobile, на Каля Викторией, на пересечении с бульваром Елизаветы, у здания Почты.

800 жизней были взяты пулеметами. [...] Они не были даже легионерами, не участвовали в так называемом "бунте".

Это были невинные люди. Просто немало любопытных выходило, чтобы посмотреть на то, что же происходило между легионерами и военными.

У них не было никакого оружия, они не были против армии. Среди погибших было не более 20 легионеров. [...] Охотились на одиноких людей, которые пытались пересечь улицу или спрятаться. Подавляющее большинство убитых были обычными людьми, в том числе женщины и дети. [...]

Нарушил Антонеску и данное им слово не нападать на наши учреждения. Вопреки тому войска появились в штаб-квартире Легиона на улице Гутенберга, чтобы арестовать находившихся там.

Другая группа открыла стрельбу по еще одному нашему комплексу, где находилось много членов движения, полагаясь на то, что договоренности будут соблюдены. Армия стреляла без предупреждения. С большим трудом нашим товарищам удалось покинуть здание, оставив его в руках "завоевателя". [...]

Со стороны генерала Антонеску, это был жестокий акт мести человека, разгневанного оказанным ему сопротивлением. [...]

Однако приказ Антонеску очистить улицы от "бунтовщиков" имел и политическую изнанку.

Ему неудобно было говорить, что мы уступили ему только после ультиматума Гитлера. Он воспользовался этим ультиматумом, но его гордость страдала. Страна должна была знать, что это он разгромил "бунт", в то время как приказ Фюрера был неизвестен широкой публике. [...]

...Едва только прекратился огонь, как уже вечером группы солдат, во главе с офицерами, получив списки, отправились в рейды по домам, чтобы арестовывать легионеров [...]

Конечно, если бы они знали, что с ними случится, они бы успели скрыться [...] Но они верили гарантиям, предоставленным Германским правительством, они не думали о том, что их будут преследовать. [...]

С личной точки зрения, нет сомнений в том, что Антонеску получил огромное удовлетворение, став единоличным хозяином Румынии, однако с точки зрения реальных интересов нации его правление стало историческим бедствием, продолжающимся до сей поры".

............

Тут я прерву цитирование и задам риторический вопрос.

"Все это правильно, но при чем тут румынские евреи и какую роль они сыграли в подавлении Й. Антонеску "Революции легионеров"?

А прямую!

Если говорить кратко. В январе 1941 г. Й. Антонеско был выбор полностью поддержать Железный легион и направить страну по тому пути что в свое время наметил К. Кодряну или оставить в Румынии все как есть! В том числе и финансово-экономическую власть еврейской общины Румынии!

Для тех из вас уважаемые читатели, то впервые сталкивается с вопросом о жизни евреев в Румынии я в качестве справки подаю статью из еврейской же энциклопедии:http://www.eleven.co.il/article/13620 Вы обязательно с ней ознакомитесь в первую очередь для того чтобы понять на чем был построен "традиционный антисемитизм" румын в 1940-1941 годах прошлого века.

А для "ленивых" читателей я приведу отрывок их этой статьи:

Берлинский конгресс (1878), завершивший русско-турецкую войну 1877-78 гг., обеспечившую независимость Румынии, принял, несмотря на сопротивление румынских и российских дипломатов, предложенную французским представителем У. Г. Ваддингтоном статью о том, что полные гражданские и политические права должны быть предоставлены всем жителям Румынии, независимо от их вероисповедания. Представители Румынии пытались доказать, что требовать предоставления равноправия евреям "значило бы требовать... самоубийства".

Тем не менее Франция и Великобритания настаивали на том, чтобы Румыния, в соответствии с решениями конгресса, отменила седьмую статью своей конституции, в которой говорилось, что натурализоваться в стране могут только иностранцы-христиане, и немедленно дала евреям гражданство и полные политические права. Румынское правительство отвечало, что немедленное предоставление гражданства 250 тысяч евреев вызовет новую волну погромов. Тогда Франция, Великобритания и Германия предложили Румынии дать евреям гражданство постепенно, по категориям, начиная с детей – уроженцев страны. Правительство Румынии считало необходимым выполнить это требование великих держав, но парламент отверг натурализацию по категориям и высказался за индивидуальную натурализацию.

Дебаты в парламенте проходили на фоне бурных антиеврейских выступлений по всей стране. Чтобы избежать недовольства великих держав, парламент в 1879 г. предоставил румынское гражданство со всеми правами 883 евреям – участникам войны 1877-78 гг. Из-за невыполнения независимой Румынией решений Берлинского конгресса великие державы в 1879 г. отказались признать ее, но после того, как правительство Германии смягчило свои позиции, в феврале 1880 г.

Румыния все же была признана. При этом державы заявили, что она должна проводить политику в духе постановлений Берлинского конгресса, и выразили несогласие с индивидуальной натурализацией евреев.

Для осуществления натурализации была создана специальная комиссия, в которую вошли известные антисемиты. В 1880 г. румынское гражданство получили семнадцать человек, в 1881 г. – шесть, в 1882 г. – два, в 1886-1900 г. – восемнадцать. Евреи, прошедшие натурализацию, пользовались всеми гражданскими правами, однако положение остальных ухудшилось: для них как для иностранцев вводили новые ограничения.

Тем не менее, евреи были обязаны отбывать воинскую повинность, но только как рядовые (даже врачи). Евреи не могли учиться в профессиональных школах, в средних учебных заведениях была введена процентная норма (5,5-7,5% от всех учащихся). В высшую школу евреям разрешалось поступать только при недоборе, а стипендии могли получать лишь граждане Румынии.

В 1881 г. Румыния была провозглашена королевством; тогда же был принят закон о том, что любой "иностранец", который нарушает безопасность государства или участвует в движениях, имеющих целью свергнуть существующий общественный строй, подлежит высылке из страны. На этом основании власти избавлялись от неугодных им евреев: так, в 1885 г. из Румынии были высланы еврейские общественные деятели и журналисты, добивавшиеся равноправия евреев (в их числе М. Гастер).

Евреям не разрешалось быть адвокатами, биржевыми и торговыми маклерами, директорами и ревизорами государственного банка. Указ от 1884 г. запретил евреям заниматься розничной торговлей; ремесленникам следовало получить специальное разрешение местной администрации; евреям было также запрещено служить во всех учреждениях государственной табачной монополии.

На фабриках и заводах, в том числе принадлежавших евреям, через пять лет после их открытия не менее двух третей рабочих должны были быть румынами. Практически вся государственная служба была закрыта для евреев; допускалось назначение врача-еврея в сельскую местность, но только на короткий срок и если на это место не претендовал врач-румын. Число "иностранцев", находящихся на излечении в больницах, не должно было превышать десяти процентов от числа всех пациентов.

Для правящих классов и интеллигенции Румынии был характерен последовательный антисемитизм; его пропагандировали газета "Войнца национале" и "Этуаль румэн".

В 1886 г. при поддержке правительства И. Й. Брэтиану был созван Международный антисемитский конгресс. В 1895 г. в Румынии возник Антисемитский союз, в который вошли даже министры.

Он объявил, что готов "употребить все средства, чтобы сделать положение евреев в Румынии невозможным и облегчить им эмиграцию из страны". В конце 19 в. в стране участились погромы, не прекращавшиеся и ранее (наиболее кровавыми были погромы в Яссах в 1898 г. и Дранченах в 1900 г.).

Во время крестьянского восстания 1907 г. в первую очередь пострадали евреи: было много убитых, 2280 еврейских семей лишились крова и имущества. Власти не только не защищали евреев, но и начали активнее высылать их из Молдовы (в некоторых городах остались только евреи – российские подданные).

Во второй половине 19 в. благодаря иммиграции в Румынию евреев из Российской империи происходило увеличение численности еврейского населения: в 1859 г. в стране жили 134 168 евреев, в 1899 г. – 266 652 еврея (4,5% всего населения).

В начале 20 в. численность евреев Румынии сокращалась (в 1912 г. – 239 967 человек; 3,3% всего населения) из-за их эмиграции, в основном в США: в 1899-1904 гг. из Румынии выехали около 55 тысяч евреев. В конце 19 в. больше всего евреев проживало в Молдове (10,62% всего населения), а из городов – в Бухаресте (40 533 человека), Фэлтичения (57% городского населения), Дорохое (53,6%), Ботошани (51,8%), Яссах (50,8%). В 1904 г. в Румынии насчитывалось 22 590 евреев-торговцев (21,1% от всех торговцев), 19 289 были ремесленниками и рабочими.

В ряде ремесленных производств евреи составляли большинство: 85,5% шапочников, 81,3% граверов, 76,6% переплетчиков, 75,9% часовщиков, 64,3% обойщиков. Среди предпринимателей насчитывалось 19,5% евреев. Проживавшие в Румынии евреи делились на три категории: немногочисленную группу румынских граждан, обладавших всей полнотой гражданских прав (в 1899 г. – 4272 человека);

граждан других государств (5859 евреев – иностранных подданных, в основном австрийских); лиц, находившихся под защитой румынского государства (256 588 человек, 92,11% всего еврейского населения). Еврейство Румынии состояло в основном из ашкеназов, среди которых преобладали хасиды (см. Хасидизм); немногочисленные сефарды проживали в основном в Бухаресте и в юго-западной Валахии.

Первой современной организацией румынских евреев было Братство общества Сиона, основанное в 1871 г. консулом США в Румынии Б. Пейсотто (Пейшотто; 1834-90), который много сделал для улучшения положения румынских евреев и пробуждения их национального самосознания.

Уже в 1873 г. в Румынии было образовано первое общество по созданию сельскохозяйственных поселений в Эрец-Исраэль. В 1880 г. по инициативе Э. Рокаха (см. Роках, семья) была основана Хеврат ишув Эрец-Исраэль (Компания по заселению Эрец-Исраэль) с отделениями в 32 городах страны. Центральный комитет этой организации с 1882 г. возглавлял Ш. Пинелес (1843-1928). В 1882 г. в Эрец-Исраэль из Румынии переселились 1322 человека; они основали поселения Рош-Пинна и Заммарин (позднее Зихрон-Я'аков).

С 1890 г. в Румынии стали возникать кружки Ховевей Цион, к 1895 г. их было около 30. В апреле 1897 г. съезд румынских Ховевей Цион поддержал предложение Т. Герцля провести Сионистский конгресс и избрал на него трех делегатов. В апреле 1898 г. была учреждена Сионистская федерация Румынии; местом пребывания ее центральных органов стал Галац. В 1897-99 гг. число сионистских групп в Румынии выросло с 26 до 136, однако в следующем десятилетии сократилось до 56. Многие сионисты вошли в созданный в 1910 г. Союз румынских евреев; под их влиянием он начал вести активную борьбу за равноправие, несмотря на ассимиляторские тенденции его руководства, в том числе председателя союза А. Штерна (1848-1931).

Союз обращался к румынским политикам, собирал подписи под массовыми петициями в парламент, издавал книги, объясняющие природу антисемитизма.

В конце 19 в. в разных районах Румынии были созданы еврейские общины, открывались еврейские школы. Еврейские лидеры хотели добиться официального признания общин, получить разрешение на их объединение и создание единой общинной организации. В марте 1896 г. в Галаце состоялась конференция, в которой приняли участие представители 23 общин. Ее организаторами были руководитель общины Галаца, известный борец за равноправие евреев И. Броцинер (1846-1918) и его брат М. Броцинер (1855-194?), полковник румынской армии, герой войны 1877-78 гг. Конференция выработала текст документа об организации и объединении общин; он был предложен румынскому правительству для обсуждения в парламенте, которое, однако, не состоялось.

Среди евреев не было единства мнений об устройстве будущей общины. Часть ассимиляторов ("румыны Моисеева закона") и представители ортодоксальных кругов настаивали на ее исключительно религиозном характере. Другие считали, что община должна заниматься только школами, больницами, социальной помощью.

Крайние ассимиляторы, особенно студенты и представители интеллигенции, выступили против существования общины вообще, видя в ней средство изоляции евреев и приближаясь в этом отношении к антисемитам, называвшим еврейскую общину "государством в государстве". Большинство еврейских лидеров требовало полной автономии еврейской общины Румынии; они вели борьбу и за отмену унизительной "присяги по еврейскому образцу" в судах (см. Клятва). В 1912 г. Верховный суд Румынии отменил особую еврейскую присягу.

В 1840-х гг. началось распространение идей Хаскалы среди евреев Румынии. Одним из первых маскилим был Ю. Бараш (1815-63), которого называли Мендельсоном Румынии (см. М. Мендельсон). По его инициативе в 1851 г. в Бухаресте открылась первая светская еврейская школа

Во время Первой мировой войны около двадцати тысяч евреев было мобилизовано в румынскую армию, где они столкнулись с откровенным антисемитизмом. Вступив в войну на стороне Антанты (1916), Румыния быстро потерпела поражение и 24 апреля 1918 г. была вынуждена подписать сепаратный мирный договор, один из пунктов которого предусматривал предоставление румынского гражданства всем евреям Румынии; однако из-за поражения Германии в войне договор не вступил в силу.

Премьер-министр Й. Брэтиану-младший, понимая, что вопрос о предоставлении евреям гражданства встанет на мирной конференции, настоял на принятии парламентом 28 декабря 1918 г. закона об индивидуальной натурализации евреев (они должны были для этого обращаться в суд). Несмотря на давление властей, еврейские лидеры отказались поддержать новый закон.

в мае 1919 г. принял закон, по которому оно предоставлялось лишь после подачи заявления в суд; автоматически получали гражданство только участники Первой мировой войны и их семьи. По мирному договору Румыния должна была в законодательном порядке обеспечить евреям все гражданские и политические права. Конференция заставила представителей Румынии подписать также договор о правах меньшинств (см. Национальных меньшинств права).

В результате Первой мировой войны в состав Румынии были включены Северная Буковина, Бессарабия и Трансильвания, где проживало много евреев. В 1924 г. численность евреев Румынии составляла 796 065 человек (5% всего населения), из них 230 тыс. – в границах довоенной Румынии, 238 тыс. – в Бессарабии, 128 056 – в Буковине, около двухсот тысяч – в Трансильвании. Присоединение Трансильвании и Буковины изменило социальную структуру еврейского населения.

В Австро-Венгрии, в состав которой раньше входили эти территории, евреи пользовались всеми гражданскими правами, среди них было много представителей интеллигенции. Румынские власти пытались уклониться от предоставления гражданства евреям, жившим на вновь присоединенных территориях. Так, в Буковине сорок тысяч евреев не получили гражданство под тем предлогом, что они – беженцы, недавно попавшие в страну.

новую конституцию Румынии (1923) была включена статья о предоставлении всем евреям гражданства, в том числе и на вновь присоединенных территориях. Хотя формально было введено полное равноправие, в действительности евреев не допускали на государственную службу, университетские кафедры, в офицерский корпус, на судебные должности.

В 1920-39 гг. в Румынии наблюдался быстрый рост антисемитизма; как и раньше, главными его носителями были интеллигенция и студенчество. 22 декабря 1922 г. участники студенческих волнений требовали введения процентной нормы для евреев. В 1922 г. она была фактически введена в университете города Клуж, затем эта практика распространилась на университеты Бухареста, Черновцов и Ясс.

Студенческое антисемитское движение финансировалось Министерством внутренних дел; лидер движения К. З. Кодряну был одновременно секретарем профашистской Лиги национальной христианской защиты во главе с А. Кузой. Студенты организовывали вооруженные боевые группы и нападали на евреев; несколько убийств остались безнаказанными.

В 1927 г. К. З. Кодряну основал и возглавил Союз Михаила Архангела (с 1929 г. – Железная гвардия), ставший основной фашистской организацией Румынии. 9 декабря 1927 г. студенты – члены Союза Михаила Архангела, проводившие свой конгресс в городе Орадя-Маре в Трансильвании, устроили погром, во время которого было сожжено пять синагог; вслед за этим антиеврейские беспорядки вспыхнули по всей стране.

В начале декабря 1933 г. премьер-министр Й. Дука запретил Железную гвардию (за что 29 декабря он был убит ее сторонниками), но в 1935 г. она возобновила свою деятельность под лозунгом "Все для страны" и укрепила связи с германскими национал-социалистами Усиление Железной гвардии вызвало опасения у короля Румынии Кароля II, и чтобы создать ей противовес, он поддержал другие правые антисемитские партии.

Несмотря на усилия группы ассимиляторов, большая часть евреев Румынии, особенно живших на вновь присоединенных территориях, сохраняла национальное самосознание. В 1919 г. Союз евреев Румынии рекомендовал евреям голосовать за те румынские партии, которые выступят за равноправие, но, поскольку таковых не нашлось, было решено воздержаться.

В 1926 г. в законодательные органы власти Румынии избрали первых еврейских депутатов и сенаторов от Буковины, Бессарабии и Трансильвании. В 1928 г. в парламент прошли четыре еврейских депутата.

В 1930 г. была создана Еврейская партия; на выборах в июне 1931 г. она получила пять мест. В парламенте депутатам-евреям приходилось отражать выпады антисемитов, часто перераставшие в обструкцию, а иногда и в оскорбления действием.

К 1933 г. в парламенте Румынии остался один еврей – главный раввин страны Я. И. Немировер (1872-1939), который по должности входил в состав сената.

В 1928 г. в Румынии был принят закон о религиях, признававший иудаизм одной из восьми "исторических" религий страны, а еврейскую общину – юридическим лицом; в ее ведение перешла вся собственность религиозных учреждений.

В 1930 г. в Румынии проживало 765 930 евреев (4,2% всего населения); сокращение еврейского населения по сравнению с 1924 г. было вызвано эмиграцией. В границах старой Румынии проживало 263 192 еврея, в Бессарабии – 206 958 евреев, в Буковине – 92 080 евреев, в Трансильвании – 193 тыс. евреев. В этот период евреям принадлежало несколько крупных банков, они внесли вклад в развитие металлургической, табачной и текстильной промышленности, создав ряд новых предприятий.

Евреи играли значительную роль в социалистическом и коммунистическом движении Румынии. Одним из основателей и руководителей Социалистической партии Румынии был К. Доброджану-Геря, а его сын А. Доброджану-Геря (см. там же) и Анна Паукер приняли участие в создании компартии.

Кароль II был вынужден отречься от престола в пользу своего сына Михая и эмигрировал из страны; поводом к отречению послужил отказ Кароля порвать связь с Еленой Лупеску, крещеной еврейкой (в эмиграции они оформили брак). Наступил период жестокого антиеврейского террора, продолжавшийся пять месяцев. По всей стране конфисковывали еврейские магазины и предприятия; их владельцев подвергали пыткам, чтобы получить от них заявления о передаче собственности румынам.

Легионеры требовали полного бойкота антиеврейского; их банды врывались в квартиры евреев и отбирали деньги и ценные вещи.

В экономике Румынии царил хаос, что отмечали даже немецкие дипломаты. Железная гвардия настояла на принятии правительством Румынии решения о закрытии 600 синагог и передаче их зданий румынской православной церкви, но оно было отменено через три дня, после того, как В. Филдерман добился встречи с Й. Антонеску и рассказал ему об ущербе, нанесенном экономике страны, о незаконных арестах и других проявлениях произвола Железной гвардии. Диктатор использовал эти сведения в борьбе с Железной гвардией, которая в ответ арестовала ряд еврейских лидеров, а 21 января 1941 г. предприняла попытку государственного переворота.

В то время как одни отряды Железной гвардии вели бои с частями румынской армии за контроль над Бухарестом, другие нападали на евреев столицы; было убито около 120 евреев, разрушено несколько синагог, в том числе Большая сефардская синагога. Погром не распространился на провинции благодаря поддержке, которую оказала Й. Антонеску румынская армия.

После подавления мятежа наступил период относительного затишья, хотя немцы постоянно оказывали на Й. Антонеску давление, требуя от него ужесточения антиеврейской политики. С этой целью в апреле 1941 г. в посольство Германии в Румынии был назначен Г. Рихтер, один из сотрудников А. Эйхмана"

Вот такое видение истории румынских евреев дано в официальной еврейской энциклопедии.

И вот теперь когда читателю предоставлена одна точка зрения на положение евреев в Румынии, а могу с чистой совестью продолжить цитирование работы Сергея Фоимина. (она подается автором в сокращённом виде) в виду формата данной публикации!

Итак С. Фомин пишет следующее:

"Антисемитизм не является спонтанной реакцией румын, немцев, поляков, венгров, французов: его провоцируют сами евреи. Его вызывает их собственный ужас, хотя именно таким способом, по их мнению, им удается его избежать".

Петре ЦУЦЯ, румынский философ.

"Я полагаю, что мы, евреи, должны извлечь честные выводы из еврейской игры на "чужой свадьбе"".

Михаил ХЕЙФЕЦ, советский и израильский писатель

Другая (помимо Антонеску) фальсификация январских событий 1941 г. в Бухаресте исходила от евреев.

Шла она в основном по двум линиям. И та и другая – вполне традиционные и легко узнаваемые.

Первую можно назвать "перетягиванием на себя одеяла": мы, мол, одни пострадали, именно мы главные страдальцы.

Вторая также давно известна: "отсутствие присутствия" или "без вины виноватые". То есть вполне соответствует ими же сочиненному знаменитому двустишию:

Если в кране нет воды -

Значит выпили жиды.

Общим местом в объяснении "еврейского погрома", которым, как известно, сопровождался "легионерский бунт", является утверждение об "обычном вымещении злобы на слабом/чужом".

Но так ли это?

Большое недовольство легионеров вызывали непрекращающиеся контакты премьер-министра Антонеску с главой еврейской общины Румынии Вилли Филдерманом, каждый раз вырывавшим у своего школьного друга ту или иную уступку.

Хория Сима отмечал ту "легкость, с которой Антонеску принимал все жалобы, которыми его бомбардировали ежедневно, не принимая во внимание источники, откуда исходила вся эта критика".

Все эти приватные встречи и передача бесконечных меморандумов, прошений, записок от Филдермана начались сразу же после прихода генерала к власти. Обзор сотен этих ходатайств и некоторых из встреч однокашников содержится в опубликованной в 2014 г. специально посвященной этому статье:

Первая жалоба последовала на закон о лишении талмудизма статуса охраняемого государством исторического культа.

"Антиеврейское законодательство Национального легионерского правительства, – возражал Филдерман, – вреден не только евреям, но и всей стране". Ведь евреи теперь, мол, ограничены в своих молитвах.

Напомним, что Легион сумел в 1940 г. добиться принятия правительственного решения о закрытии 600 синагог с последующей передачей их зданий Румынской Православной Церкви. Архиереи поддержали это решение.

Филдерман, однако, сумел добиться отмены этого акта.

Дальнейшая борьба разгорелась вокруг принятого законодательства об ограничении евреев в некоторых сферах деятельности.

В результате запрета на профессии, жаловался 30 сентября Филдерман, по крайней мере, 80 тысяч человек "обречены на голод".

22 октября он вновь бьет тревогу: готовится закон, ограничивающий врачей-евреев.

А 31 октября, после запрета евреям быть фармацевтами, предупреждает: "это не может не иметь серьезных последствий для здоровья населения".

Наконец, 10 декабря, подводя итоги принятия ограничительных декретов, Филдерман утверждает, что в результате "98% еврейского населения брошено в объятия страданий".

Зная ахиллесову пяту своего визави (приверженность порядку и опасение нестабильности), он пишет, что во избежание "настоящего хаоса", необходимо срочно "приостановить применение законов". Только это "обезпечит стабильность, без которой жизнь стала невыносимой".

Общение это, не являвшееся ни для кого тайной, ставило премьер-министра в двусмысленное по отношению своих коллег в правительстве положение: выходило так, что одной рукой он принимал все эти законы, а другой – после встречи со школьным товарищем – ограничивал их применение или же вовсе отменял.

Парадокс заключался в том, что подобная половинчатая политика негласно осуществлялась и в Третьем Рейхе.

На всех без исключения оккупированных территориях немецкие власти покровительствовали состоятельным евреям, при том, конечно, непременном условии, что они не были приверженцами коммунистических идей.

Иная судьба была у большинства сравнительно небогатых евреев, считавшихся базой большевизма в Европе.

В 1933 г. начальник отдела по делам евреев СД барон Леопольд фон Мильденштейн в сопровождении деятеля берлинской сионистской организации Курта Тухлера совершил полугодовую поездку по Палестине, опубликовав, по возращении, осенью 1934 г. серию статей в нескольких номерах газеты "Der Angriff" под общим заголовком "Путешествие национал-социалиста в Палестину", высказывая симпатию к сионистскому движению.

История "пламенной дружбы" на этом не закончилась, ярким подтверждением чему является еще один малоизвестный, но совершенно безспорный факт: среди военнопленных в СССР в годы Великой Отечественной войны число евреев составляло 10 173 человека, что равнялось целой полнокровной дивизии (Галицкий В. П. Вражеские военнопленные в СССР (1941-1945) //

Военно-исторический журнал. 1990. N9. С. 46).

Эту тенденцию подтверждают также современные еврейские источники.

Так, согласно данным, опубликованным в "израильской" газете "Вести" (22.8.2002), в составе лишь одной Германской армии служило 150 тысяч еврейских солдат и офицеров, что в общей сложности составляло 15 дивизий. Это не считая союзников, в армиях которых также сражались представители "избранного племени"...

Что касается Антонеску, то такое "стояние нараскоряку" не могло продолжаться долго. Кондукэтор должен был выбрать, наконец, между Легионом Михаила Архангела и интересами еврейства.

Точкой разрыва Антонеску с Железной Гвардией стала легионерская полиция, подвергавшаяся особенно яростной атаке Филдермана.

Друг детства, зная присущее генералу обостренное "чувство справедливости" и "приверженность закону", особо подчеркивал многочисленные нарушения гражданских прав евреев, выражавшиеся в избиениях, шантаже, кражах собственности "алчными легионерами".

Приводил примеры разгромов и сожжений еврейских молельных домов и синагог, нарушавших общественный порядок.

На одном из таких меморандумов Антонеску наложил резолюцию: "Министерству внутренних дел совместно с легионерами господина Симы в срочном порядке расследовать все эти случаи".

Итогом, как мы помним, стал роспуск 9 декабря легионерской полиции, положивший начало конфликту, приведшего, в свою очередь, к бунту и крушению Национального Легионерского государства.

Этот успех, без сомнения, окрылил Филдермана, еще с большим напором осаждавшего Кондукэтора.

"В течение трех месяцев, – писал он 2 января 1941 г., – Румынское правительство приняло законы, намного более жесткие, чем не только итальянские и венгерские, но даже и германские".

И все они, включая Румынию, "идут к социально-экономической катастрофе, безпрецедентной и непревзойденной, со всеми вытекающими отсюда последствиями".

Особый взрыв эмоций у Фидермана вызвало введение 5 августа 1941 г. Советом министров обязательного ношения всеми евреями магендовида черного или желтого цвета, пришитого к рубашке, платью или пальто на уровне сердца.

Грозясь уйти в отставку, "главный румынский еврей" писал, что ношение "отличительного знака" вменено по отношению к тем, "которые нашли [их, румын и других христиан] Бога в люльке и дали мiру Иисуса Христа и Библию"

Пафосная часть, как и всегда, заканчивалась предупреждением о грядущей опасности: "Этот знак может привести к серьезному разброду. [...] Он будет иметь серьезные экономические последствия [...]...Крах финансов страны неизбежен"!!!!

6 сентября Филдерман совместно с главным раввином Шафраном обратились с письмом к Румынскому Патриарху Никодиму с просьбой, чтобы он посодействовал отмене "желтых звезд".

Подчеркнув, что это непременно будет "иметь самые серьезные последствия для государственной политики, экономики и финансов страны", они прибавили, что такая нашивка является "глумлением и кощунством по отношению к одному из самых священных христианских религиозных эмблем".

Добиться чаемого благоприятного исхода удалось во время приватной встречи с маршалом, принявшего 8 сентября 1941 г. старого друга на своей вилле.

Итогом ее стала отмена нашивок.

Священник Константин Бурдуча и раввины Александр Шафран и Мозес Розен на съезде "священников-демократов". Бухарест 16-17 октября 1945 г.

Вернемся, однако, к дням железногвардейского бунта в январе 1941 г., вызванного как мы уже писали, убийством германского офицера.

Его убийцей был завербованный английской разведкой грек.

С греческо-еврейской сплоткой была связана организация процветавшей в то время в Румынии нелегальной перевозки евреев в Палестину, то есть на территорию, подмандатную как раз именно Британии.

Вопреки тому, что предпочитают рассказывать ныне, это была вовсе никакая не благотворительность или операция по спасению, а, прежде всего, бизнес.

Основанный на страхе спрос рождал высокое предложение. Трудности и препятствия повышали ставки. Отсюда проистекали огромные доходы организаторов этого прибыльного предприятия.

Однако, учитывая время, место и контингент, это, одновременно, была еще и политика. В причудливый клубок тут сплелось многое: сионистское движение, греческий бизнес, английская и советская агентура.

Помимо румынского еврейства, возбужденного законодательством Национально-Легионерского государства и политическими перспективами союзнических отношений Королевства с Третьим Рейхом, дополнительное давление на ситуацию оказывали наводнившие страну в 1939 г. – после разгрома Вермахтом и Красной Армией Польши – толпы хлынувшего оттуда еврейства.

Эта "нелегально" пребывавшая в стране группа сильно безпокоила румынские власти. Для добычи средств к существованию они занялись привычным для них делом: торговлей, ведшей к массовым нарушениям законодательства и росту экономической нестабильности.

"...Эта деятельность, – читаем в официальном документе, – существенно расширила взяточничество, коррупцию, контрабанду, черный рынок".

Нельзя сбрасывать со счетов и политический аспект. На заседании Совета министров 29 октября 1940 г. премьер-министр Антонеску потребовал от министра внутренних дел "заключать в лагеря всех евреев, въезжающих в страну нелегально, начинающих здесь распространять коммунизм и все виды волнений; оставляя их там, пока они не решат покинуть страну".

Выполнить этот приказ, однако, не представлялось возможным из-за отсутствия места в лагерях.

В этих условиях бизнес по вывозу евреев, организованный Комитетом "Алия", процветал. Лидерами его были сионисты Евгений Мейсснер, Самуил Лейбович Ариэль, доктор Яков Леберман, Липа Хаимович, Эмма Гуттман-Бунеску.

Согласно доклада Министерства финансов от 13 декабря 1941 г., "бизнес был организован небольшой группой греков и евреев. [...] Оборот бизнеса [...] составляет около 150 миллионов леев" (т.е. около 15 миллионов долларов по нынешнему курсу).

Наряду с подкупом властей, этот сионистский гешефт на крови сопровождался грабежом эмигрантов-евреев.

Из сохранившегося документа известно, что Михаил Шварценберг из Кишинева заплатил, например, Борису Фишману, представителю Комитета "Алия" в Бухаресте, 766 тысяч леев (около 80 тысяч нынешних долларов) за вывоз его семьи, состоявшей из трех человек. Такова была астрономическая цена двухдневной поездки!

Грабеж одних евреев другими продолжался в течение всей войны.

В докладе, полученном маршалом Антонеску 30 мая 1944 г., читаем:

"Вся эмиграция евреев должна была осуществляться безплатно, однако ORAT [Общество, уполномоченное Министерством внутренних дел для организации эмиграции евреев, которое возглавлял сионист Ал. Зиссу] совместно с подпольными сионистскими организациями взыскивает с эмигрантов в Румынии сотни миллионов леев. [...]

Общество ORAT объясняет это тем, что денежные поступления необходимы для того, чтобы заплатить Румынскому государству определенные сборы, которое в противном случае не позволит эмиграцию.

В действительности, однако, ни государство ни Совет вспомоществования социальным работам не получили от Общества ORAT ни копейки".

Именно этих-то "еврейских вожаков" (как сегодня их именуют) и задержала легионерская полиция 20 и 21 января.

Арестовали их по обвинению в причастности к убийству германского офицера, хорошо зная, какие колоссальные суммы проходят через их руки, оседая в их бездонных карманах.

Отсюда становятся понятными и причины жестоких пыток, которым подвергались эти участники нелегального бизнеса, а также происхождение отобранных у них драгоценностей, с которыми совсем недавно расстались – в обмен на жизнь (отъезд из страны) – их соплеменники и единоверцы.

Никому, конечно, и в голову не придет оправдывать те методы, которые применялись для отъема неправедно добытых средств. Но ведь и тех безсовестных грабителей тоже как оправдать?...

Кстати, и в вопросе о пытках необходимо учитывать разницу между тем, что мы считаем таковыми сейчас и здесь, и обычной практикой в Румынии в то время: методами, широко применявшимися в 1920-1930-х годах в тамошних полицейских участках, пусть и не соответствовавших букве закона, однако по существу вполне легальных и привычных.

Простолюдину (румыну или еврею) даже и в голову не пришло бы протестовать против такого обыденного произвола, а вот обладавшего средствами еврея, ограниченного в правах, но привыкшего от всего откупаться, это, понятно, не могло не возмущать.

К сказанному хочется прибавить и еще нечто.

Операция по организованному вывозу евреев из Румынии (равно как и из других стран, союзных Державам Оси) на "родину предков" предусматривала спасение жизней далеко не всех из них...

Теорию и практику воссоздания "еврейского народа в новом издании" (В. Жаботинский) в свое время раскрыл, основываясь на работах известных сионистов, В.В. Кожинов в памятной многим статье 2000 г. "Германский фюрер и "царь иудейский"".

"Вызываю огонь на себя" – так, пожалуй, можно было бы назвать эту тактику. Суть ее состояла в том, что за счет принесения в жертву "менее ценных" своих соотечественников, приобреталась иная, гораздо большая выгода – долговременное (на много лет вперед) доминирование, имеющее большую стратегическую и, одновременно, финансовую ценность.

Эта философия виноградаря, проводящего обрезку лозы в уповании небывалого еще щедрого урожая, прочно укоренена и в Ветхом завете, и в талмуде, и в основанной исключительно на биологии расовой теории, вполне умещающейся хоть в рамках дарвинизма, хоть, если угодно, безбожного чистого материализма.

Что же касается Христианства – тут дело всё-таки иное.

Но очень уж тонка иногда бывает грань...

Весьма к месту здесь привести вот эти размышления литературоведа Георгия Дмитриевича Гачева:

"...Ты просто патриот, Родину любишь, а тебе кажется, что ты – христианин, веру Христову исповедуешь и Его учение... [...]

Соблазн и "прелесть". Но что-то тут есть... А именно – Любовь огромная, умиление щемящее. А ведь "Бог есть Любовь". И кто знает это чувство – "знает Бога" – хотел сказать; но нет: "может знать Бога", имеет к Нему доступ..."

Ну, а теперь самое время перейти к цифрам и фактам.

В ходе январского восстания было уничтожено несколько синагог, ограблено более 1200 магазинов, мастерских, домов и квартир, иногда (для сокрытия следов преступления) сопровождавшихся поджогами.

Разграблению, однако, подвергались не одни лишь еврейские магазинчики и лавки. Согласно немецким отчетам, нападали и на румынских торговцев, что свидетельствовало, скорее, о действии обычных уголовных преступников, нежели о целенаправленной акции антисемитов.

В этой связи министр внутренних дел Константин Петровическу подчеркивал: "При революционной ситуации на окраине столицы всегда появляются безответственные элементы, которые грабят дома и убивают людей. Явление это не новое. Такое происходило во время всех революций в мiре. Это факт исторический.

Ни французская, ни русская революции не отличались уважением к жизни и собственности других".

"...Если бы евреи, – писал генерал далее, – были наделены хотя капелькой объективности, они провели бы необходимое различие между преступлениями или погромами, совершенными в революционных условиях отбросами общества, и массовыми убийствами и погромами, инициированными государством, через правительство и ответственные органы, подобные, например, массовым убийствам легионеров во времена Кароля II, или тем, которые были совершены при коммунистическом режиме в отношении всего румынского народа".

После подавления январских выступлений армией было собрано до 200 грузовиков с отобранным у евреев имуществом. Общая сумма ущерба, по мнению еврейской общины, составила 383 миллиона леев.

Задержания евреев в январе 1941-го часто сопровождались допросами и избиениями.

В результате всех этих действий были жертвы, с которыми, однако, до конца не всё ясно.

Нынешняя общедоступная информация об этих событиях – чаще всего плод грубой манипуляции информацией путем смешения фактов со слухами.

Большинство считающихся ныне "общеизвестными" фактов базируются на оценочных суждениях, рассказах с чужих слов или слухах

Тут, несомненно (впрочем, как и вообще во всем январском "бунте") присутствие провокации: многослойной, исходящей от разных заинтересованных сторон.

Существует, например, представление о том, что жертвами были одни евреи. Однако, согласно сведениям министра внутренних дел Константина Петровическу, во время январских событий в Бухаресте было убито до 800 человек. И среди них только 120 евреев.

Чтобы не шокировать общественность и, тем самым, не заставлять ее задумываться о произошедшем, число жертв в официальных сообщениях по горячим следам событий было значительно преуменьшено. Так, влиятельная румынская газета "Universul" в помещенной 12 февраля 1941 г. информации утверждала, что в Бухаресте погибли 236 гражданских лиц и 21 солдат, а в остальных частях страны 117 человек.

Таким образом, общее число погибших в Румынии, по версии газеты, исчислялось только 374 жертвами.

Здание Института судебной медицине в Бухаресте, снесенного при коммунистическом режиме.

Именно здесь происходило освидетельствование тел большинства из погибших в столице в январе 1941 г.

Итак, подавляющее большинство убитых не были евреями, а из последних не все были убиты, как евреи, и не всегда преднамеренно (были погибшие и от шальных пуль и умершие естественной смертью).

А те, что всё же были убиты, то еще большой вопрос: кем? Во всяком случае, на сей счет отсутствуют твердые документальные доказательства.

Тем не менее, как справедливо заметил тот же генерал Константин Петровическу: "Румынские и международные еврейские круги трубят о 124 своих единоверцах, погибших в эти дни, но, конечно, не проронят и слезинки по восьмистам убитым по приказу Антонеску. Ведь это были всего лишь румынские христиане, не принадлежащие к "избранному народу". Конечно, они не заслуживают никакого внимания".

До сих пор неясной остается судьба схваченных легионеров, подвергавшихся пыткам и безсудным расправам.

Не обнародовано ни одного показания, данного под присягой каким-либо участвовавшим в подавлении бунта румынским солдатом, засвидетельствовавшим присутствие среди тел погибших хотя бы одного легионера. Их никто никогда не считал, словно это были и не люди вовсе.

Зато о других пишут иначе: "Даже если во время кровавых столкновений между легионерами и военным диктатором Антонеску был убит хотя бы один человек из-за того, что он был рожден евреем, это преступно и непростительно..."

Исходя из таких настроений, понятно, почему множество недостаточно проверенных, по мнению некоторых современных исследователей, касающихся январский событий фактов попали в "Доклад Международной комиссии по изучению холокоста в Румынии" и в "Заключительный отчет" той же комиссии. А ведь именно на эти документы уже сейчас ссылаются как на не подлежащий никаким сомнениям надежный источник.

Но вот в Отчете, например, утверждается, что во время "погромов в Бухаресте" множество женщин-евреек были изнасилованы, "иногда даже на глазах их семей". При этом ссылаются на газетную статью, опубликованную 21 января 1945 г. в бухарестском "Утреннем журнале". (Время и место появления ее не может располагать к доверию.)

Или вот свидетельство писателя и драматурга Михаила Себастиана (Иосифа Хехтера), писавшего в своем дневнике о "резне в лесу Бэняса": "Было убито множество евреев, брошенных в лесу Бэняса голыми".

Однако хорошо известно, что ни одно из найденных там тел не принадлежало еврею.

Впрочем, о сомнительности свидетельств этого человека мы уже писали:

http://sergey-v-fomin.livejournal.com/144282.html

А вот в Жилавском лесу действительно было найдено 90 еврейских трупов, привезенных сюда в грузовиках. Большинство из них было убито выстрелом в голову.

Некоторые из них были предварительно раздеты.

Румынская версия статьи в Википедии "Бухарестский погром", со ссылкой на публикацию Якова Геллера, утверждает, что "на следующий день некоторые легионеры вернулись сюда для того якобы, чтобы "собрать одежду убитых и золотые коронки".

Не вдаваясь в детали, заметим, всё же: очень трудно представить себе саму возможность раздеть закоченевшие на январском морозе трупы. Что же до "коронок", то тут, скорее всего, налицо влияние постнюрнбергских представлений.

Столь же сомнительно и "свидетельство" о будто бы возвращавшихся на следующий день в лес "некоторых легионерах". Представлялись они что ли? И кому?

Почему, например, если это вообще имело место, вырывать коронки должны были именно легионеры? Вспомним хотя бы тех же не менее алчных сотрудников пресловутой "Алии", нисколько не стеснявшихся грабить своих соотечественников.

На каком основании только одна из версий должна иметь преимущество?

Что же до легионеров, то тот же Мирча Элиаде приводил в своем дневнике слова одного своего близкого товарища по движению, с которыми тут же и соглашался:

"Покажите мне хоть одного легионера, разбогатевшего за время существования легионерского режима".

Речь, разумеется, шла не о "примазавшихся" к гардизму или переодевшихся в те дни (были и такие) в зеленые рубашки, а о настоящих членах Легиона Михаила Архангела.

Именно честностью этих искренне верующих людей (наряду с чрезвычайной популярностью их в народе) можно объяснить попытки переговоров с ними некоторых коммунистических правителей в Румынии (кстати, этнических евреев) в первые годы после прихода последних к власти (о чем речь впереди).

И в заключение этого поста приведем отрывок из только что опубликованного исследования к 75-летию описываемых нами событий, основанного на опубликованных в разное время документах и личных свидетельствах, в том числе и участвовавших в них родственников автора, – профессора Флорина Добреску.

(При этом мы выпускаем многочисленные цитаты из самих документов и ссылки на них, мало что могущих дать русскому читателю, оставляя самое, на наш взгляд, существенное: сделанные на их основании выводы.)

"...В орбиту Жилавской резни, – пишет автор, – были вовлечены государственные структуры. Именно в этом причина того, что расследование убийств этих несчастных так и не было доведено до конца.

Примечателен тот факт, что, хотя в зонах конфликта в центре Бухареста порядок и был обезпечен, включая и тяжелые танки, и армию, и полицию, из этой области исключаются центры еврейской жизни, в то время как преступники разрушает, грабят и убивают там мирных жителей.

Еще более интересным нам представляется тот факт, что среди них появляются подозрительные люди, одетые в легионерскую форму. И это в то время как сами легионеры, осажденные армией, находились в своих учреждениях, призванные туда по приказу своих вождей, а военные открыли настоящую охоту на легионеров. [...]

Что касается Антонеску, то он был проинформирован о происходящих в еврейских районах зверствах. Он, однако, отказался отправить туда армию. Возникает вопрос: почему? [...]

Министру юстиции коммунисту Лукрециу Пэтрэшкану, изучавшему после 23 августа 1944 г. находившиеся в прокуратуре следственные дела о событиях января 1941 г., пришлось заключить, что очень немногие из 2663 допрошенных участников грабежей были членами легионерского движения; в подавляющем своем большинстве они принадлежали к низам общества".

Однако к самым интересным выводам Флорин Добреску пришел после того, как изучил историю появления трупов евреев в Жилавском лесу:

"Извечный вопрос: кто организовал транспортировку взятых в еврейских кварталах заложников в Жилавский лес? Всё это происходило в условиях, когда, повторюсь, легионеры находились в осажденных армией учреждениях, а передвигаться они могли лишь скрытно маленькими группами".

Далее автор приводит свидетельство князя Михаила Стурдзы, бывшего министра иностранных дел, приведенное в вышедшей в 1994 г. в Париже книге Михаила Израилева "Румыния и конец Европы".

Князь рассказал о том, что как раз в те дни легионеры из расположенного под Бухарестом уездного гнезда Илфов остановили – под угрозой применения оружия – два грузовика, в которых были обнаружены раненые евреи и около тридцати трупов.

Легионерский штаб, по свидетельству князя, отдал приказ: "Прежде всего, позаботиться о раненых. Доставить их в больницу".

"К сожалению, после устранения легионеров от власти, – пишет далее Флорин Добреску, – эти события не были расследованы. Но приведенный в рассказе факт поражает: забота легионеров о спасении евреев, убивали которых неизвестные под прикрытием принадлежности к Легиону. [...]

...Самое лучшее объяснение тому, что власти так никогда и не провели подробного расследование погромов в Жилаве, которое бы позволило установить виновных в этой резне, – это то, что режим Антонеску не хотел раскрывать участия Службы Секретной Информации [Сигуранцы] в этой этнической чистке.

После же прихода в 1945 г. к власти коммунистов, несмотря на то, что при новом режиме множество евреев занимали высокие посты, власти также не хотели сообщать о том, что они, вместе со спецслужбами, также были вовлечены в январские события 1941 года".

Об этом последнем любопытном обстоятельстве мы расскажем позже.

А вот как сами евреии относились к евреским погромам:

"Расистские законы, которые ныне принимаются против евреев, могут оказаться и мучительными и гибельными для тысяч и тысяч евреев, но всё еврейство в целом они очистят, разбудят и омолодят".

В. ШЕЙЦ, венгерский раввин.

"Я сомневаюсь, что без уничтожения шести миллионов евреев, большинство в ООН проголосовало бы в пользу создания еврейского государства".

Наум ГОЛЬДМАН,

президент Всемiрной сионистской организации. 1975 г.

Центральным событием железногвардейского бунта 1941 г., на котором, по вполне понятным причинам, до сих пор концентрируется основное внимание (более, чем даже на самом "еврейском погроме"), является то, что – как утверждают – произошло в те дни на бухарестской бойне в Стрэулештах.

Об этом пишут все, так или иначе поминающие январское восстание, несмотря даже на то, что источники самих этих сведений крайне мутны, по своей достоверности, и ненадежны."...

А от себя я добавлю, что все документы хранятся в до сих пор засекреченных архивах Румынии или РФ поскольку после захвата Румынии сотрудниками органов МГБ СССР и СМЕРШ все архивы парламента, полиции, и службы безопасности были вывезены в СССР. И они жду своих первооткрывателей...

Так же я добавлю, что непредубеждённый читатель ознакомившись с теми фактами как маршал Й. Антонеску защищал и покровительствал еврейской общине в 1940-1944 года, то никто так ее в Румынии не защищал.

И хотя бы по этому одному признаку он не может считаться ФАШИСТОМ, а скорее заслуживает посмертной реабилитации и награды.

Ведь будь он посговорчивее с реализацией идеями расовой чистки провозглашенной А. Гитлером, то все румынские евреи оказались бы или немецких лагерях или были бы убиты в самой Румынии по примеру тех массовых казней что были скажем в захваченном немцами Киеве и др. городах тогдашнего СССР!

А вместо это правительство Й.Кодряну по возможности охраняло жизнь евреев и значительную их часть (в основном еврейскую румынскую элиту) даже сумело переправить на территорию современного нам Израиля.

Но вместо благодарности за спасение евреев Румынии в 1946 г. маршала Й. Антонеску расстреляли по решению неправедного суда учинённым над ним евреями присланными из Москвы руководить захваченной Румынией. О них и обстоятельствах убийства Й. Антонеску мы поговорим в следующих частях этой работы.

А говоря о посмертной награде Й. Антонеску то тут, я имею в виду – почётное звание, Пра́ведники наро́дов ми́ра (ивр. ‏חסידי אומות העולם‏‎, "хасидей умот ха-олам") – присваиваемое Израильским институтом катастрофы и героизма национального мемориала Катастрофы (Холокоста) и Героизма "Яд ва-Шем", с выдачей почётного сертификата (диплома) и именной медали.

На этом я намеревался закончить эту часть! Но перечивая материал я пришел к вывод,у что еще не поставил последнюю точку в "истории спасения Й. Антонеску румынских евреев" ибо не расказал как эти спасенные потом его отблагодарили!!!

И снова цитата из евреской же энциклопедии: http://www.eleven.co.il/article/13620

"В декабре 1942 г. военное положение Германии резко ухудшилось, и это сказалось на отношении румынского правительства к евреям. Некоторым из высланных в Транснистрию официально разрешили выехать в Эрец-Исраэль. Всего с 1939 г. по сентябрь 1944 г. на 13 судах Румынию покинули около 13 тысяч евреев, многие из них – беженцы из Польши, Венгрии и Словакии; судно "Струма" было потоплено 24 февраля 1942 г. советской подводной лодкой близ Стамбула (из 769 пассажиров в живых остался один), а 5 августа 1944 г. неизвестная подводная лодка уничтожила судно "Мафкура" (из 350 беженцев спаслись пятеро).

Несмотря на некоторое смягчение отношения румынских властей к евреям, преследования продолжались. В начале 1943 г. евреям было запрещено работать на предприятиях, не связанных с производством вооружения; увеличилось число евреев, которых отправляли в рабочие лагеря.

Власти облагали общины непосильными поборами, требуя огромные денежные суммы, драгоценности, одежду, обувь, медикаменты.

Еврейские организации Румынии вели борьбу за спасение высланных в Транснистрию, прося разрешения, как минимум, оказывать им помощь. В декабре 1942 г. еврейская делегация смогла отправиться из Бухареста в Транснистрию, где, преодолев сопротивление местной администрации, посетила три еврейских лагеря.

Весной и летом 1943 г. еще несколько делегаций доставили евреям в Транснистрию большое количество вещей и продуктов. В октябре 1943 г. удалось добиться официального признания властями еврейского Автономного комитета помощи, основной сферой деятельности которого было финансировавшееся Джойнтом и Еврейским агентством обеспечение евреев в Транснистрии вещами, деньгами, медикаментами, продуктами питания и т. д.

Румынские власти чинили комитету различные препятствия: деньги можно было переводить только через Национальный банк Румынии по невыгодному обменному курсу и при условии уплаты больших налогов; вещи для депортированных часто конфисковывала администрация Транснистрии или расхищали местные жители.

Тем не менее, помощь, оказанная еврейскими организациями Румынии, спасла жизни тысяч евреев, находившихся в Транснистрии.

Главной целью действовавшего в подполье Совета евреев Румынии было возвращение депортированных. Румынскому правительству сообщили, что всемирные еврейские организации готовы заплатить большую сумму за возвращение евреев из Транснистрии.

Однако под давлением немцев 23 апреля 1943 г. Й. Антонеску подписал приказ, согласно которому ни один из депортированных не имел права на возвращение. Еврейские лидеры решили для начала добиться разрешения на возвращение хотя бы некоторых категорий еврейского населения. В июле 1943 г. Й. Антонеску разрешил вернуться пожилым людям, вдовам, инвалидам Первой мировой войны и бывшим офицерам румынской армии. Местные власти по настоянию немецких советников всячески задерживали выполнение этого приказа, и возвращение в Румынию лиц указанных категорий началось только с декабря 1943 г.

В начале 1944 г. число возвращавшихся возросло. Делегации Автономного комитета помощи посещали лагеря и гетто Транснистрии и помогали их обитателям в возвращении. Большинство евреев вернулось в Румынию в 1944 г., накануне отступления румынских войск из Транснистрии. Румынские власти, напуганные военными поражениями Германии, спешно устанавливали контакты с союзниками и пытались продемонстрировать свое гуманное отношение к евреям.

Поэтому накануне наступления советских войск на юге Украины депортированным евреям разрешили вернуться. Й. Антонеску в ультимативной форме потребовал, чтобы немецкая армия не уничтожала евреев при отступлении из румынской зоны оккупации.

Это требование в основном выполнялось, но известно, что перед отступлением из Тирасполя немцы убили около тысячи евреев, содержавшихся в городской тюрьме.

В апреле-мае 1944 г. в Освенцим были депортированы 155 тысяч евреев Северной Трансильвании, входившей с 1918 г. в состав Румынии, но переданной в 1940 г. Венгрии (см. выше), которая в марте 1944 г. была оккупирована германскими войсками. В годы Катастрофы от рук нацистов и их румынских пособников на территории Румынии (в границах 1939 г.) погибло около 420 тысяч евреев, большей частью в Бессарабии, Северной Трансильвании, Северной Буковине, Южной Добрудже. Только треть из находившихся в Транснистрии евреев пережила войну.

В 1944 г. еврейские организации Румынии вышли из подполья. С помощью англичан для спасения евреев Румынии и организации их алии на территорию страны были сброшены девять парашютистов-евреев из Эрец-Исраэль. 20 августа 1944 г. советская армия перешла в наступление в Бессарабии. 23 августа король Михай при помощи румынской армии взял власть в свои руки, Й. Антонеску и члены его правительства были арестованы. Румыния перешла на сторону союзников. "

(конец ч.5)










© 2007 - 2012, Народна правда
© 2007, УРА-Інтернет – дизайн і програмування

Передрук матеріалів дозволяється тільки за умови посилання на "Народну правду" та зазначення автора. Використання фотоматеріалів із розділу "Фото" – тільки за згодою автора.
"Народна правда" не несе відповідальності за зміст матеріалів, опублікованих авторами.

Технічна підтримка: techsupport@pravda.com.ua