Пошук на сайті:
Знайти



Народні блоги

Додати стрічку статей сайту до свого iGoogle
Останні публікації

Дети войны Гл.2 ч.2


0
Рейтинг
0


Голосів "за"
0

Голосів "проти"
0

Шепетовские подпольщики...

Дети войны Гл.2 ч.2
ч.2

Откуда в г. Шепетовке появились советские партизаны?

Продолжаем наше историческое расследование о пионере-герое Вале Котике.

А из официальной биографии нам известно, что " С 1942 года (В.Котик) принимал активное участие в партизанском движении на территории Украины.

Сначала был связным Шепетовкой подпольной организации, затем (после провала подпольной организации) с августа 1943 года - в партизанском отряде имени Кармелюка под командованием И. А. Музалёва, где участвуя в боях был дважды ранен.

В октябре 1943 года он обнаружил подземный телефонный кабель, который вскоре был подорван..."

Все это как бы верно и в то же время при малейшей попытке объективной попытки перепроверить изложенные факты оказывается, что все это если и когда либо происходило, то происходило увы не так как о этих событиях пишут советские историки!?

Ибо уже первый вопрос откуда в г. Шепетовке появилось советское подполье уже вызывает недоумение у информированного читателя.

Ведь немецкие войска захватили г. Шепетовку уже 04 июля 1941 г. т.е. на 12 день войны и убегавшая в панике советская власть ничего не успела свершить кроме расстрела заключённых в тюрьме, (сделав существенное дополнение к тем 130 000 жертв 1937 г.), в том числе и оставить в городе сформированную ранее подпольную коммунистическую организацию, которую обычно возглавлял первый секретарь гор (рай) кома партии.

А тогда в июле 1941 г., в первые недели оккупации, немцы быстро установили в городе новый образцовый порядок! Тем более, что в районе г. Шепетовки изначально действовал полицейский полк, подчиненный старшему начальнику СС и полиции группы армий Юг.

В отчете о его деятельности в этот период говорится: "Операция по очищению района Ровно-Шепетовка завершена. 370 русских и 1.643 еврея расстреляны как подстрекатели и их пособники."

Т.е. этот документ точно указывает что все оставшиеся в г. Шепетовке или его окрестностях члены партии и так называемый "советский актив" были немцами ликвидированы и некому было создавать "коммунистическое подполье". Ну если конечно не считать группы несовершеннолетний детей во главе с Валентином Котиком, которая вооружившись брошены советскими солдатами оружием принялись играть в опасную игру – " в красных партизан"!

За 1941 г. год немцы еще более укрепились в Шепетовке. И уже в январе 1942 г. там было организовано гетто, куда собрали около 6.000 евреев из города и окрестностей, а также из местечка Судилков. Из-за скученности и чудовищных антисанитарных условий в гетто вспыхнула эпидемия тифа, распространились и другие заболевания.

В годы оккупации погибло около 5 000 евреев Шепетовки и соседних сел и местечек. А всего за время оккупации (до февраля 1944 г.) было уничтожено 30 000 как из числа населения гетто так и советских военнопленных.

Около 2000 молодых парней и девушек были отправлены на работу в Германию.

Кроме того, так уж сложилась историческая практика борьбы с немецкими оккупантами на Волыни, что большинство населения г. Шепетовки и района вокруг города все же поддерживали партизанские отряды сформированные членами ОУН-УПА, но не коммунистическим подпольем!

Но не смотря на это – "коммунистическое подполье" все же появилось и даже сумело сформировать свой "партизанский отряд"?

И тут самое время заняться поиском ответа на вопрос а откуда появились "красные" партизаны в г. Шепетовке и его окрестностях к которым потом в 1942 г. примкнул и наш главный герой повествования 14 летний паренек Валентин Котик.

А это очень интересная история если ее рассказать объективно... Причем главным источником наших сведений будет книга Альберт Доманк, Максим Сбойчаков. ПОДВИГ ДОКТОРА МИХАЙЛОВА Издательство "Советская Россия" Москва – 1971 С полным ее текстом можно познакомится тут:http://www.molodguard.ru/heroes1038.htm

А я далее займусь только пересказом краткого ее содержания.

И вот исходя их этого источника данных советское подполье в Шепетовке и Шепетовском районе Каменец-Подольской области зародилось не в самой Шепетовке, а в г. г.Славута и началось с того, что сюда в октябре 1941 г. вернулся дезертировавший из Красной Армии, военный врач Федор Михайлов, до войны проживавший в городе и бывшем зав. роддомом. Прибыв в город Михайлов сразу пошел на встречу с новым немецким бургомистром Гиласом и вот о чем они говорили и о чем договорились! Прямая цитата их вышеуказанной книги:

"Хозяин города", бургомистр Гилас заинтересовался посетителем.

- Чем могу быть полезен, господин...

- Михайлов, - представился человек и стал объяснять

:- Я был главным врачом славутского роддома. В начале войны призван в армию.

Видя бесполезность сопротивления германским войскам, при первом удобном случае постарался дезертировать.

После долгих мытарств, наконец, добрался до дома.

- И что же вы хотите?

- Работать по специальности. Будьте спокойны, я оправдаю доверие."

И по советским законам по состоянию на 1941 г. коммунист Ф.М.Михайлов уже совершил измену Родины и как изменник заслуживал однозначного осуждения к смертной казни!

Но уважаемый читатель! Нас тут ожидает сюрприз. Советская власть вместо его расстрела – сделала впоследствии Героем Советского союза. (правда посмертно). Вот такая метаморфоза: от Предателя к Герою!

А далее если отсеять из вышеназванной и цитируемой мною книги всю советскую пропагандистскую шелуху, прямые домыслы и оставить только реальные факты то получается у нас вот такая картина событий.

Ф.М.Михайлов у немцев быстро сделал карьеру быстро пройдя путь от роддома до гл. врача славутсвой рай больницы. Благодаря чему был принят в так сказать новою местную немецкую элиту, где подружился и с начальником полиции и геюбитс-комисаром и др. немецкими военным и функционерами. Часто устаивал у себя в доме картежные вечеринки для вышеперечисленной публики и в общем жилось Ф.М. Михайлову первый полгода после возвращения в г. Славуте неплохо.

Но тревожило только одно. Немецкая армия никак не могла одержать победу над СССР что заставляло его думать о тех временах когда Красная армия освободить третирую СССР и тогда с него спросят и за дезертирство и за коллаборационизм...

Но вскоре сама жизнь подсказала ему выход. В виду занимаемого им видного положения в немецкой местной администрации г. Славуты на него обратили внимание оставшиеся в тылу коммунисты, сгруппировавшиеся в г. Славуте и г. Шепетовке в две разрозненные группы и искавшие пути к сближению и созданию общей подпольной коммунистической организации главой которой числился некто Антон Яворский.

Так ФМ. Михайло решил служить двух господам. И немцам как гл. врач районной больницы и подпольщикам-коммунистам оказывая им посильную помощь.

Далее коммунисты – подпольщики организационно провели объединение двух подпольных групп г. Славуты и г. Шепетовка в одну подпольную организацию и избрали руководящий комитет из 4 человек в число которых вошел и Михайлов.

Вот как этот эпизод описан к цитируемой мною книге:

- Спасибо за доверие, товарищи, сделаю все, чтобы его оправдать. А теперь поговорим о конкретных задачах и делах...

После небольшой паузы Михайлов заговорил о вербовке людей, создании новых подпольных групп, сборе оружия о боеприпасов, организации саботажа на предприятиях, подготовке к диверсиям.

Распределили обязанности: Антону Яворскому – подготовка будущих диверсионных групп, Бонацкому – раздобыть пишущую машинку и организовать выпуск листовок.

Антон передаст ему приемник. Он же должен был обеспечивать связь групп с комитетом. Василию Яворскому поручили установить с вязь с подпольными группами Шепетовки и разведать обстановку в Полонном и Изяславе. Михайлов займется "гросслазаретом", постарается установить связь с военнопленными.

Получили задания и остальные подпольщики. Попелев предложил составить и подписать торжественную клятву. Михайлов возразил:

- Все мы военнослужащие: неважно, действительной службы или запасники, и от того, что попали в тыл к врагу, не перестали быть бойцами Красной Армии. Мы давали военную присягу – она остается для нас законом и в подполье.

С ним согласились."

Ну а пока тов. Ф.Михайлов формирует свое подполье нам нужно покинуть г. Славуту и мысленно перенестись в с.Стриганы, где в 1941 г. живет еще один коммунист имеющий важное значение в истории жизни и смерти Вали Котика- это на первывй взгляд простой сельский учитель Антон Одуха!

И вот как его появление в нашей истории описано в цитируемой мною книге:

Недалеко от Славуты, на высоком берегу Горыни, стоит большое и красивое село Стриганы. Аккуратные домики его прячутся в яблоневых садах, а за селом густой сосновый лес. С высоты видны соседние села, плавный изгиб реки и серые ленточки дорог.

Но основная достопримечательность Стриган – целебный воздух. И недаром в центре села возвышается белое здание туберкулезного санатория.

В конце июля 1941 года приехал в Стриганы ляндвирт (*1 Немецкий чиновник.) в сопровождении автоматчиков. Согнали народ на площадь. Новый "хозяин" объявил, что старостой села утвержден Прохорчук и предупредил селян, что за укрывательство коммунистов, евреев и красноармейцев – расстрел. Люди молча слушали немца, и только худощавый, невысокий человек что-то сказал на ухо своей спутнице – смуглой стройной женщине.

Та повела плечами и едва заметно усмехнулась. Ляндвирт нахмурился:

- Кто такие?

Староста согнулся в почтительном поклоне:

- Это заведующий сельской школой Антон Одуха, а с ним учительница Анна Охмап. Она как это... немка, только не совсем...

- Фольксдойч?

- Так, пан ляндвирт. А Одуха, я вам уже докладывал неделю назад, помог задержать большевистского агитатора из Острога.

Теперь усмехнулся ляндвирт.

Он-то хорошо знал, что это за "большевик".

30 июня 1941 года во Львове Бандера и его приближенные на площади Рынок громогласно объявили "Акт провозглашения украинской державы".

И хотя самостийники и присмыкались перед оккупантами, клялись в верности "нацiонал-соцiалiстичнiй Нiмеччинi и ее фюреру, фашисты меньше всего были заинтересованы в создании "Украинской державы".

Один из бандеровских агитаторов из Острога явился в Строганы, чтобы наставить "на путь истинный братьев-украинцев". Люди с недоумением смотрели на самостийника, а Одуха, послушав его, побежал к старосте и заявил, что какой-то комиссар мутит парод.

Староста позвонил в Славуту, и жандармы забрали бандеровца, не обращая внимания на его угрозы жаловаться самому гебитскомиссару..."

А вот когла немцы покинули село то А. Одуха решил действовать:

"По дороге домой Одуха спросил Охман:

- Слыхала, Нюся, что болтал этот тип?

Пора и нам сказать свое слово.

- И так много говорено, Антон Захарович. Действовать надо.

- Что верно то верно. Вот что – разыщи Шуру Гипса, Витю Кмитюка, Леню Троцкого – пусть заглянут ко мне.

Вечером к Одухе пришли бывшие его ученики – Шура Гипс и Витя Кмитюк, восемнадцатилетние парни, очень похожие друг на друга.

Оба круглолицые, скуластые, у обоих светлые вихры. Закадычные приятели и сельские заводилы.

Антон Захарович усмехнулся: не хватало Лени Троцкого, или, как его звали за глаза ребята, "главного оппортуниста".

(В глаза так звать побаивались: не любивший свою фамилию, Леонид мог запросто отлупить.)

- Сидайте, хлопцы, – указал на лавку Одуха. – А где же третий друг?

Ребята переглянулись и замялись.

Потом Витя буркнул, что Ленька занят по хозяйству. Антон Захарович не стал допытываться, спросил о новостях.

Ребята поведали, что председателя колхоза, арестованного за день до приезда ляндвирта, расстреляли в Шепетовке, что в Славуте немцы начали огораживать колючей проволокой казармы и строить вокруг вышки, что некоторые односельчане вступили в "украинскую полицию".

Неожиданно Гипс, покосившись на дверь, вытащил из кармана наган и вопросительно глянул на Одуху.

Маленькие серые глаза Антона Захаровича заледенели.

- Где взяли?

Парни рассказали: ходили по местам боев, нашли несколько винтовок, ящик патронов, два нагана, один автомат, правда, неисправный, даже миномет. Сейчас Ленька прячет его.

- Недурно! – сдержанно похвалил Одуха.

.........

- У нас. Антон Захарович, план, - зашептал Виталий, -

Хотим укокошить немецкого унтера, который повадился ходить на рыбалку за село. Разденется до трусов и сидит с удочкой, одежда и оружие лежат в стороне.

Подобраться незаметно и камнем по голове.

Антон Захарович вспомнил объявление немецкого коменданта: за убийство немецких солдат населению грозят массовые репрессии.

- Бросьте, ребята. Знаете во что этот немец обойдется?

Сотню наших расстреляют.

- Значит, любоваться на них? Зачем оружие собирать, если не бить? – разом заговорили ребята.

- Не горячитесь. Бить нужно, но с умом.

.........

Долго в тот вечер засиделся учитель с ребятами, обсуждая план борьбы с оккупантами.

Потом вместе с Анной Охман наметили, кого еще из колхозников и бывших учеников можно привлечь в группу, решили продолжать добывать оружие, разведывать обстановку в соседних селах и Славуте.

Так возникла подпольная группа в Стригалах.

А далее насти и первые "подвиги" подпольщиков...

"В лесу убили полицая, выдавшего немцам командира Красной Армии. Под Острогом вырезали несколько сот метров телефонного провода.

Но Одуха помышлял о более серьезных делах..."

Из этого орывка видно что оставшийся на оккупированной территории коммунист А.Одуха продолжал воевать с украинскими буржуазными националистами, одновременно замыслил создать и подпольную коммунистическую организацию!

Так благодаря первым усилиям Михайлова, Яворского и Одухи в г. Славуте и г.Шепетовке и их окрестностях появилась та самая " коммунистическая подпольная организация".

Ее членами стали и местные жители и лица оставшиеся в окружении или бежавшие из лагерей для военнопленных. Общим числом 24 человека!

А вот пример из книги как действовали эти уже "организованные" подпольщики!

"Из Шепетовки сообщили, что на руководителя подпольной группы лесозавода Остапа Горбатюка готовится покушение. Убить собирались свои же, из группы железнодорожного депо, руководимой коммунистом Иваном Нишенко.

Узнал об этом Василий Васильевич Яворский, иначе беды б не миновать: железнодорожники считали Горбатюка предателем.

В подполье Шепетовки нужно было срочно навести порядок.

Там было несколько разрозненных групп, разумеется, вовсе не нужно, чтобы они друг друга знали, но руководство должно быть общее, иначе не избежать печальных недоразумений.

По докладам Яворского и Макарова Михайлов знал о Шепетовцах. Особый интерес вызывал Остап Горбатюк, но встретиться с ним пока не удалось. Зато Макаров сумел привезти в Славуту дядю Ваню – Ивана Савельевича Нишенко.

Он очень коротко доложил о делах подпольной группы депо: затягивают ремонт паровозов, несколько паровозов вывели из строя, подбросив в тендер ручные гранаты, замаскированные под куски угля.

Готовятся уничтожить материальные склады станции. Состоялось знакомство с кладовщиком типографии Гончаровым, который обещал достать два десятка бланков аусвайсов и снабжать подпольщиков бумагой.

Для руководства подпольными группами Шепетовки решили создать комитет, а в состав межрайонного комитета, кроме Василия Яворского, включить Остапа Горбатюка – его группа наиболее сильная, да и служебное положение позволяло ему часто отлучаться из города, бывать в Славуте.

Ему же предстояло возглавить шепетовских коммунистов."

Далее до конца 1942 г. со стороны подпольщиков не было никаких активных действий кроме отдельных случаев пропаганды и расклейки десятка самодельных листовок.

Но и эти отдельные факты насторожили немецкого коменданта г. Славуты Ворса и он начал действовать по ликвидации коммунистического подполья на вверенной ему территории...

И был составлен и согласован с другими слябами немецких оккупационных войск план ликвидации подполья и правильно определен основной очаг пополнения кадров подпольщиков. Беглецов из лагеря для военнопленных советских солдат в г. Славута.

Принятыми мерами был сорван главный план подпольщиков о восстании в лагере! И произведены первые аресты среди членов подполгой организации и основываясь на их показаниях дело начало раскручиваться немецкой военной полицией.

К активности немцев по ликвидации коммунистического подполья подстегнули и отдельные факты диверсий: скажем такой факт как подрыв группой А.Одухи воинского эшелона

Набрав из числа бежавших пленных первую группу в 20-25 человек А.Одуха оборудовал в 1942 г. для их размещения партизанскую базу в лесу под Хоровицей.

И вот как этот момент описан в цитируемой мною книге:

"Только что доложили: готова база под Хоровицей, можно выводить людей. Еще два-три дня, и начнет жить партизанский отряд...

Перед этим Михайлов советовался с членами комитета о командире отряда, все единогласно решили – лучшей кандидатуры, чем Одуха, не найти: осторожен, умен, знает местность как свои пять пальцев, во всех селах знакомые, явочные квартиры. Отслужил срочную службу, закончил полковую школу – это тоже немаловажно.

В помощь ему решили дать кадрового командира, кандидатура помощника пока не утверждена – или Андреев или Гоголь – и тот и другой пока нужны в подполье.

Федор Михайлович больше склонен назначить Гоголя, хотя и видел отрицательные его качества: самонадеян и властолюбив. Кстати, как это он в разговоре с Кузовковым упустил из виду, что политрук организовал побег Гоголя?

Политрук... вот о чем надо подумать: в партизанском отряде должен быть комиссар, именно комиссар! И еще надо создать там партийную организацию.

Вечером пришел Одуха. Сообщив о назначении его командиром будущего отряда, Михайлов долго беседовал с ним об организационном периоде, вооружении людей, связи отряда с подпольем – вопросов возникло множество и самых неожиданных, каждый требовал немедленного решения. Обсудили, как пленных будут доставлять в Стриганы и под Хоровицу, определили пароль и отзыв. Одуха долго молча раздумывал. Молчал и Михайлов, не мешая ему.

Наконец, Антон Захарович решительно поднялся:

- Все ясно. Я пойду.

- Подожди немного. Мы обсудили с тобой практическую сторону. Давай еще раз потолкуем о перспективах. Это не менее важная вещь и надо четко представлять себе, для чего создается отряд, чем он будет заниматься...

- Это и так ясно – бить врага!

- Не только. Я думаю, что при наличии такой разветвленной сети подпольных организаций, какая имеется у нас, мы сможем не только наносить удары по врагу, но и наладить разведывательную работу для Красной Армии...

- А связь?

- Надо думать, как ее установить. Пошлем в Белоруссию людей, достанут радиостанцию, установим связь с Москвой.

Очень трудно это сделать, но надо. Главное внимание сосредоточим на железнодорожных диверсиях. Ты сам видел, насколько это эффективно. Одновременно возьмемся за предателей – старост, полицию, немецких прихвостней, чтобы у этой сволочи земля под ногами горела! Надо также не забывать о работе среди населения.

И вот что учти с первого же дня: строжайшая дисциплина, такая же, как в армии. Никакого своеволия, отсебятины, точное выполнение приказов, иначе мы погубим дело.

Партизаны – это одно, а партизанщина – другое, прямо противоположное и крайне опасное. Строго-настрого предупреди: за самые незначительные обиды и несправедливость по отношению к населению – расстрел. Люди должны видеть в партизанах своих защитников, представителей Советской власти.

Тогда нам по плечу самые сложные задачи. Вот так, Антон Захарович! Комитет вручает тебе самое ответственное дело, надеемся, что справишься.

- Спасибо за доверие, Федор Михайлович! Сделаю все, чтобы оправдать его.

.........

Через два дня после этих событий Одуха рассказал Михайлову о том, что полиция едва не арестовала Алексея Иванова, когда тот шел в Славуту. С большим трудом ему удалось уйти от погони. Михайлов в свою очередь сообщил о гибели Коломийчука и Карплюка.

- Паршивое дело, Федор Михайлович, - нахмурился Одуха, - это уже не случайность. Смотри, что получается: о Коломийчуке, Иванове и Карплюке знал Муза – и все они попали под удар. Кстати, где сейчас Муза?

- Послали его в Нетишин, проверить дела в местной полиции и на мельнице.

Одуха недоверчиво хмыкнул:

- В Нетишине два с половиной полицая, а мельница работает на немцев, выполняет какой-то срочный заказ для армейских интендантов. Боюсь, что твой Муза – предатель.

- Почему тогда не арестовали меня? Почему на свободе Захаров и Андреев?

- Если бы я это знал! Можно только гадать. Может быть, Косович хочет сам раскрыть подполье, не прибегая к помощи гестапо по примеру Зощука, чтобы показать немцам, на что он способен. Это одно. Второе, Муза, вероятно, всех не назвал – боится. Ясно одно – полиция основательно зацепила подполье. Тебе надо уходить.

- Не горячись. Если допустить, что ты прав..."

Тут я прерву цитирование и познакомлю читателя с биографией Ф.М.Ммихайлова где описана его подпольная деятельность и причины провала подпольной организации и обстоятельства его ареста.

Справка: Фёдор Михайлович Михайлов (30 июня 1898, с. Перелуч - 5 августа 1942, Славута)  - участник Великой Отечественной войны, организатор и руководитель межрайонной Славутской подпольной организации.

Герой Советского Союза (1965).

Родился 30 мая 1898 года в селе Перелуч Боровичского уезда (позднее - Опеченского, ныне Боровичского района) в крестьянской семье. Русский.

В детские годы батрачил. В 1915 году поступил в Кронштадтскую школу юнг. Член ВКП (б) с октября 1917 года.

С 1915 по 1920 годы служил матросом на военном корабле "Николаев" учебно-минного отряда Балтийского флота.

Выступал против царской власти, был арестован и посажен в каземат. В 1917-1920 годах его дважды избирали членом Кронштадтского Совета матросских и солдатских депутатов.

Участвовал в вооружённом восстании в Петрограде. В 1919 году сражался против войск Юденича. Штурмовал форт Красная Горка и был ранен. Вскоре демобилизован.

В 1920 вернулся в Боровичи, где занялся комсомольской работой. В 1926 году окончил мединститут.

Работал врачом в Смоленской, Куйбышевской, Владимирской областях. В марте 1940 года был назначен рентгенологом Славутской районной больницы Каменец-Подольской области, а с 20 сентября - главным врачом Славутского родильного дома.

Когда началась Великая Отечественная война, Ф. М. Михайлов был направлен на курсы переподготовки военных врачей.

В октябре 1941 года под Полтавой попал в окружение, не смог перейти линию фронта и вернулся в город Славуту, где работал главным врачом районной больницы.

В это время Ф. М. Михайлов организовал подпольную организацию для борьбы с фашистами. При помощи местных патриотов он объединил подпольные группы нескольких сел Славутского и Шепетовского районов в одну антифашистскую организацию, насчитывавшую в своём составе около 200 человек. Среди них были коммунисты, комсомольцы и беспартийные.

В декабре 1941 года был избран руководящий орган организации - межрайонный подпольный комитет во главе с Ф. М. Михайловым.

Комитету удалось создать подпольные организации во многих селах и городах Славутского, Шепетовского, Изяславского, Староконстантиновского, Берездовского, Ляховецкого, Грицевского и Плужнянского районов Каменец-Подольской области, а также в Славутском лагере для военнопленных.

Подпольщики слушали радиопередачи из Москвы и распространяли последние известия среди населения, выпускали патриотические листовки. У них была подпольная типография в Славуте, три печатные машинки и три радиоприёмника.

В Славутской больнице скрывались и лечились раненые советские военнослужащие.

В городе находился "Гросслазарет", в котором в антисанитарных условиях содержались сотни раненых военнопленных. При помощи лагерных врачей под видом инфекционных больных их переправляли в больницу, а там их оформляли как умерших. На самом же деле люди переправлялись в партизанский отряд.

Участники подпольных групп организовывали диверсии.

В середине мая 1942 года на железнодорожном участке между станцией Кривин и полустанком Бадовка они пустили под откос эшелон с военной техникой и живой силой врага.

14 июня 1942 года по решению межрайонного подпольного комитета был создан партизанский отряд во главе с учителем села Стриганы Славутского района Антоном Захаровичем Одухой. Отряд вскоре вырос в большое партизанское соединение.

22 июля 1942 года по доносу изменников Ф. М. Михайлов был арестован. На допросе он держался как настоящий патриот и ничего не сказал фашистам.

5 августа 1942 года на территории районной больницы Славуты, где работал Фёдор Михайлович Михайлов, его казнили.

В последние минуты жизни он воскликнул: "Да здравствует Советская власть! Смерть гитлеризму!".

Итак чтобы закончить с М.Ф.Михайловым я кратко подведу итоги.

Он действительно являлся основателем и первым руководителем подпольной коммунистической организации в г. Славута.

Выдан немцам изменником. Личность изменника до сих пор не установлен. За 23 год после окончания ВОВ его имя в СССР было забыто не смотря на его заслуги перед Советской властью. Героем назначили посмертно к юбилейной дате: 20 литию Победы СССР в ВОВ.

А в 1945 г. Героем стал только А. Одуха командир партизанского отряда им. М.Ф. Михайлова!

Но полный рассказ об А.Одухе и всех его "подвигах" будет далее, а теперь мы вновь возвращается к нити нашего повествования. Ведь за описанием деяний старших товарищей мы совсем потеряли из виду нашего главного героя Валю Котика...

(конец ч.2)










© 2007 - 2012, Народна правда
© 2007, УРА-Інтернет – дизайн і програмування

Передрук матеріалів дозволяється тільки за умови посилання на "Народну правду" та зазначення автора. Використання фотоматеріалів із розділу "Фото" – тільки за згодою автора.
"Народна правда" не несе відповідальності за зміст матеріалів, опублікованих авторами.

Технічна підтримка: techsupport@pravda.com.ua