Пошук на сайті:
Знайти



Народні блоги
война   партизаны   белорусия   портнова

Дети войны Гл.1 ч.2


0
Рейтинг
0


Голосів "за"
0

Голосів "проти"
0

Начало крестного пути Зины Портновой...

Дети войны Гл.1 ч.2
ч.2

Начало крестного пути Зины Портновой

Начну с небольшого вступления. Ибо прежде чем мы приступим к началу нашего исторического расследования обстоятельств жизни и смерти Зины Портной нам надо вначале формулировать план проверки, придерживаясь канвы которого мы должны по ходу нашего повествования найти ответы на вот такие, двадцать ключевых вопросов:

1.Когда и почему в июне 1941 г. жительница Ленинграда З.Портнова оказалась в Белоруссии?

2.Почему с началом войны она срочно не вернулась домой?

3.Когда и при каких обстоятельствах З. Портова вступила в молодежную подпольную организации. "Молодые мстители"?

4.Каким вопросами в этой организации занималась З.Портнова?

5.Что известно о ее подпольной деятельности и диверсиях совершенных против немецких оккупационных войск и немецких военных учреждений дислоцировавшимися в районе ее проживания?

6.Когда и в связи с чем З. Портнова ушла в партизанский отряд им. К. Ворошилова и стала там "разведчицей" получив псевдоним " Ромашка"?

7.Какие задание выполнила З. Портнова в составе партизанского отряда?

8.Когда и при каких обстоятельствах З. Портнова была отправлена на свое последнее задание?

9.Причины ее ареста немецкими полицейскими и суть выдвинутых первоначально в ее адрес обвинений?

10.Был ли предатель среди подпольщиков "сдавший" их всех немецкой полиции? Кто именно и какова его дальнейшая судьба?

11.Где после ареста содержалась задержанная З.Портнова? И пытались ли партизаны ее освободить?

12.Когда и при каких обстоятельствах З. Портнова находясь в повешении немецкой полиции сумела завладеть оружием (пистолетом) немецкого военнослужащего и затем при попытке своего бегства из здания полиции совершила убийство трех немецких полицейских (из которых было 2 офицерами)?

13.Почему З.Портнова если имел место вышеизложенный факт не была немцами сразу убита при ее попытке к бегству?

14.Куда перевели З. Портнову после убийства трех немецких военнослужащих?

15.Кто из представителей немецкой военной полиции проводил расследование в отношении З. Портновой? Пытались ли в СССР органы МГБ и КГБ СССР найти и привлечь их к уголовной ответственности уже после войны?

16.Когда и где немцы привели смертный приговор в отношении З. Портновой в исполнение?

17. Были ли в распоряжении советской контрразведки СМЕРШ заснимавшейся во время войны в освобожденных от немцев районах – поиском и ликвидацией немецких полицейских, гестаповцев и прочих военнослужащих карательных органов Вермахта и все других лиц "сотрудничавших" с немцами во время оккупации? Имели ли они какие либо сведения о деятельности партизанки З. Портновой?

18. Где может находится братская могила в которой похоронена З. Портнова?

19. Кто и когда первый обнародовал в СССР правду о подвигах З. Портновой?

20. Кто и когда выступил с предложением перед Советским правительством о награждении посмертно З.Портнову званием Героя Советского союза?

И как сам видит уважаемый читатель нам предстоит большая работа, тем более что сама З. Портнова успела совершить несколько подвигов за которые ей еще до ее ареста, полагалась высокая правительственная награда будь она своевременно к ней приставлена!

Вот перечень деяний З. Порновой взятых их официальной биографии:

1. распространяла листовки

2. вела среди сверстников антнемецкую пропаганду и привлекала их к вступление подпольную организацию. " Молодые мстители"

3. Работая в немецкой офицерской столовой З. Портнова совершила по указанию командира партизанского отряда им. Ворошилова первую свою крупную диверсию – умышленно отравила ядом пищу в результате чего погибло до 100 немецких офицеров.

Если это правда то тогда скандал в Вермахте был бы очень большой и по о любому в немецких военных архивах должны были остаться документы о разбирательстве по этому делу и о принятых мерах реагирования.

4. Будучи в декабре 1943 г. арестованной сотрудниками немецкой полиции в связи с подозрением о причастности к отравлению немецких офицеров и доставленной в деревни Горяны (ныне Полоцкого района Витебской области Белоруссии), З. Портнова во время одного из первых допросов внезапно схватив со стола пистолет сотрудника гестапо, застрелила его и ещё двух гитлеровцев, пытавшихся ей помещать убежать.

5. Будучи вновь задержанной и находясь в Полоцком отделении Гестапо З.Портнова не выдала даже под пытками место расположения своего партизанского отряда, его личный состав и никого из известных ей по разведывательной деятельности местных советских партизан и подпольщиков.

А теперь уяснив для себя объем работы и определившись с списком "подвигов" З. Портновой мы можем перейти к поиску верных ответов на те двадцать вопросов, что я привел выше.

Но начнем мы не с первого вопроса, а с 19 и 20 вопросов.

Кто и когда первый обнародовал в СССР правду о подвигах З. Портновой?

Кто и когда выступил с предложением перед Советским правительством о награждении посмертно З.Портновой званием Героя Советского союза?

Задача это увы не простая, но у нас есть свидетельские показания двух прямых участников этих событий (это родная сестра З.Портновой – Галина и комиссара партизанского отряда им. Ворошилова Б.Маркиянова) и то и помогут нам в нашем расследовании, сразу выведя нас на прямой путь.

Итак начнем. Вот отрывок из интервью Г. Портновой корреспонденту газеты "Завтра":

"ЗАВТРА".

А почему о подвиге "мстителей" и Зины заговорили только спустя десять лет после окончания войны?

Галина МЕЛЬНИКОВА (ПОРТНОВА).

Не знали.

Открыли обольцев, по сути, совершенно случайно.

В 1955 году белорусский журналист и писатель Владимир Хазанский разговорился на одной конференции, посвящённой войне, с комиссаром нашего партизанского отряда Борисом Маркияновым.

И он – Маркиянов – начал рассказывать об операциях, которые совершали обольские комсомольцы-подпольщики.

Хазанский уцепился за это, после окончания конференции они пошли в парк, и всю ночь комиссар рассказывал о подвиге ребят.

Наутро, как рассказывал мне позже Хазанский, он бежал в редакцию и думал – "Как же так! Почему не знают!"

И страшно переживал:

"Прошло много лет, это никому не будет интересно!"

Он опубликовал статью "Это было под Витебском" в областной газете.

С этого времени начали поднимать архивы и об обольцах заговорили."

Итак так, как ни крути, но перед нами вновь вырисовывается уже ставшая СССР традиционной СХЕМА по сотворению новых ГЕРОЕВ!

Как это было с 28 панфиловцами, с А. Матросовым и той же З. Космодемьянской и многими другими!!!

Эти люди действительно воевали и погибли в боях. Но на фронтах смерть присутствует всегда рядом и поэтому ни командирам и оставшиеся в живых товарищам было не до патетических воспоминаний о прошедших боях. Погибших в канцеляриях частей быстро списали на безвозвратные потери, а тела в лучшем случае (ибо не всем и всегда так везло) захоронили в братской могиле!

Но тут по независящим от командиров обстоятельствам информация о том или ином "героическом подвиге" пусть даже и в сильно искаженном виде через время попадают руки толи фронтового журналиста, то ли просто журналиста. Он пишет и печатает по своей инициативе в своей мало кому известной газете, небольшую заметку о найденном им герое! Причем зачастую добавляет вымышлены им детали которые по его мнению возвеличивают его подвиг, а далее статья из газеты тоже случайно "попадает на глаза" сотрудникам толи Главного политическое управление (ПУР) Красной армии толи скажем сотрудникам идеологического отдела обкома партии и "делу о забытом подвиге" дают дальнейший ход!

Так было и в нашем случае с Зиной Портновой.

И действыительно был такой человек: Хазанский, Владимир Яковлевич (род. 1923) Место рождения: г. п. Городок, Витебская область. Белорусский писатель,коммунист, журналист. Часть его литературного наследия можно найти на сайте Либусек:http://lib.rus.ec/a/218478 где много повестей о советских разведчиках, пионерах-героях и прочих подпольщиках.

Но увы ни одной статьи или повести о собственно Зине Портновой если не считать его пьесу "Юные мстители", написанную совместно с Александром Гутковичем. Но это такая библиографическая редкость как и первая статья "Это было под Витебском" о Зине Портновой в витебской областной газете и ее найти автору не удалось.

Но зато удалось найти другую работу Хазанского о руководительнице молодежной подпольной организации " Молодые мстители". Но о ней мы поведем речь далее.

А пока я считаю необходимым ознакомить читателя с географией тех мест где с 1941 по 1944 года происходили события описываемые в этой работе. И посмотреть заодно как сейчас там живется людям. Эта информация по моему мнению будет способствовать лучшему пониманию описываемых событий.

Справка: О́боль (белор. Обаль) – городской посёлок в Шумилинском районе Витебской области Белоруссии. Расположен на реке Оболь.

В 23 км от Шумилино, в 70 км от Витебска. Железнодорожная станция на линии Витебск – Полоцк, на автомобильной дороге Витебск – Полоцк (Р20). Население – 2395 человек (на 1 января 2016 года)

С 1924 года – центр сельсовета Сиротинского (с 1961 Шумилинского) района.

С августа 1941 до 26 июня 1944 года Оболь оккупирована немецкими войсками

В 1962-1966 гг. в Полоцком районе. С 1968 – городской посёлок.

Экономика

ОАО "Обольский керамический завод" – предприятие по производству кирпича и керамических изделий

Производственный участок филиала "Витебскоблгаз" – производство питательных грунтов.

В общем как сам видит читатель. п.Оболь что до 1941 г. что сейчас был и остается глубокой белорусской провинцией и мне кажется, что настоящая жизнь его покинула вместе польскими дворянами Грабовичами, чей суженый большевиками дворец до сих пор стоит на окраине поселка, как горькое напоминание о былом...

И вот тут, (хотя с момента окончания Второй мировой войны прошло 13 лет и уже не было ни Сталина ни Берии но времена по прежнему были жуткими) и вдруг благодаря энтузиазму рядового корреспондента витебской областной газеты В.Хазанского, обнаруживается существование с 1942 по 1943 года крупной молодежной подпольной организации "Молодые мстители" которая по своему по размаху и устройству, и особенно совершенным диверсионным действия, была равной знаменитой краснофлотской "Молодой гвардии" а местами и превосходила ее!!!

Поэтому сотрудники Витебского обкома партии извещенные гл. редактором газеты о находке Хазанского сразу ухватились за нее! Ибо второго такого шанса отличится перед Москвой в идеологическом плане или вообще напомнить жителям БССР что у нас мол " никто не забыт" далее уже в Минске в ЦК КПБ закипела работа.

В начале сотрудники КГБ СССР перепроверили по своим архивам информацию В. Хазанского и после ее подтверждения и предоставление необходимых материалов в ЦК КПБ быстро было принято решение о награждении участников подпольной организации для чего и составлено ходатайство в Президиум Верховного Совета СССР.

В Москве тоже видя документально точное подтверждение подвига подпольщиков не тянули с решением и уже 1 июля 1958 г. появились два Указ ПВС СССР.

Первый о награждение посмертно званиями Героев Советского союза Зенковой Е.С. И Потновой З.М. Виторой о награждении посмертно орденами Красного Знамени и Отечественной войны 1-й степени остальных 15 подпольщиков из состава " Молодых мстителей".

Но вот к нашему огорчению в текстах указа не указано конкретно кто и какой подвиг совершил! А просто записана универсальная стандартная фраза " за мужество и отвагу проявленные в борьбе против фашистских захватчиков. наградить наиболее активных участников подпольной комсомольской организации. действовавших на ст. Оболь Витебской области в период ВОВ".

И вот тут поскольку мы с вами не имеем доступа к архивам бывшего ПВС СССР и не можем ознакомится со всеми материалы послужившие основанием для издания Указов о награждении, то нам придётся для уяснения обшей картины действий молодых комосомольцев-подпользиков как она виделась спустя 14 лет от даты их гибели взять для ознакомление работу В. Хазанского "ВО ГЛАВЕ ЮНЫХ ПОДПОЛЬЩИКОВ".

"Всего год проработала Фруза Зенькова на швейной фабрике, и ее в числе лучших работниц дирекция направила учиться в швейно-текстильный техникум.

В день первого экзамена в техникуме на Витебск упали первые бомбы.

После неудачной попытки перейти через линию фронта Фруза вынуждена была вернуться к своим родителям в деревню Ушалы Сиротинского района.

Девушку удивила неестественная для тех дней деревенская тишина. В ушах все еще звенели страшные взрывы, крики раненых, плач женщин и детей на дорогах, перед глазами стояли картины жутких разрушений, а тут, в Ушалах, с трех сторон окруженных густым сосновым лесом, было тихо и спокойно. Врагу, который рассчитывал на молниеносную победу и всеми силами рвался на восток, было не до этой маленькой деревни.

Тишина угнетала Фрузу. О чем думают, как собираются жить ее односельчане в фашистской кабале?

Почему затаилась, притихла молодежь? Неужели склонила голову перед оккупантами? Тяжелые думы мучили девушку.

Тревожные вести приходили из Оболи, расположенной в пяти-шести километрах от Ушалов. Там, в станционном поселке, разместился фашистский гарнизон. Там оккупанты усиленно вводили свой "новый порядок": за малейшее неповиновение расстреливали и вешали советских людей.

А вскоре и Ушалы перестали быть тихим островком. Неделю спустя после возвращения домой Фрузы тишину деревни нарушил гул автомашин и мотоциклов. Сюда на добычу приехал из Оболи отряд фашистских солдат. Гитлеровцы врывались в дома, забирали хлеб, овощи, выгоняли из хлевов скот. Потом последовали новые грабительские набеги фашистов.

"Неужели мы будем спокойно смотреть, как безнаказанно хозяйничают враги? – Обида и гнев душили Фрузу. – Нет, так жить нельзя! Нужно бороться и мстить! Но как? Как и с чего начинать борьбу?"

* * *

Просторную комнату освещает небольшая керосиновая лампа, подвешенная к потолку. Бледные блики падают на лица парней и девушек, которые сидят на скамьях вдоль стен. У порога вспыхивают и гаснут огоньки самокруток.

Играет гармонь. Но никто не танцует. Некоторые о чем-то тихо разговаривают, другие задумчиво молчат. И все?таки молодежь не спешит расходиться. Да и сама хозяйка дома, Фруза Зенькова, старается, чтобы парни и девушки погостили подольше.

Была одна причина, которая заставила Фрузу пригласить молодежь. Брат Николай сказал ей однажды, что на вечеринку придет один человек, который может рассказать много интересных новостей.

Так и произошло. Во время вечеринки Николай пришел домой не один. Фруза, возможно, и не придала бы особого значения приходу нового человека, если бы не предупреждение Николая. Вскоре незнакомец попросил внимания.

Все умолкли. Он вышел на середину комнаты и стал рассказывать о разгроме гитлеровцев под Москвой. Парни и девушки слушали, затаив дыхание. Их лица сияли радостью.

В следующее воскресенье он появился вновь. И Фруза познакомилась с ним ближе.

По его просьбе она тихо передала самым надежным комсомольцам, чтобы они задержались после вечеринки. И он снова рассказал им о последних событиях на фронте, о героической борьбе Красной Армии, о развертывающейся партизанской войне. Перед уходом он попросил Фрузу выяснить думы и настроения жителей, узнать, кто пошел служить к фашистам.

- Это – поручение подпольного райкома партии, – сказал он, прощаясь.

Поручение райкома! Значит, райком партии существует, работает!

Подпольный Сиротинский райком партии с первых дней оккупации развернул кипучую деятельность.

Находясь в Шашанских лесах, невдалеке от Оболи, райком партии через надежных и проверенных людей начал собирать силы на борьбу с врагом, развернул работу по созданию партизанского отряда и подпольных организаций.

Одним из таких людей, которые действовали по заданию партии, был и тот, кто захаживал на вечеринки в Ушалы, – бывший ученик и секретарь комсомольской организации обольской средней школы, потом студент института, а затем офицер Красной Армии коммунист Борис Кириллович Маркиянов.

(он же в нашей истории выступает в качестве комиссара партизанского отряда им.К.Ворошилова-автор)

* * *

Зеленым ковром покрылась земля. Яркой листвой оделись деревья. Пришла весна 1942 года.

В лес к партизанам ушел брат Фрузы Николай, ушли многие односельчане. Но тот, кто тайно приходил когда?то на вечеринки и от имени подпольного райкома партии давал поручения, приказывал ей пока что сидеть дома. Сам он редко теперь заглядывал в Ушалы. От него приходили посыльные к Фрузе и передавали ей, как и раньше, задания по сбору разных сведений.

Комсомолка аккуратно выполняла эти задания, хотя ей хотелось в отряд, хотелось участвовать в настоящих боевых делах. О своем желании она часто говорила связным.

Но место ее борьбы было уже определено райкомом партии и комиссаром партизанского отряда Маркияновым. Не напрасно он так долго проверял и испытывал на деле комсомолку.

Однажды поздней апрельской ночью Фруза проснулась от тихого настойчивого стука в окно. Это был условный стук связных, и девушка бросилась открывать двери. На этот раз на пороге стоял не связной, а сам Маркиянов.

- Наконец?то! – произнесла с облегчением Фруза. – Теперь я пойду в лес вместе с вами!

Маркиянов прошелся по комнате, немного помолчал, а потом твердо сказал:

- Нет, Фруза, не за тобой я пришел. И вообще в отряд ты не пойдешь. Ты нам нужна здесь.

И комиссар рассказал, что по решению райкома партии в районе Оболи должна быть создана подпольная комсомольская организация. Руководителем подпольщиков назначается она, Фруза Зенькова.

"Руководителем подпольщиков? Почему именно она? Справится ли?"

* * *

Темная августовская ночь. За печью затянул свою однообразную песню сверчок. Фрузе не спится. Одолевают разные думы. О многом приходится теперь думать: она в ответе за всех, за большое общее дело.

Она и раньше замечала, что местные девушки и парни прислушиваются к ее слову, тянутся к ней. Дед Герасим, самый старый человек в деревне, как?то в шутку сказал ей: "Тебе бы, Фрузка, хлопцем родиться. Вот бы верховодила!"

Эх, дедушка Герасим, знаешь ли ты, как это нелегко – верховодить! Тебя вроде и слушаются, каждый твой приказ без заминки выполняют. А вот в сердцах ребят она чует недовольство. Володя Езовитов, тот прямо вчера высказался:

- Что?то мы вроде гончих. Приглядываемся, принюхиваемся, а бить по зверю будет дядя.

Остальные ребята промолчали, но во взглядах их затаилось сочувствие Володиным словам.

- Выражайся ясней, – не выдержала Фруза, – я знаю, думаешь: девчонка... Разве у нее хватит смелости повести на настоящее дело... Ведь так?

Володя не ответил. Но ни он и никто из ребят так не думал.

Слишком свежа в памяти была история, которая произошла две недели назад на шоссе Витебск – Полоцк, история, инициатором которой была Фруза.

Накануне им выдали наганы, как личное оружие. И вот Фруза предложила произвести "пристрелку" наганов.

Она выбрала троих, самых смелых – Володю и Илью Езовитовых и Марию Дементьеву, привела их в кустарник возле шоссе и организовала засаду. Огонь открыли по первой же машине, которая шла, набитая гитлеровцами. Вреда врагу не причинили, а сами едва унесли ноги, когда немцы, остановив машину, бросились окружать кустарник.

Крепко тогда досталось от комиссара. Но и она сама поняла, что нельзя напрасно рисковать, растрачивать силы и энергию на мелочи.

И все?таки нетерпение ребят она понимает. У них уже есть тол, мины, оружие. А им все говорят: не спешите, подождите. Когда же им поручат настоящие, боевые дела?

Ее размышления прервал осторожный стук в окно. Фруза насторожилась. Стук повторился. Что случилось?

В том, что это пришел связной партизан, Фруза не сомневалась. Но почему домой? В последнее время с целью предосторожности все задания оставлялись под валуном, возле маяка, который комсомольцы прозвали "партизанским дубком". Значит, что?то важное.

Внимательно слушает она короткий и четкий приказ.

И с каждым словом связного Фрузу охватывает все большее волнение. Наконец?то! Как долго и как нетерпеливо она и ее товарищи ждали этого дня!

И вот приказ: им поручают на шоссе Витебск – Полоцк уничтожить мост.

- Партизанам стало известно, что этими днями по шоссе пройдут колонны автомашин с важным военным грузом, – сообщила Фруза, собрав возле маяка членов комитета. –

Мы должны задержать немецкий транспорт. А когда у взорванного и сожженного моста соберется много машин, ударят партизаны. Действовать надо осторожно, чтобы не выдать себя и не провалить весь план. Это же наше первое боевое задание.

Вечером, когда стемнело, пятеро комсомольцев собрались в кустарнике недалеко от деревни Зуи.

- Пошли. Пробираться будем друг за другом, на небольшом расстоянии, – говорит Фруза.

Первым на знакомую тропу вышел Володя Езовитов. Прошел несколько метров, осмотрелся, прислушался. Вокруг тишина. Наполовину прикрытая тучей, едва серебрила полевую дорогу луна.

За Володей шли Женя и Илья Езовитовы, Федя Слышанков. Замыкала шествие Фруза. Комсомольцы обошли болото, пригнувшись, пошли по топкому лугу. Вот и Ловжанский ров. Еще несколько десятков шагов – и смельчаки у реки. Над головой огромной крышей чернел настил моста. Мост охранялся. Действовать надо было очень осторожно и смело.

Володя и Федя тихо пробрались под мост, облили керосином несколько бревен, заложили мину замедленного действия. Почти одновременно вспыхнули два огонька, которые через мгновение разрослись в багровое пламя.

Комсомольцы бегут через ров, переходят вброд речку и останавливаются только в кустарнике возле Зуев. Здесь они чувствуют себя в безопасности.

- Горит! – любуется огромным пламенем Володя.

Затаив дыхание, все молча следят за пылающим мостом.

И вот взрыв! Мост рухнул. Фруза всматривается в лица друзей, но в темноте они кажутся одинаковыми. Девушке хочется узнать, о чем думают комсомольцы теперь, после своей первой диверсии.

- А все же жаль, – неожиданно, будто рассуждая вслух, говорит Федя. – Красивый был мост! Строили всей деревней...

- Ну и ошалеют же фашисты! – воскликнул Женя.

Фашисты действительно ошалели от неожиданного удара.

По приказу коменданта к месту пожара и взрыва была послана специальная команда. Но спасти мост уже было нельзя. Ничего не дали и поиски диверсантов.

Так начались будни комсомольского подполья, полные борьбы, риска, дерзости.

Как?то Нина Азолина, работавшая в комендатуре, сообщила, что из Витебска приехал какой?то важный чиновник, зондерфюрер Карл Борман, который интересуется действиями партизан.

- Завтра он возвращается назад, – сказала Нина.

- Видимо, готовится карательная экспедиция, – мелькнула догадка у Фрузы.

- Может, он, этот зондер, что?нибудь важное везет. Нельзя ему дать вернуться, – сказал Володя Езовитов.

Он вопросительно посмотрел на Фрузу. А она несколько минут молчала, раздумывая над Володиным предложением, потом, раздельно произнося слова, проговорила:

- Хорошо. Действуй! Только будь осторожен.

Теперь она знала, на что способен этот находчивый парень. Ему можно поручить самое смелое, самое рискованное дело.

Ночью Володя незаметно пробрался через окно в сарай, где стояла автомашина приезжего фашиста, подложил мину замедленного действия под сиденье.

И утром, едва только блестящий "оппель-капитан" выехал за Оболь, машина вместе с зондерфюрером и тремя офицерами, которые его сопровождали, была разнесена взрывом мины.

Комсомольцы заметили, что все воинские эшелоны подолгу стояли на станции Оболь.

Здесь заправляли паровозы водой. Это было не случайно: на перегоне Полоцк – Витебск партизаны уничтожили все водокачки. Обольская была единственная уцелевшая.

Сообщили об этом в партизанский отряд и получили приказ уничтожить водокачку.

В отряде изготовили специальную толовую шашку в виде куска антрацита и переправили ее Фрузе.

Кому же поручить эту операцию? Ведь пробраться к водокачке нелегко. Она охранялась днем и ночью.

Фруза собрала товарищей, чтобы посоветоваться с ними, вместе продумать план диверсии.

- Я возьмусь, – после недолгого размышления сказала Нина Азолина, – мне это удастся сделать легче, чем кому-нибудь другому.

- Правильно, – одобрила Фруза. –

Как?никак Нина работает в комендатуре, ее знает охрана.

На следующий день, размахивая кожаной сумочкой, Нина отправилась вместе с помощником коменданта лейтенантом Миллером замерять запасы угля у водокачки и, выбрав удачный момент, бросила толовую шашку в груду угля.

Через два дня водокачка взлетела на воздух. Целую неделю, пока устанавливали временный насос, паровозы заправлялись водой ведрами.

Много эшелонов, спешивших к фронту, надолго застряло на станции.

Однажды комиссар отряда предупредил Фрузу о своем приходе и приказал в определенное время собрать комитет. Комсомольцы поняли, что на этот раз их ждет какое?то важное задание. И они не ошиблись.

- Как вы думаете, – начал Маркиянов, – какие предприятия Оболи работают на врага?

- Льнозавод, кирпичный! – раздались голоса.

- Правильно. На Обольский льнозавод поступает лен не только из Витебщины, но и из Смоленщины.

А что такое лен? Это же стратегическое сырье. А знаете, куда идет кирпич? На строительство укреплений!

Вы раньше били по военным целям, – говорил комиссар, – а теперь придется ударить и по этим, будто бы мирным, объектам.

Уничтожить нужно и электростанцию, которая обеспечивает энергией гарнизон, железнодорожный узел, а также вывести из строя технику торфозавода. По-моему, ударить лучше всего одновременно.

Предложение комиссара зажгло подпольщиков. Тщательно и детально продумали они план каждой операции.

Наступило 3 августа 1943 года.

Рано утром, едва только проснулась деревня, Фруза вышла из дому. Прошла метров двадцать проселочной дорогой и оглянулась. У порога стояла мать, провожая ее тревожным взглядом.

Фруза помахала рукой и как?то озорно улыбнулась. Эта улыбка словно говорила: "Ну, что ты, мама, тревожишься? Ведь не в первый раз и, будь уверена, не в последний"...

Да, Марфа Александровна хорошо помнит, как, так же озорно улыбнувшись ей на прощание, шла Фруза обольским большаком, неся в деревенской кошелке буханку хлеба, бутылку молока и два детских платьица. В той буханке был вырезан мякиш и заложена спецмина для взрыва водокачки. И еще несколько раз ее дочь носила в обольский гарнизон мины в хлебе. Вот и на днях – для Ильи Езовитова.

И хотя все обошлось хорошо, материнское сердце не обманешь: на очень большой риск идет Фруза.

Но, волнуясь за дочь, старая колхозница и не подозревала, что беда была почти уже рядом. Это случилось в тот первый раз, когда Фруза несла мину для взрыва водокачки.

На большаке она наткнулась тогда на немецкий патруль.

Предупредив возможный обыск, девушка поспешила объяснить:

"Майн фатер арбайт станция Оболь. Вот я ему и несу обед". Один из немцев ткнул пальцем в кошелку и, наткнувшись на платьица, только заметил: "Кляйне киндер, паненка". "Так, кляйне киндер, пан офицер!" – поддакнула Фруза.

Опасности тогда удалось избежать. Но теперь, когда надо было пронести сразу три мины, Фруза решительно отвергла прежний способ доставки.

Она придумала нечто совсем новое и остроумное. Кому это придет в голову, что на дне бидона с молоком лежат завернутые в клеенку мины?

И кто это догадается, что в нижнем конце цветного платка, которым покрыта ее голова, увязаны небольшие капсюли для этих мин? Чтобы к ней привыкли, несколько дней подряд она носила продавать молоко на немецкую кухню, несколько дней прохаживалась с бидонами почти до самых Зуев. Все обходилось благополучно.

Теперь она шла по большаку, деланно улыбаясь проходившим мимо немцам, отвешивая поклоны знакомым полицаям. Без происшествий прошла Мостище. Вот и Зуи. До дома Володи Езовитова остались считанные метры.

И вдруг... Перерезая деревенскую тишину, раздался отчаянный свист. А следом грубый окрик:

- Эй, что несешь? Иди сюда!

Тревожно сжалось сердце девушки, когда она увидела пьяного рыжего полицая Трофимова и его брата, которые прослыли на всю округу как самые бесстыдные мародеры.

Фруза сделала независимый вид и пыталась пройти мимо.

- Сто-о-ой! Стой, говорю. – Полицай бросился ей наперерез.

- Чего тебе, Михась? – с наигранным спокойствием спросила Фруза. – Разве не видишь? Несу молоко.

- Эге! Не вижу... Мне в самый раз горло промочить после похмелья. Ну, давай! – Рыжий лапищей схватился за ручку бидона.

"Неужели попалась? – Фруза оглянулась вокруг, сзади приближался немецкий офицер. – Что делать?"

И вдруг возникла дерзкая мысль, Фруза что есть силы закричала:

- Господин офицер! Спасите, грабят!

Офицер набросился на девушку:

- Чего кричишь, дура!

- Господин офицер. Я несу немецким солдатам гостинец, а они отбирают.

Офицер подошел ближе, приподнял крышку бидончика.

- О-о, мильх немецкий зольдат. Зер гут, – и, повернувшись к полицаям, крикнул: – Пшоль вон!

Не ускоряя шага, Фруза неторопливо пошла по улице, завернула за первый же угол. Переждала, пока ушли полицаи. Затем вернулась назад и прошмыгнула в сени дома Езовитовых.

- Если бы офицер не выручил, я бы этих гадов укокошил. Из окна бы их уложил, – сказал Володя, едва дав Фрузе отдышаться.

- Скажешь... – Видя, как горят от возбуждения глаза парня, Фрузе на этот раз не хотелось распекать его за горячность и несдержанность. "Все?таки он замечательный хлопец", – подумала она с нежностью, а вслух сказала:

- Одну мину спрячь. Пусть будет про запас. Сходи к Нине. Будешь с ней дежурить возле льнозавода. В случае чего – предупредите. А я малость отдохну.

Из дома она вышла без четверти пять. За пять минут до гудка уже была у ворот завода. Не задерживаясь, свернула на узкую стежку, что вела к покосившейся деревянной уборной. Уборная стояла в конце заводской ограды. Поэтому ею пользовались как заводские, так и посторонние.

Едва Фруза прикрыла за собой дверь, как следом прошмыгнула Зина Лузгина.

- Быстрей давай, рабочие уже расходятся, – торопит она, нетерпеливо поглядывая назад через щелку дверей.

Минута – и две мины замедленного действия, каждая размером с портсигар, спрятаны в одежде работницы.

Фруза, а чуть поодаль Нина Азолина и Володя Езовитов смешались с толпой выходящих через ворота рабочих. Вскоре у проходной показалась и Зина. Она неторопливо вместе с рабочими прошла мимо часового.

Метров через сто с ней поравнялась Фруза.

- Заложила в сушилку, – говорит, чуть волнуясь, Зина.

- Никто не видел?

- Переждала, пока все рабочие вышли. А вот выходя, наскочила в дверях на охранника. Не заметил ли он чего?

Они ускоряют шаг, сворачивают с проселочной дороги на узкую полевую стежку.

И вдруг... Взрыв потряс окрестность.

В стороне льнозавода вспыхивает огромное пламя. Оно охватывает и электростанцию.

Удивленные подруги переглянулись: чека была поставлена на сорок минут, а прошло едва двадцать.

Не знали девчата, что температура в сушилке в два раза выше той, на какую была рассчитана мина.

Заметались фашисты, стремясь найти следы диверсантов. Но едва они пришли в себя, как грянул второй взрыв.

Это сработала мина, заложенная Ильей Езовитовым в машинном отделении кирпичного завода...

Двадцать одну крупную диверсию совершили юные подпольщики.

И каждая из них наполняла сердце Фрузы Зеньковой необыкновенной гордостью. Это ее друзья, небольшая горсточка смелых и мужественных парней и девчат, бросили дерзкий вызов фашистскому гарнизону Оболи. И хотя силы были явно неравными, комсомольцы не раз выходили победителями.

* * *

На квартиру к Ефросинье Савельевне Зеньковой мы пришли вечером, когда над городом спустились сумерки. В полумраке большой комнаты мягкий оранжевый свет электрической лампы заливал небольшой столик. На нем несколько густо исписанных листков. Рядом авторучка.

Нетрудно было догадаться, что мы оторвали хозяйку от писем. Мы знаем, что у Ефросиньи Савельевны много корреспондентов, что она отвечает каждому, кто обращается к ней с вопросом или шлет добрые пожелания.

Не много осталось в живых бывших подпольщиков Оболи.

В Минске на одном из заводов трудится Илья Езовитов. В соседней от Оболи леоновской школе преподавателем трудового обучения работает Аркадий Барбашев.

Сама Фруза Зенькова живет в Витебске, работает в горвоенкомате.

Но старая, горячая дружба, выросшая и окрепшая в огне борьбы, не утеряна, хотя и встречаются они редко.

За последние годы они встретились дважды, и оба раза не без причины.

В первый раз их собрали вместе, чтобы вручить за мужество и героизм, проявленные в борьбе с фашистскими захватчиками, высокие правительственные награды.

Грудь бывшего вожака обольских юных подпольщиков украсила "Золотая Звезда" Героя Советского Союза.

Второй раз они встретились на заседании Витебского областного суда по делу предателя Михаила Гречухина, который раскрыл врагу тайну Обольского подполья.

Как ни прятался, как ни скрывался этот выродок, его нашли и разоблачили. За свое предательство он понес суровое наказание.

... Вот такой довольно нехитрый рассказ о подвигах советских подпольщиков!

Но вашему автору непонятно почему в этом рассказе нет ни одного упоминания о Зине Портновой?

А ведь она как никак, а второй Герой Советского союза в среди подпольщиков! И ее диверсия с смертельным отравление 100 немецких офицеров по урону нанесённому врагу будет больше чем взорванная водокачка, подожжённый лен завод и электростанция?

Так же вашему автору непонятны некоторые важные технические детали упомянуты Хазанским.

К примеру что это за "супер-мины" размером с мужской портсигар (легко помещающиеся в кармане женской одежды имеющие к тому же часовой механизмом и снаряжение мощным взрывчатым веществом?

При проверке оказалось, что в Красной Армии таких мин замедленного действия именно таких размеров в 1941-1945 года на вооружении не было!

Сами мины замедленного действия были и так и назывались МЗД-1,МЗД-2 и т.д Но все они весили от 2 до 6 кг, были в больших деревянных корпусах и отрыто их пронести подпольщики как это описывает Хазанский не могли!

Но занимаясь поиском информации я нашел вот такие воспоминания одного советского инженера:

"Еще летом 1942 года первый партизанский заказ поступил в ГСКБ-47 на универсальную, компактную мину, которая должна срабатывать при сдвиге. Над чертежами немало поломали голову. Ведь требовалась не только удобная в обращении, надежная мина, но и простая, дешевая в изготовлении. К тому же сроки поджимали. Однако придумали. В папиросную коробку "Тройка" вмонтировали несложный механизм, начинили ее взрывчаткой.

Первые испытания провели прямо во дворе своего предприятия. Сначала с частичным зарядом, потом осмелели и, конечно, соблюдая все меры предосторожности, подорвали мину с полным зарядом.

Администрации не очень понравились эти эксперименты, и нас попросили найти другое место. Заканчивали проверку в Измайловском парке. Опытную партию через линию фронта отправили к белорусским партизанам".

Отзыв партизан об этой универсальной мине хранится среди других партизанских документов в Центральном архиве Министерства обороны РФ:

"Первая опытная партия, 50 штук, была заслана в партизанские отряды. Мина зарекомендовала себя среди партизан... положительно. Так, например, будучи установлена в коляске мотоцикла, она взорвалась при посадке немецкого офицера, который был убит, стоявшие с ним два офицера также были убиты.

Мина, положенная в ящик письменного стола, взорвалась при открывании последнего".http://devushkizazou.ucoz.ru/load/tekhnika_i_vooruzhenie/miny/mina_zamedlennogo_dejstvija/37-1-0-126

То есть мины такого размера выпущенные в порядка эксперимента у белорусских партизан были, но они во-первых не имели часового механизма и после установки срабатывали только на сдвиг!

Да и количество заложенного в них взрывчатого вещества могло убить человека, но не разрушить скажем ту же водокачку и не могло после взрыва вызвать пожал на складе где хранился лен если рядом небело других горючих легко воспламеняющихся веществ ну и т.д.ю и т.п.

То есть тут мы видим явное преувеличение или фантазию допущенную В.Хазанским. И в связи с чем, остается непонятно кто же и как реально поджег лен завод и устроил взрыв в машинном отделении кирпичного завода?

В общем все это вопросы на которых у нас пока нет ответов...

(конец ч.2)










© 2007 - 2012, Народна правда
© 2007, УРА-Інтернет – дизайн і програмування

Передрук матеріалів дозволяється тільки за умови посилання на "Народну правду" та зазначення автора. Використання фотоматеріалів із розділу "Фото" – тільки за згодою автора.
"Народна правда" не несе відповідальності за зміст матеріалів, опублікованих авторами.

Технічна підтримка: techsupport@pravda.com.ua