Пошук на сайті:
Знайти



Народні блоги

Додати стрічку статей сайту до свого iGoogle
Останні публікації

Приказ Тайных дел ч.3


0
Рейтинг
0


Голосів "за"
0

Голосів "проти"
0

Люди Тайного приказа...

Приказ Тайных дел ч.3
ЛЮДИ ТАЙНОГО ПРИКАЗА...

Во все истории Тайного приказа среди сотен известных историкам фамилий из числа дьяков, подьячих и др. самым известным в истории оказался все же подьячий Григорий Карпович Котошихин. Он был доверенным лицом царя Алексея Михайловича и верно до начала 1661 г. ему служил в должности подьячего Тайного приказа. Кроме Котошихина я далее расскажу и о подьячих Тайного приказа Матвееве и Чемоданове.

А что касается Котошихина то у него вначале карьеры все было как теперь говорят " в шоколаде" если бы не один досадный случай!

Однажды Григорий Котошихин очевидно в спешном порядке готовил царскую грамоту и передал ее дьяку для визирования и последующей подписи у царя!!

Дьяк тоже по халатности не прочел грамоту (или вернее прочел ее суть а не "шапку) и в таком виде понес ее на подпись царю.

А вот царь внимательно начал читать и обнаружил, что при написании царской грамоты вместо слов "великий государь" было написано просто "великий" и пропущено высочайшее имя!!! Ошибка по тому времени была непоправимой.

В общем случился в царских покоях скандал.

Чем отделался дьяк неизвестно, но в отношении Григория Котошихина царь распорядился так:

"Подьячему Григорию Котошихину, который тое отписку писал, велели бесте за то учинить наказание – бить батоги"

По приказу царя с "ошибщика" сурово выпороли. Но не до смерти, а так для общей профилактики.

И тут Котошихину смирится бы надо ибо мало кого из бояр и дьяков при Алексее Михайловиче во дворце не пороли, но он обиделся, а может посчитал что писаря поставили?!!! Хотя и понимая, что его "мнение" мало кого интересует, сам виду не подал, но злобу затаил!

Внешне же понимая где и в окружении кого он находится, Котошихин стал заботиться о своих служебных делах еще пристальнее, давая понять, что жестокий урок ему пошел на пользу. Таких при дворе любили и быстро прощали и даже награждали.

Так случилось и с Котошихиным. Царь вскоре "забыл" про его "вину" и отправил его в качестве доверенного лица от Тайного приказа в составе важного посольства в теперешнюю Эстонию, а тогда Курляндию и территорию Швеции, для переговоров со шведами.

Там 21 июня 1661 года в эстонской деревушке недалеко от Дерпта было подписано перемирие со шведами.

Подьячий Григорий Котошихин участвовал в его заключении. В августе он везет личное письмо царя королю Карлу XI с просьбой об обмене грамотами по одобрении договора. Русскому посланцу оказали высокие почести и одарили ценными подарками.

Вскоре договор вступил в силу, и бывшие противники начали дальнейшие переговоры по деликатнейшей проблеме – взаимным денежным претензиям, так как война нанесла огромные убытки.

Русского царя на переговорах представлял окольничий Василий Семенович Волынский, а шведского короля – комиссар Адольф Эберс.

Далее находясь в Швеции и видя уровень жизни и обеспечения шведских чиновников его ранга Г.Котошихин пришел к выводам, что его царское жалование в 13 рублей в год, очень маленькое и решил начать свою игру!!

Однажды за застольными разговорами с вином, Г.Котошихин пошел на "не служебный контакт" комиссаром Эберсом, заявив ему, что мол он не прочь сообщить ему и еще кое-что о возможностях царской казны, но за отдельную плату. При этом он посетовал на презренно низкое жалованье на царской службе.

Комиссар Эберс тотчас же предложил Котошихину за его подробный рассказ о делах государевых целых сто червонцев!

И тут же Котошихин и сообщил ему секретные данные!

Затем Эберс расставшись с Котошихиным (получившим в итоге этой сделки свое жалование за 10 лет вперед! и пребывавшего при этом в хорошем расположении духа) отправил срочное сообщение королю с ценной информацией, полученной от подьячего, подчеркнув, что имеет возможность получать такую информацию и впредь от тайного русского корреспондента, но не менее чем за сто червонцев.

Король согласился со своим комиссаром. Так Григорий Котошихин стал агентом ШВЕЦИИ.

И тут надо сказать что к измене Г.Котошихина подтолкнули тяжелые семейные обстоятельства!! Его отец – монастырский казначей, неожиданно стал должником.

Причем случилось так, что за долги у него отобрали дом и все имущество. При проверке обвинения в растрате не подтвердились, но нажитое добро не вернули.

Тут можно было бы попросить и царя вмешаться, но Котошихин выбрал другой путь!

И тут, уже не играло роль и то обстоятельство, что в Москве его повысили по службе, и уже в 1663 году он получал 30 рублей.

В январе 1664 года комиссар Эберс в донесении королю из Москвы сообщал:

"Мой тайный корреспондент, от которого я всегда получаю ценные сведения... будет некоторое время отсутствовать. Это было для меня очень прискорбно, потому что найти в скором времени равноценное лицо мне будет очень трудно".

А в следующем донесении своему монарху пояснял, что агент "обещался и впредь извещать меня обо всем, что будут писать русские послы и какое решение примет Его царское Величество..."

Так прошло почти 3 года. Решив очевидно семейные дела и прискучив тяжелой службой в Москве Г.Котошин задумал уже совершить открытую измену – бежать в Швецию прихватив с собою все секреты Тайного приказа в том числе и тайну шифрования московской дипломатической почты!!! Продавать так продавать!!!

И для этого он конце того же 1664 года, он воспользовавшись своим участием в переговорах о мире с Польшей и совршил побег!.

Тут же в Москве снова начался большой скандал и разборки в Тайном приказе (кто мол послал изменника) и было принято любой ценной вернуть в Москву Котошихина и здесь публично его наказать!!!

Так в последней записи 1665 года в ведомости на жалованье служащим Посольского приказа отмечено:

"В прошлом году Гришка своровал, изменил, отъехал в Польшу.

А был он в полках бояр и воевод князя Якова Куденетовича Черкасского с товарищи".

Тем временем через Польшу Котошихин прибыл в Швецию и там сохранилось его прошение на имя шведского короля Карла XI о предоставлении ему убежища в Швеции.

24 ноября 1665 года Карл XI за заслуги перед Швецией и подписал указ камер-коллегии "о некоем русском Грегори Котосикни".

В указе говорилось: "До сведения нашего дошло, что этот человек хорошо знает русское государство, служил в канцелярии великого князя и изъявил готовность делать нам разные полезные сообщения; мы решили всемилостивейшее пожаловать этому русскому двести риксталеров серебром".

Потом его взяли на королевскую службу за сто пятьдесят риксталеров и вскоре увеличили жалованье до трехсот.

Причина все та же: "он нужен нам ради своих сведений о Русском государстве".

Все эти сведения потом Г. Котошин изложил и в отдельной своей книге http://www.bibliotekar.ru/rus/92.htm. Это очень интересный и главное достоверный источник сведений о Московском царстве и я рекомендую всем любителям истории с ним ознакомится.

А в Москве узнав о том месте нахождении и роде занятий Г.Котошихина уже прямо потребовали от шведов выдачи Котошихина.

При этом ссылались даже на 21-й параграф договора, по которому стороны обязались возвращать беглых и пленных.

А один из руководителей поисковой группы, новгородский воевода князь В. Ромодановский, пригрозил лично доставить "вышереченного изменника и писца Гришку" под конвоем.

В ответ, шведы не собиравшиеся выдавать своего ценного агента, как бы в дипломатическую насмешку понимая всю пустяшность угроз из Москвы прямо так и заявили, что" беглец совершенно голый и опухший (от пьянства) и не может в таком виде предстать перед царем, и предложили прислать для его сопровождения одного стрельца из подготовленного конвоя".

Насмешка и отказ одновременно.

Чем бы кончилась эта истории нам не известно, но ее ускорил сам Котошихин.

Он как истинный русский увы не был свободен от алкоголизма и это привело его к совершению тяжкого преступления...

В августе 1667 года Григорий Котошихин хлебнул вина сверх меры и подрался с хозяином квартиры, приревновавшим его к своей жене.

В драке ревнивец погиб. А постояльца суд приговорил к смертной казни, и уже через два месяца, в ноябре, Григория Котошихина повесили.

А из вышеуказанной книги Г. Котошихина я далее хочу привести всего три отрывка. Именно в них содержится ценная информация и о личности царя Алексея Михайловича и о создании и работе Тайного приказа.

"О НЕКОТОРЫХ РУССКИХ ОБЫЧАЯХ"

Так называлась старинная рукопись на шведском языке некоего Олафа Боргхузена, обнаруженная в 1837 году в одной из библиотек Стокгольма русским ученым Сергеем Васильевичем Соловьевым. Однако вовсе не швед, как выяснилось, был ее автором, а Григорий Котошихин. Боргхузен лишь перевел на шведский с написанного по-русски.

.........

О венчании Алексея Михайловича на царство

6. По смерти же его осталися: сын его царевичь Алексий Михайловичь да три тщери царевны. И мало время минувше, патриарх, и митрополиты и архиепископы и епископы, и архимариты и игумены, и весь духовный чин, соборовали, и бояре и околничие и думные люди, и дворяне и дети боярские, и гости и торговые и всяких чинов люди, и чернь, после смерти прежнего царя на царство обрали сына его, нынешняго царя, и учинили коронование в соборной болшой первой церкве и молили Бога.

А когда царя коронуют, и в то время бывает ему помазание елеом, и потому имянуется Помазанник.

И после того власти, и бояре и ближние и всяких чинов люди, на государстве его поздравляли. И по поздравлению, патриарх, и митрополиты и архиепископы и епископы, и иныя власти, царя благословляли образами и подносили хлебы, и бархаты, и объяри и отласы и камки золотные и простые, и соболи, и серебряныя сусуды; а бояре и ближние люди, и столники, и стряпчие, и дворяне Московские, и дьяки, и жилцы, и полковники, и дворяне и дети боярские городовые, и гости, и служилые люди, дарили против тогож что и власти; а сотенные, и торговые, и из городов посадцкие люди, подносили хлебы с солью, и дарили против такого ж обычая, у кого что прилучилося; а было тех дворян, и детей боярских, и посадцких людей, для того обрания, человека по два из города.

И потом у царя на властей, и на бояр, и на всяких чинов людей, были пиры. И после того времяни царь с патриархом советовал, и со властми и з бояры и з думными людми говорил, чтоб ему сочетатися законным браком; и патриарх, и власти на такое доброе дело к сочетанию законныя любви благословили, а бояре и думные люди приговорили.

И сведав царь у некоторого своего ближнего человека дочь, девицу добру, ростом и красотою и разумом исполнену, велел взяти к ceбе на двор, и отдати в бережение к сестрам своим царевнам, и честь над нею велел держати яко и над сестрами своими царевнами, доколе сбудется веселие и радость.

И искони в Росийской земле лукавый дьявол всеял плевелы свои, аще человек хотя мало приидет в славу и честь и в богатство, возненавидети не могут.

У некоторых бояр и ближних людей дочери были, а царю об них к женидбе ни об единой мысль не пришла: и тех девиц матери и сестры, которые жили у царевен, завидуя о том, умыслили учинить над тою обранною царевною чтоб извести, для того, надеялися что по ней возмет царь дочь за себя которого иного великого боярина или ближнего человека; и скоро то и сотворили, упоиша ея отравами.

Царь же о том велми печален был, и многа дни лишен был яди; и потом не мыслил ни о каких высокородных девицах, понеже познал о том, что то учинилося по ненависти и зависти.

И после того времяни случися ему быти в церкве, где коронован, и узре некоторого Московского дворянина Ильи Милославского две дочери в церкве стоят на молитве, послал по некоторых девиц к себе на двор, велел им того дворянина едину мнейшую дочь взяти к себе в Верх; а как пение совершилось и в то время царь пришед в свои хоромы, тое девицы смотрил и возлюбил, и нарек царевною, и в соблюдение предаде ея сестрам своим, и возложиша на нее царское одеяние, и поставил к ней для оберегания жен верных и богобоязливых, дондеже приспеет час женидбы.

О работе царя по выбору "невесты"

7. Царю ж отложивше всякие государственные и земские дела правити и росправу чинити, почал с своими князи и бояры и околничими и думными людми мыслити о женидбе своей, кого из бояр и из думных и из ближних людей, и из их жен, обрати в какой свадебной чин, во отцово и в материно место, и в сидячие бояре и в боярыни, и в поезжаня, в тысецкие и в бояре и в дружки, и в свахи, и в свещники и в коровайники и в конюшенной чин и в дворецкие, так же и с царевнину сторону сидячих бояр и бояронь и дружек и свах.

И мысля о том многие дни, указал, для такия своея царския радости, думным дьяком росписати на роспись: кому в каком в том свадебном чину бояром и околничим и думным и ближним людем, и их женам, в чинех же быти, по своему обранию, кого в какой чин излюбил, не по родом и не по чином и не по местом, где кому в каком чину указано быти, и тому по тому и быти, а написав тое роспись, закрепити им же дьяком и поднести ceбе.

А свой царской указ бояром, и околничим, и думным и ближним людем, велел сказати, при многих людех: чтоб они к тому дни, в которой день у него будет радость, в том чину кому где указано быть, были готовы без мест, не по роду и не по чином;

а как у него будет радость, и в те дни будет кто из них бояр и околничих и думных и ближних людей учинят в свадебном деле, породою своею или местами или чином, какую смуту, и в том свадебном деле учинится помешка, и того за его ослушание и смуту казнити смертию, безо всякого милосердия, а поместья его и вотчины взяти на царя;

так же и после свадбы никому никого никакими словами о свадебных чинех не поносити, и в случаи не ставити, кто кого в чину выше ни был, а кто кого учнет поносити, а себя высити, и про то сыщется, и тому от царя быти в великой опале и в наказании.

О приказех.

1. Приказ Тайных Дел; а в нем сидит диак, да подьячих с 10 человек, и ведают они и делают дела всякие царские, тайные и явные; и в тот Приказ бояре и думные люди не входят и дел не ведают, кроме самого царя.

А посылаются того Приказу подьячие с послами в государства, и на посолские съезды, и в войну с воеводами, для того что послы, в своих посолствах много чинят не к чести своему государю, в проезде и в розговорных речах, как о том писано выше сего в посолской статье, а воеводы в полкех много неправды чинят над ратными людми, и те подьячие над послы и над воеводами подсмтривают и царю приехав сказывают: и которые послы, или воеводы, ведая в делах неисправление свое и страшась царского гневу, и они тех подьячих дарят и почитают выше их меры, чтоб они будучи при царе их послов выславляли, а худым не поносили.

А устроен тот Приказ при нынешнем царе, для того чтоб его царская мысль и дела исполнилися все по его хотению, а бояре б и думные люди о том ни о чем не ведали.

Да в том же Приказе ведомы гранатного дела мастеры, и всякое гранатное дело и заводы; а на строение того гранатного дела и на заводы денги, на покупку и на жалованье мастеровым людем, емлют из розных Приказов, откуды царь велит.

Да в том же Приказе ведомо царская летняя потеха, птицы, кречеты, соколы, ястребы, челики и иные; а бывает теми птицами потеха на лебеди, на гуси, на утки, на жеравли, и на иные птицы, и на зайцы, и учинен для тое потехи под Москвою потешной двор; да для тое ж потехи и для учения учинены соколники со 100 человек, и на том дворе летом и зимою бывают у птиц беспрестанно, днюют и начюют, по переменам, человек по 20, а честию те соколники против жилцов и стремянных конюхов, люди пожалованные денежным жалованьем и платьем, погодно, и поместьями и вотчинами, и будучи у тех птиц пьют и едят царское;

а будет у царя всяких потешных птиц болши 3000, и корм, мясо говяжье и боранье, идет тем птицам с царского двора; да для ловли и для учения тех же птиц, на Москве и в городех и в Сибири, учинены кречетники и помощники, болши 100 человек, люди пожалованные ж; а ловят тех птиц, под Москвою и в городех и в Сибири, над озерами и над болшими реками на берегах по пескам, голубми и сетми, и наловя тех птиц привозят к Москве болши 200 на год; и посылаются те птицы в Персию с послы и куды лучится, и Перситцкой шах те птицы от царя принимает за великие подарки, и ставит ценою те птицы рублев по 100 и по 200 и по 500 и по 1000 и болши, смотря по птице;

да на корм тем птицам и для ловли емлют они кречетники и помощники голуби, во всем Московском государстве, у кого б ни были, и имав привозят к Москве ж, а на Москве тем голубям устроен двор же, и будет тех голубей болши 100,000 гнезд, а корм ржаные и пщеничные высевки идут з Житенного двора.

О приказе БольшогоДворца

4. Приказ Болшаго Дворца; а в нем бывает и сидит боярин и дворецкой, да околничей, да думной человек, да два или три диака, и тот боярин честию бывает другой человек, под конюшим первой; а когда дворецкого не бывает, и тогда ведает околничей. А ведомы в том Приказе дворы, Сытенной, Кормовой, Хлебенной, Житенной, и дворовые люди: и указ и досмотр тем дворам чинят во всем они.

Да в том же Приказе ведомы болши 40 городов, посадцкие люди, тяглом и податми, да с кабаков и с таможень и с вод, с мелниц и с рыбных ловель, откупы и верной збор, ежегодь; дворцовые села и черные волости, и рыбные угодья, и бобровые гоны, и бортные ухожьи, и сенные покосы, в царских угодьях, и тех сел и с волостей дворцовые подати, хлебом и денгами, и всякими податми, и сеном, а с рыбных и сеных угодей откупы, и с перевозов и с мостовщины откупы ж, денгами; да Московские слободы, восмь слобод, торговые и ремесленые люди: котелники, оловянишники, кузнецы, плотники, рыбники, шатерники, горшешники, и печники, и кирпишники, и с них подати берут против того ж, что и с-ыных посадцких людей, да они ж повинни работать всякие дела на царском дворе, что прилучится, безденежно.

И соберется з городов и с сел и с волостей и с слобод, и со всяких угодьев и промыслов, денежных доходов, окроме иных податей, со сто с дватцать тысечь рублев в год.

Да в том же Приказе ведома печать, и собирают печатные пошлины з грамот и с ыных дел, которые посылаются, по челобитью всяких чинов людей, в городы и в дворцовые села и волости, против того ж что и в Печатном Приказе; а соберется тех пошлин в год с 2000 рублев; а вырезано на той печати инърог зверь.

Да ис того ж Приказу, на Москве, откупают на Москве реке и на Яузе зимою лед, и пролубное платяное мытье, и весною перевоз; а будет с того откупу денег в год с 3000 рублев.

А росход тем денгам бывает: на церковные строения, и как царь ходит по монастырем и по церквам и в тюрмы и в богаделни, и нищим и убогим людем на милостиню и на погребения, и на дворцовые на всякие росходы, и на покупки дворцовых запасов, и на жалованье подьячим и трубником и работником.

А будет трубников, и литаврщиков, и суреншиков, в царском дому всех человек со 100; и в Приказе они бывают, и днюют и начюют, для розсылки всяких дел, человек по 10, и посылаются по службам в полки и в посолства с послы; а прямых истинных добрых трубачев выберется в царском дому человек с шесть, или мало болши.

А как царь ходит в походы и по монастырем и по церквам, и для его выездов и выходов наготавливают денги в бумаги, по 2 гривны, и по полуполтине, и по полтине, и по рублю и по два и по 5 и по 10 и по 20 и по 30, кому сколко прикажет дати, чтоб было готово.

Такъже как и царица ходит и ездит, и за нею денги возят и носят против токого ж обычая, и роздача бывает всяким людем, кому что пржажет дати".

Вторым среди подьячих Тайного приказа по известности идет АРТАМОН МАТВЕЕВ.

Он в историю вошел вначале благодаря своему участию в украинских делах, а потом сделался сторонником сближении Москвы с Западной Европы...

Так в 1648 году беглый касацкий сотник из числа реестровых казаков Богдан Хмельницкий поднял очередное восстание против поляков под лозунгами " за свободу и веру", а в действительности за отобраный поляками родовой хутор и любимую женщину. Эта кровавая борьба в конечном итоге приняла затяжной характер и казалась бесконечной и для поляков и для сторонников Б.Хмельницкого.

В этой обстановке неопределенности Б. Хмельницкий обьявив себя Гетьманом всея Украины внезапно направил своих посланцев в Москву, "чтобы великий государь... велел гетмана их со всем войском запорожским принять под свою государеву высокую руку".

В 1651 году посланники предстали перед царем и передали Алексею Михайловичу просьбу гетмана.

Царь внимательно выслушал казаков, но ничего не обещал. Он попросту не знал, с кем имеет дело – очередным атаманом, авантюристом или настоящим лидером Украины.

В связи с чем в 1653 году царь отправляет на Украину посольство во главе со своим особо доверенным лицом – официально дьяком Посольского приказа Артамоном Матвеевым (который одновременно продолжает числится и поддьячим Тайного приказа!).

Причем, если как сотрудник Посольского приказа Матвеев вел чисто протокольную дипломатическую деятельность, то одновременно он как спец. посланец царя и подьячий Тайного приказа вел уже активную разведывательную деятельность и проводил агентурную вербовку лиц из окружения Б. Хмельницкого!

А главным заданием А.Матвева было побольше разузнать о положении на Украине и о готовности ее народа на " воссоединение".

Через своих агентов и лично напрямую А.Матвеев в первую очередь собирал данные о числе войск у гетмана, сколько на Украине отрядов крымского хана и как они себя держат.

Затем Матвеев занялся разведкой переговоров Б. Хмельницкого с польскими королем о заключении между ними нового взаимовыгодного союза.

Из Москвы Артамону Матвееву пришло распоряжение сорвать переговоры и склонять Хмельницкого к союзу с московским царством.

Тут известен даже тот факт, что Матвеев оказался настолько искусным агентом Кремля, что тайно встретился с посланцем гетмана Потоцкого, неким монахом Феофилом, который спешил к Хмельницкому с письмом. Которого он успешно пере вербовал и проиллюстрировал содержание письма!

А из близкого окружения казачьего гетмана Матвеев узнал, что Турция разрабатывает планы присоединения Украины к Оттоманской империи и, что Хмельницкий готов пойти и на этот союз!

Об этом дьяку "доверительно" по пьянке растолковал писарь Иван Выговский.

Поэтому на секретных переговорах 4 июля 1653 года русская делегация находилась во всеоружии и все попытки создать новые союзы с Речью Посполитой и Османской империей были ею заблокированы.

А вот далее, в Украине произошло одно из наверно самых трагических событий ее истории!!!

8-9 января 1654 г. Б.Хмельницкий находясь в очередном многодневном запое, подстрекаемые своими полковниками которые уже были завербованы Матвеевым как агенты московского царя принял решение о "союзе с Москвой" и подписал Переяславские соглашения. Так из 16 полковников присягу приняло только 12, а два видных представителя казацкой старшины полковники И. Богун и И. Сирко присягу не дали.

Правда тут история преподнесла всем сюрприз!

Ни в России, ни в Украине не сохранился текст Переяславского соглашения". Причем в России при Ельцине пояснили, что мол документ сей мыши в архиве съели!

В связи с чем между историками и завязалась борьба по вопросу о том были ли Переяславские документы актом о ВОССОЕДИНЕНИИ или обычные временным военно-политическим союзом!!!

Сам Хмельницкий думал что это союз временный для чего успел заключить УНИЮ со Швецией, хотя в это время в Москве уже рассчитывали на полную аннексию всей Восточной Украины и захват Киева!!!

Но как бы там ни было вначале Москва уже совместно с Б.Хмельницким начала новую войну с Речью Посполитой.

Но это уже другая история выходящая за предел нашего повествования, а наш мнимый посол А. Матвеев уже 11 января 1654 г. поспешил в Москву с победным отчетом к царю! И служил он в Москве еще долго и успешно пока и не нашел на службе свою смерть...

Далее я хочу читателю предложить небольшую биографию Артамона Матвеева.

Она очень интересна и одновременно поучительна!

Даже на день сегодняшний! Ибо ярко показывает нам, что "Московское царство" если абстрагироваться от все деталей это воистину последний осколок "Золотой орды" и оно ну никак не могло и не может быть интегрировано в общемировой прогрессивный ход истории!

Зато всегда было и остается (при всех сменах названий) его то прямым тормозом, то отрытым противником желающим выполнить завещание Чингисхана о покорении МИРА военным захватом!!!

Справка: Артамо́н Серге́евич Матве́ев (1625 - 15 (25) мая 1682[1], Москва)  - русский государственный деятель, "великого государя ближний боярин", руководитель русского правительства в конце царствования Алексея Михайловича, один из первых "западников".

Сын дьяка Сергея Матвеева из рода Матвеевых, который ездил послом в Турцию (1634) и Персию (1643). В 12 лет был взят в царский дворец "на житьё" и, видимо, воспитывался вместе с будущим царём Алексеем.

В молодости служил в Малороссии, участвовал в войнах с Речью Посполитой и осаде Риги (1656).

Будучи полковником и стрелецким головой приказа, участвовал в осаде Конотопа в составе большого полка князя А. Н. Трубецкого. Присутствовал на Переяславской раде, вёл переговоры с гетманами Выговским и Гонсевским.

Во время Большого собора Матвеев сопровождал прибывших в Россию восточных патриархов. В 1669 г. вместе с князем Г. Г. Ромодановским организовал проведение Глуховской рады. По возвращении в Москву сменил Ордина-Нащокина во главе Малороссийского, а потом и Посольского приказа.

С 1671 г. думный дворянин, с 1672 г. окольничий, с 1673 г. ближний окольничий, с 1674 г. ближний боярин.

В доме Матвеева царь Алексей познакомился с родственницей его жены, Натальей Кирилловной Нарышкиной.

Девушка воспитывалась в покоях супруги Матвеева, Евдокии Григорьевны Хомутовой.

Наталья Нарышкина стала второй супругой Алексея Михайловича, матерью Петра Великого. О прочной дружбе царя с Матвеевым свидетельствуют строки из письма Алексея Михайловича: "Приезжай скорее, мои дети осиротели без тебя, мне не с кем посоветоваться".

Матвеев уделял внимание не только западному направлению внешней политики. Он заключил с армянскими купцами выгодный договор о торговле персидским шёлком и отправил Н. Спафария на восток разведать путь в Китай.

Со шведами конфликтовать избегал, ибо видел в них средство нейтрализовать активность Речи Посполитой в Поднепровье.

Матвеев ценил общение с иностранцами и охотно пересаживал на русскую почву заморские новинки. Он организовал типографию при Посольском приказе, собрал огромную библиотеку и был в числе организаторов первой аптеки в Москве.

Дом его был убран по-европейски, с разрисованным потолком, картинами немецкой работы, изображавшими святых, и часами столь затейливой конструкции, что на них обращали внимание и иностранцы.

Жена Матвеева появлялась в мужском обществе; сын Андрей получил тщательное образование на европейский манер. Боярин Матвеев предложил Гивнеру составить труппу актёров и забавлял государя театральными представлениями ("Артаксерксово действо").

Человек образованный, Матвеев написал несколько литературных работ (не дошедших до нас), преимущественно исторического содержания, между прочим:

"Историю русских государей, славных в ратных победах, в лицах" и "Историю избрания и венчания на царство Михаила Фёдоровича". Кроме того, он ответственен за создание "Царского титулярника", справочника по монархам и другим первым лицам разных стран эпохи и по русской истории.

Смерть царя Алексея (1676) повлекла за собой падение Матвеева.

По одной версии, он пытался посадить на престол малолетнего Петра вопреки сторонникам царевича Фёдора.

По другой, Милославские, получившие преобладание при дворе, из мести решились уничтожить Матвеева. Обвиненный в оскорблении иностранного посла, Матвеев был сослан со всей семьей в Пустозерск. В 1680 году его перевели в Мезень, а в январе 1682 года, благодаря заступничеству царской невесты, Марфы Матвеевны Апраксиной, крестницы Матвеева, - в Лух.

Смерть царя Фёдора и избрание на престол Петра (27 апреля 1682) привели к тому что власть оказалась в руках Нарышкиных. Первым делом нового правительства был вызов Матвеева и возвращение ему прежних почестей.

Матвеев приехал в Москву вечером 11 мая, а 15 мая разыгрался Стрелецкий бунт, одной из первых жертв которого пал Матвеев: он попытался убедить стрельцов прекратить бунт, но был убит на глазах царской семьи, на Красном крыльце, сброшен вниз на площадь и изрублен.

Ну и на третьем место по известности находится поддьячий Тайного приказа Иван Чемоданов. Его официальная биография такова.

Иван Иванович Чемоданов - русский дипломат, стольник и переславский наместник, русский посол в Венеции.

Был сыном Ивана Чемоданова, постельничего при царе Михаиле Фёдоровиче. За участие в обороне Москвы в ходе Русско-польской войны в 1618 году пожалован вотчиной.

В 1625-1644 годы неоднократно был рындой на приёмах иностранных послов. В конце 1644 года был направлен воеводой в Усерд, в 1649-1651 годы был воеводой в Путивле. Принимал участие в Русско-польской войне 1654-1667, был назначен наместником Переславля-Залесского.

В 1656 году Алексей Михайлович отправил его в Венецию занять у республики денег для войны с Польшей и Швецией.

Пробыв там около девяти недель, Чемоданов не выполнил свою задачу, но сделал немало ценных наблюдений, которые занес в свой подробный и обстоятельный "Статейный список".

Не удалась также и торговая миссия Чемоданова: ему было отпущено для продажи сто пудов ревеня и сорок сороков соболей, но большая часть товара была испорчена водой по дороге из Архангельска в Ливорно, оставшийся товар был продан по низкой цене, а доход был потрачен на содержание самого посольства.

По возвращении из Венеции в 1657 году сведений о дальнейшей службе Ивана Чемоданова нет, год смерти неизвестен.

И тут самое время поведать о "флорентийской истории" в жизни Чемонданова которая очевидно и послужила причиной его негласной опалы.

"В 1656 году стольник И.И. Чемоданов был послан в Италию.

Прибыв на место, он вдруг с удивлением обнаружил, что герцог Франциск, которому были адресованы его верительные грамоты, имел уже... третьего преемника.

Во Флоренции стольник Чемоданов и его помощник, дьяк Постников, падают ниц перед государем, целуют ему ноги, после чего они считают себя обиженными, когда, при произнесении имени царя, герцог не отвечает никаким жестом, который свидетельствовал бы об уважении к российскому государю!

Беря с собою, как правило, пышную свиту, многие послы затем попадали в затруднительное положение, не зная, как ее содержать.

Дело в том, что на Руси в то время было принято обеспечивать иностранные посольства продовольствием ("кормом"), и царские эмиссары, попадая за границу, рассчитывали на взаимность, но часто ошибались.

Правда, они брали с собой товары и долю выручки от их продажи тратили на содержание посольства. Это удавалось, хотя и не всегда. "В Ливорно, – пишет К.Валишевский, – Чемоданов выкрутился, продав выгодно шестьдесят окороков!

Но потом покупатели заупрямились, так как флорентийцам пришлись не по вкусу произведения "veramente bruttissime" (итал. "ужасно грубые") иноземного колбасника, ввиду чего Чемоданову пришлось выпрашивать у герцога милостыню в 100 дукатов, которые были ему даны с обязательством воздерживаться от нового выпрашивания на итальянской территории".

Но Бог с ним с привередливыми флорентийцами не познавшими вкуса московских окороков!!

Ведь вышеизложенная официальная биография Чемоданова умалчивает о еще одном его подвиге как подьячего Тайного приказа – поимке очередного московского царя-самозванца Тимошки Анкудинова!!

Это очень поучительная история достоверно показывающая нам что Тайный приказ выполнял и функции тайной политической полиции!

Итак Тимофе́й Деме́нтьевич Анкуди́нов (Акинди́нов), "полуимя" Тимо́шка Анкуди́нов (не ранее 1617, Вологда - 1654, Москва), международный авантюрист, самозванец, поэт, выдававший себя за мифического сына царя Василия IV Шуйского. Казнён через четвертование.

Уроженец города Вологды, служил в московских приказах; запутавшись в делах, он осенью 1643 года сжёг свой дом (вместе с собственной женой, собиравшейся его выдать) и, похитив значительную сумму казённых денег, бежал за границу.

На протяжении девяти лет (1644-1653) ездил по Европе, сперва под именем "князя Великопермского", затем под именем "князя Иоанна Шуйского" (Ioannes Suiensis), всюду рассказывая о своём "происхождении" и прося материальной и политической помощи.

Отличался большой сообразительностью и артистизмом мошенника.

Во время своих странствий принял ислам или иудаизм (впоследствии обнаружилось, что он был обрезан) и ещё несколько раз менял веру.

Заручался в разное время поддержкой столь различных людей (зачастую ярых противников друг друга), как Богдан Хмельницкий, турецкий султан Ибрагим I, сербские священники, польские магнаты, шведская королева Кристина, Папа Римский Иннокентий X.

Предлагал им в случае поддержки своего воцарения на Москве различные территориальные и иные уступки. Издавал указы, для которых изобрёл особый формуляр и печать.

Был у Анкудинов  еще один талант ставивший его в один ряд с поэтом Державиным!! он- один из первых русских поэтов; сочинял силлабические вирши публицистического содержания, в которых всячески обличается московское правительство и воспеваются государи, приютившие его.

Названия их говорят сами за себя: "Декларация московскому посольству", "Похвала турецкому султану", "На нынешнюю московскую власть", "На Филарета митрополита".

Его указы и частные письма написаны достаточно изящным по тому времени литературным языком.

И наверно он был первым поэтом в Московии, что пострадал за свои крамольные с точки зрения стихи!!!

В конце концов, при значительном содействии немца на московской службе Ивана Гебдона, Тимошка Анкудинов был выдан шлезвиг-гольштейнским герцогом русскому правительству Алексея Михайловича, изобличён как самозванец и казнён (четвертован) в Москве.

Предан анафеме и включался в список анафематствуемых в Неделю православия вплоть до времён Павла I.

На этом я заканчиваю данную часть. В следующей части будет рассказано о "Медном бунте" и роли Тайного приказа в его подавлении.

(конец ч.3)










© 2007 - 2012, Народна правда
© 2007, УРА-Інтернет – дизайн і програмування

Передрук матеріалів дозволяється тільки за умови посилання на "Народну правду" та зазначення автора. Використання фотоматеріалів із розділу "Фото" – тільки за згодою автора.
"Народна правда" не несе відповідальності за зміст матеріалів, опублікованих авторами.

Технічна підтримка: techsupport@pravda.com.ua