Пошук на сайті:
Знайти



Народні блоги

Додати стрічку статей сайту до свого iGoogle
Останні публікації

Приказ Тайных дел ч.2


0
Рейтинг
0


Голосів "за"
0

Голосів "проти"
0

Структура и кадры...

Приказ Тайных дел ч.2
ч.2

Тайный приказ. Структура. Кадры. Основные виды дельности

Обрисовав в первой части данной работы общую обстановку в Московии в канун 1654 г. когда там "появилась идея" о создании "Приказа Тайных дел" я далее хотел бы привести и авторитетные мнения российских историков по данному вопросу.

В процесс работы над данной статьей я ознакомится с многими публикациями историков на заданную тему и считаю, что мы тут можем согласится с их общим мнениям, что создание данного приказа "явилось следствием стремление царя (Алексея Михайловича) к непосредственному и действительному участию в делах управления государством"!!

Ведь с одной стороны, Алексей Михайлович "жаждал деятельности и глубоко верил в своё высокое призвание" несмотря на "хилость" физического здоровья и неуспех у женщин, который он компенсировал " соколиной охотой"!.

Но, с другой стороны, он ведь и "не обладал твёрдым характером и чувствовал себя бессильным среди приказов. Медлительность, злоупотребления и своеволие раздражали его", но высказать отрыто он это побаивался, а делать что-то надо было!

Можно тут согласится и с мнением известного в свое время российского историка Валишевского писавшего о "Тайном приказе" в своей книге "Первые Романовы":

"Это было нечто вроде тайной канцелярии Людовика XV... Татищев смотрел (на Приказ тайных дел) как на инквизиционный стол...

Современные же историки открыли в нем, подобно Костомарову, зародыш будущей тайной полиции... Он (Приказ) входил в область дипломатическую, военную, полицейскую, финансовую и отправлял множество еще других функций, не поддающихся никакой классификации".

Отсюда и мы с вами уважаемый читатель можем сделать и первый вывод, что царь Алексей Михайлович чувствуя себя "хозяином в разросшемся дворце приказных учреждений", хотел "по примеру своего предка (Ивана Грозного!), иметь свою "опричнину", но отчаявшись стать хозяином в старом доме, решил построить себе особое жилье".

"На такой почве и возник приказ "Великого государя Тайных дел".

А вот российский историк М.Н. Покровский дал ему и следующее более оригинальное определение:

"Почти во главе всего государства был поставлен при Романовых "Приказ тайных дел", и с его легкой руки всякие тайные "канцелярии" и "экспедиции" провожают нас через весь XVIII век. В XIX веке все эти тайные учреждения передаются в руки корпуса жандармов и департамента полиции.

То есть "Приказ Тайных дел" и был тем самым "отцом основателем" всей российской тайной службы вплоть КГБ СССР, правда созданном и укомплектованном кадрами сформированными на другой идеологической системе мировозрения, чем первые служащие Тайного приказа!!

И тут если проанализировать структуру данного ПРИКАЗА, то мы действительно видим, что с одной стороны, это была как бы личная канцелярия Царя, а вот с другой стороны- особое учреждение, в которое передавались дела из прочих приказов по указу Царя и тут все им единолично и решалось!

Но и Тайный приказ был создан не на пустом месте! Ибо при самом его создании ему сразу же был напрямую подчинён один из основных приказов Московии тех лет- "Дворцовый приказ".

Справка: Дворцовый приказ или Приказ Большого Дворца, или Большой Дворец учрежден в первой половине XVI в. и ведал:

1) царские дворы: кормовой, хлебный, житный и сытенный со всеми людьми, к ним принадлежавшими,

2) дворцовые города, слободы, села, деревни и черные волости и

3) духовенство по делам гражданским.

Из дворцовых же городов, сел и волостей ведомству Д. п. подлежали только те, которые находились в собственных землях вел. кн. московского.

Для управления вновь присоединенными удельными княжествами с их городами и селами до Михаила Федоровича удержались прежние княжеские дворецкие и дворцы, подчиняясь, однако, московскому. Михаил Федорович слил все эти дворцы с московским Большим Дворцом.

В 1679 г. Д. п. был подчинен и хлебный приказ.

В дворцовых городах и селах, подчиненных приказу, ведались не только городские и сельские жители по всему их управлению, но и все доходы от кабаков, таможен, мостов, перевозов, мельниц и других статей, находящихся в этих городах и селах.

Д. п. назначал воевод в дворцовые города и заведовал военнослужащими в них с их поместными и денежными окладами и с крестьянскими дворами.

Сверх того в Д. п. производился суд подвластным ему людям.

Духовенство по гражданским делам, как состоящее под особым покровительством государя, с древних времен ведалось дворецким и затем в Дв. приказе.

В 1649 г. Алексей Михайлович учредил для него особый приказ Монастырский, но с уничтожением его в 1677 г. духовенство опять было подчинено ведомству Приказа Большого Дворца.

Во главе его стоял дворецкий."

И отсюда видно, что одновременно царь Алексей Михайлович установил личную велась сразу над двумя приказами. выведя их из под контроля Боярской думы, чем и обеспечил уже через "Тайный приказ" "ручное управление" государством!

И я думаю, что это помогло Алексею Романову справится с двумя самыми большими проблемами, что возникли в Московии во время его правления: "Медном бунте", "деле патриарха Никона" и Восстании Степана Разина.

Что же касается специфики работы приказа "Тайных дел" то он отличался от всех остальных приказов тем что:

Во-первых не был подчинен Боярской Думе, и все вопросы решались в обход её мнения.

Во вторых П. тайных дел, который состоял только из дьяков и подьячих и отдельного штата писарей и прочего вспомогательного персонала (лично подбиравшегося царем и его доверенными людьми на принципе " личной преданности")!

Первоначально штат составлял 1 дьяк и 10 подьячих! Плюс писаря и прочий служивый приказной люд! Ибо эти 10 подьячих были своего рода начальниками управлений ведавших определенными областями деятельности, а вот всю основную черновую бюрократическую работу в Тайном приказе должен был осуществлять штат писарей и прочих служивых людей!

Что касается "десяти а потом пятнадцати" подьячих Тайного приказа то все они за исключением первого руководителя Тайного приказа Ртищева были исключительно незнатного происхождения, но по чину уже "приглашались за царский стол наравне с самыми родовитыми боярами"!.

Так согласно заведенному в Московии порядку Дьяк Тайного приказа должен был всегда находиться поблизости от царя на случай, если понадобится для какого-либо спешного, секретного поручения.

В его обязанности входило организовать тайную охрану, сопровождать царя во время походов и выездов на охоту и богомолье.

Дьяк одним из первых встречал иностранных послов при посещении ими Кремлевского дворца и одним из последних провожал их.

Во многих грамотах он именовался дьяком "в государевом имени", так как имел право подписывать указы, исходившие "из его, великого государя, царских палат за его, государскими, тремя красными печатями".

Практика работы Тайного приказа

Тут ничего особого не было. Обычно рассмотрев дело по какой либо челобитной (жалобе,заявлении по современному),  глава Приказа тайных дел докладывал о нем лично царю, после чего по указу  Алексея  Михайловича  дело,  минуя  Боярскую  думу,  разрешалось  в  личной  канцелярии царя или передавалось для исполнения в другой приказ но уже с письменным указанием о том какое решение следует принять!

 

 Однако эта рутинная работа подьячих Тайного приказа не должна  заслонять от нас главной  функции  Приказа  тайных  дел  ‐  контроля  за  деятельностью  всего  государственного аппарата Московской Руси.

 Данный контроль мог носить как  явный,  так  и  тайный  характер. 

Открытый  контроль  мог  проявляться  в  распределении тех или иных дел между другими приказами, затребовании из  них  в  Приказ  тайных  дел  для  "ведома"  различных  дел,  сведений  или  отчетности, а также в проверке ведения ими приказного делопроизводства. 

Тайный  контроль  (чего больше всего боялись бояре и подьячие на местах) проявлялся  в  посылке  подьячих  Приказа  тайных  дел  с  секретными  инструкциями  о  надзоре  за  деятельностью  скажем во  время  международных  переговоров  некоторых  русских  послов,  которые  "много  чинять  не  к  чести  своего  государя",  или  во  время  боевых  действий  за  некоторыми  воеводами,  допускавшими  "много  неправд...  над  ратными  людьми".         

О результатах проведенного расследования докладывалось лично Алексею  Михайловичу: "...и те подьячие над послы и воеводы подсматривают и царю,  приехав,  сказывают".

  В  некоторых  случаях  надзор  ставился  на  постоянную  основу.

 Так, например, 28 февраля 1665 г. царь приказал Разрядному приказу  ежедневно доставлять в Приказ тайных дел сводки о положении дел в полках.    

     Как орган политического сыска. Приказ тайных дел рассматривал важнейшие  дела  государственной  важности. 

В 1666 г.  именно  этот  орган  при  личном  участии царя производил розыск по доносу Михаила Афанасьева на патриарха  Никона и по другим материалам, связанным с низложенным главой церкви. 

Особое место занимает и Дело  о  расследовании  восстания  Степана  Разина, которое   формально  велось  через  приказы Казанского Дворца и Разряда, (где сидел как раз дьяк Тайного приказа Томило Перфильев)  но фактически им руководил Приказ  тайных дел. 

Именно в него поступила собственноручно составленная царем  памятная  записка  с  десятью  вопросами,  которые  руководившие  следствием  бояре были должны задать Степану Разину. 

Особенно интересовала Алексея  Михайловича  возможная  связь  между  вождем  крестьянского  восстания  и  патриархом Никоном. Приказ тайных дел периодически запрашивал из других  ведомств и различные материалы для этого процесса ‐ расспросные и пыточные  речи,  очные  ставки  и  т. д. 

Серьезную  угрозу  экономической  стабильности  государства  представляло  фальшивомонетничество,  и  именно  из  недр  этого  приказа 12 августа 1663 г. вышел царский указ, предусматривавший за первую  попытку выпуска фальшивой монеты ссылку в Сибирь, а за вторую попытку ‐  смертную казнь. 

Поскольку иностранный шпионаж был актуален почти во все  времена,  то  в  компетенцию  Приказа  тайных  дел  стал  входить  надзор  за  подозрительными лицами и чужеземцами на территории русского государства

 Понятно,  что  более  чем  широкий  круг  возложенных  на  Приказ  тайных  дел  задач  неизбежно привел к расширению штатов, и в конце его существования во главе  его стояла коллегия из тайного дьяка и помогавших ему дьяков Челобитного и  Стрелецкого приказов, а число подьячих возросло до пятнадцати человек

За все время существования приказа, должность Дьяка, то есть руководителя, в нем занимали четыре человека: Федор Ртищев, Дементий Башмаков, Федор Михайлов и Иван (он же Данило) Полянский.

Так же в штатном расписании Тайного приказа упоминается и дьяк Томила Перфильев. Но тут вашему автору увы не удалось собрать о его жизни и деятельность сколь ни будь достоверных данных!

И раз мы заговорили о руководителях Тайного приказа то далее, я ограничусь рассказом только о четырех из них.

А их краткие биографии (расположенные в точной исторической хронологии) явно помогут читателю, сразу как бы получить общий срез деятельности Тайного приказа за все 22 летнее его существеннее по всем основным направлением тогдашней внутренней и внешней политики.

А первым дьяком Тайного приказа стал Ф.М. Ртищев. О нем известно следующее.

РТИЩЕВ Федор Михайлович (6 апреля 1626 г., село Покровское Лихвинского уезда – 21 июня 1673 г., Москва).

В 1658 г. возглавлял Приказ тайных дел. Род Ртищевых ведет свое начало от Ослана-Челеби-Мурзы, выехавшего в 1389 г. из Золотой Орды к Дмитрию Донскому.

Сын татарского мурзы Лев Прокопиевич получил прозвище Широкий Рот и стал родоначальником этого дворянского рода.

Родившись в семье окольничего, Ф. М. Ртищев также сделал успешную служебную карьеру, но вместе с тем также прославился на ниве культуры и благотворительности.

Раздав часть своего имущества бедным, он начал жить отшельником в двух верстах от Москвы.

Слух о его благотворительности вскоре достиг Алексея Михайловича, который посетил отшельника и вскоре приблизил его к себе.

Благотворительностью Ф. М. Ртищев занимался и позднее: около 1650 г. основал вблизи столицы гостиницу для бедных; во время голода в Вологде, не имея денег, продал свои одежды и драгоценные сосуды, а вырученные деньги раздал голодающим; жителям Арзамаса подарил свои лесные дачи.

Помимо богаделен и странноприимных домов основывал больницы и госпитали, а во время русско-польской войны особенно заботился о раненых, как своих, так и чужих. За эту столь обширную благотворительную деятельность Ф. М. Ртищев заслужил от современников прозвище " милостивого мужа".

Свою службу при царском дворе начал в чине стряпчего в 1645 г. С 1649 по 1655 г. Ф. М. Ртищев руководит царской мастерской палатой, получив в 1650 г. еще и должность постельничего.

Являясь близким советником Алексея Михайловича, он обладал в этот период достаточно большим влиянием на царя, которое значительно превышало официально занимаемое им положение на служебной лестнице. Входил в состав сложившегося вокруг царского духовника Стефана Вонифатьева "Кружок ревнителей благочестия", деятельность которого приходится на конец 40-х – начало 50-х годов XVII в.

Помимо Ф. М. Ртищева в этот кружок входили такие яркие личности, оставившие заметный след в русской истории, как Никон (тогда еще не патриарх, а Новоспасский

архимандрит) и протопоп Аввакум.

Все члены кружка выделялись своей образованностью и стремились к реформированию русской церкви.

Поскольку Ф. М. Ртищев указывал на необходимость изменения многих правил церковной службы и устава, враги обвиняли его в "рушении" православной веры, но благодаря заступничеству Морозова царь не только не обратил внимания на наветы, но и сделал постельничего заведующим своим любимым развлечением – соколиной охотой (Ф. М. Ртищев даже написал устав соколиной охоты).

Однако враги постельничего не успокоились и как-то раз даже попытались убить "злотворца", которому пришлось спасаться от своих противников в царских покоях.

Недоброжелателем Ф. М. Ртищева стал и его знакомый по "Кружку ревнителей благочестия" Никон, которому он советовал умерить свое властолюбие и не вмешиваться в мирские дела.

Со вступлением последнего на патриарший престол в 1652 г. кружок распадается, и вскоре его участники оказываются по разные стороны баррикад.

Прекращение деятельности "Кружка ревнителей благочестия" никак не сказывается на служебной карьере Ф. М. Ртищева, который принимает активное участие в подготовке и осуществлении денежной реформы 1654-1663 гг., закончившейся Московским восстанием ограбленного народа 25 июля 1662 г.

В расклеенных перед началом Медного бунта прокламациях он однозначно упоминается как один из "изменников", виновных в обрушившихся на народ бедствиях.

Помимо этого, в 1654-1655 гг. он участвует в походах против Польши, а в 1656 г. и против Швеции, организуя в ходе их лечение своих и иноземных раненых, а также выполняя в этот период возложенные на него дипломатические поручения.

В 1656 г. Ф. М. Ртищев получает чин окольничего и с этого же года вплоть до 1664 г. руководит важным приказом Большого Дворца.

Одновременно с руководством царским дворцовым хозяйством он в 1658 г. становится во главе Приказа тайных дел, где в это время продолжает служить дьяком Д. М. Башмаков.

Так, например, отписки по делу о злоупотреблениях Олонецких воевод, расследовавшихся в начале того года, было ведено подавать в Приказ тайных дел окольничему Ф. М. Ртищеву и дьяку Д. М. Башмакову.

После года руководства органом политического сыска царский дворецкий в 1659 г. начинает ведать Лифляндским приказом, дьяком которого он после двухлетнего перерыва снова становится в 1662 г.

С 1664 г. по поручению царя Алексея Михайловича становится "дядькой" (воспитателем) десятилетнего царевича Алексея Алексеевича.

После смерти своего воспитанника в 1670 г. Ф. М. Ртищев удаляется от дел и через три года умирает.

Но как верно отметили историки Ртищев был не простым "Окольничим" он в свое время сыграл заметную роль в истории русского просвещения XV11 века.

В Москве при Андреевском монастыре он открыл школу (так называемое Ртищевское братство), где "обучали языкам славянскому и греческому, наукам словесным до риторики и философии".

Преподавали там приглашенные Ф. М. Ртищевым из Киева ученые монахи, которых основатель училища всемерно поощрял к переводам с греческого на славянский, а

Епифания Славинецкого убедил составить славяно-греческий словарь.

Эта школа стала впоследствии основой знаменитой Славяно-греко-латинской академии.

БАШМАКОВ Дементий Минин (год рождения неизвестен – после 1700 г.). В 1656-1657, 1659-1664 и 1676 годах возглавлял Приказ тайных дел. Государственный деятель Московской Руси второй половины XVII в.

Служил в общей сложности в шестнадцати приказах, последовательно пройдя путь от подьячего до думного дворянина.

Где он начал службу, неизвестно, однако впервые упоминается в источниках под 1653 г. в качестве подьячего приказа Большого Дворца, ведавшего снабжением царского двора всем необходимым и пополнением его казны.

Выделяясь своими способностями из общей массы приказных людей, Д. М. Башмаков, по всей видимости, уже тогда обратил на себя внимание царя Алексея Михайловича. Последнее обстоятельство явно способствовало его карьере, и в декабре 1654 г. он становится уже дьяком при дворецком В. В. Бутурлине.

На следующий год Башмаков руководит Царицы-ной Мастерской палатой, а в 1656 г. – приказом Большого Дворца.

С 11 июля того же года он становится дьяком Приказа тайных дел, недавно созданного царем (первоначально в качестве своей личной канцелярии). Он непрерывно занимал этот пост до 1657 г., в 1658 г. работал в этом приказе под руководством окольничего Ф. М. Ртищева, а с 1659 по 1664 г. вновь возглавлял его.

В качестве руководителя первого отечественного органа политического сыска тайный дьяк Д. М. Башмаков распоряжался ссылкой дьякона Федора и знаменитого протопопа Аввакума, отправленных за приверженность к "старой" вере в Угрешский монастырь.

Во избежании волнений ссылаемых с большой таинственностью везли по ночам, а по прибытии в монастырь одному окутали голову епанчой, а другому – рогожей, чтобы их никто не мог видеть.

Поскольку приказ тайных дел выполнял координирующую и контролирующую функцию по отношению к другим звеньям государственного аппарата, то в 1659 г. царь приказал Башмакову отправить в Разрядный приказ для наказания двух подьячих Новгородской Чети за то, что они не выписали в доклад царю двух дел, которые дьяк поручил им выписать.

В качестве руководителя Приказа тайных дел и Сыскного приказа денежного дела в 1663 г. являлся одним из активных участников денежной реформы 1654-1663 гг. и связанных с ней событий.

Суть ее заключалась в том, что, испытывая дефицит серебра, из которого чеканились тогда деньги, русское правительство с осени 1655 г. начало массовый выпуск копеек из меди, по оформлению совершенно идентичных серебряным.

Курс новых денег был принудительно приравнен к старым как один к одному. Как отмечают исследователи, в основе этой непродуманной авантюры лежала наивная вера инициаторов реформы в могущество абсолютистского государства, способного своей волей сделать неполноценные монеты полноценными.

Показательно, что население первоначально охотно приняло медные деньги в качестве средства обращения, однако само правительство немедленно нарушило им же самим установленные правила игры: старые серебряные копейки власть стала активно скупать на медные, а царь своим указом потребовал от подданных уплату налогов и пошлин исключительно серебряными монетами.

Это вкупе с массовым выпуском новых денег и их подделкой, речь о которой пойдет ниже, привело к тому, что медные деньги неизбежно обесценивались, в результате чего к 1662 г. одна серебряная копейка стоила 15 медных.

Резкое обесценивание новых денег повлекло за собой полное расстройство денежного обращения в стране, спекуляцию предметами первой необходимости, дороговизну и голод.

Ответом народа на спровоцированную властью финансовую катастрофу стал "Медный бунт".

О нем вы уважаемый читатель могли узнатьиз школных учебников истории!

Но только там о дяке Башмакове нет увы ни слова,хотя имено он и осуществил эту государственную аферу и подавил сам бунт!!!

Хотя современикам было хорошо известно кто стоит за "денежной реформой и тоглашняя московская оппозиция даже за несколько дней до этих событий выпустила для народа листовки-прокламации ("воровские листы", по терминологии тогдашнего правительства), которые в ночь с 24 на 25 июля 1662 г. были расклеены в различных районах Москвы.

В них указывалось на "изменников", виновных в бедствиях, обрушившихся на народ с введением медных денег: бояре И. Д., И. М. и И. А. Милославские, окольничие Ф. М. Ртищев, Б. М. Хитрово, дьяк Д. М. Башмаков, гости В. Г. Шорин, С. Задорин и другие.

Во вспыхнувшем утром народном восстании приняло участие около 9-10 тысяч человек, в основном посадские люди, солдаты, находящиеся в Москве стрельцы, холопы, крестьяне.

И тут свою роь сыграли и вышеназванные листовки-прокламации!!!

Ибо после чтения прокламации часть восставших двинулась в село Коломенское, где в это время находился Алексей Михайлович, и потребовала от царя выдачи на расправу указанных в листовке "изменников".

Испуганный царь пообещал народу уменьшить налоги и провести расследование в отношении названных лиц.

Восставшие поверили царскому обещанию и направились назад в город, где в это время происходил погром дворов Шорина, Задорина и других второстепеных подозреваемый в афере с медными деньгами. Громившая их вторая часть москвичей также потом захотела встретиться с царем и по дороге в Коломенское столкнулась с первой группой ходоков.

Восставшие соединились и вновь направились к царской резиденции, куда уже были спешно стянуты верные правительству войска (по оценкам исследователей – от 6 до 10 тысяч человек).

Но тут дело приняло другой оборот! По личному приказу Алексея Михайловича началась беспощадная расправа с восставшими, около тысячи которых было убито на месте, повешено или потоплено в Москве-реке.

Еще несколько тысяч участников Московского восстания 1662 г. было арестовано, и следствие по их делу осуществлял глава Приказа тайных дел Д. М. Башмаков.!

Приговор всем был один – виновен и казнить!

Хотя часть арестоанный все же было и обречено "на медленную смерть" путем ссылки в Сибирь.

А вот по итогам всей этой АФЕРЫ царь Алексей Михайлович, напуганный масштабами недовольства, отказался от использования медных денег и в 1663 г. дал распоряжение о выкупе их у населения по принудительному курсу 100 медных копеек за одну серебряную.

Но пока суть да дело, как и в современной Росии в 1998 и 2008 г. произошла девальвация рубля, которой постаралась воспользоваться в своих личных интересах часть из приближенных к власти лиц, а также и рядовые технические исполнители этого процесса.

По известиям иностранцев, тесть царя И. Д. Милославский на государственных денежных дворах нелегально отчеканил для себя медной монеты на 120 тысяч рублей и пустил ее в оборот!!!

Глядя на начальство, старались не забыть себя и простые работники монетного двора!.

"За денежное воровство" в 1662 г. на Новом Московском денежном дворе была арестована почти половина мастеров.

Наряду с этим существовало и настоящее фальшивомонетничество, и в одном только "декабре месяце 1661 г. в Москве содержалось в темницах до 40 тайных литейщиков медных копеек".

С отменой реформы население быстро сообразило, какую выгоду оно может извлечь из медных копеек, скипавшихся за бесценок правительством: их "воровски... посеребривали, лудили и ртутили", в результате чего покрытые тонким слоем серебра медные деньги были практически неотличимы от серебряных.

А вот бороться со всем этим злом, существенно подрывавшем и без того шаткую стабильность финансового обращения, было поручено опять-таки Д. М. Башмакову, в результате чего, как уже отмечалось выше, из возглавляемого им Приказа тайных дел 12 августа 1663 г. вышел царский указ о фальшивомонетчиках!

Результат следствий по всему комплексу этих дел был легко прогнозируем: была схвачена лишь часть фальшивомонетчиков – рядовых мастеров да начальник Новгородского денежного двора, а царский тесть так и остался безнаказанным.

Одновременно с руководством Приказа тайных дел Д. М. Башмаков в 1658 г. возглавлял Литовский приказ, а в 1658-1659 гг. – Устюжскую четь.

Во главе царской канцелярии и политического сыска той эпохи он оставался до мая-июня 1664 г., начиная с 23 мая того же года – ведал Разрядным приказом.

Данное важное ведомство занималось комплектованием личного состава русской армии, его учетом, денежными и поместными окладами, а также назначало на те или иные должности наместников, воевод, послов, судей и разбирала многочисленные местнические дела. Документы так фиксируют его вступление в новую должность:

Перемещение его на пост руководителя ведомства, осуществляющего кадровые перемещения в масштабах всего Русского государства, было очередным знаком монаршего доверия и сопровождалось новым повышением по служебной лестнице: в том же году Д. М. Башмакову было пожаловано думное дьячество и в этом качестве он сменяет думного дьяка С. М. Заборовского.

Подобный карьерный рост явно является свидетельством того, что Алексей Михайлович был доволен его девятилетней деятельностью во главе Приказа тайных дел.

В Разрядном приказе Д. М. Башмаков остается до 1 июня 1670 г., а с 21 июля переходит в Посольский приказ, руководить которым он продолжает и в 1671 г. Одновременно с Посольским он в 1670-1671 гг. возглавляет Владимирский, Галицкий и Малороссийский приказы.

В 1672 г. Д. М. Башмаков в составе русского посольства едет в Польшу. 21 декабря 1674 г. он упоминается в бумагах как дьяк Челобитного приказа. 1676 год приносит ему целый набор высоких должностей.

Во-первых, с 14 апреля Д. М. Башмаков снова становится во главе своего старого Приказа тайных дел. Впрочем, его руководство этим органом политического сыска на этот раз длится недолго, поскольку со смертью Алексея Михайловича данный приказ упраздняется, и думный дьяк просто контролировал правильность ликвидации этой структуры.

Во-вторых, с 1676 по 1700 гг. Д. М. Башмаков возглавляет Печатный приказ и получает звание печатника – хранителя государственной печати, ставящейся на всех государственных документах.

Эта должность была чрезвычайно важна, поскольку печатник одновременно заведовал не только государственным архивом, но и личной канцелярией царя.

Наконец, на один только 1676 год он вновь становится во главе Разрядного приказа.

Когда Приказ тайных дел ликвидировали, а с руководства Разрядного приказа он ушел, его в 1677 г. ставят во главе Сыскного приказа, которым после двухлетнего перерыва он будет руководить еще в 1680 г., продолжая оставаться печатником.

С 1678 по 1680 гг. Д. М. Башмаков возглавляет Казенный приказ (последний год – одновременно с Сыскным) после ухода оттуда на один 1681 год занимается делами приказа Денежного сбора, а в 1682 г. в последний раз становится во главе Казенного приказа Отмечая его долгую безупречную службу, направленную на всемерное укрепление русского абсолютизма, правительство в 1682 г. жалует ему думное дворянство.

Последний раз упоминается Д. М. Башмаков в источниках под 1700 годом.

МИХАЙЛОВ Федор (даты жизни неизвестны)

В 1664-1672 гг. возглавлял Приказ тайных дел.

Впервые упоминается в источниках под 1656 г. в качестве дьяка Пушкарского приказа. Следующие два года руководит Иноземским приказом, а 19 августа 1657 г. посылается дьяком на Казань.

С 1660 по 1664 г. ведает приказом Большой Казны, откуда 16 июля 1664 г. переводится в Приказ тайных дел, сменяя на посту этого важного ведомства Д. М. Башмакова.

Ф. Михайлов возглавляет этот орган политического сыска до 14 августа 1672 г., и именно на данный период времени приходится наиболее острая фаза конфликта царя Алексея Михайловича и патриарха Никона.

Как известно, последний, став в 1652 г. главой русской православной церкви, проводит широкомасштабное исправление книг и церковных обрядов по греческим образцам (в том числе заменяет двоеперстие на троеперстие), что приводит к расколу в народе и духовенстве. Не ограничиваясь церковной реформой и унификацией культа, Никон начинает активно вмешиваться и в мирские дела, выдвигая тезис "священство выше царства", т. е. пытаясь поставить духовную власть патриарха выше светской власти царя.

Обнаруживший незаурядные властолюбивые наклонности, "собинный друг" Алексея Михайловича принимает царский титул "великого государя" уже в год своего вступления на патриарший престол, а в 1653 г. начинает рассылать от своего "государева" имени грамоты воеводам, вмешиваться в деятельность приказов и проведение внешней политики. Так, Никон склонял Алексея Михайловича к прекращению войны с Польшей и началу I борьбы со Швецией за выход к Балтийскому морю.

Рост недовольства в придворных и церковных кругах самовластием Никона и его теократическими замашками неизбежно вел к разрыву между царем и патриархом. Конфликт произошел в июле 1658 г., когда Никон оставляет патриаршество и уезжает из Москвы в Новоиерусалимский Воскресенский монастырь. Патриарх надеялся, что царь никогда не сможет без него обойтись и будет умолять его вернуться, в результате чего его влияние на Алексея Михайловича не только восстановится в прежнем объеме, но еще более увеличится. Однако Никон обманулся в своих расчетах.

Царь, которому порядком надоел властолюбивый патриарх, и не думал звать его обратно. Безрезультатно прождав несколько лет, Никон 18 декабря 1664 г. самовольно возвращается в столицу и пытается вновь занять патриаршее место.

Однако новый замысел Никона оканчивается еще более катастрофическим провалом. Алексей Михайлович публично повелевает своему бывшему "собинному другу" вернуться назад в Воскресенский монастырь.

Однако сложившуюся двусмысленную ситуацию надо было как-то окончательно разрешить, и Приказ тайных дел под руководством Ф. Михайлова начинает собирать компрометирующие бывшего главу церкви материалы.

В данном ведомстве в 1666 г. при непосредственном участии Алексея Михайловича проводится розыск по доносу Михаила Афанасьева на Никона и иным делам подобного рода.

Когда следствие по делу Никона, его связях в Москве и переписке с единомышленниками было завершено и в Приказе тайных дел собранных материалов оказалось достаточно, в 1666-1667 гг. был проведен церковный собор, на котором иерархи церкви хотя и подтвердили проведенные Никоном церковные реформы, но сняли с него сан патриарха и сослали в Ферапонтов Белозерский монастырь.

Усердие Ф. Михайлова в этом чрезвычайно важном для государя деле было оценено, и когда он в 1672 г. кончил ведать Приказом тайных дел, он был пожалован в думные дьяки и переведен в приказ Большого Дворца, которым руководил с 1672 по 1677 гг.

ПОЛЯНСКИЙ Даниил (Иван) Леонтьевич (даты жизни неизвестны).

В 1672-1675 гг. руководил Приказом тайных дел.

Хотя в большинстве источников Полянский фигурирует под именем Даниил, на самом деле это было взятое по каким-то причинам прозвище, а не настоящее имя. Авторитетный "Дворцовый разряд" по этому поводу сообщает:

"Иван Леонтьев сын Полянский, по прозвищу Данило". Свою службу в государственном аппарате он начинает в качестве подьячего Приказа тайных дел в 1665 г.

Документы фиксируют, что тогда он получал десятирублевый годовой оклад, однако в 1666 г., в самый разгар следствия по делу патриарха Никона, его вознаграждение возрастает до 15 рублей.

Подьячим он продолжает оставаться до 1672 г., когда 14 августа сменяет Ф. Михайлова на посту руководителя Приказа тайных дел и получает в связи с этим чин дьяка.

В 1675 г. в составе комиссий вел розыск по двум делам Арины Мусиной-Пушкиной, ее сына Ивана, известного сокольничего Зота Полозова, каких-то портных и жены Алексея Луговского, обвинявшихся в "великом государевом деле", а также дела о слепой Феньке, "ведомой ворихе и ворожее", которую держал у себя боярин Ф. Куракин.

Тайным дьяком он остается по день смерти Алексея Михайловича 29 января 1676 г., когда вместе с ближними людьми приводит к присяге новому государю придворных.

В связи с ликвидацией детища умершего царя к руководству Приказа тайных дел с 14 августа того же года возвращается думный дьяк Д. М. Башмаков, а Д. Полянский остается при нем в качестве дьяка.

После упразднения первого отечественного органа госбезопасности Д. Л. Полянскому жалуется думное дьячество, и в том же 1676 г. он назначается руководителем сразу пяти приказов: Хлебного (до 1678 г.), Большого Прихода (ведал только в 1676 г.), Сыскного (ведал в 1676 и 1678 гг.), Стрелецкого (с 31 августа 1676 по 1678 г., а также в 1682 г.) и Устюжской чети (ведал в 1676- 1678 гг.).

Помимо этого в 1681 г. он руководит Судным приказом, в 1687- 1690гг. – Земским приказом и в 1690 г. – Казенным приказом.

Во время стрелецкого восстания в Москве в 1682 г. он стал предметом народной ненависти, однако ему удалось спастись

ОСТАЛЬНЫЕ КАДРЫ ТАЙНОГО ПРИКАЗА

В штатах Тайного приказа подьячих было от 10 до 15 человек одновременно (они были как бы начальниками отдельных управлений Тайного приказа если говорить современным языком) и они всегда "набирались" из числа лиц (подьячих других приказов) наиболее проверенных и способных, хорошо знающие грамоту (владение иностранным языком), а так же отличавшихся умом и сообразительностью.

Затем все они проходили специальную школу обучения, созданную при Спасском монастыре. Там они обучались многим наукам и в первую очередь иностранным языкам среди которых свободное владение латинским языком было приоритетным! Так же их специально обучали тайнописи и другим известным в то время методам ведения шпионажа и осуществления диверсий! Скажем путем отравления "неугодных" или "несговорчивых" иностранцев при ведении тех или иных дипломатических переговоров...

Подготовленные таким образом и затем официально включенные в штат "Тайного приказа" эти 10 подьячих вели активную деловую жизнь.

Во-первых именно они обычно посылались с московскими послами в разные государства и на посольские съезды, а также на войну с воеводами; они должны были следить за действиями послов и воевод и обо всем доносить государю. Поэтому послы поэтому всегда старались подкупать подьячих, чтобы расположить их в свою пользу.

Для обеспечения их "неподкупности" в Московии тоже принимали соответствующие меры

За выполнение сложных и щекотливых поручения подьячие Приказа тайных дел всегда получали гораздо большее жалованье, чем служащие других государственных учреждений.

Далее они кормились во дворце и получали значительные суммы на дорожные и всякие иные расходы, связанные с выполнением государевых поручений.

На пошив парадной одежды им выдавалось вдвое больше денег, чем, например, подьячим Приказа Большого дворца. По праздникам они так же щедро награждались.

Был для подьячих и еще один стимул оставаться " неподкупным" и служить честно!

Потому, что работа в этом "спец учреждении" и усердие при выполнении личных поручений царя способствовали успешному продвижению по служебной лестнице!

Подьячие Тайного приказа периодически назначались дьяками в другие приказы, а дьяки становились думными дьяками в Боярской думе, но и тогда они продолжали оставаться особо доверенными царскими чиновниками и привлекались к выполнению все тех же секретных заданий.

СПЕЦИФИКА РАБОТЫ ПОДДЯЧИХ ТАЙНОГО ПРИКАЗА

Учитывая деликатность тайных поручений, царь Алексей Михайлович да и главный дьяк Тайного приказа в "государевом имени" предпочитали отдавать их в устной форме. Поэтому тут историки мало имеют в своем распоряжении документов.

Но если указ отдавался письменно, то его имел право читать только тот, кому он был непосредственно адресован. А далее было вот что! Прочитав секретное распоряжение, адресат тут же должен был вернуть его посланцу.

А если посланец по каким-либо причинам не мог вручить его адресату, то должен был вернуть царю или своему высшему должностному лицу в нераспечатанном виде.

"Прочетчи, пришли назад с тем же, запечатав сей лист", – писал царь в одном из своих указаний.

Выполнив секретное поручение, подьячие Тайного приказа были обязаны немедленно докладывать об этом лично царю.

Если же доклад облекался в письменную форму, то излагать на бумаге суть поручения запрещалось.

Писали так:

"Что по твоему, великого государя, указу задано мне, холопу твоему, учинить, и то, государь, учинено ж"! И как верно говорится в русской пословице "все концы в воду"!

Когда нужно было доставить особо важное, секретное письмо иностранному правителю, собственному послу или воеводе, царь посылал запечатанный пакет не с обычным гонцом, а с одним из подьячих Приказа тайных дел.

При этом подьячему давались дополнительные задания разведывательного характера: разузнать стороной то, что интересовало лично царя, собрать сведения о настроении населения, с некоторыми лицами провести доверительные беседы наедине по вопросам, перечисленным в тайном наказе, составленном лично царем.

Нередко подьячим предписывалось скрывать свое истинное место службы и выдавать себя за другого, то есть, прибегая к нынешней профессиональной терминологии, действовать "под прикрытием".

Подьячие Приказа тайных дел и посольские дьяки, ведавшие поддержанием связи с царскими представителями в зарубежных странах, нередко "прибегали к зашифрованной переписке".

Ключ к расшифровке этих посланий не записывался, его заучивали наизусть. Существовали различные варианты секретного письма, и, как положено по правилам конспирации, никто из подьячих не должен был знать все варианты тайнописи.

Как правило, она составлялась по одному из наиболее примитивных способов зашифровки, получившему название "тарабарской грамоты".

Иногда она также называлась "литореей" (т. е. "буквенной", от лат. "litera"). Секрет этого способа в том, что одни буквы подменялись другими.

Тайное письмо иногда называлось "затейным". Нередко писцы прибегали к написанию фраз в обратном порядке, составляя своеобразные криптограммы, иногда не дописывали буквы – такой шрифт назывался "полусловицей".

Кстати тут надо отметить, что увлечение "тайнописью" в Московии было замечено издавна! Так к примеру еще в 1633 году отец первого царя из династии Романовых патриарх Филарет, будучи фактическим правителем России, написал "для своих государевых и посольских тайных дел" особую азбуку и "склад затейным письмом".

По поводу тайнописи в Тайном приказа то для истории сохранился наказ русскому дипломатическому представителю в Швеции Дмитрию Андреевичу Францбекову, из которого видно, что он должен был использовать тайнопись при составлении донесений царю Михаилу Федоровичу.

Наказ заканчивался такими словами:

"Да что он, Дмитрий, будучи в Свее, по сему тайному наказу о тех или иных о наших тайных делах и наших тайных вестей проведает и ему о всем писати ко государю царю и великому князе Михайлу Федоровичу всея Руси к Москве по сему государеву тайному наказу закрытым письмом".

Дошел до нас и черновик этого наказа, в котором слово "затейным" зачеркнуто и заменено "закрытым".

Так тайнопись в России перестала быть затеей и превратилась в одно из средств сохранения государственных тайн.

Царь Алексей Михайлович так же постоянно в своей личной переписке нередко прибегал к "тарабарской грамоте".

Шифром обычно писались инструкции подьячим Приказа тайных дел, выезжавшим за границу.

Например, подьячему Григорию Никифорову поручалось передать руководителю русской делегации на переговорах с Польшей, А.Л. Ордин-Нащокину написанное шифром предписание царя.

Из инструкции Никифорову, исполненной тоже "тайным письмом", видно, что царь был озабочен вопросом, как укрепиться в Ливонии и на Балтике.

Царь требует: "Проведать подлинно, сколько ратных людей и каких в Риге и в иных городах по сей стране...". Это уже настоящее разведывательное задание.

А был случай с подьячим Василием Тяпкиным в Польше! Тогда у польского короля Яна Собеского возникло подозрение, что Тяпкин настраивает против него московские власти.

Когда Алексей Михайлович умер и Тяпкин со своей свитой явился в королевский замок в черном "жалобном" платье, Собеский гневно высказал ему свое недовольство, упрекая в том, что он писал "ссорные и затейные письма к покойному царю, от которых до сих пор войска наши не соединились и взаимная между нами дружба не могла утвердиться".

Можно предположить, что польским спецслужбам удалось перлюстрировать (т. е. тайно вскрыть) и прочесть секретные письма русского резидента!

Нельзя также исключить, что информация о содержании писем Тяпкина дошла до поляков через агентурные каналы представлявшие для польских разведчиков определенную "питательную среду".

Да и как не появится этой "питательной среде" даже среди казалось бы проверенных сотрудников Тайного приказа!!!! Ведь со временем " русская коррупция" начала разъедать и этот особый ПРИКАЗ который создавался во многом именно как эффективный и свободный от всех "административных болезней".

Поэтому иностранцы (дипломаты и разведчики), стремившиеся решить тот или иной вопрос в России, знали, что самые большие взятки нужно давать именно подьячим Тайного приказа!!! И с ними все время велись тайные переговоры. И не известно сколько золотых монет осело в карманах подьячих тех времен!!!

Но всему приходит конец! Так случилось и с всесильным "Тайным приказом". Новый московский царь Федор Алексеевич " не пожелал" продолжить его существование и он был быстро ликвидирован!!!

По этому факт, что Приказ тайных дел перестал существовать сразу после смерти царя Алексея Михайловича, российские историки выдвинули сразу два объяснения.

Во-первых, это было всё-таки весьма специфическое и разнородное по своим функциям и задачам ведомствам, которое появилось и работало вокруг конкретной личности царя.

Во-вторых, учёные предполагают, что за время своего существования Тайный приказ собрал настолько большой архив, "компромат" на все самые влиятельные боярские роды, что те поспешили избавиться от такой опасности.

Кстати, архива Приказа тайных дел так до сих пор и не обнаружено, так что самый полный источник о нём это небольшая запись в сочинении Григория Котошихина и вышеупомянутый пятитомный сборник исторических документов о деятельности Тайного приказа, что был издан еще в 1907-1908 г.

Но об этом, наш рассказ уже будет в следующей части данной работы.

(конец ч.2)










© 2007 - 2012, Народна правда
© 2007, УРА-Інтернет – дизайн і програмування

Передрук матеріалів дозволяється тільки за умови посилання на "Народну правду" та зазначення автора. Використання фотоматеріалів із розділу "Фото" – тільки за згодою автора.
"Народна правда" не несе відповідальності за зміст матеріалів, опублікованих авторами.

Технічна підтримка: techsupport@pravda.com.ua