Пошук на сайті:
Знайти



Народні блоги

Додати стрічку статей сайту до свого iGoogle
Останні публікації

К вопросу "О золоте Тимофея Шамрило" ч.3


4
Рейтинг
4


Голосів "за"
4

Голосів "проти"
0

Где находится тайник с партийным золотом?

 К вопросу ''О золоте Тимофея Шамрило'' ч.3
К вопросу "О золоте Тимофея Шамрило"

ч. 3

Где находится тайник с партийным золотом?

В первых двух частях этой работы, мы с вами уважаемый читатель, подробно и не предвзято (в смысле без всякой излишней героизации всех действующих лиц, имевших в свое время отношение к изучаемому нами вопросу), разобрались с историей создания в Киеве в июне-августе 1941 года коммунистического подполья первого состава, призванного оказать захватившим город немецким войскам активное сопротивление. В частности, проведение разведки, совершения диверсий и осуществления пропагандистских мероприятий, среди оставшегося в городе гражданского населения.

Но эти планы не сбылись и действий киевских коммунистических подпольщиков еще в 1943 году вернувшейся в Киев советской властью были оценены крайне негативно. Что же касается того малого числа выживших подпольщиков, то их никто не приветствовал и не награждал. А после осуществления перепроверки на предмет сотрудничества с немецкими оккупантами, о тех из них кто прошел эту "фильтрацию" на чистых и не чистых коммунистов быстро "забыли" как бы предоставив им самим разбираться со своим прошлым и настоящим.

Тогда же был "закрыт" и вопрос о "золотовалютных ценностях, переданных в распоряжение подпольного киевского горкома партии. Руководитель подполья Шамрило Т.В. был признан пропавшим без вести, а его заместитель и хранитель "партийной кассы" Хохлов В.И. был замучен в Киевском Гестапо и поэтому спрашивать о судьбе переданного на нужды подпольщиков золоте и бриллиантах было не с кого...

Прошло 20 лет и в СССР (1965 г.), впервые стали на государственном уровне широко отмечать Праздник "Дня Победы".



Тогда и в Киеве в ЦК КПУ по указанию из ЦК КПСС быстро "подняли архивы" НКВД-МГБ-КГБ СССР и назначали по результатам прежних засекреченных проверок одних подпольщиков "героями" и посмертно их наградили. Других же, коих числом было значительно больше -назначили "предателями", впервые публично назвав их имена.

Придворные советские историки тут же, как это было заведено в СССР к очередной "юбилейной дате" быстро сочинили фальшивые легенды "о борьбе киевских коммунистов с фашистскими оккупантами" и коммунистический миф о героическом киевском подполье начал самостоятельную жизнь...

Но бороться с мифами, это все равно, что следовать примеру Дон Кихотом и начать сражаться с ветряными мельницами.

Мы же, как я надеюсь помнит любознательный читатель, начав наше независимое историческое расследование преследовали только одну практическую (утилитарную) цель – найти следы "партийного золота" (т.е. тех золотовалютных ценностей, переданных с Киевского Республиканского отделения Госбанка СССР на нужны созданной в Киеве подпольной организации.

Причем сама организация состояла из Центра (высшее партийное руководство) и районных подразделений (партийное руководство среднего звена), отдельные тоже районные комсомольские подпольные организации, отдельного разведывательно-истребительного-диверсионного отряда, и нескольких, уже чисто военных, разведывательно-диверсионных групп созданных РККА и НКВД СССР для своих нужд (именно ими был совершен подрыв зданий на Крещатике, взрыв Успенского собора в КП Лавре и ряд других реальных диверсий). Но эти спец группы все же имели двойное подчинение и своему московскому руководству и поставленному во главе киевского коммунистического подполья Т.В. Шамрило.

"Партийная касса" была в полном распоряжении высшего партийного руководства подполья за ее сохранность лично был ответственен Хохлов В.И. Остальных подпольщиков "обеспечили" только небольшим числом оружия, боеприпасов и средствами связи.

И всю эту "организацию подпольщиков" в 5000-6000 человек (если считать и Киевскую область) надо было материально поддерживать 1-2 года.

Ведь "Германо-советская война 1941-1945 года" только начиналась, и никто не предполагал для СССР быстрой победы.

Да и сами подпольщики в виду своего коммунистического прошлого не очень спешили (справедливо боясь своего ареста) проходить официальную регистрацию в Киевской городской управе и полиции, чтобы получить разрешение на работу и пропуск на передвижения по городу, а им и членам их семей надо было дальше жить в трудных условиях войны.

Поэтому и золотовалютные ценности как универсальное средство платежа с учетом большого количественного состава подполья и были выделены подполью в крупных размерах.

В качестве реального примера того как это делалось в СССР в годы "Германо-советской войны 1941-1945 годов" может служить статья, опубликованная в декабре 2011 года в газете "Комсомольская правда" даже разместила специальную статью "Бриллианты для партизан".

Там есть документальный рассказ о судьбе Екатерины Мигачевой, оставленной в оккупированном немцами г. Павлов посад – "хранителем" тайной базы товарно-материальных ценностей" для подпольщиков. Е.Мигачева выжила во время войны, но была осуждена после нее на 15 лет л/с уже по результатам проверки НКВД расхода доверенных ей ценностей.

К этой статье, есть и интересные комментарии специалистов, подтверждающих факты, что подпольщикам передавалось и золотовалютные ценности и даже бриллианты.

Так, что возможный скепсис по изучаемому нами предмету со стороны некоторых из вас уважаемые читатели по поводу якобы существовании "золотой партийной кассы" киевского подполья, я как автор считаю неуместным.

Другим же выводом из вышеприведенной информации о судьбе Е. Мигачевой есть для нас тот факт, что после войны органы НКВД, а затем и МГБ СССР поводили тщательные проверки расходе оставленных для партизан и подпольщиков товарно-материальных ценностей.

И тут еще бы было неизвестным, что было бы с Хохловым В.И. если бы он выжил во время оккупации. И считали ли бы его в СССР героем? А так получилось, как бы по известной поговорке "Все концы в воду..."

Теперь закончив с предисловием я как автор вправе задать и два важных вопроса:

"Где же может находится тайник с "партийным золотом"?

"Можно ли его найти через 73 года от даты закладки?"


А задав эти вопросы, тут же показать, что поставленная цель реальна и в случае успеха может полностью окупить все расходы на организацию поисковой работы и принести поисковикам значительную материальную выгоду.

Точный размер общей суммы и подробное описание самих золотовалютных ценностей можно найти поискав их следы в архивных документах трех советских ведомств.

Это в первую очередь архив Киевского Республиканского отделения Госбанка СССР, архив Коммунистической партии Украины и Архив Службы Безопасности Украины.

А архивах Госбанка должны хранится накладные на выдачу ценностей, под учет конкретным лицам либо из числа первого сотрудников НКВД, либо напрямую из состава Киевского коммунистического подполья.

А архиве КПУ должны хранится все документы Киевского горкома ВКП (б) У в которых зафиксированы о создании, организации работы и кадровом первого составе киевского коммунистического подполья (за июнь-август 1941 г.).

В архивах СБУ как наследника украинского НКВД-МГБ-КГБ СССР должны находится и документы по технической организации деятельности киевского подполья. В том числе и сведения о числе тайников и их расположении, что были для подпольщиков оборудованы специалистами из развед. отдела Украинского военного округа и соответствующих отделов НКВД СССР, так и все оперативные дела по проведённой в 1943-1945 годах проверке его деятельности и выяснения причин провала.

И даже если все же эти дела уничтожены или переданы до 19 августа 1991 года в российские военные архивы, то тем не менее в украинских архивах должны сохранится копии итоговых справок по результатам той проверки по результатам зачистки Киева от "немецкой агентуры" и в первую очередь из числа агентов НКВД "перевербованных" в Гестапо.

Получение этих "данных", очень помогут тем из поисков кто настроен на квалифицированный и правомерный! розыск "партийного золота", а не тех из них, кого обычно называют "черными археологами".

Собранные из вышеизложенных источников и правильно проанализированные данные уже на первоначальном этапе поисковой работы помогут правильно наметить пути поиска сокровищ и составить точный и подробный розыскных мероприятий. А так же и смету расходов на выполнение этой работы.

Так же очень полезными для поиска "сокровищ киевского подполья" было бы и ознакомление поисковика (поисковиков), а такой поиск с учетом объёма работы и текущих затрат посилен наверно только поисковой организации) в Германии с уголовным делом в отношении осужденного там первого начальника (до конца декабря 1941 г.) Киевского Гестапо оберштурмбанфюрер СС Эрлингера (арестован в декабре 1958-го; через два года Государственный суд Карлсруэ (State Court of Karlsruhe) приговорил его к 12 годам тюрьмы;

На свободу Эрлингер вышел в 1965-м. Скончался Эрих Эрлингер 31-го июля 2004-го; на момент смерти ему было 93 года.) В отношении двух других руководителей Киевского Гестапо штурмбанфюрер СС Эллерманна и оберштурмфюрера СС Киртинга автору биографических данных не удалось найти).

Но в немецких военных архивах есть точные данные о их военной и возможно послевоенной судьбе. Необходимо только попытается начать поиск.

В отличии от Украины все немецкие военные архивы за 1941-1945 год дано открыты и мало того данные о каждом немецком солдате или офицере выложены на специализированых интернет-сайтах.

Наконец, есть еще один источник данных о киевском коммунистическом подполье. Это архив Киевского отделения немецкой тайной политической полиции (Гестапо).

Но вот получить к нему доступ для историков или поисков, разыскивающих ценности Третьего Рейха, является трудной задачей, в виду его засекреченности. Особенно тех частей этого архива, что были найдены в Германии СМРШЕМ и оказались в СССР.

Именно в этих "АРХИВАХ" хранились "дела" на всех лиц арестованных Гестапо из числа киевских подпольщиков. А так же картотека завербованных в Киеве агентов, итоговые справки и доклады из Киевского Гестапо за 1941-1943 года в Главное управление Гестапо в Берлине.

И только их полное изучение, и анализ, позволит историкам наконец точно сказать, то в подполье был героем, а кто предателем.

Ну и попутно нам, если была бы такая реальная возможность, в рамках нашего исторического расследования, следовало бы наконец выяснить и такие важные вопросы на которых у нас нет точного ответа:

1.Был ли в марте 1942 г в Киеве арестован Гестапо руководитель киевского коммунистического подполья Т.В. Шамрило?

2. И если был, то какие он дал показания по сути заданных ему вопросов и какова его дальнейшая судьба?

3.Что сотрудникам Гестапо было известно о первом руководящем составе киевского коммунистического подполья и о наличии у подпольщиков значительных материальных и золотовалютных ценностей?

4. Знало ли Киевское Гестапо о существовании Хохлова Виктора Игнатьевича как заместителя Т. Шамрило и вело ли его розыск?

5.Арестовывался ли в 1942 г. Киевским Гестапо ли киевской полицией Хохлов Виктор Игнатьевич -заместитель руководителя киевского подполья Т. Шамрило и он же главный казначей- "партийной кассы" всего подполья?

6. Проводили ли сотрудники гестапо и киевской полиции мероприятия по поиску партийной кассы?

7. Когда и в связи с чем была арестована Киевским Гестапо родная сестра Хохлова В.И.- Хохлова Александра Игнатьевна – кадровая сотрудница НКВД?

8.Допрашивали ли ее по поводу места хранения ее братом Хохловым В.И. – "партийной кассы"?

9. Почему труп казненной в Гестапо Хохловой А.И. (вопреки установленному порядку, когда тела всех казненных хоронились в безвестных братских могилах в Бабьем яру) был выдан родственникам – родной тетке Устине Пащенко и захоронен ею на Лукьяновском кладбище рядом с могилой брата?

Но работа в архивах это только начало поиска.

Параллельно с работой в архивах поисковикам, решившим заняться поисками предстоит провести и ряд конкретных поисковых операций в самом Киеве.

И главной целью таких действий должно является определение возможного места нахождения тайника (тайников) с "партийной кассой".

И тут, важно помнить, что расположение тайника и пути доступа к нему в первом руководящем составе киевского коммунистического подполья были известны только двум лицам: Шамрило Т.В -как главному руководителю и Хохлову В.И. как его заместителю и главному партийному казначею, и хранителю "партийной кассы".

В условиях же подполья, связь межу Шамрило и Хохловым должна была осуществлялась через отдельно назначенных и специально обученных на курсах в НКВД связных.

Что стало с этими связными в оккупированном Киеве, до сих пор не ясно, но вот место связной между Хохловым и подпольным горкомом (Шамрило затем Ивченко) вскоре заняла, не сумевшая выйти из окружения и поэтому вернувшаяся в Киев, родная сестра Хохлова – Александра.

Жили в Киеве Хохлов В.И. и Хохлова А.И как близкие родственники в одной квартире в жилом доме по ул. Кагатная 43, ныне это проспект Победы.

Этот дом пережил войну и даже сохранился до наших дней.

В 1971 г. на лицевой стене дома была установлена, и мемориальная доска в честь Хохлова В.И. и Хохловой А.И. – киевских подпольщиках, погибших в неравной борьбе с врагом.

А подробно я остановился на этом момента по нескольким важным для организации поиска "партийного золота" причинам:

Во-первых, говоря о наличии партийной кассы у киевского подполья, мы должны резонно допускать, что сотрудникам Киевского НКВД ответные за техническую сторону организации подполья должны были заранее выбрать и оборудовать место или несколько мест для хранения материальных и особенно-золото-валютных ценностей.

Под "МЕСТОМ" тут следует понимать прежде всего "ТАЙНИК".

Причем сам ТАЙНИК должен был находится в таком месте, где бы частое появление вышеупомянутого Хохлова В.И. не вызывало у окружающих какого-либо интереса!

А где такое место могло быть у Хохлова В.И.?

Прежде всего это его квартира по ул. Кагатной, 43 в г. Киеве или какое-либо хозяйственной или подсобное помещение, находящееся в этом же доме.

Скажем принадлежащая Хохлову "кладовая" в подвале дома.

И тут, будет уместно, еще раз напомнить читателю, историю о том, что после разгрома Гестапо первого руководящего состава киевского подполья, второй состав возглавил "самозванец" – бывший нач. отдела кадров Киевского горкома ВКП (б) У – К.П. Ивкин участие которого в подполье ранее никем не планировалось.

В начале 1942 года между Ивкиным и Хохловым произошел серозный конфликт в связи с отказом В. Хохлова передать в распоряжения Ивкина золотовалютные ценности, хранящиеся в "партийной кассе".

Свой отказ в передаче ценностей В.И. Хохлов мотивировал тем, что распоряжение об этом ему может дать только лично Т.В. Шамрило.

Конфликт быстро перешел из спора в "острую фазу" и тогда Ивкин дал команду руководителю диверсионно-истребительного отряда Кудрявцев убить В. Хохлова как врага.

Что и было сделано путем отравления В. Хохлова, вовремя совместно распития спиртных напитков с его убийцами.

Завладев после убийства Хохлова ключами от его квартиры Кудрявцев и Ивкин сразу же и обыскали квартиру, но никаких ценностей нам не нашли.

И только тогда, они приняли решения о проведении налетов на работающие кассы предприятия с целью изъятия для нужд подполья советских денег. И успешно их осуществили завладев суммой в 500 000 советских рублей.

Но для нас тот факт, что Ивкин и Кудрявцев не нашли "тайника" в квартире В. Хохлова еще не значит, что его там не было!

Но на то, он и "тайник" оборудованный специалистам, чтобы его не могли легко обнаружить, тем боле такие дилетанты как Ивкин и Кудрявцев.

Поэтому первой по приоритетности задачей в поиске "партийного золота" у поисковика (поисковиков) должен стать осмотр квартира В. И. Хохлова в доме N43 по п-ту Победы в г. Киеве. Под осмотром я имею в виду поиск тайника с применением специального поискового оборудования.

Тут правда есть и одна маленькая трудность.

Уже, увы никто в Киеве не помнит в какой квартире жил Хохлов и не выяснен так же и вопрос не менялась ли нумерация квартиры доме – скажем в связи с его реконструкцией?

Поэтому поисковикам так же понадобятся и довоенные строительные чертежи или план дома.

С квартирой связан и попутный вопрос об исследовании подвалов в доме N43.

Дом старый, типичная "сталинка" и под ним (это видно и невооруженным глазом) имеются большие подвальные помещения сейчас заняты по большей части разными коммерческими предприятиями, арендующими первый этаж этого дома.

В связи с этим позволю себе выдвинуть и свою рабочую версию.

Возможно там в июне-июле 1941 года, в связи с началом войны было "оборудовано как бы для нужд жильцов" бомбоубежище.

Но, вот проектирование и строительство (переоборудование подвала) как раз могли и провести сотрудники НКВД, скрыв тем самым от жильцов и факт оборудования в этом же подвале тайника или нескольких тайников для хранения "партийной кассы".

Ну, а В. Хохлов как авторитетный среди жильцов человек (как ни как, а бывший нач. цеха на заводе "Большевик" был назначен комендантом бомбоубежища.

Вот вам и "обоснованная" для В. Хохлова "причина" часто бывать в подвале.

Но когда я уже написал первый вариант этой части, я решил лично побывать на месте чтобы все увидеть своими глазами и оценить увиденное исходя из своего оперативно-розыскного опыта.

При выходе же на место оказалось, что дом N43 имеет "г-образную форму" и имеет благоустроенный внутренний двор.

И тут мне пришлось уточнить и развить дальше свою первоначальную догадку о наличии там большого бомбоубежища.

Дело в том, что дворе дома мое внимание сразу привлекла необычно расположенная детская площадка.







Необычность ее в том, что она расположена как бы на холме правильной овальной формы высотой до 1 метра от уровня обычного тротуара или фундамента дома. И этот холм вполне может быть крышей бункера бомбоубежища. Об этом же косвенно свидетельствуют два странных бетонных сооружения на этой же детской площадке) расположенные на южной стороне, которых там никак не должно быть.

А вентиляционное устройство этого подземного сооружения тоже как бы замаскировано от шпионов под "детскую ракету – горку".

Все это хорошо видно на предлагаемый к этой части фотографиях. И вот если это подземное сооружение (а то, что это может все то угодно в том числе и бункер ГО) было построено перед войной или во время войны до сентября 1941г., то скорее всего в нем и был оборудован тайник для хранения "партийной кассы" киевского советского подполья.

Возвращаясь же к теме обследования толи квартиры, толи подвала где могут находится "тайники" надо так же прямо и отметить, то, что было "вершиной технического искусства" для НКВД в оборудовании тайников в 1941 г., легко раскрывается в наше время.

Сейчас в распоряжении поисковиков есть не только чувствительные к драгоценным металлам детекторы-металлоискатели, но и переносные ультразвуковые и рентгеновские приборы, позволяющие быстро и буквально "просветить стены" и все др. места пригодные для устройства тайников.

Если же квалифицировано проведение поиски в квартире Хохлова и подвале дома (бомбоубежище) не принесут положительных результатов, то поиск должен быть продолжен в других местах:

1.Место проживания близких родственников В.И. Хохлова.

А из всех возможных его родственников опубликованных еще советскими историками документах упоминается только одна: родной тетке Устина (Устинья) Пащенко.

Где в Киеве жила У. Пащенко автору установить не удалось. Но я думаю, что выяснить это по советским архивам не представит трудностей

2.Таким же местом хранения "партийной кассы" могла быть специально подобранная и оборудованная сотрудниками НКВД для этой цели конспиративная квартира или частный дом, где оборудовать тайник или несколько тайников гораздо легче.

Но, так ли это мы можем узнать только из документов НКВД если они будут найдены в архивах СБУ или Горкома КП (б) У где фиксировались все эти вопросы и частности подбирались проверенные "партийные кадры" для участия в подполье.

Как кстати, так и было в свое время сделано с тайниками для снабжения разведгруппы еще одного героя киевского подполья кадрового сотрудника НКВД СССР И. Кудри.

Тогда для этих целей была в районе Крещатика силами НКВД СССР оборудована специальная явочная квартира, но когда одни сотрудники НКВД готовили явки, то в это же время другие сотрудники того ж НКВД готовили сам дома к подрыву.

Вот и получилось, что дом где был тайный "склад снабжения" группы Кудри в сентябре 1941 г. советскими диверсантами был взорван, и разведгруппа И. Кудри осталась как без связи, так и без средств к существованию.

Что в конечном итоге, если не считать и дополнительных ошибок, допущенных самими подпольщиками и привело к ее провалу, гибели самого И. Кудри и ряда его активных помощников (из числа киевских подпольщиков).

Сам же рассказ об И. Кудре, будет помещен в отдельном очерке этого цикла статей.

В заключение я хочу остановится на не менее важном обстоятельстве которое так же должен знать и учитывать в своей работе поисковик, заинтересовавшийся данной информацией – юридическое урегулировании вопросов с поиском кладов в Украине.

1. Действующее на сегодня законодательство Украины не знает такого вида хозяйственной деятельности как – "ПОИСК КЛАДОВ".

2. В связи с чем в случае нахождения клада (стариной вещи (вещей) или золотовалютных ценностей "счастливчик" нашедший КЛАД должен немедленно связаться с ближайшим территориально расположенным органом Внутренних Дел Украины и сообщить о своей находке.

3. Прибывшие по вызову сотрудники милиции в присутствии понятых и лица нашедшего КЛАД протоколом осмотра фиксируют и место находки КЛАДА и количество найденных старинных предметов или золотовалютных ценностей. При чем каждая вещь подлежит описанию и фотографированию.

Протокол подписывается всеми участника, а его копия вручается лицу, нашедшему клад.

Но зная не всегда добросовестное отношение украинских сотрудников милиции к выполнению возложенных на них обязанностей лицам не лишним будет рекомендовать гражданам, нашедшим клад сами сначала сфотографировать (или записать на видео) и пересчитать все найденные "сокровища", а потом составить их опись. И об этом не рекомендуется уведомлять работников милиции иначе они могут изъять все эти материалы, и вы никому потом не докажите, что нашли клад.

Эти материалы при необходимости могут судом быть признано доказательством с споре как с сотрудниками милиции, присвоившим вашу находку так и с государством в целом, при решении вопроса в суде о принудительном взыскании с Министерства финансов Украины 20% стоимости найденного клада.

Далее сотрудники милиции передают ценности в соответствующие гос. органы которые также осматривают все найденные предметы и ценности и оценивают их стоимость по современным ценам.

После этого, лицо нашедшее КЛАД может потребовать от государства выплаты ему причитающихся 20%, от оцененной его стоимости.

Но если КЛАД нашли на участке или в помещении (квартире) у которого есть частный владелец, то эти 20% делятся на двоих. Если между сторонами не достигнуто согласия о разделе, то вся прибыль принадлежит хозяину территории.

Такая вот дилемма, которую поисковик должен решить заранее путем заключения с владельцем террарии письменного договора на проведения поисковых работ в котором должен быть и записан пункт о распределении полученного вознаграждения за найденный и сданный государству клад.

Коментарі









© 2007 - 2012, Народна правда
© 2007, УРА-Інтернет – дизайн і програмування

Передрук матеріалів дозволяється тільки за умови посилання на "Народну правду" та зазначення автора. Використання фотоматеріалів із розділу "Фото" – тільки за згодою автора.
"Народна правда" не несе відповідальності за зміст матеріалів, опублікованих авторами.

Технічна підтримка: techsupport@pravda.com.ua