Пошук на сайті:
Знайти



Народні блоги

Додати стрічку статей сайту до свого iGoogle
Останні публікації

Новые данные о количестве и личном составе польских военнопленных в СССР за период с сентябрь 1939 г. по август 1941 г. ч.2


2
Рейтинг
2


Голосів "за"
2

Голосів "проти"
0

Опускали ли в НКВД СССР польских военнопленных?

Новые данные о количестве и личном составе польских военнопленных в СССР за период с сентябрь 1939 г. по август 1941 г. ч.2
ч.2

Опускали ли в НКВД СССР польских военнопленных?

Как я уже писал, в первой части этой работы, большинство российских историков, при подсчете поляков (из числа граждан Польши), попавших в плен в СССР в сентябре 1939 г. и находившихся там в этом статусе (с содержанием в тюрьмах и лагерях НКВД СССР) до августа 1941 год, а обязательно занижают их общее число.

И при этом, в свое оправдание все они говорят, что мол, да, в плен в РККА взяли примерно 250 000, но затем, якобы рядовых солдат и часть младших командиров, из числа жителей или уроженцев территорий аннексированных СССР (и вскоре включённых в состав территорий на время своих марионеточных республик Белоруссии (БССР) и Украины УССР), распустили по домам, где они якобы и пополнили ряды остальных советских граждан.

И тут нам пора задаться вопросом:

Так ли это?


И если так, то, тогда кого, когда и по каким мотивам освобождали в СССР из лагерей для военнопленных или из приемно-распределительных пунктов для военнопленных?

Так же было бы интересным узнать о дальнейшей судьбе этих освобожденных польских граждан?

Но этот вопрос (точный учет количества военнопленных польских граждан в СССР за сентябрь 1939 г. -август 1941 г.), имеет еще одну важную особенность.

Ведь не всех освобождённых из советских лагерей для военнопленных, оставляли в СССР!

В НКВД СССР часть заключённых польских граждан (солдат и офицеров) по договорённости с Германией как уроженцев или жителей территорий Польши захваченных Германией, были отправлены в Третий Рейх.

Но и Германия в свою очередь так же передала в СССР большое количество польских граждан из числа жителей территории аннексированных там.

И вот эта взаимная передача польских военнопленных между Германией и СССР еще больше запутала и так уже запутанную, (особенно после начала международного скандала после обнаружения в 1943 г. фактов с расстрела польских военнопленных в Катыни), статистку НКВД СССР.

В связи чем, уважаемый читатель давайте и займемся изучением вопроса об "освобождении польских граждан из лагерей в СССР начиная за период с октября 1939 г. и до 22.06.1941 г., а все выводы сделаем, после изучения документов и сверки всех цифр.

А вся эта история с "освобождением польских военнопленных в СССР" началась 23 сентября 1939 г. когда Нарком обороны СССР К. Ворошилов, издал приказ, в котором предписывалось:

: "Военнопленных крестьян Западной Белоруссии и Западной Украины, если они представят документы, удостоверяющие, что они действительно были мобилизованы поляками, разрешается освободить".

Проверкой было установлено, что такой приказ был, но вот выполнить его тогда не успели, потому что следующий день т.е. 24 сентября 1939 г. в письме Сталину начальник Политуправления (ПУ) РККА армейский комиссар I ранга Л.З. Мехлис



пожаловался на то, что после приказа об освобождении рядового состава, проживающего на территории, отошедшей к СССР, польские солдаты заполонили все дороги, а многие пытаются пробраться в районы, занятые немцами.

Начальник ПУ подчеркнул, что будет категорически требовать исполнения приказа о задержании всех военных и полицейских, и передаче их НКВД, поскольку это предписание так и осталось на бумаге.

И. Сталин поддержал Мехлиса, и 25 сентября 1939 г. Нарком К.Ворошилов распорядился, не применять приказ от 23 сентября 1939 г. об освобождении военнопленных.

Исполняя поручение наркома, начальник Генерального штаба Б.М. Шапошников, передал по прямому проводу:

"Волковыск. Командующему войсками БОВО. Тарнополь. Командующему войсками КОВО.

Копия НКВД, т. Берия.

"Народного комиссара телеграмму от 23 сентября 1939 г. N75928, разрешающую освобождать военнопленных крестьян Западной Белоруссии и Западной Украины, не применять.

Повторяю, не применять. Указания об использовании военнопленных будут даны дополнительно"

Ну, а тех солдат, кого за два дня якобы успели отпустить, сотрудники НКВД СССР снова вскоре быстро задержали и оправили в лагеря для военнопленных.

К тому же, первые партии с военнопленными с пересыльных пунктов еще 20 сентября 1939 г. отправлены в Козельский и Путивльский лагеря, а затем и в другие лагеря.

Так 24-25 сентября из Шепетовки в Южский лагерь были отправлены 3 тыс. человек,

из Волочиска в Козельщанск – 7 тыс.,

из Каменец-Подольска и Ярмолинцев в Старобельск – 7 тыс.,

в Оранск – 3 тыс. военнопленных.

А всего 24-25 сентября 1939 г. отправлено 20 000 военнопленных!

1 октября Сопруненко (Начальник управления НКВД СССР по делам военнопленных) телеграфировал начальнику Старобельского лагеря капитану государственной безопасности А.Г. Бережкову:

"Всего Вам отправлено восемь тысяч единиц. Готовьте места"

На 2 октября 1939 г. в 10 лагерях НКВД СССР было: 55 470 человек.

в Козельском лагере уже находилось 8813 человек,

в Путивльском – 5710,

Осташковском – 8731,

Старобельском – 7351,

Козельщанском – 6202,

Южском – 7 тыс.,

Юхновском – 2743,

Вологодском – 3 тыс.,

Грязовецком – 3 тыс.,

Оранском – 2930 человек

И вот что мне, при подготовке этой статьи удалось собрать по некоторым из вышеперечисленных лагеря:

"Путивльский лагерь (начальник – майор Н.Н. Смирнов, комиссар – батальонный комиссар С.П. Васягин), поступление военнопленных в который началось 22 сентября и продолжалось до 21 октября.

Общая численность военнопленных достигала 8753 человек, в том числе 8199 поляков, 157 украинцев, 143 белоруса, 155 евреев, 28 человек других национальностей.

На 20 октября там находилось 6725 военнопленных, в том числе 1462 офицера, 490 полицейских, 232 беженца и 3841 солдат и унтер-офицер.

Лагерь был создан на базе Сафроньевского монастыря, в 40 км от г. Путивля и в 12 км от ближайшей железнодорожной станции Теткино. Лагерь окружали болота, подъезды к нему были крайне затруднены. Кроме основной территории (ее называли "городком"), имелось три отделения в поселках, где некогда жили торфоразработчики

Козельщанский лагерь (начальник – старший лейтенант госбезопасности В.Л. Соколов, комиссар – капитан Ф.С. Акуленко) разместился на окраине Козельщины, районного центра Полтавской области, в 500 метрах от железнодорожной станции с тем же названием, в помещениях бывшего Козельщанского монастыря и в зданиях, выделенных райисполкомом. (в школе-десятилетке, больнице, райкоме комсомола, редакции газеты, библиотеке, клубе и в жилом доме) и совхозом "Козельщина" (в жилых домах, складах, конюшне, свинарнике, конторе).

В капитальных домах удалось разместить лишь половину из прибывших с 1 по 8 октября 6203 польских военнослужащих.



В летних палатках жили 1179 человек, в свинарниках – 1105.

Южский лагерь (начальник – младший лейтенант госбезопасности А.Ф. Кий, комиссар – старший лейтенант г/б Г.В. Короткое) был расположен в местечке Талицы, в 30 км от г. Южа и 47 км от станции Вязники Горьковской железной дорогиX. Он мог принять около 6 тыс. человек, поступило же в лагерь с 1 по 4 октября 11640 военнопленных. Лагерь состоял из 14 одноэтажных бараков, вмещавших по 150 пленных, и 10 двухэтажных – по 450 человек.

Юхновский лагерь (начальник – майор Ф.И. Кадышев, комиссар – батальонный комиссар Е.Ш. Гильченок) был организован на базе туберкулезного санатория "Павлищев Бор" (бывшая помещичья усадьба), в 500 м от деревни Щелканово. Ближайшая к нему железнодорожная станция Бабынино находилась в 32 кмXI. К 5 октября там разместились уже 8096 человек. Лагерь состоял из одного двухэтажного и трех одноэтажных зданий. Люди жили на верандах, в конюшнях, сараях при температуре от +3° до +7°. Многие с трудом находили место, чтобы сесть. В комнату набивалось по 75 человек

Вологодский (Заоникиевский) лагерь был учрежден 20 сентября 1939 г.; 23-го туда уже прибыли рядовые, мобилизованные для несения вахтерской службы и обслуживания военнопленных; 26 и 27 сентября – командный состав, в основном из запаса РККА. Лагерь был организован на месте детского дома областным отделом Главного управления исправительно-трудовых колоний (ГУИТК). 4-6 октября поступило 3450 военнопленных, что значительно превышало лагерные возможности39.

В Вологодской области находился еще один лагерь – Грязовецкий, в 7 км от г. Грязовец и в 8 км от железнодорожной станции, в бывшем монастыре, превращенном впоследствии в дом отдыха Северолеса. Территория Грязовецкого лагеря составляла всего 5000 кв. м, на ней были размещены семь корпусов, в которые втиснули более 3 тыс. польских военнослужащих,

Только в одном корпусе были сделаны трехъярусные нары, в остальных люди спали прямо на полу, Кухня была настолько маломощной, что пищу готовили в три приема.

Недалеко от Богородска в Горьковской области, близ села Оранки, 22 сентября начали разворачивать Оранский лагерь (начальник – ст. лейтенант г/б Сорокин, комиссар – лейтенант г/б В.Д. Кузнецов).

К 1 октября он был готов принять 4 тыс. человек, как и предусматривалось приказом Берии N0308 от 19 сентября 1939 г. Однако с 1 по 8 октября туда прибыло 7063 военнослужащих польской армии. В середине октября в лагере находилось 5313 военнослужащих, включая 5146 рядовых, 133 офицера, 32 полицейских, двух женщин – беженку и санитарку

Не лучше если не хуже обстояли дела и в двух оставшихся лагерях Козельском и Старобельском.

И отсюда впервые видно, что за 13 дней сначала вторжения в Польшу в СССР было не 2 лагеря для польских пленных (Козельский и Путивльский и даже не 8 как следует из приказа Л. Берия, а 10 лагерей НКВД (ведь сюда добавились Вологодский и Грязовецкие лагеря) и, что все вышеназванные лагеря ко 2 октября 1939г., уже были забиты до отказа и поэтому к приему нового большого количества людей они не были готовы.

Но это так если только основываться на советской статистике пленных, на приёмных пунктах ещё оставалось где-то 200 000 человек, а если основываться на цифре впервые доказанной украинскими историками в 453 500 человек то в НКВД СССР, еще предстояло определятся с вопросом "Куда деть эти оставшиеся 400 000 человек!?

Такая неподготовленность лагерей к приему столь большого числа военнопленных, отсутствие необходимых для пропитания (даже 250 тыс. человек) запасов продуктов, невозможность поддерживать элементарные санитарные условия, а также политические соображения, связанные с предстоявшим вхождением Западной Белоруссии и Западной Украины в состав СССР, побудили сталинское руководство изменить свои прежние распоряжения и создать Комиссию для решения вопроса о разгрузке лагерей, в составе А.А. Жданова (председатель), Берии и Мехлиса.

И тут будет уместно чтителю самому прочесть первоисточники т.е. ознакомится с найденными в архива России документами:

Первый документ сообщает о том что планировалось сделать
:



1939 г., ОКТЯБРЯ 2, МОСКВА. –

СОПРОВОДИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Л. П. БЕРИИ И НАЧАЛЬНИКА ГЛАВНОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО УПРАВЛЕНИЯ РККА Л. 3. МЕХЛИСА СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП (б) А. А. ЖДАНОВУ

С ПРИЛОЖЕНИЕМ ПРОЕКТА "ПОСТАНОВЛЕНИЯ О ВОЕННОПЛЕННЫХ"

N. 4430/БОсобая папка

ЦК ВКП (б)

товарищу ЖДАНОВУ1

Представляем при этом проект Постановления о военнопленных.

Л. Берия

Л. Мех[лис]2

Особая папка

Проект

Постановление комиссии тов. Жданова

1. Военнопленных солдат-украинцев, белорусов и других национальностей, родина которых на территории Западной Украины и Западной Белоруссии – распустить по домам.

2. Для строительства дороги Новоград-Волынский – Корец – Львов оставить 25 тысяч военнопленных на срок до конца декабря (окончание строительства 1-й очереди).

3. Выделить в отдельную группу военнопленных солдат, родина которых находится в немецкой части Польши, и содержать их в лагерях до переговоров с немцами и решения вопроса об отправке их на родину.

4. Для военнопленных офицеров организовать отдельный лагерь.

Офицеров в чине от подполковника до генерала включительно, а также крупных государственных и военных чиновников, содержать отдельно от остального офицерского состава в особом лагере.

5. Разведчиков, контрразведчиков, жандармов, тюремщиков и полицейских содержать в отдельном лагере.

6. Задержанных чехов в числе около 800 человек содержать, до окончания войны Англии и Франции с Германией, в лагере на положении интернированных.

Офицеров разместить отдельно.

7. Обязать Экономсовет выделить Управлению по делам военнопленных для обслуживания военнопленных 20 кинопередвижек и 5 походных типографий.

8. Установить для военнопленных офицеров несколько улучшенный паек против установленного для солдат.

9. Обязать Центросоюз организовать при лагерях продуктовые и промтоварные ларьки.

10. Все военнопленные как офицеры, так и солдаты обязаны все ценности, а также деньги, сверх нормы, установленной Управлением по делам военнопленных, сдать администрации лагерей на хранение под квитанцию.

11. Разместить военнопленных в следующих лагерях:

а) генералов, подполковников, крупных военных и государственных чиновников в Заоникеевском лагере Вологодской области; всех остальных офицеров в Южском лагере Ивановской области;

б) разведчиков, контрразведчиков, жандармов, полицейских и тюремщиков в Осташковском лагере Калининской области;

в) пленных солдат, родина которых находится в немецкой части Польши, содержать в Козельском лагере Смоленской области и Путивльском лагере Сумской области;

г) интернированных чехов содержать в Старобельском лагере Ворошиловградской области.

Л. БерияЛ. Мех[лис]

Помета в правом нижнем углу сопроводительного письма красным карандашом: "Вопрос решен. Архив о[собой] п[апки]. 2.Х.39"*

АПРФ, ф. 3, оп. 50, д. 410, лл. 151-152. Подлинник.

В следующем документе Л.Берия меняет первоначальные планы правительства СССР по польским военнопленным.

1939 г., ОКТЯБРЯ 3, МОСКВА. – ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА1 Л. П. БЕРИИ И Л. 3. МЕХЛИСА И. В. СТАЛИНУ ПО ВОПРОСУ О ВОЕННОПЛЕННЫХ*

N4433/сСов. секретно

ЦК ВКП (б)

товарищу СТАЛИНУ

При этом представляем на Ваше рассмотрение следующие предложения, разработанные нами по вопросу о военнопленных:


1. Военнопленных "солдат*-украинцев, белорусов и других национальностей, родина которых на территории Западной Украины и Западной Белоруссии, – распустить по домам.

2. Для строительства дороги Новоград-Волынский – Корец – Львов оставить 25000 военнопленных на срок до конца декабря (окончание строительства 1-й очереди).

3. Выделить в отдельную группу военнопленных солдат, родина *которых находится в немецкой части Польши*, и содержать их в лагерях до переговоров с немцами и решения вопроса об отправке их на родину.

4. Для военнопленных офицеров организовать отдельный лагерь.

Офицеров в чине от подполковника до генерала включительно, а также крупных государственных и военных чиновников, содержать отдельно от остального офицерского состава в особом лагере.

5. Разведчиков, контрразведчиков, жандармов, тюремщиков и полицейских содержать в отдельном лагере.

6. Задержанных чехов, в числе около 800 человек, **содержать до окончания войны Англии и Франции с Германией в лагере на положении интернированных. Офицеров разместить отдельно. **

7. Обязать Экономсовет выделить Управлению по делам военнопленных для обслуживания военнопленных 20 кинопередвижек и 5 походных типографий.

8. Установить для военнопленных офицеров несколько улучшенный паек против установленного для солдат.

9. Обязать Центросоюз организовать при лагерях продуктовые и промтоварные ларьки.

10. Все военнопленные как офицеры, так и солдаты обязаны все ценности, а также деньги, сверх нормы, установленной Управлением по делам военнопленных, сдать администрации лагерей на хранение под квитанцию.

11. Разместить военнопленных в следующих лагерях:

а) генералов, подполковников, крупных военных и государственных чиновников ***в Заоникеевском лагере Вологодской области; всех остальных офицеров в Южском лагере Ивановской области;

б) разведчиков, контрразведчиков, жандармов, полицейских и тюремщиков – в Осташковском лагере Калининской области;

в) пленных солдат, родина которых находится в немецкой части Польши, содержать в Козельском лагере Смоленской области и Путивльском лагере Сумской области.

****г) интернированных чехов содержать в Старобельском лагере Ворошиловградской области.

Настоящие предложения нами представлены в Комиссию тов. Жданова.

Л.Берия


Л. Мех[лис]

*****3/Х-39г.*****

АПРФ, ф.З, on. 5, А614, лл. 228-230. Подлинник. На бланке НКВД СССР.

* По тексту докладной записки, видимо, секретарем И. В. Сталина, было оформлено решение Политбюро ЦК ВКП (б): перед п.1 чернилами поставлен знак абзаца и знак X, обозначающий начало текста решения.

*-* Подчеркнуто красным карандашом И. В. Сталиным.

***** Зачеркнуто красным карандашом И. В. Сталиным и вписано им же поверх зачеркнутого текста: "отпустить, взяв с каждого из них подписку, что не будут воевать против СССР".

***_*** зачеркнуто простым карандашом. После слова "офицеров" вставка И. В. Сталина, сделанная красным карандашом в левом верхнем углу листа: "поместить на Юге (в Старобельске]) ", после слова "чиновников" вставлен союз "и".

****-**** вычеркнуто красным карандашом И. В. Сталиным.

КОММЕНТАРИИ К ДОКУМЕНТАМ

1 В основе документа лежит текст предыдущего документа. Однако его отличает бланк НКВД СССР, иной адресат и, главное, поправки, сделанные И. Сталиным. Обращает на себя внимание предложенное генсеком разное отношение к чешским и польским военнопленным.

Теперь идет документ о том что было решено в конечном итоге, в отношении польских военнопленных:

1939 г., ОКТЯБРЯ [3]1, МОСКВА. –

ВЫПИСКА ИЗ ПРОТОКОЛА N7 (ПУНКТ 260) ЗАСЕДАНИЯ ПОЛИТБЮРО ЦК ВКП (б) С РЕШЕНИЕМ О ВОЕННОПЛЕННЫХ

п. 260Строго секретно

Из о[собой] п[апки]

Всесоюзная Коммунистическая партия (большевиков). Центральный Комитет.

NП7/260

2 октября 1939 г.Тт. Берия, Ворошилову, Мехлису,

Молотову – все; Помазневу – 7,9;

Хохлову – 9.

Решение от 2.Х.39 г.

260. – О военнопленных.

(П[олит] б[юро] от 1.Х.39 г., пр[отокол] N7, п. 252-п/п 32) 2

Утвердить следующие предложения тт. Берия и Мехлиса:

1. Военнопленных солдат-украинцев, белорусов и других национальностей, родина которых на территории Западной Украины и Западной Белоруссии -распустить по домам.

2. Для строительства дороги Новоград-Волынский – Корец – Львов оставить 25000 военнопленных на срок до конца декабря (окончание строительства 1-й очереди).

3. Выделить в отдельную группу военнопленных солдат, родина которых находится в немецкой части Польши, и содержать их в лагерях до переговоров с немцами и решения вопроса об отправке их на родину.

4. Для военнопленных офицеров организовать отдельный лагерь. Офицеров в чине от подполковника до генерала включительно, а также крупных государственных и военных чиновников, содержать отдельно от остального офицерского состава в особом лагере.

5. Разведчиков, контрразведчиков, жандармов, тюремщиков и полицейских содержать в отдельном лагере.

6. Задержанных чехов в числе около 800 человек отпустить, взяв с каждого из них подписку, что не будут воевать против СССР.

7. Обязать Экономсовет выделить Управлению по делам военнопленных для обслуживания военнопленных 20 кинопередвижек и 5 походных типографий.

8. Установить для военнопленных офицеров несколько улучшенный паек против установленного для солдат.

9. Обязать Центросоюз организовать при лагерях продуктовые и промтоварные ларьки.

10. Все военнопленные как офицеры, так и солдаты обязаны все ценности, а также деньги, сверх нормы, установленной Управлением по делам военнопленных, сдать администрации лагерей на хранение под квитанцию.

11. Разместить военнопленных в следующих лагерях:

а) генералов, подполковников, крупных военных и государственных чиновников и всех остальных офицеров поместить на Юге (в Старобельске);

б) разведчиков, контрразведчиков, жандармов, полицейских и тюремщиков – в Осташковском лагере Калининской области;

в) пленных солдат, родина которых находится в немецкой части Польши, содержать в Козельском лагере Смоленской области и Путивльском лагере Сумской области.

Секретарь ЦК



Помета в нижней части 2-го листа документа: "Оформлено СНК СССР З.Х.39. N1626-390сс".*

АПРФ, ф. 3, on. 50, д. 410, лл. 148-149. Копия. На бланке выпискииз протокола заседания Политбюро ЦК ВКП (б)."

1 Решение по вопросу о военнопленных члены Политбюро приняли 3 октября, о чем свидетельствует письмо Л.П.Берии к И.В.Сталину от 3 октября с их визами в пользу предлагавшегося наркомом внутренних дел проекта решения.

По всей видимости, протоколы заседаний Политбюро оформлялись не всегда в день заседания, и вопрос о военнопленных был вставлен в протокол предшествующего дня.

2 29 октября 1939 г. Л.П.Берия информировал В.М.Молотова о том, что проведена подготовительная работа по обеспечению выезда чехов из СССР – от всех получены анкеты-заявления, причем 553 из них выразили желание выехать во Францию через Румынию, 82 – в Румынию.

"Все чехи дали подписку не бороться против СССР, где бы они ни находились. Прошу Вашего распоряжения НКИД СССР получить от Румынского правительства разрешение на их въезд в Румынию", – писал нарком внутренних дел СССР (ЦХИДК, ф. 1/п, оп. 1а, д. 1, л. 126).

Однако въездные визы от Румынии получены не были, и вопрос о выезде чехов затянулся более чем на год – до весны 1941 г.

Далее уже на основании решения ПОЛИТБЮРО ЦК ВКП (б) в НКВД СССР был издан новый приказ непосредственно регулировавший работу НКВД ССР по всем вопросам польских пленных.

1939 г., ОКТЯБРЯ 3, МОСКВА. –

ПРИКАЗ N001177 Л. П. БЕРИИ

ОБ ОСВОБОЖДЕНИИ ВОЕННОПЛЕННЫХ СОЛДАТ – ЧЕХОВ, БЕЛОРУСОВ, УКРАИНЦЕВ И ДРУГИХ УРОЖЕНЦЕВ ЗАПАДНОЙ БЕЛОРУССИИ, И ЗАПАДНОЙ УКРАИНЫ И ПОРЯДКЕ СОДЕРЖАНИЯ ВОЕННОПЛЕННЫХ ДРУГИХ КАТЕГОРИЙ В ЛАГЕРЯХ НКВД СССР

Сов. секретно

Приказ народного комиссара внутренних дел СССР за 1939 г.

3 октября 1939 годаN001177г. Москва

В соответствии с решением Правительства о военнопленных* приказываю:

1. Военнопленных солдат – украинцев, белорусов и других национальностей, родина которых на территории Западной Украины и Западной Белоруссии – распустить по домам.

2. Военнопленных лагеря на строительстве дороги Новоград-Волынский – Корец – Львов в составе 25 тысяч военнопленных оставить до окончания строительства первой очереди дороги (конец декабря 1939 г.) '.

3. Задержанных чехов отпустить. Роспуск произвести согласно моей особой директивы.

4. Военнопленных солдат, родина которых находится в немецкой части Польши, содержать в лагерях: Козельском Смоленской области и в Путивльском Сумской области, впредь до особых указаний.

5. Военнопленных генералов, офицеров, крупных военных и государственных чиновников сосредоточить в Старобельском лагере Ворошилов-градской области.

Генералов, полковников, подполковников, крупных военных и государственных чиновников содержать отдельно от прочего офицерского состава.

6. Разведчиков, контрразведчиков, жандармов, тюремщиков и полицейских сосредоточить в Осташковском лагере Калининской области.

7. Начальникам областных управлений НКВД Полтавской, *Сумской* Ворошиловградской, Горьковской, Ивановской, Вологодской, Смоленской и Калининской совместно с начальниками и комиссарами лагерей, путем проверки имеющихся у военнопленных документов, личным опросом военнопленных и свидетельскими данными установить:

а) солдат, подлежащих роспуску по домам, согласно п. 1 настоящего приказа, выделив их в отдельные группы (по местожительству, по воеводствам) и подготовить к отправке;

б) солдат военнопленных, жителей польской территории, отошедшей Германии, и подготовить их к отправке в Козельский и Путивльский лагеря;

в) разведчиков, контрразведчиков, жандармов, полицейских и тюремщиков и подготовить их к отправке в Осташковский лагерь;

г) генералов, офицеров, крупных военных и государственных чиновников и подготовить их к отправке в Старобельский лагерь.

8. Начальникам УНКВД и начальникам лагерей не позже 8 октября телеграфно представить Управлению по делам о военнопленных точные сводные данные по всем категориям военнопленных и заявки на их перевозку.

9. Заместителю народного комиссара внутренних дел БССР тов. Решетникову и начальникам приемных пунктов военнопленных по Белорусской ССР обеспечить на приемных пунктах отбор и направление военнопленных в соответствии с п. 7 настоящего приказа.

10. Заместителю народного комиссара внутренних дел УССР тов. Горлинскому и начальникам приемных пунктов военнопленных по Украинской ССР из состава всех военнопленных солдат, имеющихся на приемных пунктах, укомплектовать в лагерь строительства дороги Новоград-Волынский – Корец – Львов, по заявкам начальника строительства тов. Федюкова.

После укомплектования лагеря строительства до установленной численности – 25 тысяч военнопленных – отбор и направление поступающих на приемные пункты военнопленных производить в соответствии с п. 7** настоящего приказа.

11. Разработку маршрутов направления военнопленных, обеспечение перевозок и питание в пути возлагаю на моего заместителя, комдива тов. Чернышева и начальника Управления по делам о военнопленных майора тов. Сопруненко.

Народный комиссар внутренних дел СССР

комиссар государственной безопасности I рангаЛ. Берия

ГАРФ, ф. 9401, оп.1, д. 524, лл. 395-398. Подлинник.

КОММЕНТАРИИ К ДОКУМЕНТАМ

1 Этот пункт приказа не был выполнен; военнопленные оставались на строительстве вплоть до эвакуации в конце июня 1941 г.

Освобождены они были лишь в первых числах сентября в связи с формированием Польской армии под командованием генерала В.Андерса и с передачей их в ее состав.

Кроме ПриказаN001177 от 03.10.1939 г. в НКВД СССР, по вопросу польских пленных была подготовлена и разослана на места и специальная ДИРЕКТИВА.

1939 г., ОКТЯБРЯ 3, МОСКВА. -

ДИРЕКТИВА ПО ПРЯМОМУ ПРОВОДУ Л. П. БЕРИИ НАРКОМАМ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ БЕЛОРУССКОЙ ССР И УКРАИНСКОЙ ССР, НАЧАЛЬНИКАМ УНКВД И ЛАГЕРЕЙ ДЛЯ ВОЕННОПЛЕННЫХ ОБ ОТПРАВКЕ НА РОДИНУ СОЛДАТ – УРОЖЕНЦЕВ ЗАПАДНОЙ БЕЛОРУССИИ И ЗАПАДНОЙ УКРАИНЫ И О ПОРЯДКЕ СОДЕРЖАНИЯ ДРУГИХ КАТЕГОРИЙ ВОЕННОПЛЕННЫХ В ЛАГЕРЯХ НКВД СССР

N4441/БСов, секретноВручить немедленно С изъятием ленты

Вологда УНКВД т. Кондакову,

ст. Заоникеево, Северной ж. д., лагерь НКВД Матвееву;

ст. Грязовец, Северной ж.д. лагерь НКВД Филиппову;

Калинин УНКВД т. Токареву,

г. Осташков, лагерь НКВД Борисовцу;

Смоленск УНКВД т. Куприянову,

г. Юхнов, лагерь НКВД Кадышеву;

г. Козельск лагерь НКВД Королеву;

Сумы УНКВД т. Вещеникину,

г. Путивль, лагерь НКВД Смирнову;

Полтава УНКВД т. Бухтиарову,

Козельщаны, лагерь НКВД Соколову;

Ворошиловград УНКВД т. Череватенко,

г. Старобельск, лагерь НКВД Бережкову;

Горький УНКВД т. Губину,

Богородский район, село Оранки, лагерь НКВД Сорокину;

Иваново УНКВД т. Блинову,

г. Южа, лагерь НКВД т. Кию;

Минск НКВД т. т. Бочкову, Цанаве, Решетникову;

Львов т.т. Меркулову, Серову; Киев, НКВД т. Горлинскому.

Приказываю:

1. Военнопленных солдат украинцев, белорусов и других национальностей, жителей Станиславовского, Львовского, Тарнопольского и Луцкого воеводств Западной Украины и Новогрудского, Виленского, Белостокского и Полесского воеводств Западной Белоруссии распустить по домам.

2. Военнопленных солдат, родина которых находится в немецкой части Польши, т. е. жителей воеводств, отошедших к Германии, содержать в Козельском лагере Смоленской области и в Путивльском лагере Сумской области, впредь до особых указаний.

3. Военнопленных генералов, офицеров, крупных военных и государственных чиновников сосредоточить в Старобельском лагере Ворошилов-градской области.

4. Разведчиков, контрразведчиков, жандармов, тюремщиков и полицейских сосредоточить в Осташковском лагере Калининской области.

5. Выполнение данных указаний провести в следующем порядке: начальнику УНКВД, начальнику и комиссару лагеря в трехдневный срок с момента получения директивы проверить документы каждого пленного и дополнительным личным опросом и свидетельскими данными установить принадлежность каждого пленного к нижеследующим группам:

а) солдаты военнопленные, жители Станиславовского, Львовского, Тарнопольского и Луцкого воеводств Западной Украины и Новогрудского, Виленского, Белостокского и Полесского воеводств Западной Белоруссии.

Этих солдат сгруппировать по признаку их местожительства по воеводствам и подготовить к отправке;

б) солдаты военнопленные, родина которых находится в немецкой части Польши, т. е. жители воеводств, отошедших к Германии. Эти военнопленные подлежат отправке в Козельский и Путивльский лагеря.

Территорией немецкой части Польши считаются Люблинское, Варшавское, Келецкое, Краковское, Лодзинское, Поморское, Познаньское и Силезское воеводства, а также некоторые населенные пункты Белостокского и Львовского воеводств Западной Украины и Западной Белоруссии, по которым проходит линия государственной границы между СССР и Германией.

в) разведчики, контрразведчики, жандармы, полицейские и тюремщики. Эти военнопленные подлежат отправке в Осташковский лагерь;

г) генералы, офицеры, крупные военные и государственные чиновники, подлежащие отправке в Старобельский лагерь;

д) при проверке документов и отборе военнопленных по вышеуказанным признакам, необходимо учесть, что многие из военнопленных, особенно разведчики, контрразведчики, полицейские, а также офицеры и крупные чиновники, будут скрывать свое настоящее лицо; а в некоторых случаях будут иметь поддельные документы. Задача состоит в том, чтобы не допустить освобождения из лагерей кого-либо из вышеназванных лиц под видом солдата.

6. Вся работа по отбору, группированию и подготовке к отправке военнопленных должна быть закончена к 8 октября.

К этому же сроку начальники УНКВД и начальники лагерей должны телеграфно представить Управлению по делам военнопленных сводные данные о количестве военнопленных по всем указанным выше категориям и заявки на их перевозку.

Заявки на перевозку должны быть представлены с учетом доставки эшелонами отпускаемых домой военнопленных солдат в два пункта: жителей Западной Белоруссии до Барановичи и жителей Западной Украины до ст. Тарнополь.

7. Отправка эшелонов распускаемых военнопленных производится по особому указанию Управления по делам военнопленных. При этом необходимо группировать отправляемых по признаку местожительства.

8. В помощь начальнику лагеря для проведения данной директивы командируется ____________*

НКВД СССРЛ. Берия

Помета в левом верхнем углу 1-го листа: "В особ[ое] дело. П.Сопру[ненко]. 27.12.39".

ЦХИДК, ф. 1/п, оп. 1а, д. 1, лл. 89-92. Заверенная копия.



И несколько слов по поводу этой "ДИРЕКТИВЫ от 3 октября 1939 г.!

Тут у нас появляется новый лагерь куда были помещенные польские военнопленные: ст.Заоникеево, Северной ж. д., лагерь НКВД начальник лагеря Матвеев;

Но, при этом в предыдущей статистике о количестве военнопленных на 2 октября 1939 г... в 10 лагерях НКВД СССР было: 55 470 человек. Но, тут этот лагерь не упоминается вовсе!

в Козельском лагере уже находилось 8813 человек,

в Путивльском – 5710,

Осташковском – 8731,

Старобельском – 7351,

Козельщанском – 6202,

Южском – 7 тыс.,

Юхновском – 2743,

Вологодском – 3 тыс.,

Грязовецком – 3 тыс.,

Оранском – 2930 человек

И такой факт есть еще одно свидетельство, о фальсификации данных НКВД СССР о польских военнопленных!

Ведь лагерь есть, там есть польские военнопленные, начальнику лагеря приказано разобраться с вопросом об освобождении части заключенных, а никаких статических данных по количестве заключённых в лагере нигде нет!

Но, в конечном итоге, по всем сведениям переданным в НКВД ССР с мест содержания польских военнопленных по состоянию на 18 октября 1939 г. было установлено, что только 42.4 тыс., из общего количества военнопленных, подлежат отпуску по приказу N001177 от 03.10.1939 г.!

Однако далеко не все солдаты и унтер-офицеры польской армии – жители Западной Украины и Западной Белоруссии – были в действительности распущены по домам.

Ведь 30.3 тыс. из 42.4 тыс. подлежавших отпуску были задержаны и направлена в СССР в уже в "трудовые лагеря для военнопленных". Они мало отличались по условиям содержания от обычных концентрационных лагерей, ну разве тем что паек был побольше, но и этот отличие нивелировалось принудительным каторжным трудом!

Так начале третьей декады сентября 1939 г. большая группа военнопленных – 20 тыс. человек – решением Совнаркома СССР и его Экономического Совета (председатель А.И. Микоян) была направлена на строительство дороги Новоград-Волынский – Львов (строительство N1 НКВД СССР).

Привезенные на строительство польские солдаты и унтер-офицеры были размещены в Ровенском лагере (начальник – майор госбезопасности И. Федюков).

А еще 10,3 тыс. человек направлялись на рудники и шахты Криворожского и Донецкого бассейнов в Криворожский, Елено-Каракубский и Запорожский лагеря.

В ИТОГЕ в теории могли быть освобождены только 12 100 польских военнопленных!

Но это только в теории, ведь большая часть отпущенных к концу 1940 г., вследствие мероприятий (о которых будет рассказано в следующих частях этой работы) провяленных органными НКВД СССР по поиску контрреволюционных и подрывных элементов вновь оказалась в тюрьмах и лагерях СССР.

Уменьшилось в СССР количество польских вылепленных, еще по одной важной причине!

Так в середине октября 1939 г. была достигнута договоренность с Германией об обмене военнопленными в соответствии с их местом жительства до войны. Берия докладывал Сталину и Молотову:

"По сообщению тов. Ворошилова, командование германской армии через представителя IV армии 11 октября 1939 г. предложило передать нам около 20 тыс. военнопленных польской армии, по национальности белорусов и украинцев.

НКВД СССР по договоренности с товарищем Ворошиловым считает необходимым дать указание о приеме этих военнопленных военным командованием совместно с представителями НКВД в указанных выше пунктах после соответствующей фильтрации военнопленных рядовой состав и другие лица, не внушающие подозрения, будут распущены по домам".

В то же время, Берия предложил передать Германии военнослужащих – уроженцев территорий, отошедших к Германии, начав об этом переговоры с Германией. 13 октября Политбюро ЦК ВКП (б) приняло соответствующее постановление, санкционировавшее передачу Германии 33 тыс. солдат – жителей "германской части Польши" и осуществить отправку эшелонов с военнопленными на обменные пункты с 23 октября по 3 ноября.

В приказе от 16 октября, подписанном Ворошиловым и Шапошниковым, военному совету Белорусского фронта вменялось в обязанность принять и распустить по домам предлагаемых германским командованием военнопленных.

Однако не сразу, ведь вначале сотрудникам НКВД СССР надлежало провести проверку новых заключенных и при "выявленных при приеме разведчиков, контрразведчиков, жандармов, офицеров, тюремщиков и полицейских" предписывалось "передавать органам НКВД для содержания в лагерях".

Военные советы Белорусского и Украинского фронтов получили также следующее предписание:

"По договоренности с германским командованием устанавливается следующий порядок обмена польскими военнопленными:

1. Обмену подлежат военнопленные, родина или постоянное местожительство которых для передаваемых нам находятся к востоку, для передаваемых немцам – к западу от установленной границы.

2. Пункт передачи для военнопленных, передаваемых немцам, – Дорогуск, для передаваемых нам – Брест-Литовск и Холм

3. Обмен производится группами по 1500 чел., по очереди с каждой стороны. Передача происходит по спискам с указанием фамилии и места рождения или постоянного места жительства.

Ворошилов, 20 октября 1939 г."

В результате с 24 октября по 23 ноября немцами были переданы в СССР 42 942 человека.

После соответствующей "фильтрации" и отправки в лагеря всех офицеров, полицейских и жандармских работников они также должны были быть распущены по домам.

Но в распоряжении историков нет никоих статистических данных о количественном составе отпущенных военнопленных переданных из Германии.

В то время известно, что как хорунжие и подхорунжие – уроженцы территории Польши, отошедшей к Германии, – подлежали отправке на родину, эти же категории военнослужащих из Западной Украины и Западной Белоруссии по приказу руководства НКВД СССР были задержаны в лагерях как приравненные к офицерам,

Видимо, в НКВД СССР стремились не допустить возвращения домой тех, кто мог оказать сопротивление работе советской власти.

Не подлежали отправке на родину, и "осадники", которых велено было свозить в Осташковский лагерь.

Более 20 тыс. рядовых и унтер-офицеров – уроженцев территорий, отошедших к СССР и оккупированных Германией земель, – продолжали находиться в плену в СССР вплоть до сентября 1941 г.

В частности, так и не были переданы Германии 13 122 человека, проживавших ранее в центральных польских воеводствах и задержанных на работах: на строительстве N1 НКВД СССР (8798 человек), в Криворожском (1691), Запорожском (992) и Елено-Каракубском (1650 человек) лагерях.

Тут мы прервем наше повествование и займемся арифметикой в смысле точного подсчета количества польских военнопленных.



Вариант с исходной цифрой в 250 000 военнопленных:


250 000 минус 42 400 равно 207 600 человек

Но мы знаем, что из 42 400 человек 30 300 небыли реально освобождены, а "принудительно оставлены" на стройках СССР и уже были освобождены если выжили только в сентябре 1941 г. в связи с амнистией и призывом их в польскую Армию генерала Андерса.

Следовательно, в теории могло быть освобождено только 12 100 человек! Но, это только в теории!

А если принять цифру в 12 100 то общее количество польских пленных в СССР еще оставалось в 237 900 человек.

Из них в Германию должны были быть было передано в теории еще 33 000, что составит в остатке в СССР еще 204 900 военнопленных!

Но мы знаем, что из этих 33 000 человек 13 122 человека так и небыли переданы Германии!

Следовательно, их приплюсуем к 204 900 и уже получим новую цифру остатка польских пленных в СССР в 218 022 человека!

А теперь приплюсуем к этой цифре в 218 022 человек еще 42 942 военнопленных переданных Германией в СССР и получим итоговую цифру в 260 964 военнопленных!

Отсюда и первый вывод.

Факт незначительного освобождения польских военнопленных из числа рядовых солдат в СССР имел место, но с учетом обмена пленными между Германией и СССР общее количество плоенных в СССР даже увеличилось в сравнении и первоначальной признанной в СССР цифрой в 250 000 человек!

Но и это еще не все!

В ноябре 1939 г. в СССР вновь поступили 14 000 польские военнопленных, но уже из Литвы поскольку был решен и вопрос о репатриации военнослужащих польской армии, интернированных в Литве.

Спец сообщение Л.П. Берии – И.В. Сталину о принятии из Литвы интернированных польских военных

07.11.1939


N4982/б

Сов. секретно

тов. СТАЛИНУ

В связи с рассмотрением вопроса о принятии из Литвы интернированных польских военных, НКВД СССР считает необходимым установить следующий порядок приема интернированных.

1. Для организации проверки, отбора и приема интернированных командировать в Литву правительственную комиссию под председательством комбрига т. ПЕТРОВА Г.А. и членов: капитана т. УДАЧИНА М.М., капитана т. СОЛОВЬЕВА В.А., капитана т. ЗЛОЧЕВСКОГО Г.Я., капитана госбезопасности т. РОДИТЕЛЕВА С.А., лейтенанта госбезопасности т. ВАРЬЯШ И.Г., ст. лейтенанта госбезопасности т. ПЧЕЛКИНА А.А.

Комиссии необходимо иметь: секретаря комиссии, фотографов 2, фотолаборантов 2, машинисток 2, шоферов 3; три автомашины.

2. Приему подлежат только жители Западной Украины и Западной Белоруссии, изъявляющие желание оставаться на жительстве в СССР.

3. Принимаемые рядовые и младший командный состав армии бывшей Польши распускаются по местам жительства. Офицеры, военные чиновники, полицейские принимаются и направляются для содержания: офицеры в Юхновский лагерь, чиновники и полицейские – в Южский лагерь для военнопленных, где проходят фильтрацию.

4. Все отобранные правительственной комиссией, принимаемые в СССР, получают на руки документ с фотографией, который будет служить пропуском через границу и временным удостоверением личности.

5. Пропуск через границу интернированных производить через четыре контрольно-пропускных пункта, расположенных в Гудогаце и Марицинканце, по 250 человек в день через каждый пункт.

6. Расходы, связанные с приемом военнопленных (расходы комиссии в Литве, довольствие военнопленных от границы до места жительства и проезд по железной дороге) оплачиваются Наркомфином по заявке НКВД СССР.

Прилагается проект постановления ЦК ВКП (б).

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Л. БЕРИЯ

АП РФ. Ф. 3. Оп. 50. Д. 413. Л. 14-15. Подлинник. Машинопись.

В итоге в СССР на конец 1939 г., находилось 274 964 польских военнопленных или приравнённых к ним гражданских лиц их числа граждан Польши.

В связи с чем мы уважаемый читатель имеем теперь право утверждать, что часть документов НКВД СССР в отношении польских военнопленных была сфальсифицирована.

И как пример подтверждающий факт фальсификации статистических данных, я приведу вот этот документ:

1939 г., НОЯБРЯ 19, МОСКВА. – СВОДКА УПВ НКВД СССР О ВОЕННОПЛЕННЫХ, ПОСТУПИВШИХ, ОТПРАВЛЕННЫХ В ЗАПАДНУЮ БЕЛОРУССИЮ, ЗАПАДНУЮ УКРАИНУ И ГЕРМАНИЮ И ОСТАВШИХСЯ В ЛАГЕРЯХ НКВД СССР

Сов. секретно

Сводка о военнопленных, поступивших, отправленных и оставшихся в лагерях НКВД

Всего поступило военнопленных – 125 000 чел.

Отправлено в Западную Белоруссию и Западную Украину – *42400 чел.*

Передано германским властям – *43 000 чел.

Содержится в лагерях:

а) офицерского состава – 8500 чел.

б) полицейских и жандармов – 6500 чел.

Всего содержится офицеров, полицейских и жандармов в Старобельском, Козельском и Осташковском лагерях – 15 000 чел.

Содержится в лагерях на работах Наркомчермета рядового и мл, комсостава – 10 400 чел.

Содержится в Ровенском лагере рядового и мл, комсостава – 14 200 чел.2

Итого содержится в лагерях Наркомчермета и Ровенском солдат и мл, комсостава – 24 600 чел.

Итого содержится во всех лагерях НКВД военнопленных – 39 600 чел.

Начальник Управления НКВД СССР

по делам о военнопленных

майор П. Сопруненко

ЦХИДК, ф. 1/п, оп. 1е, д. 2, л. 223. Подлинник.



Но, из этого, вышеприведенного документа, у нас все же есть одна польза!

Мы установили, что в СССР "потеряли" в своих учетах примерно 149 000 польских вытопленных!

Но опять же это условная цифра, поскольку все мои расчеты основывались на исходных и принятых в СССР данных о 250 000 польских военнопленных!

А ведь истинное число военнопленных, даже без учета 14 000 польских пленных захваченных позже в Литве, после ее присоединения к СССР, составляет 453 500 человек, что означает, что число потерявшихся в СССР польских военнопленных значительно большее.

(конец ч.2)










© 2007 - 2012, Народна правда
© 2007, УРА-Інтернет – дизайн і програмування

Передрук матеріалів дозволяється тільки за умови посилання на "Народну правду" та зазначення автора. Використання фотоматеріалів із розділу "Фото" – тільки за згодою автора.
"Народна правда" не несе відповідальності за зміст матеріалів, опублікованих авторами.

Технічна підтримка: techsupport@pravda.com.ua