Пошук на сайті:
Знайти



Народні блоги

Додати стрічку статей сайту до свого iGoogle
Останні публікації

Первые студенты Киевского Императорского университета Св. Владимира


2
Рейтинг
2


Голосів "за"
2

Голосів "проти"
0

Киевский национальный университет имени Тараса Шевченка в данное время является лучшим классическим университетом среди всех украинских вузов.

Первые студенты Киевского Императорского университета Св. Владимира
Киевский национальный университет имени Тараса Шевченка в данное время является лучшим классическим университетом среди всех украинских вузов.

Но так было не всегда. Ведь история университета знает, как периоды его высокого научного взлета, так и почти полного наручного забвения. В частности, после установления в 1920 г. в Украине кровавой диктатуры советской власти, разрушившей всю ранее существовавшую систему высшего образования, университет превратился в "высшую школу" по ликвидации безграмотности среди коммунистических функционеров.

С этого "провала" в небытие, университет поступенно стал выходить только после своего восстановления от разрушений во время Немецко-советской войны 1941-1945 годов.

Сама ж история Киевского университета Св. Владимира формально начинается с 8 ноября 1833 г., когда императором Николаем Первым



Первые студенты Киевского Императорского университета Св. Владимира

было поддержано представление министра образования С. С. Уварова об основании Императорского Университета Св. Владимира на базе перенесенного в Киев польского Кременецкого лицея.

15 июля 1834 г., в день памяти святого равноапостольного князя Владимира, состоялось торжественное открытие университета.

18 октября 1834 г. на должность первого ректора Университета приказом императора Николая I был утвержден 30-летний профессор ботаники, и по совместительству любитель историк, фольклорист Михаил Максимович.



Сам Михаил Максимович, как теперь принято прямо говорить в независимой Украине, был характерным типом того "служивого хохла", т.е. коренного уроженца Украины, который как выходец из казацкой старшины став дворянином, перешел на "службу" Российской империи и за свою "благонадежность" в лице императора Николая Первого удостоившегося чести стать ректором нового университета.

Первые студенты Киевского Императорского университета Св. Владимира

Но, если вы уважаемый читатель думаете, что и в Киеве Максимович тоже читал своим студентам "ботанику", то вы ошиблись.

Он стал преподавать "русскую словесность" т.е. стал активным распространителем имперской идеи русификации Украины.

В первом учебном году (1834-1835года) в университете работал лишь один философский факультет с двумя отделениями: историко-филологическим и физико-математическим.

На первый курс в конечном подсчете были зачислены 62 студента и 28 августа 1834 г. в университете начались занятия.

Из 62 первых студентов историки почему-то зафиксировали данные только на первых трех из них: В. Гиршы, В. Переволоцкого и А. Потаповича.

Хотя это случилось скорее из-за особенностей их приема в студенты.

Ведь сам обряд "посвящении в студенты" (в отличии от других российских университетов) был проведен по старинным рыцарским правилам и им руководил не кто ни будь!, а сам фельдмаршал, герой (недавней по тем временным мерка) войны с Наполеоном (1812-1814 г.г.) и подавитель польского восстания 1831 г. князь Ф.В. фон -дер Остен – Сакен.



Первые студенты Киевского Императорского университета Св. Владимира

По замыслу организаторов это посвящение выглядело как символическая передача преемственности между старым и новым поколением.

А вот далее, для правильного понимания причин возникновения Киевского университета нам уважаемый читатель понадобится вот эта дополнительная информация.

Справка: Польское восстание 1830-1831 годов, (в польской историографии – Ноябрьское восстание или Русско-польская война 1830-1831 годов- "национально-освободительное" (в польской и советской историографиях) восстание против власти Российской империи на территории Царства Польского, Литвы, частично Белоруссии и Правобережной Украины. Происходило одновременно с так называемыми "холерными бунтами" в центральной России.

Началось 29 ноября 1830 года и продолжалось до 21 октября 1831 года, под лозунгом восстановления независимой "исторической Речи Посполитой" в границах 1772 года, то есть не сецессии территорий с преимущественно польским населением, но и территорий, населенных белорусами и украинцами, а также литовцами и евреями.

Первые студенты Киевского Императорского университета Св. Владимира

После наполеоновских войн по решению Венского конгресса было создано Царство Польское- государство в статусе королевства, находившееся в личной унии с Россией.

Представляло собой конституционную монархию, управлявшуюся двухгодичным сеймом и королём, которого в Варшаве представлял наместник. В Королевстве имелась своя армия, укомплектованная преимущественно из ветеранов польских легионов, воевавших в период наполеоновских войн на стороне Франции. Должность наместника занял соратник Т. Костюшко, дивизионный генерал французской императорской армии Зайончек, а главнокомандующим польской армией стал брат российского императора великий князь Константин Павлович, после смерти Зайончека (1826) ставший также и наместником.

С наступлением вечера 29 ноября вооружённые студенты собрались в Лазенковском лесу, а в казармах вооружались полки. В 6 часов вечера Пётр Высоцкий вошёл в казарму подхорунжих и воскликнул: "Братья, час свободы пробил!", ему отвечали: "Да здравствует Польша!".

Высоцкий во главе ста пятидесяти подхорунжих напал на казарму гвардейских улан, тогда как 14 заговорщиков двинулись к Бельведеру. Однако, когда они ворвались во дворец, обер-полицмейстер Любовицкий поднял тревогу и Константин Павлович успел бежать и спрятаться.

Нападение Высоцкого на казарму улан также провалилось, однако вскоре к нему пришли на подмогу 2000 студентов и толпа рабочих. Восставшие убили шестерых польских генералов, сохранявших верность царю (включая военного министра Гауке).

Был взят арсенал. Русские полки были окружены в своих казармах и, не получая ниоткуда приказов, деморализованы.

Большинство польских полков колебалось, сдерживаемое своими командирами. Константин вызвал к себе русские полки, и к двум часам ночи Варшава была очищена от русских войск. После этого восстание разом охватило всю Польшу.

Как далее развивались события в Польше и на Украине читатель сам может узнать перейдя по вот этой ссылке. http://ru.wikipedia.org/wiki/Восстание_1831_года

Но вот об итогах восстания следует рассказать.

26 февраля 1832 г. -в России явился в свет "Органический статут", согласно которому Польское Царство объявлялось ее частью, упразднились сейм и польское войско.

Старое административное деление на воеводства было заменено делением на губернии.

Фактически это означало принятие курса на превращение Царства Польского в русскую провинцию.

На территорию Королевства распространялись действовавшие во всей России монетная система, система мер и весов.

В международных отношениях важными составляющими европейского общественного мнения стали полонофильство и русофобия:

В 1831 году тысячи польских повстанцев и членов их семей, спасаясь от преследований властей Российской империи, бежали за пределы Царства Польского. Они осели в разных странах Европы, вызывая сочувствие в обществе, которое оказывало соответствующее давление на правительства и парламенты.

Именно польские эмигранты постарались создать России крайне неприглядный образ душителя свобод и очага деспотизма, угрожающего "цивилизованной Европе". Полонофильство и русофобия с начала 1830-х годов стали важными составляющими европейского общественного мнения.

После подавления восстания проводилась политика по принудительному присоединению греко-католиков к православию.

Далее Российская империя стала закручивать гайки и в сфере образования, постепенно переводя ее функционирование полностью на русский язык, но об этом будет отдельно рассказано далее.

Что же касается нового университета в Киеве то значительной проблемой было отсутствие у него собственного помещения.

Руководство учебного заведения было вынуждено в течение первых восьми лет арендовать несколько частных зданий, совсем не приспособленных к учебному процессу.

Первые студенты Киевского Императорского университета Св. Владимира

Строительство нового помещения, по проекту профессора архитектуры Петербуржской академии искусств В. Беретти и под его руководством, началось 31 июля 1837 г. на пустынной окраине Киева.



Именно там (ныне ул. Владимирская) в 1838-1842 гг. в стиле русского классицизма был возведен огромный университетский корпус, который сначала был белым, но со временем его перекрасили.

Главное здание университета (Красный корпус) представляет собой огромный замкнутый корпус (длиной фасада в 145.68 м) с внутренним двором и несёт цвета наградной ленты ордена святого Владимира – красный и чёрный (красные стены, чёрные основания и капители колонн). Девиз этого же ордена "Utilitas, Honor et Gloria" ("Польза, честь и слава" в переводе с латыни) также стал девизом университета.

Торжественная закладка нового здания университета произошла 31 июля 1837 года.

На месте закладки фундамента была оставлена медаль, на которой указывался год начала строительства.

Помимо медали в фундамент заложили камень из фундамента Десятинной церкви, медная табличка и три монеты: платиновая, золотая, серебряная. По случаю закладки была выпущена специальная медаль с изображением российского императора Николая I с одной стороны и крестом в сиянии с надписью: "Во свете твоем узрим свет!" с другой.

Когда Беретти работал над проектом корпуса, тогда еще не было известно, с какой стороны здания будет проложена улица Владимирская. Именно поэтому архитектор сделал презентабельными как восточную, так и западную стороны. Ныне восточная часть выходит на улицу Владимирскую, а западная на современный Ботанический сад.

До 20-х гг. ХХ века в Красном корпусе в полукруглых фасадах в его северной части находился Католический университетский костел, а в южной – Православная университетская домовая церковь во имя Св. Владимира.

На четвертом этаже Красного корпуса располагались студенческие общежития (как их тогда называли "студенческие камеры").

Их расформировали в 1858 году. Эти комнаты предназначались для обучения во внеурочное время.

Там же находились студенческая библиотека, квартиры и кабинеты преподавателей, университетский карцер для студентов.

На втором этаже была университетская столовая.

Музеи, кабинеты, архив, квартиры для служащих, большая библиотека располагались на первом, втором и третьих этажах.

Библиотеки и музеи были доступны для сторонних посетителей только с разрешения деканов и ректора.

В 1841 году за Красным корпусом заложили Ботанический сад. Некоторое время на этой территории был и Зоологический сад, но в 1913 году его перевезли на новое место.

В 40-50 гг. XIX века здание киевского университета и ближайшие улицы вокруг его здания жители города и студенты называли "Латинским кварталом Киева" (район современной ул. Паньковской), по аналогии с традиционным парижским студенческим кварталом на левом берегу Сены у Сорбонны.

Университетская площадь, что напротив восточного фасада Университета, была преобразована сначала в "Университетский сад".

Его закладка произошла в 1860-х годах при содействии садовника К. Христиани. Позже его переименовали в "Николаевский сад", названный в честь основателя Университета – российского императора Николая I.

В 1896 году в этом же парке лицом к Красному корпусу был водружен монумент императору.

Первые студенты Киевского Императорского университета Св. Владимира

Вот примерно такая информация почти в неизменном виде кочует как по страницам Интернета так и многочисленным книжным публикациям.

В то же время история основания данного университета имеет совсем другое начало и другие причины понудившие императора Николая Первого дать добро на открытие 6 по счету российского университета и выделить из казны более 8 000 000 рублей только на строительство здания университета!



И это решение имперского центра было остро вынужденным, российское правительство и лично сам император Николай Первый поисках сообщников против нелояльных поляков вынужден был не только подавить очередное польское восстание, но и для "успокоения" тех же польских и украинских дворян, пытаясь сделать их коллаборационистами, начать реализовать давнее их стремление иметь собственный университет в Киеве, о котором те неоднократно заявляли, начиная с 1760 – х годов, сначала Екатерине II (1766, 1767), а потом и Александру I (1802, 1805).

И чтобы понять эти действия российского правительства, мы должны будем с вами уважаемый читатель, вначале рассмотреть вопрос о истории образования в Украине по состоянию на 1830 год, когда там была полностью провалена программа про русификации населения, в первую очередь имевшая своей целью оторвать коренное (украинское) население Киевской, Подольской и Волынских губерний население от польской культуры, науки и языка.

Но сам процесс разрушения русского (украинского) образования все же началось задолго до событий 1830 года и начался он, с разгрома и закрытия первого в Украине высшего учебного заведения (аналога которому не было в Российской империи) Киево-Могилянской академия (коллегия).

Это было первое и безусловно лучшее высшее учебное заведение на Украине (19.09.1991 г т.е. через 174 г., оно было возрождено в Киеве уже статусе университета "Киево-Могилянская академия"). Сама ж КМА была создана в 1632 путём объединения братской школы Киево-Богоявленского братства (существовавшей с 1615) и школы Киево-Печерской лавры (основана в 1631 киевским митрополитом Петром Могилой).

С 1633 именовалась коллегией, с 1701 – академией. В академию принимались дети казацкой старшины, шляхты, зажиточных горожан и духовенства.

В 17 в. К.-М. а. имела 8 классов, делившихся на младшее (4 класса), среднее (2 класса) и старшее (2 класса) отделения. Продолжительность обучения в академии доходила до 12 лет. В К.-м. а.

Преподавались: славянские, греческий, латинский и польский языки, грамматика, риторика, пиитика (поэзия), философия, арифметика, геометрия, астрономия, музыка, богословие. В младших и средних отделениях учащиеся назывались учениками (спудеями), преподаватели – учителями (дидаскалами); в двух старших отделениях – студентами и профессорами. Преподавание велось главным образом на латинском языке.

В 18 в. количество классов было увеличено до 20, введены новые предметы – немецкий, древнееврейский и французский языки, всеобщая и естественная истории, география, архитектура, экономия, медицина.

В 1742 число учащихся доходило до 1234. Академия готовила преподавателей славяно-греко-латинских академий, деятелей в области духовного просвещения, а также ректоров и преподавателей духовных семинарий.

Академия была крупнейшим общеобразовательным центром Ю. и Ю.-3. России в 17-18 вв. В ней работали и воспитывались многие видные деятели культуры и просвещения (Епифаний Славинецкий, Симеон Полоцкий, Феофан Прокопович, Г. С. Сковорода, Л. Баранович, И. Галятовский, И. Гизель и др.).

Но такое положение дела не устраивало российское правительство начиная с Петра Первого и оно вначале основало Московский университет, затем Харьковский университет переведя туда лучше преподавательские кадры с КМА, а в 1817 г., в целях борьбы против украинского сепаратизма ликвидировав ее полностью.

И это было большой ошибкой, ибо вместо КМА и школ которые функционировали при ней или под ее руководством, в различных городах Украины и особенно на Правобережной Украине пришли после "Третьего раздела Польши" польские школы и лицеи.

Именно тогда система и характер образования в Правобережной Украине были установлены польской Эдукационной комиссией 1773-1793 гг., а затем закреплены в 1803 – 1813 гг. руководителем учебных заведений Киевской, Волынской и Подольской губерний Т. Чацким.

И общей и конечной целью ее была по мнению российских историков "полонизация Правобережной Украины через народное образование, интеллектуальное, а со временем и политическое возрождение Речи Посполитой в пределах этой территории".

Польском языке везде преподавались все предметы (в том числе и русский язык) за исключением Киевского народного училища. Учителями были духовные лица преимущественно католического или униатского вероисповедания.

В развитие этого плана 1 октября 1805 Т. Чацкий основал учебное заведение в Кременце, который должен был выполнять функции университета, но польского, Кременецкую гимназию.

Преподавание на последних курсах отличалось многообразием – от физики, химии, геометрии к военной архитектуры, нумизматики и древностей.

Лицей был полностью польским учебным заведением – и по языку преподавания, и по составу преподавателей и руководящих органов, и по национальной принадлежности большинства студентов.

Более 600 слушателей лицея украинского и русских было только 34 человека, которые полностью растворялись в основной массе. Если добавить к этому обязательное ежедневное посещение всеми студентами костела, то становится вполне понятным то, чьи взгляды, обычаи, язык конце доминировали.

Но события наевшиеся в Российской империи вскоре помешали полному осуществлению этого плана. Сначала в России произошло в 1925 г. восстание декабристов, и оно стало большим потрясением для всего общества, всколыхнуло всю империю, а не минуя и уже существовавшие там университеты.

Атмосфера в области народного образования в России очень изменилась и особенно после подавления польского восстания 1830-1831 г.г. и закрытия в соответствии с указом от 21 августа 1831 – 245 школ и училищ, все монастырские школы, а так же Кременецкий лицей. В 1832 г. как неблагонадежный был закрыт Виленский университет.

Но уже через год Российское имперский правительство и лично император Николай Первый поняли, что одной военной силой усмирить поляков не усаста и тогда для снятия напряжённости в польском и российском обществах началось новое открытие старых и новых учебных заведений уже целенаправленно направленных на выполнение политики деполонизации и русификации Польши, и Правобережной Украины.

Так Царский указ от 8 ноября 1833 предусматривал перевод Волынского лицея из Кременца в Киев и основания Университета св. Владимира.

Первоначально одной из главных задач, ставившихся перед университетом, была борьба с полонизированной киевской интеллигенцией, подвергавшейся преследованиям после разгрома Польского восстания 1830-1831 годов.

Апелляция российского правительства к князю Владимиру I, крестившему Русь по восточному обряду, должна была символизировать именно такую направленность деятельности университета.

"Там, где некогда Равноапостольный Владимир, озарил свой народ Святым Крещением, указав ему путь к вечному спасению, ныне спустя восемь столетий, открыт под его именем и покровительством храм высших человеческих знаний в пользу жителей западной России"

В составе вновь образованного университета было два факультета: философский и юридический, с перспективой открыть еще медицинский.

Этим же указом были переданы вновь создаваемом университета Фундуш и капиталы, жертвовались Волынском лицея местным дворянством.

Но этих средств все равно было мало для начала полноценного функционирования нового университета и тут Николай Первый и его министр финансов вспомнили о капиталах завещанных П.Г. Демидовым на развитие российского образования!

Павел Григорьевич Демидов был известен в Российской империи своей благотворительной деятельностью, в том числе и в области образования. Достаточно сказать, что Московский университет получил от него в дар 100000 рублей, огромную по тем временам сумму, и богатейшую библиотеку. I

А 11 мая 1803 года П.Г. Демидов пишет на имя императора Александра I письмо, где просит принять от него деньги. "...200.000 рублей желал бы я распределить таким образом, чтобы 100.000 употреблены были в пособие существующему уже университету Московскому, а другие 100.000 Киевскому и Тобольскому.

Но пока приспеет время образованию сих последних, прошу Ваше императорское величество, чтобы капитал для них назначенный, также положен был в государственное место, с тем, чтоб обращением своим возрастал в пользу тех университетов, предоставляя дальнейшее распоряжение оным благоразумию Министра Просвещения".

Таким путем были собраны деньги и Первые занятия в университете и его торжественное открытие состоялись 15 июля 1834 в день Святого Владимира.

В Киево-Печерской лавре отслужили Божественную литургию, после чего присутствующие вернулись в арендованный для учёбы дом на Печерске.

Собственного помещения до 1842 г. Киевский университет не имел. Поэтому он как я уже выше отмечал был вынужден был арендовать мало приспособленные для учебы частные дома на Печерске.

В 1834 году в университете существовал лишь один факультет – философский, с двумя отделениями – историко-филологическим и физико-математическим, на них обучались 62 студента.

В 1835 открыт юридический, в 1841 – медицинский факультеты (впоследствии медицинский факультет отделился и стал нынешним Киевским медицинским университетом). Философский факультет в 1850 был разделён на историко-филологический и физико-математический факультеты. В составе этих четырёх факультетов университет работал до 1918.

Согласно уставу, устанавливался четырехлетний срок учебы.

Студенты сдавали экзамены в конце каждого курса, и перед окончанием университета особо способным выдавали золотые и серебряные медали.

Поэтому, как как сам видит читатель, Киевский императорский университет Св. Владимира с самого начала своего существования оказался в достаточно непростой ситуации.

С одной стороны это было новое высшее учебное заведение выполнявшие свои функции, но с другой стояла деятельность его руководителей начиная от ректора и до рядового преподавателя была починена выполнению важнейшей имперской задачи – деполонизации Польши и Правобережной Украины через ее насильственную русификацию и таким образом колонизации захваченных у Речи Посполитой ее исконных территорий на Правобережной Украине.

В этих же целях и с учетом особой специфики деятельности Киевского университета 25 декабря 1833 был утвержден временный университетский устав, который действовал потом к 15 июля 1842года.

Он существенно отличался от общего устава для имперских российских университетов 1804 и стал символом обновления университетов, которые переживали тогда закат, в том числе и отечественного образования вообще.

Отличиями устава Киевского университета обще имперского университетского были организация учебного процесса, перечень и объем факультетских предметов.

Устав 1804 устанавливал четыре отдела: "моральных" и политических наук; физических и математических наук, медицинских наук; словесных наук.

Первый отдел наиболее соответствовал юридическому факультету Университета св. Владимира, вместе с тем по уставу 1804 г. он включал: церковную историю; богословия; толкование священного писания; философию.

Собственно, юридическое направление первого отдела включал: "естественное", политическое и народное право, гражданское и уголовное судопроизводство, право значительных как древних, так и современных народов; дипломатию и политическую экономию.

По уставу 1833 г. в Университете св. Владимира концепция наук была совсем другой.

Экономические науки, в частности политическая экономия, были изъяты из юридического факультета, но не преподавались и на других факультетах.

Численно среди преподавателей преобладали Кременецкие профессора, как правило, поляки. Подробно состав преподавателей и студентов анализируется в " Истории Киевского университета (1834-1959) ".

В 30 – х гг. радикальные идеи обретения независимости Польши от Российской империи легко находили отклик в студенческой среде.

Как ни странно, но власть во многом сама провоцировала подобные настроения, воспринимая всерьез детские разговоры о конституции и революции, предоставляя тем неосознанным юношеским порывом политического содержания.

В 1835 г. был открыт юридический факультет, а в 1841 г. – медицинский, созданный на базе медицинского факультета ликвидированного Виленского университета (г. Вильнюс).

9 января 1839 г. было решено для подавления там образовавшегося про польского большинства среди профессоров и студентов работу университета прекратить и заменить не только их состав, а и заменить личный состав руководства учебным округом опять через "смуту", которая открылась тайной российской полиции (жандармерии) в университете.

Фактическое его закрытие состоялось 17 марта 1839 г. При этот университет потерял половину своих преподавателей и многих студентов.

Преподавателей – поляков заменили немецкие преподаватели Дерптского университета, который в те времена был лучше положение среди имперских университетов,

Несмотря на все "невзгоды", 26 апреля 1839 указ от 9 января 1839 был отменен и занятия в университете возобновились в сентябре 1840 г.

Для наведения порядка в университете и предотвращения там новых политических волнений с июля 1842 года начали действовать новый устав и штатное расписание университета.

Они учитывали многие положения устава 1835 г., Общих для всех имперских университетов.

Но вместе с тем в значительной части пунктов устав содержал специальные постановления именно для Университета св. Владимира.

Общим было все, что касалось заседаний совета и правления, ведения дел, чтения лекций и проведения экзаменов. Остальные пункты устава отличались.

Как отмечал известный украинский ученый профессор М.Ф. Владимирский – Буданов, "

Киевский университет наравне с Дерптского считается на особом положении... Допуская свободу, усвоенную в немецких университетах в учебной части, устав во всем, что касается управления, не дает и той части прав Университета св. Владимира, которая была предоставлена другим российским университетам по уставу 1835 г.

Этот двойной подход пронзил затем все последующие 20 лет жизни Университета до 1863 года.

Важным нововведением стал институт подготовки профессорства, так называемая доцентура.

В общеимперском уставе российских университетов ее не было. 6 апреля 1844 с появилось положение об ученой степени.

Преобразованный в новом, имперском, духе и переведенный на новое место университет – умственную крепость – населяла теперь иная молодежь.

Идеалом начальства стал проворный юноша, успевавший что-то взять от науки и в то же время пользовавшийся всеми прелестями молодой жизни. От него требовались не глубокие знания, но умение козырять, чистить пуговицы мундира и становиться перед начальством "во фрунт".

Если такой молодой человек обходил политику десятой дорогой, благоволение верхов было ему обеспечено.

А многие проделки, выходки и грешки прощались заранее.

"Однажды, – вспоминает профессор Романович-Славатинский, – Киевский губернатор Бибиков посетил клиники, которые были тогда в здании университета. Собрав студентов-медиков, он держал перед ними речь такого содержания:

"Вы-де, господа, пляшите, картежничайте, ухаживайте за чужими женами, посещайте б..., еб... б... ]его подлинные слова), но политикой не занимайтесь, не то выгоню из "ниверситета".

Такова была его этическая программа"...

Такие перемены, потрясения и невзгоды пережил Киевский университет в первые годы своего существования.

Эпоха Николая I, прозванного "Палкиным", мало способствовала его развитию. И тем не менее, университет не остановился на уровне провинциального вуза и вскоре стал вровень с лучшими учебными заведениями своего времени.

Ему суждено было обогатить науку целым созвездием славных имен.

А закончив таким образом общее обозрении по истории создания и функционирования первых лет Киевского императорского университета Св. Владимира мы можем приступить и к вопросу о первых 62 студентах данного университета.

И тут же зададимся вопрос:

А откуда набирали студентов в Киевский университет?

А в первую очередь из "Первой Киевской гимназии" и брали!

Первые студенты Киевского Императорского университета Св. Владимира

В частности, выше упомянутые первые три студента: В. Гирша, В. Переволоцкий и А. Потапович были лучшими выпускниками этой гимназии.

Так мы с вами уважаемый читатель плавно пошли к рассказу о истории возникновения и функционирования Первой киевской гимназии нового образовательного учреждение, сформированное в Киеве указом императора Александра I от 5 ноября 1809 г., преобразовавшим в гимназию Главное народное пятиклассное училище.

Особым уставом 13 октября 1811 года она была отнесена к высшим учебным заведениям. В том же году гимназия переехала с Подола в Кловский дворец.

Преподавателями в ней были М. Ф. Берлинский (до 1834 – директор), М. И. Костомаров. Среди воспитанников – художник Н. Ге, историк Н. В. Закревский (автор труда "Описание Киева", 1868), экономист Н. Х. Бунге, поэт Н. В. Гербель, скульптор П. П. Забелло, историк литературы Н. И. Стороженко, языковед В. А. Розов.

Но причины заставшие императора Александра Первого перепрофилировать существовавшее ранее Главное народное пятиклассное училище были опять же сугубо политические!

В то время Киев ощущал сильное влияние польской культуры.

Способствовало этому то, что венценосный государь лично дружил с весьма влиятельным в Европе князем Черторыйским, не раз открыто заявлявшим, что "край этот – польский".

Причины такого влияния состояли в том, что "колыбель православия" некоторое время находилась под властью польской короны. Значительная часть территории обширного и богатого юго-западного края была распределена преимущественно между польскими шляхтичами и ополяченными русскими магнатами.

В то же время многочисленная крестьянская народная масса была по существу украинской.

Стремясь восстановить былое значение Киева как духовного центра Российской империи ряд российских высших чиновников вопреки политике императора Александра Первого и в частности министр внутренних дел граф Кочубей, тогдашние киевские военные губернаторы, Голенищев-Кутузов и граф Милорадович.

И они, не ставя в известность императора предпринимали следующие меры.

М. Кутузов отвел для первой в Киеве гимназии лучшее место в городе – старый Кловский дворец.

Граф Милорадович отдал гимназии принадлежавший ранее Лавре просторный каменный дом.

Граф Кочубей оградил учебное заведение от попытки польских деятелей обратить его в очаг польской культуры, находя, что "неприлично было бы, чтобы в Киеве, древней столице российской, где был насажден первый корень российского просвещения, где издревле была и поныне существует Российская Академия, от коей получила начало большая часть российских училищ, учение производилось на польском языке, когда и самый язык, свойственный коренным обывателям той страны, не есть язык польский".

В 30-е годы XIX столетия попечителем киевского учебного округа был отставной армейский полковник фон Брадке, герой взятия Парижа (1815 год) и опять же активный "душитель" польского восстания 1831 года.



Первые студенты Киевского Императорского университета Св. Владимира

И вот что он написал в своих воспоминаниях:

"Первое посещение киевской гимназии произвело на него неизгладимое впечатление.

"Я нашел значительное, но совершенно запущенное здание, в котором едва можно было взобраться по прежней парадной лестнице, ведущей во второй этаж, до того она была близка к разрушению.

Комнаты никогда не топились, и сохранился похвальный обычай не мести их, даже ради приезда нового начальника.

Учителя и воспитанники сидели попросту в бараньих шубах и при входе моем первые сняли их, чтобы показать мне, что они в мундирах.

Эти учителя с длинными всклокоченными волосами и многие из старших учеников, небритые, имели довольно дикий вид.

В числе долгих бород некоторые еще находились в младшем классе, и я узнал, что многие уже 8 лет в нем оставались и при этом промышляли извозчичьим ремеслом, а также состояли в услужении в лавках и в мастерских и посещали гимназию раза два в месяц, не имея при том другой цели, кроме добродушного удовольствия пощеголять на праздниках в гимназическом мундире.

Директору и инспектору, вместе взятым, было 150 лет от роду; первый из них, весьма достойный, но ни по дарованиям своим, ни по здоровью неспособный человек; второй вполне непригодный, хотя еще и бодрый.

В числе учителей было несколько даровитых личностей, но все без исключения выполняли свои обязанности, как тяжелое ремесло.

Я крепко взмылил голову учителям и предъявил им ясно и подробно мои требования, и при этом приказал топить в классах и приготовить сметы для исправления здания, после чего я возвестил им, что намерен теперь же совершить месячный объезд, а после ревизии и по возвращении подробно осмотрю гимназию и если не найду перемены в способе преподавания, то это может иметь для них весьма пагубные последствия".

Восемь лет спустя, покидая Киев, уже бывший попечитель с радостью констатировал:

"Не осталось и следов былой распущенности в школах, и между учителями преобладала серьезность, с полным отсутствием кичливости.

В таком положении дел умножалось доверие, ученики съезжались в Киев со всех концов государства, приходилось заводить двойные классы, учреждать новые училища".

Для лучшего представления читателя о личности Ф. Брадке и его делах, я подаю тут выдержку из его дальнейшей биографии:

"28 октября того же года Брадке, со своим корпусом, выступил в поход на Польшу и с отличием участвовал в сражениях: при Остроленке, при м. Мациержице, где награжден золотою шпагою, и при штурме Варшавских укреплений.

В течение 1831 г. Брадке состоял начальником штаба в различных частях армии, а после занятия Варшавы был определен начальником штаба варшавского военного генерал-губернатора, но вскоре опасно захворал и был уволен в бессрочный отпуск до восстановления сил.

Расстроенное здоровье вынудило Брадке просить о переводе на гражданскую службу, и 12 октября 1832 г. он был уволен из военной службы с чином действительного статского советника. Затем Брадке причислился к министерству народного просвещения, а Высочайшим указом 14 декабря 1832 г. определен на должность попечителя Киевского учебного округа.

На первых же порах Брадке занялся переводом кременецкого лицея в Киев и преобразованием его в университет, который и был открыт 15 июля 1834 г.

6 декабря того же года Брадке был награжден орденом св. Станислава 1-ой степени, а 28 марта 1836 г. пожалован орденом Св. Анны 1-ой степени.

Вскоре в киевском университете обнаружилась польская пропаганда, и был открыт политический заговор Мациевского и других 18 студентов; эти обстоятельства вызвали закрытие университета, которое подействовало на Брадке так сильно, что он подал в отставку и 5 декабря 1838 г. был уволен от должности попечителя, с назначением членом главного правления училищ.

Прибыв в Петербург в мае 1839 г., Брадке был назначен (17 апреля 1839 г.) членом совета министерства государственных имуществ, а 8 мая того же года получил место директора 3-го департамента в этом министерстве.

С новой сферой деятельности Брадке освоился скоро. Совершив объезд разных мест империи, он выработал уставы горыгорецкого института, ферм и образцовых хозяйств, школ виноделия и шелководства, а также и многих других учреждений, которые имели целью развитие народного хозяйства, разработку местных изделий и вообще поднятие уровня сельского благосостояния.

По его же плану приступлено было и к совершению кадастрового дела в государстве. За усердные труды Брадке был награжден 2 декабря 1840 г. орденом св. Анны 1-ой степени с короною, а 14 апреля 1841 г. произведен в тайные советники. Но от постоянных разъездов здоровье Брадке сильно страдало, и потому он стал искать другого рода службы.

При участии к нему графа Киселева и министра юстиции графа Панина, по представлениям их, 16 января 1844 г. состоялся Высочайший указ о назначении Брадке к присутствованию в Правительствующем Сенате (во II отделении 3-го департамента). В 1845 г. он был перемещен во II Отделение 5-го департамента, а в 1846-1849 гг. снова был во II отделении 3-го департамента. 12 января 1848 г. Брадке награжден орденом Св. Владимира 2-й степени.

3 января 1850 г. он перемещен к присутствованию в I департаменте Сената, а в 1851 г. ездил ревизовать Херсонскую губернию. Высочайшим указом 20 сентября 1854 г. Брадке был назначен попечителем Дерптского учебного округа, с оставлением в звании сенатора. Состоя в этой должности, он получил 23 ноября 1855 г. золотую бриллиантами украшенную табакерку с Императорским портретом, в 1855 г. награжден орденом Белого Орла, в 1857 г. орденом Александра Невского, а 17 апреля 1860 г. произведен в действительные тайные советники.

По случаю совершившегося 12 сентября 1861 г. пятидесятилетия его службы, Брадке получил милостивый Высочайший рескрипт, а совет дерптского университета постановил составить, путем добровольной подписки, капитал с тем, чтобы из процентов с него выдавать ежегодно в награду одному из студентов университета золотую медаль имени Брадке, за ученое сочинение. Дерптское ветеринарное училище учредило, на тех же основаниях, премию имени Брадке, для студентов училища. – После Брадке осталась автобиография, написанная на немецком языке. В 1871 г. она была издана Академиею наук, на правах рукописи, в 10 экземплярах".

Разыскивая же следы трех первых студентов Киевского университета В. Гирша, В. Переволоцкий и А. Потапович я исходя из того что все они были сыновьями киевских дворян (а других детей в гимназию тогда не принимали) в первую очередь обратился к данным содержащимся в "Родословной книге дворян Киевской губернии" за время: от 1840 по 1864 год.

И там, в списке дворян Киевской губернии. (Издание Киевского дворянского депутатского собрания. Киев, 1906.) я обнаружил упоминания о двоих наших студентов.

Но собственно не о них, а о существовании в Киевской губернии двух дворянских родов: Гиршы и Потаповичи-Гайдовские

Дальнейший поиск показал, что без непосредственного обращения в архивы установить какие-либо исходные данные о дворянах ГИРШАХ не представляется возможным, а в от в отношении Потаповича дело облегчилось, тем что этот известный дворянский род упоминается в Энциклопедии Эфрона и Брокгауза.

"Гайдовские-Потаповичи – дворянский род.

"Предки их, Иван и Пётр Григорьевичи-Потаповичи, по грамоте Александра Владимировича киевского пожалованы поместьями, которые в 1572 году утверждены за их потомками Григорием, Иваном и Еськом Богдановичами Потаповичами.

Шляхтич Григорий Богданов сын Потапович, в 1572 году пожалован от Польского Короля привилегиями на владение предков его бояр имения.

Правнук Григория, Леонтий Потапович в 1697 году служил в Малороссийских чинах.

Потомки Григория, по владению имением Гайдовичи, приняли в XVIII веке фамилию Гайдовичей-Потаповичей."

Род внесен в VI часть родословной книги Kиeвской и Полтавской губерний.

Первые студенты Киевского Императорского университета Св. Владимира

Герб

В щите, имеющем красное поле изображены две золотые луны, рогами к бокам щита обращенные и между ними означена серебряная шпага.

Щит увенчан дворянскими шлемом и короною со страусовыми перьями. Намет на щите красный, подложенный золотом.

Герб рода Гайдовских-Потаповичей внесен в Часть 7 Общего гербовника дворянских родов Всероссийской империи, стр. 150



Какова непосредственная дальнейшая судьба третьего из первых студентов А. Потаповича-Гайдовского нам пока не известно. Он (как и двое его товарищей: Гирша и Подволоцкий) не вошел в анналы российской истории.

Но, вот после Октябрьского переворота и окончательного крушения Российской империи дворянский род разделился. Большая часть эмигрировала на Запад и оседла в Югославии и Бельгии http://iremember.ru/grazhdanskie/kalustov-lev-vartanovich-kaloustoff-levon/stranitsa-3.html, http://www.xxl3.ru/kadeti/gaidovsky.htm Павел Александрович Гайдовский-Потапович, Гайдовский-Потапович Александр Михайлович

Но некоторые выжили в СССР и вполне устроились жить избежав "верной службой" репрессий и иных преследований.

ГАЙДОВСКИЙ (Гайдовский-Потапович), Георгий Николаевич [8 (21).IX.1902- 6.IX.1962, Москва, СССР, г. Черный Остров, Российская Империя -] – русский советский писатель, прозаик, драматург.

Из дворянского рода Гайдовских-Потаповичей. Двоюродный брат кадета, участника Бельгийского Движения Сопротивления Павла Александровича Гайдовского-Потаповича.

Родился 8 (21) сентября 1902 года, в семье ветеринарного врача. В детстве с родителями много путешествовал по Средней Азии, впечатления отчего впоследствии отразились в рассказе "Страна под чадрой" (1927) и пьесе "Кара-Кумы" (1931).

В 1924 году в издательстве "Новые вехи" (Москва) выходит роман Гайдовского "Картонный император", который сразу же наделал много шума в литературном мире и в 1941 году был запрещен к публикации. Внимание цензоров, очевидно, вызвал один из персонажей – "лектор клуба имени Троцкого при 11-м стрелковом полку".

Однако и сам сюжет романа выглядел в их глазах подозрительным. Автор применяет известный литературный прием: публикует нечто вроде "записок сумасшедшего" – рукопись некоего Василия Стефановича, покончившего жизнь самоубийством. Оказывается, и Николай II, и Распутин уцелели, в Москве создается "Союз защиты Родины", напоминающий "Союз Меча и Орала" из позднейших "Двенадцати стульев" Ильфа и Петрова.

Совершается переворот, но мало что меняется: новое правительство предлагает построить "образцовую тюрьму на Лубянке, – на том месте, где некогда было Главное Политическое Управление (ГПУ), взорванное во время переворота".

В 1930-31 годах пишет пьесу в 3 актах "Кабаны" и руководитель Московского Реалистического театра Николай Павлович Охлопков сразу же предлагает ее к постановке. Премьера спектакля состоялась 29 июня 1931 года. Одновременно с этим одноименный спектакль идет на сцене театра им. Вахтангова в Москве.

В течение последующих двух лет театрами были поставлены еще несколько спектаклей по пьесам Гайдовского: "Уголь идёт" (Интернациональный театр) и "Гибель жемчужины" (Московский Государственный Синтетический театр, 9-27 апреля 1933), "Человек молчит" (Московский Государственный Синтетический театр, 14 декабря 1932-10 января 1933

В 1941 году был призван на фронт, войну прошел в звании капитана 1-го ранга, работал военным корреспондентом газеты Черноморского флота в Севастополе.

Член ВКП (б) с 1950. Автор сценария документального фильма "В боях за Родину" (1947).

На этом я заканчиваю свой очерк. Для лиц заинтересовавшихся темой очерка и желающим самостоятельно провести свое историческое расследование и имеющего возможность поработать в государственных архивах Украины я подаю список источников сведений по данному вопросу.

Об учреждении Киевского учебного округа (1832) // СПМНП, 1825-1855. – Т. 2. – С. 278.

"Повеління імператора Миколи від 25 грудня 1833 року про відкриття Київського університету Св. Володимира"// ДАМК. – Ф. 16. – Оп. 465. – Сп. 1"а". – Арк. 2.

"Указ державному Сенату імператора Миколи від 25 грудня 1833 року про затвердження проекту Статуту і штату Університету Св. Володимира"// ДАМК. – Ф. 16. – Оп. 465. – Сп. 1"а". – Арк. 1.

Об открытии Университета Св. Владимира (31 янв. 1834) // СПМНП, 1825-1855. – Т. 2. – С. 896.

Торжественное открытие Университета Св. Владимира в Киеве// Журнал Министерства Народного Просвещения. – 1835. – N8. – С. 296-299.

"Про Інститут казеннокоштних студентів як "особливий виховний заклад" при Університеті Св. Володимира, призначений для підготовки вчителів і виконуючий установлену Статутом імператорських університетів 1804 року роль Педагогічного інституту" // ДАМК. – Ф. 16. – Оп. 465. – Сп. 28. – Арк. 31 зв. – 32 зв.

О приеме студентов в Университет Св. Владимира однажды в год (29 ноября 1834) // СПМНП, 1825 – 1855. – Т. 2. – С. 989.

Дело о принятии студентов на казенное содержание в 1835 году // ДАМК. – Ф. 16. – Оп. 276. – Спр. 342.

"Звіт за 1835 рік про роботу Університету Св. Володимира у 1834/35 навчальному році та про початок підготовки вчителів для Києва і Київщини"// ДАМК. – Ф. 16. – Оп. 465. – Сп. 28.

Дело о экзаменах казеннокоштных студентов Университета в 1835 году // ДАМК. – Ф. 16. – Оп. 276. – Спр. 341.

О числе учащихся в Университете Св. Владимира // Журнал Министерства Народного Просвещения. – 1835. – N8. – С. 321-322.

Правила для арестованных в карцере студентов// ДАМК. – Ф. 16. – Оп. 276. – Спр. 341. – Арк. 1876 зв. – 1877.

Об изменении некоторых статей Устава и штата Университета Св. Владимира (20 марта 1836) // СПМНП. – 1836. – Т. 2. – С. 850-851.

О назначении некоторых студентов университета Св. Владимира для практических упражнений к директору 1-й гимназии (1837 г.) // ЦДІАК. – Ф. 707. – Оп. 3. – Спр. 402. – Арк. 1-57.

Максимович М. Обозрение старого Киева // Киевлянин. – К., 1840.

Карпенко Григорий. Киев в 1836 году // Ландыши Киевской Украины. – Кн. І. – СПб., 1849.

Лесков Н. Печерские антики// Лесков Н. Полн. собр. соч. – Т. 31. – СПб., 1903.

Практические занятия учительських стипендиатов (1837 г.) // ЦДІАК. – Ф. 707. – Оп. 218. – Спр. 26. – Арк. 1-57.

О полугодичном испытании казеннокоштных студентов университета Св. Владимира (9-15 февр. 1838) // ЦДІАК. – Ф. 707. – Оп. 4. – Спр. 58. – Арк. 1-14.

О приостановлении приема студентов в Университет Св. Владимира (9 янв. 1839) // СПМНТ, 1825 – 1855. – Т. 2. – С. 1144-1146.

"Про продовження роботи Університету Св. Володимира за Проектом Статуту 1833 р. до 15 липня 1842 року"// ЦДІАК. – Ф. 707. – Оп. 4. – Спр. 307. – Арк. 344-344 зв.

Обозрение преподавания наук в Императорском университете Св. Владимира в течение 1840-1841 учебного года. – К., 1841.

Левицкий О. О жизни учебных заведений Юго-Западного края в 1840-х годах // Киевская старина. – 1906. – Т. ХСII.

Устав Императорского Университета Св. Владимира. (Утвержден 9 июня 1842 года) // ЦДІАК. – Ф. 707. – Оп. 4. – Спр. 307. – Арк. 534-550.

Биографический словарь профессоров и преподавателей императорского Университета Св. Владимира (1834-1884) / Под. ред. В. С. Иконникова. – К., 1884.

По высочайшему повелению об упразднении преподавания философии в университетах светскими профессорами и возложении чтения логики, и опытной психологии на профессоров богословия. (1850 г.) // ЦДІАК. – Ф. 707. – Оп. 16. – Спр. 376. – Арк. 1; 4.

Так же надеюсь не безынтересным будет наверно знать читателю и о том, кто выпускников Первой Киевской гимназии став студентами Киевского университета за первые десятилетия его деятельности и сумевшие благодаря этому "счастливому шансу", стать широко известными в Российской империи людьми.

И первое место в этом списке безусловно принадлежит Николаю Христиановичу Бунге



Первые студенты Киевского Императорского университета Св. Владимира

11 ноября (23 ноября по новому стилю) 1823, Киев – 3 июня (15 июня по-новому) 1895, Царское Село) – российскому государственному деятель XIX века, учёному-экономисту, академику, министру финансов Российской империи (6 мая 1881 – 31 декабря 1886).

Он окончил Первую киевскую гимназию (с золотой медалью) и юридический факультет Киевского университета (1845).

Магистр государственного права (1847, тема диссертации: "Исследование начал торгового законодательства Петра Великого"). Доктор политических наук (1850, тема диссертации: "Теория кредита").

Служба:

В 1880-1881 – товарищ министра финансов.

С 6 мая 1881 – управляющий министерством финансов.

1 января 1882 – 31 декабря 1886 – министр финансов.

1 января 1887 – 3 июня 1895 – председатель Комитета министров и член Государственного совета.

Деятельность Бунге подвергалась резкой критике со стороны правых сил (их рупором была газета "Московские Ведомости"). Его обвиняли в "непонимании условий русской жизни, доктринёрстве, увлечении тлетворными западноевропейскими теориями". Эти обвинения способствовали его отставке с поста министра финансов и назначению на почётный, но лишённый реального влияния пост председателя Комитета министра

С 10 декабря 1892 – вице-председатель Комитета Сибирской железной дороги (председателем был наследник престола, будущий Николай II).

Профессор-экономист

С 1845 – преподаватель законов казённого управления в Нежинском лицее князя Безбородко.

С 1847 – профессор законов казённого управления в этом лицее.

С 1850 – исполняющий должность адъюнкта Киевского университета по кафедре политической экономии и статистики.

С 1852 – экстраординарный профессор по этой же кафедре.

С 1854 – ординарный профессор по этой же кафедре.

С 1858 также читал лекции университете по финансовому законодательству.

С 1859 – член-корреспондент Академии наук.

В 1859-1862, 1871-1875 и в 1878-1880 – ректор Императорского университета Св. Владимира (Киев).

С 1862 – управляющий Киевской конторой Государственного банка.

В 1863-1864 преподавал теорию финансов и политической экономии великому князю Николаю Александровичу (сыну Александра II).

С 1869 – ординарный профессор по кафедре полицейского права Киевского университета (фактически читал курс экономической политики).

С 1890 – ординарный академик по разряду историко-политических наук (политическая экономия и статистика) историко-филологического отделения.

На втором месте находится Демченко, Василий Григорьевич – юрист. Родился в 1831 г. По окончании курса в Киевском университете, защитил в 1859 г. магистерскую диссертацию "Историческое исследование о показаниях свидетелей по русскому праву до Петра Великого". Состоял профессором гражданского права в Киевском университете.

Написал еще: "Универсальное и партикулярное наследование" (доклад первому съезду русских юристов, напечатанный в его "Трудах") и "Существо наследства и призвание к наследованию по русскому праву" (докторская диссертация, Киев, 1877).

Эти работы дают несколько оригинальных и продуманных взглядов на отношение между универсальной и сингулярной сукцессией в истории и современном праве и на историческое развитие порядка призыва к наследству отдельных классов наследников.

Третьим в нашем списке идет: Иван Андреевич Линниченко



Первые студенты Киевского Императорского университета Св. Владимира

(12 октября 1857, Киев – 9 июня 1926, Симферополь) – русский историк, славист, археограф, педагог. Профессор (1895), член-корреспондент Петербургской (1913) [1] и Краковской академий наук.

В 1875 году он окончил с серебряной медалью 1-ю Киевскую гимназию и поступил в Университет Святого Владимира на историко-филологический факультет

После окончания университета был оставлен стипендиатом для приготовления к профессорскому званию по кафедре русской истории.

В 1884 году защитил в Петербургском университете магистерскую диссертацию на тему "Взаимные отношения Руси и Польши" и в том же году стал приват-доцентом Новороссийского университета в Одессе.

В 1888 году стал приват-доцентом Московского университета. С 1893 года являлся действительным членом Московского археологического общества.

В 1894 году защитил докторскую диссертацию на тему "Черты из истории сословий в Юго-Западной Галицкой (Руси) XIV-XV вв." в Университете Святого Владимира в Киеве.

Львовское "Общество им. Шевченко" перевело эту работу на украинский язык, несмотря на то, что отношение Линниченко к украинскому партикуляризму уже тогда было откровенно холодным.

В 1895 году получил место экстраординарного, а с 1898 года – ординарного профессора Новороссийского университета.

В 1913 году избран членом-корреспондентом Петербургской академии наук, а в 1901 году – Краковской академии наук. Принимал участие в международных конгрессах и съездах историков в Риме (1903, 1912), Афинах (1905) Берлине (1908), Каире (1910), Буэнос-Айресе (1910), Женеве (1912), Лондоне (1913).

С 1903 года по 1910 год возглавлял Одесское Славянское благотворительное общество имени Кирилла и Мефодия. С 1910 года по 1912 год возглавлял Одесское библиографическое общество и был главным редактором его "Известий". С 1906 года по 1917 год преподавал славянскую историю на Одесских высших курсах

В годы Гражданской войны И. А. Линниченко преподавал в Новороссийском университете до тех пор, пока не был уволен оттуда в апреле 1919 года после захвата Одессы большевиками. После отвоевания города частями ВСЮР Линниченко был приглашён для работы в Особом совещании, в частности был назначен председателем "Подготовительной по национальным делам комиссии".

До самой своей смерти Иван Андреевич Линниченко прожил в Крыму, работая в Таврическом университете. Он пережил красный террор, развёрнутый большевиками в Крыму осенью 1920 года.

Последние годы своей жизни провёл в крайней бедности, почти нищете. Несмотря на это, Линниченко продолжал работать.

Его друг, крымский историк Арсений Маркевич писал летом 1920 года в письме к А. В. Орешникову, что Линниченко "порядочно одряхлел, но еще поплёвывает, хотя и не печатается за невозможностью что либо печатать". Резкое неприятие новой власти в свои последние годы Линниченко выразил в дневниковых заметках, таких как "День русского профессора (брюзжание контрреволюционного профессора) " (в рукописи).

Результатом его работы были многочисленные исторические, историографические и краеведческие очерки на актуальные проблемы украинской истории и историографии ("Современное состояние вопроса об обстоятельствах крещения Руси", "Критический обзор современной литературы по истории Галицкой Руси", "Архивы в Галиции", "Новые материалы для биографии Гоголя", "Общественная роль армян в прошлом Юго-Западной Руси" и др.).

Прекрасно знавший Новороссию и Тавриду, Линниченко внёс ощутимый вклад в развитие крымоведения, кроме того, продолжая дело отца, написал ряд работ по истории литературы ("Новые материалы для биографии Гоголя", "Gogoliana", "Письма Тургенева к Минницкому" и др.).

В советские годы Линниченко был объявлен "великодержавным шовинистом" и его работы не переиздавались.

А в таких случаях древние римляне обычно говорили "Sic transit gloria mundi" или "Так проходит земная слава!"












© 2007 - 2012, Народна правда
© 2007, УРА-Інтернет – дизайн і програмування

Передрук матеріалів дозволяється тільки за умови посилання на "Народну правду" та зазначення автора. Використання фотоматеріалів із розділу "Фото" – тільки за згодою автора.
"Народна правда" не несе відповідальності за зміст матеріалів, опублікованих авторами.

Технічна підтримка: techsupport@pravda.com.ua