Народні блоги
http://narodna.pravda.com.ua/history/4f4fbdeeb3988/

Незнакомая история Польши ч.8

Бровко Владимир | 1.03.2012 20:20

Выборы второго польского короля Стефана Батория
и продолжение Русско-польская война 1577-1583 годов


Незнакомая история Польши ч.8
ч. 8

Выборы второго польского короля Стефана Батория

и продолжение Русско-польская война 1577-1583 годов


После того как польский король Генрих Валуа бежал во Францию чтобы вскоре стать ее новым королем, в самой Польше сенаторы придя в себя от шока, вызванным небывалым в истории страны случаем, задумались о новых выборах.

И тут снова естественно встал вопрос о кандидатах. Их, как всегда было несколько.



Первыми выставили свои кандидатуры: Иван IV Грозный.

Причиной его участия в выборах, в которых у него было мало шансов победить, стало желание не начинать с новым польским королем, войну из-за захваченной Ливонии.

Но к реальной реализации этого плана он так и не приступил, поскольку не представил на сейм свою предвыборную программу и даже не прислал на выборы в сейм? своих послов, для его официального представления.

А в ноябре 1575 года уже начался избирательный сейм, где его участники приступили прежде всего к выслушиванию иностранных послов.

Вторым кандидатом был император Максимилиан II. Он снова выставил кандидатуру своего сына Эрнеста как мужа для Анны Ягелонки.

И его послы, так охарактеризовали на сейме его преимущества.

Принц (архикнязь) Эрнест хорошо знает чешский язык и поэтому легко может научиться говорить и по-польски, а прежде чем научиться, будет употреблять язык латинский, которым владеет совершенно свободно и который у поляков во всеобщем употреблении.

Кроме того, если выберут Максимилиана II, то Польша вступит в союз с Австрийским домом, владетелями германскими, итальянскими, королем испанским и, наконец, с царем московским.

Третьим кандидатом от был прусский эрцгерцог Фердинанд. Его послы также превозносили достоинства своего государя, подчеркивая его военное искусство, знание чешского языка, обещали, что Фердинанд будет вносить в Польшу большую часть доходов своих, именно 150000 талеров ежегодно, и еще 50000 талеров на поправку и постройку пограничных крепостей, приведет и сильные полки немецкой пехоты для отражения неприятеля.

Четвертым кандидатом был король шведский Йохана III.



Его посол сказал длинную и многообещающую речь. А начал он увещаниями сейму употребить все усилия для войны с Москвою, обещая, что шведский король с своей стороны употребит для этой цели третью часть податей;

А для прекращения же споров за Ливонию, между Польшею и Швециею посол предлагал, чтоб поляки уступили Швеции свою часть Ливонии, а король шведский откажется за это от всех своих претензий:

• от денег, которые польское правительство взяло у него взаймы и уже четырнадцать лет не платит, от приданого своей жены, не отданного еще ей,

• от денег и земель, следующих ей по наследству;

• или пусть Польша отдаст свою часть Ливонии навеки в ленное владение шведскому королевичу Сигизмунду, которому отец отдаст и свою часть этой страны.

Потом посол приступил к главному вопросу: предлагал избрать или короля своего, или, что для последнего будет одинаково приятно, избрать в королевы сестру покойного Сигизмунда-Августа, Анну?

Он приводил в пример англичан, которые, поручив правление королеве Елисавете, достигли наивысшей степени благоденствия;

Он говорил, что только одним этим способом уладятся дела польские и шведские, ливонские и московские; будет крепкий союз между двумя соседними государствами, будет у них мир с турками, татарами и Германиею, москвитяне будут изгнаны из Ливонии, нарвская торговля, столь вредная для Польши и столь выгодная для Москвы, прекратится;

А королева Анна, зная язык и обычаи народные, могла бы выслушивать каждого и всякому оказывать справедливость, не была бы из числа тех, которые сидят на троне глухими и немыми и презирают обычаи польские (намек на Генриха); все права и привилегии были бы подтверждены.

А если бы тут же сейм назначил наследником королевы Анны единственного сына шведского короля и по матери единственную отрасль Ягеллонова рода, Сигизмунда, знающего в совершенстве языки польский и шведский и достаточно латинский, итальянский и немецкий, тогда король и королева шведские ничего не пожалели бы для сына своего, который явился бы в Польшу с значительною суммою денег для шляхты.

Пятым кандидатом был Стефан Баторий.



Ведь еще прежде, в 1574 году, после бегства Генриха, султан присылал грамоту с требованием, чтоб поляки не выбирали австрийца, который необходимо вовлечет их в войну с Портою; пусть выберут кого-нибудь из своих, например Яна Костку, воеводу сендомирского; а если хотят из чужих, то короля шведского или Стефана Батория, князя седмиградского.

Посол от Батория явился на сейм и после обычного исчисления доблестей своего князя приступил к обещаниям:

• сохранять ненарушимо права панов и шляхты, сообразоваться во всем с их волею; заплатить все долги королевские;

• обратно завоевать все отнятое Москвою, для чего приведет свое войско;

• сохранять мир с турками и татарами; лично предводительствовать войсками;

• прислать 800000 злотых на военные издержки, выкупить пленную шляхту из земель русских, захваченную в последнее татарское нашествие.

Шестым кандидатом стал Альфонс II, герцог феррарский,

который, между прочим, обещал снабдить Краковскую академию людьми учеными, привести в Польшу художников и содержать их на своем жалованьи, воспитывать в Италии на свой счет пятьдесят молодых шляхтичей польских.



Московских послов как мы знаем не было – никто не восхвалял достоинств Ивана IV Грозного, никто не говорил и о его обещаниях.

Но, через некоторых магнатов стало известно, что он сам склоняется к выбору новым королем Польши Максимилиана II.

А поскольку все иностранные послы, стремясь добиться избрания своих претендентов, мягко говоря, начали покупать голоса участников избирательного сейма, то нем наметился раздел и острое соперничество, господствовавшие между вельможами и шляхтою.

Первыми в бой пошли сторонники Максимилиана и 12 декабря 1575 г. австрийская партия во главе с Якубом Уханским, состоявшая преимущественно из вельмож, провозгласила королем императора Максимилиана II.

В Пактах король обязывался женить своего сына Эрнеста на Анне Ягеллонке.

Казалось вновь для Инфанты пришло время радоваться. Ее желание как бы исполнилось?

Но не тут-то было. Шляхта имела свое большинство и поэтому 14 декабря 1675 г. после проведенной с избирателями "разъяснительной работы" состоялось второе голосование, где шляхте во главе с Яном Замойским, удалось провозгласила королевой Анну Ягелонку с обязательным условием, чтобы она вышла замуж за Стефана Батория.

В итоге, поляки снова находились в затруднительном положении, выбравши двух королей;

Но все решилось неожиданно и счастливо как для Польши.

Пока престарелый Максимилиан II раздумывал о своем новом королевстве и согласовывал свои новые планы насчет Польши с Иваном IV Грозным, то Стефан Баторий не медлил.

Он сразу и полностью согласился на все условия выдвинутые сеймом и 18 апреля 1576 года уже имел торжественный въезд в польскую столицу город Краков,

А 1 мая 1575 г. в Вавельском соборе он короновался и одновременно взял в жены Анну Ягелонку.



Когда эта новость, стала известна Максимилиану то он видя, что его в Польше больше никто не поддерживает и сам был вынужден признать Стефана Батория, законно избранным польским королем.

А теперь давайте внимательно изучим биографию нового польского короля.

И тут я, при сборе материалов об этом историческом лице обратил внимание на важный факт прямо свидетельствующий о том, что фальсификация российской истории началась уже с времен СССР.


Вот статья их Большой советской энциклопедии.

"Баторий (Batory) Стефан (27.9.1533 – 12.12.1586, Гродно), польский король (с 1576) и полководец.

В 1571-76 семиградский (трансильванский) князь. Избран польским королём по настоянию среднепоместной шляхты.

Учредил (1578) вместо королевского суда в качестве высшей судебной инстанции выборные шляхетские трибуналы.

В 1579-82 участвовал в Ливонской войне 1558-83. Стремился к укреплению королевской власти.

Оказывал поддержку католическому духовенству и иезуитам в борьбе с реформационным движением."

И все! Как будто перед нами рядовая историческая личность, из числа исторической массовки, которая мало интересная науке и тем более советским людям, интересующимся родной историей!

А теперь, я предлагаю читателю свой авторский вариант биографии Стефана Батория, и надеюсь, что читатель, согласится с моим мнение о том, что жизнь и дела и заслуги Стефана Батория, умышлено были искажены авторами – составителям БСЭ.


Итак, Стефан Баторий (27 сентября 1533, Шимлеу-Силванией – 12 декабря 1586, Гродно) – король польский (с 1575) и великий князь литовский (с 1576),

Родился в Трансильвании, сын князя Иштвана IV Батори и Катажины Телегди, дочери коронного подскарбия Стефана Телегдьего.

С пятнадцати лет находился на военной службе у короля Чехии и Венгрии Фердинанда I.

Учился в Падуанском университете. И это очень важный момент!

Падуанский университет – один из старейших университетов Европы и Италии, открыт в Падуе в 1222 году.

Девиз – Universa universis patavina libertas "Свобода Падуи, всеобщая и для всех".

Основан преподавателями и студентами, оставившими Болонский университет из-за конфликта с начальством.

В Средние века в Падуе учились студенты со всей Европы, разделённые на "нации" (землячества) по месту происхождения.

С 1339 по 1813 годы разделён на две организации – Universitas Iuristarum, где преподавалось гражданское и каноническое право и богословие, и Universitas Artistarum, где преподавались астрономия, диалектика, философия, грамматика, медицина и риторика.

Падуанский университет стал одним из центров науки (астрономия, медицина, право) эпохи Возрождения, ему покровительствовала Венецианская республика, обеспечивавшая дух независимости от схоластической догматики и влияний Рима.

Здесь учились или работали такие деятели первой величины Возрождения и раннего Нового времени, как Пико делла Мирандола, Николай Кузанский, Коперник, один из основателей итальянского литературного языка Пьетро Бембо, Торквато Тассо, Галилей, Везалий, белорусский первопечатник Франциск Скорина.

В 1678 году степень доктора философии впервые в мире получила женщина – Елена Корнаро Пископия.

После возвращения на родину некоторое время служил у трансильванского князя Иоанна Сигизмунда Запольского, был послом в Германии.

После того как отношения между государствами испортились, Батория три года держали в немецком плену.

Это время будущий король Речи Посполитой и князь Литовского княжества потратил на чтение и изучение истории. За три года он выучил наизусть записки Юлия Цезаря.


В 1571 году его избрали первым князем Трансильвании (Семиградья).

Победа над соперником, ставленником Максимилиана II Гашпаром Бекешем, побудила польское дворянство на сейме в Енджеюве 18 января 1576 года признать незаконным избрание сенатом на польский трон самого Максимилиана и избрать вместо него Стефана, зятя покойного короля Польши Сигизмунда I.

В Падуанском университете учился и лидер польской шляхты Ян Замойский. Которому принадлежит связанное с этим университетом крылатое выражение:

"Patavium virum me fecit" (Падуа, т. е. Падуанский университет, сделал меня человеком).




Ян Замо́йский (19 марта 1542 – 3 июня 1605) – гетман великий коронный, выдающийся польский государственный деятель из рода Замойских. Кальвинизм, делавший в то время большие успехи среди шляхты, нашёл себе приверженца в лице отца Яна – Станислава Замойского, каштеляна холмского, воспитавшего своего сына также в началах этой религии. Основатель и строитель города Замосць.

В 1560 году Станислав Замойский отправил сына за границу для окончания образования. Побывав в Париже и Страсбурге, Ян отдался в Падуе усердному изучению латинского языка и юриспруденции. Результатом его занятий было сочинение "De Senatu Romano".

По всей вероятности, во время пребывания в Италии в его религиозных убеждениях начал совершаться переворот, который вскоре привёл его к переходу в католицизм.

Вернувшись в отечество, он поступил секретарем в королевскую канцелярию, привёл в порядок государственный архив и имел случай основательно познакомиться при этом с государственными законами Польши, а также с разными важными политическими документами.

Во время междуцарствия 1572 года Замойский начал играть роль на съездах и сеймах а затем станет правой рукой у нового короля Стефана Батория.

По избрании на польский престол королем Генриха Анжуйского в числе послов к нему был отправлен и Замойский, бывший в то время старостою белзским. Ему удалось снискать расположение Генриха, пожаловавшего ему богатое Кнышинское староство.

Возвращаясь же в канву рассказа о к С.Баторию надо сказать, что он занимал трон трансильванского князя.

И этот вопрос требует своего разъяснения ибо такого княжества уже давно нет, а о Трансильвании большинство из нас знает только из фильмов о вампире – графе Дракуле.



Справка: Трансильва́ния или Эрдей (лат. "Залесье", нем. ("Семиградье"), венг.) – историческая венгерская/румынская область на северо-западе Румынии.

Часть Трансильвании, прилегающая к границе (Парциум), разделяется на исторические области Банат (юг), Кришана (центр) и Марамуреш (север).

Мохачская битва 1526 года отрезала Трансильванию от венгерских владений и превратила её в самостоятельное княжество, во главе которого стоял Янош Запольяи, на протяжении 12 лет претендовавший также и на венгерскую корону. В 1566 году княжество признало верховенство турецкого султана. В разные годы Трансильвания управлялась из городов Алба-Юлия, Сибиу и Клуж-Напока.

Вторая половина XVI и XVII век – период формирования культурной и политической идентичности Трансильвании в качестве оплота протестантизма на востоке Европы.

До 1613 года князья Трансильвании происходили из рода Баториев, в XVII веке – из рода Ракоци. Они не только извлекали политические дивиденды из противостояния султана и Габсбургов, но и успешно защищали традиционные венгерские вольности от централизаторских поползновений венских императоров.

В 1576 году члены элекционного сейма Великого княжества Литовского (ВКЛ) провозгласили трансильванского князя и короля Польши Стефана Батория великим князем литовским.

В 1578 году Стефан Баторий приобрел для рода Батори права на престол Ливонского Королевства.

Будучи по национальности венгром (секеем), Стефан национальными языками подвластного ему населения почти не владел и с подданными изъяснялся на латыни, на котором проходило его обучение в итальянском университете.

Последние, несколько лет жил в городе Гродно, где реконструировал Старый замок под новую королевскую резиденцию, но в декабре 1586 скоропостижно скончался (вскрытие его тела считается первым таким медицинским актом, задокументированным на территории Восточной Европы); в Гродно он был первоначально и похоронен, но позже его гроб перевезли в Краков.

Существует версия, что после смерти Ивана Грозного Стефан Баторий собирался распространить свое влияние на территорию Московского княжества.

Поэтому, сразу же после смерти короля, ходили слухи, будто его отравили москвитяне.

Между придворными медиками разгорелся спор по поводу причин смерти Батория. В связи с этим в Гродно было проведено первое на территории Восточной Европы анатомирование трупа короля. Версия отравления не подтвердилась.


Рассмотрев жизнь Стефана Батория мы может теперь к анализу его внутренней политики.

И тут надо скатьчто как всякий монарх он тоже стремился к укреплению королевской власти, вёл борьбу с магнатами, оказывал поддержку католическому духовенству и иезуитам в противостоянии реформационным движениям.

Некоторое время был союзником Турции, затем участвовал в создании антитурецкой лиги. Был одним из самых решительных и успешных военных противников Московского государства.


И вот тут, для читателя будет интересным узнать, как же король Баторий с царем Иваном Грозным между собой ругались.

Первым повод к оскорбьлениям дал как обычно несдержанный и с монаршими особами, не говоря о своих подданных -Иван Грозный.

Так он часто в посланиях к Стефану Баторию не раз намекал на то, что тот был вассалом турецкого султана (напр.: "что подъему просишь, и то вставлено из бессерменского обычая: такие запросы просят татаровя, а в хрестиянских государствах так не ведется..."),

что вызвало резкий ответ Батория писавшему ему: "яко нам смееш припоминать так часто безсурмянство, ты, который еси кровь свою с нами помешал, которого продкове (предки) кобылье молоко, что укануло на гривы татарских шкал (кобыл) лизали..."


Из внутренних реформ, введенных Баторием в Польше, особенно для граждан современной Украины заслуживает внимания устройство запорожских казаков, которым он дал правильную организацию, наделил землями, позволил самим выбирать гетмана и все военное начальство, оставляя за королем право наделения гетмана знаменем, "булавой" и печатью и утверждения его после принятия присяги на верность.

Это очень интересный вопрос и поэтому тут надо так же изложить и его предысторию, отбросив в сторон, всю мифологию...





Запорожские казаки
- часть украинских казаков; первоначально, днепровские казаки, создавшие в XV-XVI вв. (возможно, и раньше) целый ряд стихийных военных организаций и укрепленных поселений за днепровскими порогами, вне зоны административной юрисдикции каких бы то ни было государств, объединившиеся затем в централизованную военную организацию Войско Запорожское, названные по наименованию района своего проживания и расположения главного военного укрепления (и штаб-квартиры), именуемого "сечь"

Первые воспоминания о таких казаках датируются 1489 годом.

Во время похода польского короля Яна-Альбрехта на татар дорогу его войску на Подолье указывали казаки-христиане. В том же году отряды атаманов Василия Жилы, Богдана и Голубца напали на Таванскую переправу в низовье Днепра и, разогнав татарскую стражу, ограбили купцов.

Впоследствии, жалобы хана на казацкие нападения становятся регулярными.

Уже к началу XVI века запорожские казаки сложились в значительную военную силу, доставлявшую определенное беспокойство соседям.

В результате, в 1524 году, при правлении великого князя литовского и короля польского Сигизмунда I, был выдвинут проект создания организованного казачьего войска, привлечённого на государственную службу Великому княжеству Литовскому и Русскому. Но из-за недостатка финансовых средств проект тогда не был реализован.

В 1533 г. староста черкасский и каневский, Евстафий Дашкович, предлагал устроить в низовьях Днепра за порогами постоянную стражу тысячи в две, но этот план также не был выполнен

Вспомнили об идеях привлечения казаков на государственную службу в интересах отражения нападений с юга и Речи Посполитой.

Так 2-го июня 1572 г. король Сигизмунд II Август подписал соответствующий универсал, в соответствии с которым, коронный гетман Ю. Язловецкий нанял для службы первых 300 казаков.

Они давали присягу на верность королю и должны были, находясь в полной боевой готовности, отражать вторжения татар на территорию Речи Посполитой, участвовать в подавлении выступлений крестьян, восстававших против панов, и в походах на Москву и Крым.

Эти казаки были занесены в специальный список (реестр), подтверждавший их права и привилегии, связанные с их государственной службой. Из-за чего, эти казаки получили наименование реестровые казаки (реестровцы).

В сентябре 1578 года новый король Стефан Баторий издал указ под названием "Соглашение с низовцами".

Количество реестровцев увеличилось до 500 человек, а в 1583 – до 600.

Реестровые казаки получили во владение городок Трахтемиров в Киевском воеводстве, где размещались войсковая скарбница (казна), архивы, арсенал, госпиталь, приют для бессемейных инвалидов.

Король передал казакам клейноды (хоругвь, бунчук, булаву и войсковую печать).

Официально, реестровое казачье войско называлось "Войско Его Королевской Милости Запорожское"

За это был установлен как "патрон", формально первый гетман запорожских козаков.


Желая восстановить не только политический, но и духовный мир в Польше, Баторий старался привести к соглашению с католичеством диссидентов, для чего не прибегал, однако, никогда к насилию, но старался действовать гуманно и мирно.

Король управлял страной без знания языков своих подданных (пользовался латынью), но регулярно декларировал свою личную приверженность католицизму, а для осуществления многочисленных реформ постоянно нуждался в грамотных исполнителях.

Таких людей ему могла дать только эффективно работающая система школ. Её он увидел у иезуитов и пригласил их в Речь Посполитую.



Поэтому первый коллегиум для иезуитов он учредил у себя на родине в Коложваре (ныне Клуж-Напока; 1579).

А затем в течение пяти лет были основаны иезуитские коллегиумы в Люблине (1581), Полоцке (1582), Риге (1582), Калише (1583), Несвиже (1584), Львове (1584) в который окончил Богдан Хмельницкий и Дерпте (1586).

Для основания коллегиумов в Гродно и Бресте не хватило кадровых ресурсов у провинции ордена и времени жизни у короля.

В связи с нацеленностью внешней политики на восток, Баторий стремился развивать инфраструктуру государственного управления в границах Великого княжества Литовского, планировал перенести столицу Речи Посполитой в Гродно, где перестроил королевский замок, и поддержал иезуитов в стремлении создать высшее учебное заведение в ВКЛ.

1 апреля 1579 года, он выдал привилей, согласно которому учреждённая в 1570 году в Вильне иезуитская коллегия преобразовывалась в Академию и университет Виленский Общества Иисуса (Almae Academia et Universitas Vilnensis Societatis Jesu).

Булла папы римского Григория XIII 30 октября 1579 года подтвердила привилей Стефана Батория, дата которой считается датой основания Вильнюсского университета.

В 1579 году упорядочил денежное обращение, установив при этом польский грош главным платежным средством.

---

Но все это для Стефана Батория и Речи Посполитой стало возможным только после трех победных компаний, на четвертом этапе Ливонской войны с Московским царством.

И поэтому я перехожу к заключительной части биографии С. Батория, к его полководческой деятельности.




В феврале 1578 года, не смотря на официальное перемирие с Московским царством в Варшаве был созван сейм, где его участники рассуждали, с которым из двух неприятелей должно начать сперва войну – с ханом крымским или царем московским?

Положено было вести войну наступательную; вычислено, сколько нужно войска для нее, сколько денег для войска, назначены поборы.

Для всех этих приготовлений нужно было время, а потому Баторий в марте 1578 года писал царю, чтоб тот не предпринимал военных действий в Ливонии до возвращения послов своих из Литвы, с которыми паны будут вести переговоры об этой стране.



В свою очередь Иван Грозный, обеспокоенный дурным оборотом своих дел в Ливонии и задержкою послов в Литве, писал к Стефану оттягивая начало активных боевых действий пил Баторию:

"Между тем еще в декабре 1578 года царь приговорил с боярами, как ему, прося у бога милости, идти на свое государство и земское дело на Немецкую и Литовскую землю; распорядив полки, он в июле 1579 года выехал в Новгород", но и сам не прекращал подготовку к новой войне.

Тем не менее, по словам российского историка В. Соловьева "величие Батория оказалось именно в том, что он успел преодолеть все препятствия и успешно подготовится к проведению военных кампаний.

.

Как полководец – Баторий в Восточной Европе произвел тот переворот в способе ведения войны, какой уже давно произведен был на Западе.

Ведь до него, как в Московском государстве, так в Польше и Литве почти не было постоянного войска: служилое, или дворянское, сословие собиралось под знамена по призыву государей и составляло конницу;

Таким образом, войско в Восточной Европе сохраняло еще прежний, азиатский, характер:

В нем преобладала конница, тогда как на Западе этот характер уже изменился: здесь конница, видимо, уступала первое место пехоте, здесь государи давно уже убедились в необходимости иметь под руками постоянное войско, состоявшее первоначально из наемных ратников.

По характеру русско-литовских войн было видно, что ратные толпы входили в неприятельскую землю, страшно опустошали ее, редко брали города и возвращались назад, хвалясь тем, что пришли по здорову с большою добычею;

Несмотря, однако, на это, даже и в войсках литовских, или, лучше сказать, между вождями литовскими,, легко было заметить большую степень военного искусства, чем в войсках или воеводах московских:

"И вот в это-то время, когда московское правительство так хорошо сознавало у себя недостаток военного искусства и потому так мало надеялось на успех в решительной войне с искусным, деятельным полководцем, на престоле Польши и Литвы явился государь энергический, славолюбивый, полководец искусный, понявший, какими средствами он может победить соперника, располагавшего большими, но только одними материальными средствами".

А вот средства Батория были такие:

• искусная, закалившаяся в боях наемная пехота,

• венгерская и немецкая, исправная артиллерия,

• венгерская пехота

• быстрое наступательное движение, которое давало ему огромное преимущество над врагом, принужденным растянуть свои полки по границам, над врагом, не знающим, откуда ждать нападения.

Приготовившись к войне, Баторий в июне 1579 года отправил в Москву гонца с ее объявлением; причиною разрыва выставлял он вступление Иоанна в Ливонию, несмотря на перемирие с Литвою.

В июле 1579 г., он собравши войско под Свирем, где на военном совете было решено не идти в разоренную войной Ливониию, а взять прежде Полоцк.

Тогда чрез это обеспечится и Ливония и Литва, от которой войско не удалится, потому что Полоцк, лежащий над Двиною, служит одинаково ключом к этим обеим странам, кроме того, взятием Полоцка обеспечится судоходство по Двине, важное для Литвы и Ливонии, особенно для города Риги.

Иван Грозный не знал об этом плане Батория и думал, что война, предпринятая за Ливонию, будет ведена в Ливонии, знал, что таково мнение большинства в Польше и Литве, и потому отправил большое войско за Двину в Курляндию;

А московское войско ограничилось, по обычаю, опустошением страны и должно было скоро вернуться назад, ибо неприятель явился там, где его не ждали:

А сам Баторий, пока московские войска шли в Ливонию, а потом оттуда обратно, в начале августа 1579 г. напал и осадил город Полоцк захваченный московитами при короле Сигизмунде II Августе.



Осажденные воеводы, князь Василий Телятевский, Петр Волынский, князь Дмитрий Щербатый и дьяк Ржевский, держались в дубовой крепости более трех недель.

В таких затруднительных обстоятельствах король Стефа\н Батоиий вновь созвал военный совет.

Затем обещанием больших наград он уговорил венгрскую пехоту подобраться к стенам крепости и зажечь их со всех сторон

. Выбравши ясный день, 29 августа 1579 г., венгры бросились к стенам и зажгли их; пламя быстро распространилось, и осажденные не могли потушить пожара в продолжение целого дня; а между тем король с большею частию войска стоял на дороге к Соколу, боясь, чтоб тамошние воеводы, видя зарево, не явились на помощь к Полоцку.

Помощь, однако, не приходила, и осажденные начали думать о сдаче; десятеро русских спустились со стен к осаждающим для переговоров, но венгры умертвили их: они не хотели допускать до переговоров, хотели взять город приступом, ибо в таком случае они получили бы право разграбить его;

На другой день, пожар и напор осаждающих возобновились; тогда стрельцы с воеводою Волынским выслали переговорщиков, и город был сдан с условием свободного выхода всем ратным людям:

Некоторые из них вступили в службу королевскую, большая часть предпочла возвратиться в отечество;


Но, при этом сдались на милость поляков не все. Так владыка Киприан и другие воеводы, кроме Волынского, никак не хотели соглашаться на сдачу; они уже давно замышляли взорвать крепость, но не были допускаемы до этого ратными людьми, и, когда последние уже сдали город, владыка и воеводы заперлись в церкви св. Софии и объявили, что только силою можно будет их взять оттуда, что и было исполнено со стороны неприятеля.

Добыча, найденная в Полоцке, обманула ожидание осаждающих;

25 сентября был зажжен и взят город Сокол с страшною резнею: по воспоминаниям полковниа Вейер, служивший у Батория, он нигде не видал такого множества трупов, лежавших на одном месте.

Взято было ьак же и несколько других близлежащих крепостей; с другой стороны князь Константин Острожский опустошил область Северскую до Стародуба и Почепа, а староста оршанский Кмита – Смоленскую; шведы опустошали Карелию и землю Ижорскую, осаждали Нарву, но были от нее прогнаны.

Так на волне полного успеха, поход 1579 года, был кончен и Баторий возвратился в Вильну.

Поход 1580 года

Прошло время настало лето. Поляки собрали необходимые силы и двинулись в пределы Московского царства.

Сам Баторий уведомил о начале военных действий и Ивана Грозного.

"Баторий писал "что он уже садится на коня и выступает с войсками своими туда, куда господь бог укажет дорогу впрочем будет ждать московских послов пять недель, считая от 14 июня 1580 г...

Баторий решил двинуться к Великим Лукам, но, чтобы скрыть это от неприятеля, приказал войску собраться под Часниками;

Это место это расположено над рекою Улою таким образом, что находится в равном расстоянии и от Великих Лук, и от Смоленска, вследствие чего до последней минуты оставалось неизвестным, к которому из этих городов король направит путь.

Он выступил к Великим Лукам с 50 000 войска, в числе которого находилось 21 000 пехоты.

Поляки осадили город Великие Луки и: после долгих стараний Замойскому удалось, наконец, зажечь крепость;

Осажденные начали переговоры о сдаче, но венгры, боясь лишиться добычи, самовольно ворвались в город и начали резать всех, кто ни попадался.

Поляки последовали их примеру; Замойскому удалось спасти только двоих воевод.

Но взятием Великиз Лук война не закончилась. Военные действия на этот раз продолжались и зимою: в феврале 1581 года, что тоже было новой тактикой Сьефана Батория. Литовцы пришли ночью к Холму, а затем взяли его и оставили за собою, выжгли Старую Русу,

В самой Ливонии взяли замок Шмильтен и вместе с Магнусом опустошили Дерптскую область до Нейгаузена, до границ русских.

Поход 1581 года

Настал 1581 г. надо было продолжать войну или подписывать мир. Выбрали продолжение войны... А для этого нужны были солдаты и деньги для найма солдат т и их вооружения и припасов.

И С. Баторий нашел выход, не вводя в стране новых налогов, он занял деньги у герцога прусского, курфюрстов саксонского и бранденбургского.

На сейме, собранном в феврале 1581 года, объявил, что мало радоваться успехам военным, надобно пользоваться ими;

Если не желают или не надеются покорения целого Московского государства, то по крайней мере, не должны полагать оружия до тех пор, пока не закрепят за собою всей Ливонии.

Потом объяснял, как вредно каждый год отрываться от войска и спешить на сейм для вытребования денежных поборов, что от этого собственное войско ослабевает, а неприятелю дается время восстановлять свои силы, что запоздалое собирание денег заставляет терять самое удобное для военных действий время, что единственное средство для избегания этих невыгод – двухлетний побор.

Тем временем Иван Грозный, видя что в третей компании ему снова придется терпеть поражение, направил послов к С. Баторию с предложением заключения мира.

Послы приехали с предложением королю всей Ливонии, за исключением только четырех городов; но король не только по-прежнему требовал всей Ливонии, и прибавил еще новые требования: потребовал уступки Себежа и уплаты 400000 золотых венгерских за военные издержки.

Послы отказались продолжать переговоры, просили дозволения послать к своему государю за новым наказом.

Послам отправлен был новый наказ уступить королю завоеванные им русские города, но зато требовать в Ливонии Нарвы, Юрьева и 36 других замков и на таких только условиях заключить перемирие на шесть или на семь лет.

Переговоры кончились ничем и Баторий выступил в поход.

Но, вот к Ивану Грозному послал грамоту, наполненную ругательствами, называл его фараоном московским, волком, вторгнувшимся к овцам, человеком, исполненным яда, ничтожным, грубым.

"Для чего ты к нам не приехал с своими войсками, – пишет, между прочим, Баторий, – для чего своих подданных не оборонял?

И бедная курица перед ястребом и орлом птенцов своих крыльями покрывает, а ты, орел двуглавый (ибо такова твоя печать), прячешься!"


Наконец Баторий вызывает Иоанна на поединок.

Перед выступлением в поход, Баторий созвал военный совет и спрашивал, куда направить путь.

Почти все были того мнения, что надобно идти ко Пскову, ибо овладение этим городом предаст в руки королю всю Ливонию, за которую и ведется, собственно, война.

Псков славился как первая крепость в Московском государстве: в продолжение целых столетий главною заботою псковичей было укрепление своего города, подверженного беспрестанным нападениям немцев; теперь обветшавшие укрепления были возобновлены и город снабжен многочисленным нарядом (артиллериею); войска, по иностранным неприятельским показаниям, было во Пскове до 7000 конницы и до 50000 пехоты, включая сюда тех обывателей, которые несли воинскую службу;

А число осаждающих простиралось до 100 000. Баторий, обозревши город и узнавши от пленных о его средствах, увидал свою ошибку, увидал, что сведения, полученные им прежде о состоянии Пскова, были неверны.



Он увидел, прежде всего, что у него мало пехоты, что для приступа надобно было иметь ее втрое более, чем сколько было в самом деле, и пороховых запасов для осады такого города было недостаточно.

1 сентября осаждающие начали свои работы, копали борозды (вели траншеи);

7 сентября открыли пальбу, 8 – пробили стену и пошли на приступ, который сначала был удачен: неприятель ворвался в проломы занял две башни – Покровскую и Свиную – и распустил на них свои знамена; осажденные потеряли дух и начали уже отступать но воевода, князь Иван Петрович Шуйский, второй по месту и первый по мужеству, угрозами, просьбами и слезами успел удержать их с одной стороны, а с другой – сделал то же печерский игумен Тихон, вышедший к ним навстречу с иконами и мощами.



Сопротивление возобновилось с новою силою: осажденные взорвали Свиную башню, занятую поляками, и согнали венгров с Покровской.



Приступ был отбит; осажденные потеряли 863 человека убитыми, 1626 человек ранеными; осаждающие же – более 5000 человек убитыми, и в том числе Гавриила Бекеша, искусного предводителя венгерского.

После этого осаждающие долго не могли ничего предпринять, ибо не было пороху; послали за ним к герцогу курляндскому в Ригу; порох привезли, но и тут попытки овладеть городом остались тщетными: не удалась даже попытка овладеть Печерским монастырем;

После неудачи штурма Стефан Баторий приказал вести подкопы, чтобы взорвать стены. Два подкопа русским удалось уничтожить с помощью минных галерей, остальные осаждавшие так и не смогли довести до конца.

24 октября батареи войск Речи Посполитой стали обстреливать Псков из-за реки Великой раскаленными ядрами, чтобы вызвать пожары, но защитники города быстро справились с огнем. Через четыре дня отряд с ломами и кирками подошел к стене со стороны Великой между угловой башней и Покровскими воротами и разрушил подошву стены. Она обрушилась, однако оказалось, что за этой стеной есть еще одна стена и ров, которую штурмующие преодолеть не смогли. Осажденные бросали им на головы камни и горшки с порохом, лили кипяток и смолу.

2 ноября армия Батория предприняла последний штурм Пскова. На этот раз атаковали западную стену. До этого в течение пяти дней она подвергалась мощному обстрелу и в нескольких местах, оказалась разрушена. Однако защитники Пскова встретили противника сильным огнем, и штурмующие повернули обратно, так и не дойдя до проломов.

Основные силы русской армии в Новгороде, Ржеве и Старице бездействовали.

6 ноября Баторий убрал орудия с батарей, прекратил осадные работы и стал готовиться к зимовке. Одновременно он послал отряды немцев и венгров захватить Псково-Печерский монастырь в 60 км от Пскова, однако гарнизон из 300 стрельцов при поддержке монахов успешно отбил два приступа, и неприятель вынужден был отступить.

Стефан Баторий, убедившись, что Псков ему не взять, в ноябре передал командование великому коронному гетману Яну Замойскому, а сам отбыл в Вильно, забрав с собой почти всех наемников.

В результате численность войска уменьшилась почти вдвое – до 26 тысяч человек. Осаждающие страдали от холодов и болезней, росло число умерших и дезертирство. Защитники города постоянно тревожили поляков смелыми вылазками, всего предприняв 46 нападений на стан врага

И Ян Замойский оправдал доверие Стефана Батория. Ведь он был женит на сестре покойного короля Сигизмунда-Августа – Анне, единственной тогда представительнице прежнего польского королевского дома.



И новый король Стефан Баторий поспешил сделать Замойского вице-канцлером, а потом канцлером и коронным гетманом.

Замойский пользовался теперь небывалой в Польше властью и значением.

К тому же он породнился с самим королем, вступив в третий брак с племянницею Батория, Гризельдою (1583). Замойский был душою всех проектов внутренних преобразований в Польше, а также принимал деятельное участие в военных походах Батория

Главною заботою последнего при продолженеии осады Пскова было введение дисциплины в войске, причем самое сильное препятствие встречал он в молодых панах и шляхте, привыкших к своеволию, но Замойский не смотрел ни на что: чем знатнее был преступник, тем, по его мнению, строже долженствовало быть наказание; так, он держал в оковах дворянина королевского, поступившего вопреки воинскому уставу, и не выпускал его, несмотря на просьбы целого войска; пред целым войском выставлял на позор своевольных шляхтичей.

В нужных случаях наказывал телесно, вешал преступников, строго наказывал также женщин, осмеливавшихся пробираться в обоз.

Кроме Пскова военные действия происходили на Верхней Волге, в Ливонии, в Новгородской области путем осуществления глубоких рейдов польской конницы в глубь территории Московского царства.

Таким образом хотя перевес сил и оставался на стороне поляклов но за летнюю компанию они не смогли разбить все войска Ивана Грозного.

И тогда в сложившуюся ситуацию вмешались с разрешения папы Григория иезуиты.

Они прислали сначала к Баторию а потом и к Ивану грозному своего посланника Антонио Поссевина.



Антонио Поссевино (1534, – 26 февраля 1611) – первый иезуит, побывавший в Москве.

В 1559 году Поссевино вступает в орден иезуитов. С 1572 по 1578 годы Поссевино – секретарь генерала ордена.

В 1578 году папа Григорий XIII, пристально следивший за событиями на севере, отправляет Поссевино в Швецию, где в это время усилилась партия реформаторов.

Пребывание в Московском государстве

Во время Ливонской войны Иван IV, обеспокоенный успехами польского короля Стефана Батория, делает попытку к мирным переговорам, для чего 25 августа 1580 решает обратиться к папе Римскому Григорию XIII за посредничеством. Римская курия использовала ситуацию в качестве предлога для нового визита папского представителя в Москву. Для этой миссии был выбран Поссевино.

Поссевино ведя переговоры о мире с Речью Посполитой, так же пытался склонить Ивана IV к унии с католицизмом.

14 февраля 1582 года Поссевино прибыл в Москву, где с разрешения Ивана Грозного провёл публичные диспуты о вере.

В порыве ярости Иван Грозный чуть было не убил Поссевино. Вот как отзывался об этом случае В. В. Розанов:

"Известны споры Грозного с Поссевином, где он огорошил "западника" вопросом, для чего они бреют подбородок".

Поссевино написал исторические сочинения о России.

Также при посредничестве Антония Поссевина был заключен Ям-Запольский мир между Россией и Речью Посполитой.

Умер Поссевино 26 февраля 1611 г. в Ферраре.

Деятельности Поссевино в России и Великом княжестве Литовском посвящена историческая миниатюра Валентина Пикуля "Закрытие русской "лавочки"".

18 августа 1581 г. приехал Поссевин к Иоанну и объявил, что последний не хочет мириться безо всей Ливонии; пересказывал собственные слова Батория.

"Если государь московский, – говорил король, – не хочет уступить мне малых городков ливонских, то я пойду к которому-нибудь большому его городу, ко Пскову или к Новгороду, и только возьму один который-нибудь большой город, то все немецкие города будут мои".

Вот почему главным старанием Поссевина по приезде к королю было убедить Иоанна, что Стефан, несмотря на неудачу под Псковом, решился, во что бы то ни стало овладеть этим городом, если царь не поспешит заключить мир с уступкою всей Ливонии.

Тогда Иван Грозный с боярами приговорил вот такое компромиссное решение:

"Теперь по конечной неволе, смотря по нынешнему времени, что литовский король со многими землями и шведский король стоят заодно, с литовским бы королем помириться на том:

ливонские бы города, которые за государем, королю уступить, а Луки Великие и другие города, что король взял, пусть он уступит государю;

а помирившись с королем Стефаном, стать на шведского, для чего тех городов, которые шведский взял, а также и Ревель не писать в перемирные грамоты с королем Стефаном".

Уполномоченными для ведения переговоров назначены были князь Елецкий и печатник Алферьев; им дан был наказ держаться за Ливонию до последней крайности; чтоб склонить Поссевина на свою сторону, они должны были сказать ему:

"Если государь наш уступит всю Ливонию и не будет у него пристаней морских, то ему нельзя будет ссылаться с папою, цесарем и другими поморскими государями, нельзя будет ему войти с ними в союз против бусурманских государей; какой же это мир?"

Послы должны были заключить перемирие на 12 лет; если же литовские послы никак не согласятся на перемирие, то заключить вечный мир.

В декабре 1581 года в деревне Киверова Гора, в 15 верстах от Запольского Яма, начались мирные переговоры.

Со стороны короля С. Батория уполномоченными были Януш Збаражский, князь Альбрехт Радзивилл и секретарь Великого княжества Литовского Гарабурда.

Когда московские послы начали требовать части Ливонии, то паны отвечали им:

"Что вы ни говорите, а государю нашему без Лифляндской земли не мириться; вы, как видно, присланы говорить, а не делать; мы не хотим торговать Лифляндскою землею; нам государь велел все окончить в три дня, и потому вы с нами говорите раньше, а нам безо всей Лифляндской земли не мириться, ни одной пяди не уступим".

Они, пишут послы, хотели разъехаться и прервать переговоры, но Антоний Поссевитн их уговаривал продолжить переговоры.

В итоге первоначально заключили перемирие на 10 лет от 6 января 1582 года на условиях, на которые, как мы видели, решился царь в совете с боярами.

Сделавши главное дело, стали спорить о титулах Ивана Грозного и выражениях в договорной грамоте.

Московские послы хотели писать своего государя царем;

Поссевин возражал, что король не может дать ему этого титула без повеления папы.

Когда московские послы хотели написать, что царь уступает королю Курляндию и Ливонию, то наступил самый кульминационный момент мирных пеговоров.

Антонио Поссевин опять стал кричать:

"Вы пришли воровать, а не посольствовать!"

У Алферьева вырвал из рук грамоту, кинул ее в двери, князя Елецкого взял за воротник, за шубу, перевернул, пуговицы оборвал и кричал:

"Подите от меня из избы вон, я с вами не стану ничего.говорить!"

После этой сцены послам дали знать, чтоб они сбирались домой, что переговоры кончились; тогда они по конечной неволе согласились написать, что царь уступает те города в Ливонии, которые еще за ним, а не те, которые уже завоеваны поляками.



В июне 1582 года приехали в Москву литовские послы, князь Збаражский с товарищами, для подтверждения перемирного договора и вытребовали новое обязательство, чтоб царь не воевал Эстонии в продолжение десяти лет.

Царь Тван Грозный вначале начал на это новое требование жаловатся самрму Баторию, но потом наказал московским послам: если король захочет разорвать мир из-за Велижской волости, то стоять за нее накрепко, но в конечной неволе уступить всю Велижскую волость в королевскую сторону!

Уладив споры с Речью Посполитой Иван Грозный вступил в новой войну со шведским королевском. Ведь кК концу 1581 года в руках шведов оказалось почти всё побережье Финского залива с Ивангородом, Копорьем, Ямой, а также Корелой.

Но кроме полного произрыша долголетней и кровавой войны за Ливонии Ивана Горозного в ноябре 1581 году постигло и другое несчастие.



Он убил своего старшего сына Ивана. Т тем самым Московия потеряла дееспособного наследника в случае смерти Ивана Грозного. Что в конечном итоге и послужило после смерти царя Федора сменившего на Москоском троне Ивана Грозного к пресечению московской княжеской династии Рюриковичей. И вызвало в Московии так называемую "СМУТУ".

Итоги и последствия русско-польской войны 1577-1582 годов

В январе 1582 года в Яме-Запольном (недалеко от Пскова) было заключено 10-летнее перемирие с Республикой Обоих народов (Речью Посполитой) (т. н. Ям-Запольский мир).

Россия отказывалась от Ливонии и белорусских земель, но ей возвращались некоторые пограничные земли.

В мае 1583 года заключается 3-летнее Плюсское перемирие с Швецией, по которому уступались Копорье, Ям, Ивангород и прилегающая к ним территория южного побережья Финского залива.

Русское государство вновь оказалось отрезанным от моря.

Страна была разорена, а северо-западные районы обезлюдели.

Ру́сско-по́льская война́ (1577-1582) [1]) – является завершающей частью Ливонской войны, в период между 1577 и 1582 годом. Войска Речи Посполитой под командованием Стефана Батория, польского короля и Великого князя Литвы, успешно действовали против армии Ивана Грозного в борьбе за Задвинское герцогство и Полоцк.

Русские войска были вытеснены из Ливонии ещё до заключения Ям-Запольского мира а осада Пскова, как бы это событие не мифологизировали, потом в российской истории была бы преодолена и город взят уже летом 1582 года, когда Стефан Баторий, учтя ошибки штурма, привел бы туда новые и хорошо отдохнувшие и оснащенные всем необходимым для штурма польские войска.

А, вот у осаженных закончились бы и людские и материальные ресурсы для обороны города.


В конце концов, царь Иван Грозный очевидно хорошо понимая неотвратимость падения Пскова и свою невозможность дать отпор Речи Посполитой и Шведскому королевству и был вынужден согласиться на условия мира поставленные ему Стефаном Баторием, по которым "ливонские бы города, которые за государем, королю уступить, а Луки Великие и другие города, что король взял, пусть он уступит государю" – то есть длившаяся почти четверть века война кончилась восстановлением status quo ante bellum, (положение, существовавшее до войны). оказавшись таким образом бесплодной.

По мнению ряда историков, роль Стефана Батория в истории Европы достаточно значительна.

Не будь его походов, Москва на 100 лет раньше могла получить выход к Балтийскому морю, чего так упорно добивался Иван Грозный, но смог осуществить только Петр Великий.

А это наложило серьезный отпечаток на всю европейскую историю конца XVI – начала XVII вв.


(конец ч.8)




© 2007 - 2012, Народна правда
© 2007, УРА-Інтернет – дизайн і програмування

Передрук матеріалів дозволяється тільки за умови посилання на "Народну правду" та зазначення автора. Використання фотоматеріалів із розділу "Фото" – тільки за згодою автора.
"Народна правда" не несе відповідальності за зміст матеріалів, опублікованих авторами.

Технічна підтримка: techsupport@pravda.com.ua