Пошук на сайті:
Знайти



Народні блоги

Додати стрічку статей сайту до свого iGoogle
Останні публікації
Польша   Уния

Незнакомая история Польши ч.6


-2
Рейтинг
-2


Голосів "за"
4

Голосів "проти"
6

Условия и последствия принятия Люблинской унии

Незнакомая история Польши ч.6
ч. 6

Условия и последствия принятия Люблинской унии

Уния в Люблине рассматривается польскими и литовскими историками одновременно как величайшее достижение и величайшая утрата.

Но как нам с вами уважаемый читатель можно судить о событии только по чужому мнению? И раз так, то давайте сами и прочтем этот документ.

Люблинская уния (1569)

1 июля 1569 г.

Во имя Господне, аминь. Да будет вовеки памятно ниже описанное дело. Мы, прелаты и паны-рада, духовные и светские, князья, все чины Вел. кн. Лит. и земские послы, присутствующие с панами-радой, послами и всеми чинами королевства Польского на этом общем Люблинском сейме.

Объявляем этим нашим актом всем людям настоящего и будущего времени, до которых только он дойдет, что, имен постоянно в виду долг наш перед отечеством нашим Вел. кн. Лит., которого честь, достояние, общую пользу, а более всего внутреннюю и внешнюю безопасность мы обязаны упрочить и обеспечить, и принимая при этом во внимание и соблюдая достохвальные и для обоих народов весьма важные союз и единение, учиненные некогда предками нашими с тогдашними гражданами всей Короны Польской на вечные времена

с общего письменного согласия обоих народов, скрепленные грамотами, печатями, присягою и честью обеих сторон и соблюдавшиеся ими немалое время с готовностью и постоянством и только впоследствии несколько ослабленные вследствие злых и исполненных зависти времен, всегда об этом мы и предки наши думали, нередко напоминали и просьбами склоняли своих монархов, как славной памяти Сигизмунда I Старого,

так и ныне над обоими народами, польским и литовским, благополучно царствующего короля польского Сигизмунда II Августа, чтобы, по государеву и королевскому долгу своему, они, верховные и единые обоих народов государи, милостью и властью своею помогли нам привести в надлежащее исполнение наши общие договоры и другие права и привилегии, которые мы имеем на этот союз и единение с вельможами и землями Короны Польской еще от прадеда е. вел. и от времен короля Александра, соблаговолили ввести в свою колею то, что отошло от этого единения, собрав нас в одно место, общее с членами совета и прочими чинами Короны Польской, для исполнения именно этого похвального и для обоих народов полезного дела унии, как это ясно оговорено в бывших по настоящее время актах, конституциях, заявлениях и рецессах (совещаниях) сеймов.

А потому по милости Бога, который любит общение и единение и особенно печется о всех в мире королевствах, государствах и республиках, как равно и по милости государя нашего, ныне благополучно над нами царствующего, вышеупомянутого короля польского и пр. Сигизмунда II Августа, наконец, благодаря взаимным усиленным стараниям нам удалось достигнуть, что, съехавшись с чинами Короны сперва на сейм, созванный в Варшаве в 1563 г., а потом в Парчове в 1564 г., сделали немаловажный почин к исправлению как самого соединения, так и частью уже нарушенной унии, приходя к обоюдному соглашению сторон и утверждению принадлежащих ей статей.

Статьи эти по краткости времени и при других неотложных государственных нуждах обоих народов не могли быть в то время скреплены общим нашим и чинов Короны договором. А потому, пользуясь теперь более свободным временем и съехавшись 23 декабря минувшего 1568 г. в гор. Люблине на этот общий сейм, созванный е. к. вел. с согласия обоих советов, польского и литовского, и до сих пор безостановочно действовавший и продолжавшийся, мы учинили между собою ниже описанные трактаты и условия, которые по милости Божьей мирным и единодушным с обеих сторон соглашением и общим договором привели к концу и заключению, ни в чем не нарушая Варшавского рецесса (сеймового постановления) и других привилегий.

Да будет за это единому во Св. Троице Господу Богу вечная хвала; Божьего милостью государю и королю Сигизмунду II Августу – бессмертная благодарность; знаменитому же королевству Польскому и Вел. кн. Лит. – честь и слава вовеки.

статья 1.

Во-первых, хотя и были старые дружеские договоры об усилении союза и улучшении устройства республики как Короны Польской, так и Вел. кн. Лит. и пр., но так как в них проглядывало нечто чуждое доброму и искреннему братскому доверию, то для вящего скрепления общей и взаимной братской любви, вечной обороны обоих государств и общей на веки вечные несомненной братской верности, для хвалы Божьей и достойной вечного благодарения славы е. к. вел. и этих же обоих честнейших народов, польского и литовского, а также для распространения безмерной и вечной славы, красы, блеска, могущества, чести, достоинства и для вечного расширения общего величия мы возобновили и уладили эти старые союзы во всем так, как описано ниже.

статья 2.

Так как королевство Польское и Вел. кн. Лит. представляют собою уже одно нераздельное и неотделимое тело, а также не отдельную, но одну общую республику, которая соединилась и слилась в один народ из двух государств и народов, то необходимо, чтобы этими двумя народами на вечные времена повелевала одна голова, один государь, один общий король, избранный общими голосами Польши и Литвы. Место же избрания его в Польше, а на королевство Польское он будет затем миропомазан и коронован в Кракове. Согласно привилегии короля Александра, такому избранию не может препятствовать отсутствие которой-либо из сторон, потому что сами по себе обязаны и ex debito должны быть созываемы для этой цели советы и все чины Короны Польской и Вел. кн. Лит.

статья 3.

Существовавшее до сего в Литве отдельное избрание и возведение на княжение вел. кн. литовского должно быть отменено так, чтобы впоследствии не было никакого знака или подобия, которое бы указывало или намекало на возведение или посвящение вел. кн. литовского. Но так как остаются титул и должности Вел. кн. Лит., то избранник при избрании и короновании должен быть тотчас же провозглашен королем польским и вел. кн. литовским, русским, прусским, мазовецким, жомойтским, киевским, волынским, подлясским и лифляндским.

статья 4.

Естественное и наследственное преемство е. к. м. в Вел. кн. Лит. если бы оно принадлежало королю или кому бы то ни было и по какой бы ни было причине уже не должно впредь никогда препятствовать этому общению и соединению обоих народов и избранию одного общего государя, потому что е. вел. король переуступил это наследство Короне на вечные времена совершенно искренне, выговорив для себя, чтобы мы ни его королевскую особу лично, ни его царственное потомство, если Господу Богу угодно будет даровать ему, не оставили без средств, но чтобы республика назначила его потомству приличное и званию подобающее обеспечение в случае неизбрания его на королевство, что впрочем не должно причинить никакого раздробления Короны, как это достаточно обусловлено и гарантировано декларацией е. к. вел. и в рецессе Варшавского генерального сейма.

статья 5.

Новый король должен во время своего коронования подтвердить присягою и тотчас же конфирмовать одною грамотою и в одинаковых выражениях на вечные времена права, привилегии и вольности всех соединенных таким образом подданных обоих народов и государств.

статья 6.

Оба народа будут иметь всегда сеймы и советы общие Коронные в присутствии своего государя, короля польского, а члены совета и послы (литовские) будут заседать лично между членами совета и послами (польскими) и совещаться об общих нуждах на сеймах и без сеймов в Польше и Литве.

статья 7.

Равно, чтобы одна сторона была советницею и помощницею другой, чтобы е. вел. король сохранил всецело и нерушимо как права и привилегии, пожалованные разного рода грамотами всем землям и народам Короны Польской и Вел. кн. Лит. и землям, им принадлежащим, так равно права и привилегии на вольности, высокие посты, прерогативы и все должности, с давних времен и от начала унии дарованные каким-либо способом всем вообще и каждому в отдельности всеми предками е. вел. и пожалованные обоим народам самим е. к. вел. с сохранением во всей неприкосновенности всех законоположений, судов, назначений, княжеских достоинств, дворянских родов и судебных решений, искони по настоящее время имеющих нерушимую силу для каждого сословия упомянутых народов.

статья 8.

Присяги членов совета, сановников, должностных лиц, старост Литовского народа и лиц первенствующих домов должны оставаться в силе, как это мы с общего согласия сами предоставили себе привилегиями и общим договором на генеральном Варшавском сейме с пояснением, что впоследствии все эти присяги должны быть приносимы коронованному королю и Короне Польской. В подтвердительной же присяге на сохранение государственных договоров сообразоваться и поступать неуклонно, согласно привилегии короля Александра.

статья 9.

Мы, обоих народов прелаты, князья, паны-рада, бароны и все чины, должны также помогать друг другу во всех невзгодах всеми силами и средствами, какие общему совету покажутся полезными и нужными, считая счастливые и злополучные дела общими и поддерживая друг друга чистосердечно.

статья 10.

По общему Варшавскому договору никакие союзы, трактаты и мирные условия не должны впредь совершаться и заключаться с другими народами и никакие посольства не должны быть посылаемы по важным делам в чужие страны без общего ведома и совета обоих народов. Учиненные же до сего мирные договоры или постановления с каким-либо народом буде окажутся вредными для какой-либо из двух сторон, не должны быть сохраняемы.

статья 11.

Монета как в Польше, так и в Литве должна быть с общего совета однообразна и тождественна по весу, пробе, счету, ценности и по нарицательной стоимости, что привести в исполнение обязаны е. вел. король и его потомки.

статья 12.

Король благоволит уничтожить в Польше и Литве все сухопутные и водяные пошлины и мыта, как бы они ни звались: королевские, дворянские, духовные и городские, чтобы уже отныне и впредь на вечные времена они не взимались с духовенства и лиц светских дворянского рода, с их крепостных и со всех предметов собственного их производства и ухода, не упраздняя, однако ж, мыт купеческих и не дозволяя стачек с купцами во вред и для утайки старых обычных королевских пошлин в Польше и Литве.

статья 13.

Все какие бы то ни было статуты и уставы, по какой бы причине они ни были введены или одобрены в Литве против польского народа, относящиеся до приобретения и владения поземельным имуществом, доставшимся поляку в Литве каким бы то ни было способом, хотя бы по жене или за выслугу, или покупкою, дарственным порядком, меною или согласно обычному государственному праву, все эти статуты, как противные вообще праву, справедливости, взаимной братской любви и унии, равно как и общему соединению, никакой силы иметь не должны. Но как поляк в Литве, так литовец в Польше вольны приобретать честным способом имения и владеть ими на основании права (действующего в той стране), где эти имения находятся.

статья 14.

Что же касается других статей привилегии короля Александра, которые на Варшавском сейме ни декларациею короля, ни общим соглашением еще не разъяснены, но для этой цели с общего согласия сторон препровождены с сейма Варшавского на этот настоящий общий Люблинский сейм, то все эти статьи, прописанные в привилегиях и общих договорах и окончательно в Александровой привилегии, равно в прежде пожалованной е. к. вел. по этому же делу унии здесь в Люблине, должны оставаться во всей силе на вечные времена. Однако же для лучшего разъяснения присовокупляется: что, согласно тексту привилегии короля Александра, вел. кн. литовский остается всецело и нерушимо при своем титуле, сановниках, всех должностях и почетных званиях, как не причиняющих настоящему соединению и общению ни расторжения, ни раздела.

статья 15.

Отныне король не будет созывать никаких других отдельных сеймов для чинов Короны и Литвы, но всегда лишь общий сейм для этих обоих народов, как для одного тела, в Польше, [там], где е. вел. королю и членам совета покажется наиболее удобным.

статья 16.

Высшие посты и служебные должности в Вел. кн. Лит., ныне не занятые или впоследствии вакантные, король не пожалует никому, кем не будет принесена прежде присяга е. вел., потомкам его. коронованным королям польским, и этому нераздельному телу – Короне Польской.

статья 17.

Также надлежащим образом обеспечиваем и гарантируем чинам и лицам Вел. кн. Лит., что экзекуция королевских столовых имуществ в Вел. кн. Лит., пожалованных кому-либо от начала унии в Литве всеми предками короля и самим е. вел., не коснется ни нас самих, ни потомков наших и никакого имущества не только согласно статуту короля Александра, но и ни по каким другим привилегиям, грамотам, конституциям и сеймовым постановлениям, совершенным в прошлом, данным и одобренным в Польском королевстве.

Напротив того, все права, привилегии, жалованные от начала унии по сие время в Вел. кн. Лит. всеми предками короля и самим е. к. вел. народам литовскому, русскому, жомойтскому и другим народностям и гражданам Вел. кн. Лит., а также землям, уездам, родам и лицам, должны оставаться неприкосновенными и ни в чем ненарушимыми.

статья 18.

Вечные пожалования, феодальные или ленные владения, промен имущества, замена имений, пожизненные владения и разного рода закладные, совершенные на сеймах и без сеймов, должны также, согласно каждой привилегии, оставаться на вечные времена в силе, без проведения в них каким-нибудь способом или толкованием какого-либо сомнения.

статья 19.

Равно пожалования, залоги и всякого рода суммы, издавна и собственно высшим чинам и должностям принадлежащие, должны оставаться в полной силе, и они не будут обязаны употреблять какую бы то ни было часть из своих обыкновенных доходов, предоставленных им по сие время привилегиями и грамотами, как бы эти доходы ни именовались, на что-либо другое, кроме своих теперешних владений и собственной пользы.

статья 20.

А если бы кто после своих предков владел и пользовался какой-нибудь землей и какими-либо угодьями, как бы они ни назывались, не имея документов, то, согласно старому и новому Литовскому статуту и давным обычаям, ему и без документов предоставляется владеть такого рода своею собственностью вечно, как бы за грамотами.

статья 21.

Этим настоящим постановлением члены совета, все чины и послы всех земель лишают себя и своих потомков права делать какие-либо постановления или же возобновлять под каким-либо видом, а также вспоминать и каким-либо способом поднимать вопрос об экзекуции выслуженных или в прошлом приобретенных имений.

статья 22.

Хотя отныне жалование столовых имуществ в Вел. кн. Лит. должно прекратиться, однако ввиду того, что впоследствии некоторые из таких имений отойдут от родов княжеских, дворянских и вельможных в королевские столовые имущества, то для того, чтобы земская военная служба не пострадала, король может, по воле и милости своей, жаловать такого рода имения лицам дворянского происхождения из польского и литовского народов.

статья 23.

Взятые обратно от неприятеля московского замки, имения, владения и разного рода имущества е. вел. король будет обязан возвратить тем, кому эти вотчины и владения принадлежали до завладения ими неприятелем. А если бы [лишившимся имений] были уже пожалованы взамен другие, то они подлежат возвращению к королевскому столу.

статья 24.

Мы, прелаты и члены совета, князья, земские послы и все прочие чины Вел. кн. Лит., признаем с общего нашего и чинов этого славного королевства Польского согласия, что все статьи, вписанные таким образом в этот акт, достойны хвалы, необходимы и полезны для этих обоих народов как Короны Польской, так и Вел. кн. Лит., составляющих уже одну общую и нераздельную Речь Посполитую.

С радостью, добровольно и с добрым братским расположением и любовью, мы, прелаты, члены совета и земские послы и все прочие чины и особы королевства Польского со своей стороны признаем этим нашим актом все заключающиеся в нем статьи на вечные времена и обеспечиваем, подтверждаем и скрепляем их печатями, клятвами, честью своею и всего потомства нашего и такими гарантиями, утверждением и скреплениями, какие как наибольшие и самые прочные принадлежат нам специально по общему обычаю, по личности нашей, а также по местам и должностям нашим.

Клянемся и обещаем перед Господом Богом нашим добрым, честным, дворянским и христианским словом, что все, здесь изложенное, мы сами с потомками нашими будем знать, держать, охранять и исполнять на вечные времена без всякого коварства, никогда не подвергая ничего из этих дел никакому сомнению и отмене, равно ни в чем, не отчуждаясь от этого единения, которым мы связали себя на вечные времена с народом этой славной Короны Польской, согласно содержанию этого акта и статей, в нем помещенных и объясненных, что гласит таковой же акт, данный нам господами поляками.

Все наши вышеупомянутые общие договоры е. вел. король, как наш верховный повелитель, соизволил нам конфирмовать своею королевскою властью.

статья 25.

А если бы между этими народами какая-либо из сторон или кто-либо один в отдельности не хотел сдержать взаимно заключенных привилегий и договоров по делу единения, против такой стороны и каждого порознь мы с нашими потомками должны восстать при нашем государе, короле польском, как против врага нашего и соединенных народов.

статья 26.

Все это твердо соблюдать и исполнять и всегда и всем в силе содержать мы обязуем клятвой нашей себя и потомков наших.



статья 27.

Все здесь постановленное и оговоренное ни е. вел. король, ни члены советов, ни все прочие чины и земские послы обоих народов никогда вовеки не могут нарушать и отменять ни с общего согласия, ни единолично, с какой бы то ни было части или стороны, но должны вовеки охранять неприкосновенно и твердо.

статья 28.

Для вящего же удостоверения и вечной памяти вышеизложенного дела мы, поименно выше прописанные прелаты, члены совета духовные и светские, князья, и мы, земские послы и другие чины, присутствующие на этом генеральном и общем Люблинском сейме, привесили к этому акту наши печати.

Писан и дан на этом же общем сейме в Люблине первого дня месяца июля лета Б[ожьего] 1569.

Итак, на основании вышеприведенного документа было создано государство, которое играло значимую роль на мировой арене в течение последующих 200 лет.



Множество историков, как польские, так и из числа независимых, определяют теперь Люблинскую унию, как предшественницу современного ЕС и Маастрихтских соглашений. (Маастрихтский договор (официально "Договор о Европейском Союзе") - договор, подписанный 7 февраля 1992 года в городе Маастрихт (Нидерланды), положивший начало Европейскому союзу)!

Люблинскую унию, так же рассматривают также как аналог Кальмарской унии или соглашения о создании Великобритании.

И только в российской дореволюционной историографии и коммунистической истории СССР о Люблинской унии, ее официальные историки выказывались отрицательно.

Но я бы им задал вопрос,

"А что уважаемые историки может это великий князь Иван III или его внук Иван Грозный которые инкорпорировали Новгородскую и Псковские земли может тоже создали добровольный союз братских славянских народов (с новгородцами или псковичами)??? Так сказать "Московскую унию"??

Нет, они "утопили в крови" новгородцев и псковичей и разорили экономически их земли, так что и до сего дня, эти районы, являются одними из отсталых в Российской Федерации.


И возвращаясь к теме Люблинской унии, скажу чо сейчас нам самый самое время рассмотреть все последствия, вызванные этим событием: политические, географические, военные, экономические и культурные.

Причем не нужно забывать, что с 1569 года нормам Люблинской унии приходилось на протяжении двухсот лет доказывать свою жизнеспособность.

Так же надо учитывать и те жертвы которые принес польский народ, являясь главным связующим звеном союза двух государств. Ведь более 2 000 000 поляков эмигрировали на Восток и со временем растворились, в основном в украинском окружении.

И такое взаимное проникновение двух наций (а тут можно сказать и более точно, как "вливание новой крови" братского славянского народа поляков, в только зарождающуюся в Великом княжестве Литовском, украинскую нацию, дало народу Украины великий шанс, начать свое самостоятельное национальное развитие.


Что по прошествии 423 года спустя, в августе 1991 г. и привело к провозглашению независимости Украины.

Но об Украине и влиянии на нее последствий Люблинской унии, мы поговорим отдельно, когда будем обсуждать вопросы культурного влияния, а пока я перейду по нити нашего повествования.

Что касается политических последствий, то согласно положениям Унии оба государства имели одного государя, которого каждый раз должны были избирать сообща (наследственного преемства власти не было).



У них был общий сейм, состоявший из светской знати, католического духовенства и шляхты обоих государств. Был общий сенат ("паны рада"), который ведал общие внутренние дела и политику Речи Посполитой.

Но в каждом из государств оставались свои особые законы, свои особые чиновники. В Польше действовали свои сборники законов (например, "статуты и привилеи", собранные Яном Гербуртом), а в Литве – свой "Литовский статут".

В Польше и Литве оставались собственные: гетман (начальник войска), канцлер (государственный секретарь), подскарбий земский (министр финансов), воеводы (начальники области) и другие, менее важные чины

Хоть уния и декларировала официальное равенство Польши и Литвы, практически сразу соотношение польских и литовских представителей в сейме Речи Посполитой установилось на уровне 3:1.

Так, в Сейме заседало 114 польских представителей и только 48 литовских.

В то же время в Сенате против 113 поляков было лишь 27 литовцев.

В то же время и в Польше и в Литве шляхта, составляя господствующее сословие, собиралась на сеймы областные (поветовые) и государственные и избирала своих предводителей и представителей – маршалков.

Под их председательством действовали высшие шляхетские суды – трибуналы (Коронный и Литовский).

В социальной структуре произошло формальное уравнивание панов-магнатов с Украины, Беларуси, литовской знати и всей остальной шляхты.

Наиболее важным и полезным изменением в политическом и правовом плане стал запрет на занятие одновременно нескольких государственных должностей одним лицом.

Кроме того запрещено было не только занятие чиновничьих и правительственных постов, но и совмещение данных постов с судебной деятельностью.

По сути, тут впервые создавался институт независимых судей, отделённых от государства, хотя это было только самое начало формирования данного института.



В тексте указывалось, что хотя особое возведение на княжение великого князя литовского должно быть отменено, но титул и должность Великого князя остаются.

Был окончательно закреплён строй шляхетской "золотой вольницы". Законодательно его, правда, закрепил только избранный после Сигизмунда Августа королём Генрих Валуа подписав т. н. "Генриковы артикулы".

Шляхта избирала теперь единого короля Речи Посполитой, хотя процедура оставалась такой же, как и ранее и проводилась в Вавельском соборе, в Кракове.

Современная Польша считает себя официальным наследником и государством-преемником Унии и Речи Посполитой (в конституции Польши она именуется Третьей Речью Посполитой).

Что касается военных последствий то только благодаря Польши Литве и Украина, не растворились на все российские ассимиляционные усилия, внутри царской России.

Что касается географических последствия, хотя тут надо было бы сказать геополитических последствий, то неожиданно для все и в первую очередь для московских царей, в Европе было создано крупнейшее государств, по территории уступавшей только Московии и Османской Империи, которые были больше по площади, но находились большей частью в Азии.

Земли современной Украины в составе Речи Посполитой объединялись в 6 воеводств: Подольское, Брацлавское, Белзское, Русское (с центром во Львове), Волынское (с центром в Луцке) и Киевское воеводства. Великое княжество Литовское оставило себе белорусские земли и заселённое белорусами Брестское воеводство.

Границы земель современной Украины, которые отошли к Короне были проведены по линии Каменец-Подольск – Умань – Днепр (с запада на восток); на востоке – Новгород-Северский, Стародуб, Глухов, Гадяч, Полтава (несколько восточнее), на севере – несколько южнее Припяти.

С 1618 года к Речи Посполитой (а именно к Короне) присоединилось еще Черниговское воеводство, образовавшееся на землях, отторгнутых от России по условиям Деулиновского перемирия.

Воеводства делились на уезды (староства). Для Волынского, Брацлавского и Киевского воеводств было сохранено действие Литовских статутов.

Воеводства возглавляли назначенные правительством воеводы, которым принадлежала вся местная власть.

Они руководили шляхетским ополчением, председательствовали на местных сеймах и следили за деятельностью благородных земских судов. Воеводства делились на уезды (земли). Их возглавляли старосты и каштеляны (коменданты крепостей).





Наиболее Польша, Литва, Белоруссия и Украина выиграли от ведения Литовской унии в экономическом плане.


Благодаря ускоренному росту городов, и быстрому увеличению экспорта сельскохозяйственных и лесных продуктов в западную Европу начался быстрый рост внутреннего рынка. За границу, на запад, шли хлеб, скот, сало, смола, дёготь, поташ и другие продукты.

Ввозились сукна и предметы ширпотреба. Сохранились данные, что в 1560-м году прошло только в Данциг для экспорта 1,2 миллионов пудов хлеба, а в 1579 году уже 2 миллиона.

Росли также и торговые обороты в городах и на ежегодных ярмарках, куда приезжали купцы и из заграницы: из Москвы, Турции и из Западной Европы.

Конъюнктура при продаже продуктов сельского хозяйства вызвала на них повышенный спрос и стремление производителей выбросить на рынок возможно большее их количество.



Теперь о том, каким путем был достигнут этот экономический рост!

"Все изменения в законах, которые произошли после Люблинской унии, закреплялись Третьим Литовским уставом 1588 года.

Согласно ему крестьяне, прожившие на земле феодала более 10 лет, становились крепостными.

Крестьянство утрачивало права на землю, была увеличена панщина (в XVI веке на Волыни достигала трёх дней в неделю). Был ограничен переход от одного владельца к другому.

Феодалы получили право розыска и возвращения крестьян-беглецов в течение 20 лет.

Крестьянин находился в юрисдикции шляхтича, который не только его судил, но и мог накладывать наказания до смертной казни включительно.



Новые полученные земли часто передавались польским шляхтичам, которые переселялись на восток. Но им удалось освоить только 6% пахотных земель. В то время как у местных магнатов из числа литовской и украинской шляхты было 22% пахотной земли.

Вслед за магнатами и шляхтой переселялись на восток евреи в качестве арендаторов, торговцев и посредников, без которых не могла обходиться шляхта того времени.

В итоге начиналась массовое оживление торговых отношений на присоединённых землях, хотя оно изначально завязывалось на шляхту, не развиваясь самостоятельно.

Желая извлечь побольше дохода из своих владений, новые владельцы начали взыскание с крестьян всяких налогов и поборов, как в деньгах так и в натуре и в бесплатном принудительном труде.

Были введены налоги от,,дыма", т. е. от жилья, "десятина" на церковь, особый налог на содержание польского войска.

Население принуждали строить мельницы и шинки (кабаки), которые обычно сдавались в аренду евреям, а крестьянам запрещалось молоть зерно или производить водку дома, заставляя их пользоваться этими мельницами и шинками.

Зерно, яйца, птица, скот, воск, и мед, пойманная рыба, сотканное полотно – все облагалось налогом в пользу владельца земли и крестьянин должен был известную часть доставлять владельцу или арендатopy.

Часть эта имела тенденцию к возрастанию так как и владелец и арендатор старались получить максимум доходов.



Кроме того, на присоединённых к короне землях вводился принудительный труд, – барщина.

Это и привело к созданию так называемых "фольварков" – хозяйств в которых на землях владельцев работали в порядке принудительном (барщина, панщина) крестьяне, а весь продукт их труда – поступал к землевладельцу или арендатору.

С ростом спроса на с/х продукты и расширением запашек на фольварках росла и потребность в рабочей силе, которая, в свою очередь, вызывала повышение количества дней барщины и ухудшение положения крестьянства и их хозяйств.

Была проведена денежная реформа и введена единая валюта на всей территории нового государства – Злотый Речи Посполитой.

Был также установлен жёсткий обменный курс: 1 злотый приравнивался к 30 грошам. Несмотря на инфляцию 17 века, лишь после 2-го раздела Польши в 1792 году злотый девальвировали и установили курс 4 гроша за злотый.

Отменялась пошлина на вывоз за границу сельскохозяйственных продуктов из имений духовенства и лиц дворянского сословия".

Говоря же, о культурных последствиях Люблинской унии, то все историки, отмечают что особую остроту приобрели проблемы веры и языка.

И если проблемы взаимного существования на одной территории православия и католицизма, власти попытались решить путем введения Берестейской унии, то проблема с языком оставалась. И тут сразу проявляется еще и так называемая проблема ПОЛОНИЗАЦИИ. И все говорят что это было плохо для Украины, Литвы или Белоруссии. Но с этим нельзя согласится и вот почему.



Ведь термин "Полонизация (польск. polonizacja) означает заимствование или насаждение польской культуры, в особенности, польского языка в землях с непольским населением, контролируемых Польшей или подверженных польскому культурному влиянию. Термин появился в XVI веке и происходит от латинского наименования Польши) "

Но историки а больше политик говоря о полонизации забывают и о том, что существовало и другое влияние.

Ведь в своей массе поляки на Украине при любых раскладах, во все времена были нацией остававшейся в меньшинстве, чья численность не позволяла начать процесс ассимиляции местного населения!

Да само украинское и белорусское население не горело желанием полонизироваться и пример им в этом показывали украинские магнаты – Острожские, Вишневецкие и прочие так и не принявшие в качестве рели католицизм. Но при этом вполне свободного владевшими польским и латинским языками.

Сам факт вхождения трех украинских воеводств в Речь Посполитую, поставило перед новой властью и вопрос языка – официального языка делопроизводства.

Причем Люблинский привелей 1569 г. гарантировал, что украинский или белорусский языки, будут применятся в административном управлении и судопроизводстве.

Но вот на сейме все делопроизводство уже велось на польском языке.

Поэтому, все те кто хотел участвовать в общественной или политической жизни или занять ту или иную должность, должен был знать и польский язык.

А еще и латинский язык, которым обычно записывались в Польше законодательные и судебные решения.

Поэтому в Украине, когда открылась Киево-Могилянская академия, то том обязательно, все учащиеся изучали польский, латинский, греческий и старо украинский языки

Причем историки отмечают в Украине такое явление как бытовое много язычие.

При такой системе образования в той же Киево-Могилянской академии или Львовском иезуитском коллегиуме, где учился и успешно его закончил тот же Б.Хмельницкий,



удавалось создать в среде украинцев определенный слой интеллектуалов.

Поэтому знание языков, к чему обязывала жизнь своих граждан в Речи Посполитой, было во благо, ибо способствовало и возимо проникновению и взаимно обогащению культур и распространению по всей Речи Посполитой общих политических представлений и стереотипов политической культуры.

В частности идеи общности всех граждан, с помощью которой должна преодолеваться их этнические различия.

И не вина создателей Любдинской унии в том, что в очень специфической украинской ситуации борьба за централизацию государства и равность всей шляхты перед законом в виду скрытого сопротивления украинских магнатов не полностью и не всегда находила поддержку в той же украинской шляхты находившееся в политической и экономической зависимости от своих князей и воевод.



А иногда, когда были затронуты личные интересы шляхты, как вот в случае с Б.Хмельницким не добившимся справедливости в польском суде по поводу законности владения своим имением, и когда это событие накладывались на народные восстания вызванные усилением экономической эксплуатации, то результате на десятилетия в Речи Посполитой нарушался порядок и центральное управление страной.

В этих гражданских и отчасти религиозных войнах Речь Посполитая затратила много сил, которых ей потом не хватило для отражения новой Московской агрессии.

Но о Б. Хмельницком и его влиянии на Речь Посполитую, мы поговорим далее

А завершая эту часть, скажу, что не инкорпорируй в 1569 г. Корона Польская из состава Великого княжества Литовского, три русских воеводства, а затем, не добившись от Московского царства, присоединения к Речи Посполитой еще и Черниговского воеводства, в результате чего под одним, централизованным управлением в Речи Посполитой, собрались и находились более 200 лет, все разрозненные до того ветви украинского народа, то и не было бы на нынешней политической карте мира, такой страны, как Украина.



(конец ч.6)










© 2007 - 2012, Народна правда
© 2007, УРА-Інтернет – дизайн і програмування

Передрук матеріалів дозволяється тільки за умови посилання на "Народну правду" та зазначення автора. Використання фотоматеріалів із розділу "Фото" – тільки за згодою автора.
"Народна правда" не несе відповідальності за зміст матеріалів, опублікованих авторами.

Технічна підтримка: techsupport@pravda.com.ua