Пошук на сайті:
Знайти



Народні блоги

Додати стрічку статей сайту до свого iGoogle
Останні публікації

Неизвестная история Польши ч.4


1
Рейтинг
1


Голосів "за"
4

Голосів "проти"
3

Экзекуционное движение

 Неизвестная история Польши ч.4
Экзекуционное движение

Что бы понять, откуда в Польском королевстве возникло экзекуционное (в переводе с латинского означает – исполнение) движение и почему оно, в конце – концов, одержало победу над королевской властью, нам надо начать с более раннего периода польской истории.

Еще в XIII и XIV столетиях польская шляхта с одной стороны не имела политического значения в государстве поскольку, подчиняясь воле прелатов и баронов, но вот с другой стороны, она уже объективно представляла собой реальную общественную силу, что обусловливало появления у нее ее стремление занять в государстве ведущее место.

Как мы знаем из предыдущего материала (http://h.ua/story/347884/), польская шляхта хотя и была расчленена на 7-12 классов, но, тем не менее, была проникнута корпоративным духом, чувствами сословной солидарности и умела последовательно отстаивать свои интересы.



В первую очередь как это может показаться странным в такой религиозной стране как Польша, шляхта усиленно боролась с духовенством.

Ведь привилегии духовенства, а именно: взимание десятин, церковная юрисдикция, освобождение от военной службы и податей – все это становилось предметом вожделений шляхты.

И на начальном этапе процесс перераспределения прав и обязанностей эти устремления шляхты носил справедливый и, следовательно, конструктивный характер.

И если обратится к хронике борьбы шляхты за свои привилегии, то у нас получается вот такая картина.

Первым успехом этой борьбы были Привилеи XIII в. (1229 и 1291) запрещают князьям увеличивать повинности, лежащие на шляхте, сверх существующей нормы.

В первой половине XIV в. шляхтичи уже присутствуют на общегосударственных съездах прелатов и баронов в качестве простых зрителей или слушателей без права голоса.



Во второй половине XIV в. король Людовик I Великий (Ludwik Wgierski, 1326-1382), даровав различные льготы государственным чинам Польши, добился от них признания одной из его дочерей наследницей польской короны.

Так по Кошицкому привилею 1374 г. шляхта освобождалась от всех государственных повинностей, за исключением платежа поземельной подати, получала исключительное право занимать должности воевод, каштелянов, судей, подкоморих и др.

В период 1382- 1384 гг., после смерти Людовика I, шляхта представляла у же силу, от которой зависела судьба Польского королевства.

Следующим успехом шляхты, было, ограничила самоуправление крестьянских общин и подчинение их своему контролю, путем приобретением должности солтыса, стоявшего во главе крестьянской общины.

Стеснив крестьянское самоуправление, шляхта ограничила затем свободу крестьянских переселений, установила барщину и, наконец, обратила крестьянина в крепостное состояние.

При этом, до половины XV столетия шляхта еще продолжает находится в служебном положении по отношению к духовному и светскому вельможеству.

Государством в это время управляет польская аристократия.

Но эти отношения изменяются с принятием "Нешавского законодательства" (1454 г.), поставившего шляхту на один уровень с представителями знати – "можновладцами".



Эти очередные "привилеи" польский король Казимир IV, 1427-1492 предоставил шляхте за поддержку в его борьбе с магнатами.

Так же, шляхта установила ряд ограничительных мер и по отношению к городскому сословию.

По "Петроковскому статуту" 1496 г. мещанам запрещалось приобретать поземельные имения под тем предлогом, что они не принимают участия в военных походах и стараются уклониться от военной службы.



По данному же статуту, уйти из помещичьей деревни имел право только один крестьянин.

И только одного сына, крестьянская семья была вправе отдавать в обучение. Бежавшего крестьянина закон разрешал помещику преследовать и возвращать назад.

При этом шляхте удалось отстоять фундаментальный принцип "ничего нового" – "nihil novi" (1505).

Запрет на введение каких-либо новшеств без согласия представителей шляхты был закреплен в 1506 г. в своде законов, составленном по инициативе коронного канцлера Яна Лаского.

С начала XVI в. шляхта, превратившись в "шляхетскую нацию", полноправным хозяином в государстве и осталась таким хозяином до конца существования Речи Посполитой, то есть республики – res publica.



В 30-е годы XVI в. под лозунгом "исполнения" (executio) прежних прав и возвращения королевских владений и непосредственно под влиянием событий вызванных в Европе РЕФОРМАЦИЕЙ, в Польше формируется политическое движение шляхты, получившее название "экзекуционного движения".

И для этого был выбран следующий путь. Шляхта не протестовала при принятии на сеймах сеймовых инструкций или сеймовых конституций.

Но принятые документы подлежали подписи высшими руководилелями страны и уже после этого, выборные представители шляхты, очень строго следили за тем, чтобы ни король, ни сенаторы не вносили в принятые документы собственных уточнений.

Такая тактика приучила шляхту к локальной солидарности, необходимой для борьбы с королем и сенаторами.

Политически активная часть шляхетского сословия стремилась добиться влияния на монарха, давая ему, таким образом, шанс укрепить собственную власть.

Сила шляхты заключалась в том, что именно ей принадлежало право определять уровень налогов, и король был не в состоянии получить необходимые ему средства другим путем, кроме как через налоговый сбор.

Эта экономическая зависимость короля, а значит государства, от шляхты была инструментом политических торгов.

Такое положение дел в Польше сформировало там, в сравнении с соседними странами, исключительный в тогдашней Европе, климат свободы веры и невиданной веротерпимости.

Ибо польская шляхта, требуя выполнения принятых законов, защищала перед королем и сенаторами-епископами так же и всех протестантов поселившихся в Польше и делалось это во имя шляхетской солидарности, а не из меркантильных интересов.

Волна или периодические волны, движения екзекуционистов в Польше,все время росли и вскоре ими перед королем был поставлен вопрос о лишении епископов судебной власти!

Король Зигмунд I Август в ответ перестал созывать сеймы!

И не созывал их 3 года!

Но эту шляхту не остановило. В конце концов, экзекуционисты в своих политических амбициях добрались и до власти короля!

Начала борьбу за введение права на выборы короля!

Так в силу сложившихся обстоятельств в 1538 г. польский король Сигизмунд Старый 1467-1548) был вынужден пообещать шляхте, что после смерти его сына короли будут выбираться, а он сам впредь не будет принимать никаких решений без согласия сейма!



А га Петрковском сейме 1562-1563 гг. были утверждены требования экзекуционистов и, в первую очередь, требование произвести ревизию полученных магнатами прав на владение королевскими землями, что должно было ослабить позиции знати; приняли также решение, что четвертая часть доходов с этих земель станет выделяться на содержание постоянной армии.

В результате чего в Польше, в отличии от других европейских стран не говоря уж о Московии, утвердился своеобразный политический строй, получивший название "шляхетской демократии".

Непосредственной же причиной капитуляции польского короля Зигмунда Августа перед шляхтой, как я уже выше отмечал, было появление в геополитическом европейском пространстве так называемой "московской угрозы".

Ведь в 1552 г. московский царь Иван IV Грозный завоевал Казанское ханство, а в 1556 г. и Астраханское.

То есть территории, которые исконно, как говорится, принадлежали татаро-монгольскому государству Золотая Орда.

А ведь правители Золотой Орды более чем 200 лет до этого были сюзеренами (господами) Московии (Московского княжества).

К тому же в 1547 г. в Москве состоялось венчание Ивана IV Грозного на царство, после чего Московия безосновательно стала претендовать на "наследство византийской империи" и звание "защитника православной веры"!


Хотя это был только театральный антураж, а в действительности, образцом царской власти для всех без исключения московских правителей от Ивана Грозного и до Владимира Путина, был и остается "царь царей" то есть золотоордынский хан Чингисхан, которому князья Александр Невский и Иван Калита, служили как верные собиратели дани, в смысле сборщиков налогов для Золотой Орды.

И вот в связи с падением Казанского и Астраханского ханств и проявления, новых геополитический устремлений, московских правителей с 1558 года началось продвижение Московии сначала в Прибалтику.

При этом Иван Грозный захватил на первоначальном этапе войны города Нарву и Дерпт (Тарту).

Эти "завоевания" Московии в свою очередь вынудили магистра Ливонского ордена меченосцев Готгарда Кетлера передать Орден под протекторат польского короля Зигмунда Августа.

По соглашению 1561 г. Орден был секуляризирован и в статусе ГЕРЦОГСТВА он превратился в ленное владение, польской королевской династии Ягелонов.

Причем тут так же надо отметить, что борьбу за Ливонию в Московии оправдывали как "возвращение отчин", поскольку уже московский князь Иван III дед Ивана IV Грозного опираясь на ничем не подтвержденный тезис о наследственной принадлежности древних Киевских и других русских земель московской династии, требовал возвращения Белоруссии и Украины. (Украины в территории, охватывающий земли от Киева до Львова).

А весной 1563 г. Иван IV Грозный перешел от угроз к делам. Его войска захватили город Полоцк.

И тут же по всей Польше и Литве разнеслась весть о том, как московиты "осуществляют "очищение святой Руси".



Там, в ходе установления своего влияние в Полоцке и его окрестностях Иван IV Грозный приказал утопить всех полоцких евреев, которые отказались принимать православное крещение. Подробнее об этом событии рассказано вот тут: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9E%D1%81%D0%B0%D0%B4%D0%B0_%D0%9F%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D1%86%D0%BA%D0%B0_%281563%29, а я только приведу другие данные касающиеся не только иудеев.

"В некоторых источниках также сообщается о гибели полоцких бернардинцев и доминиканцев от рук татар из московской армии, такой возможности исключить нельзя (см. Святые Адам, Доминики Пётр Полоцкие).

К 500-700 полякам из гарнизона и немецким наемникам Иван IV отнесся милостиво, некоторые наёмники перешли на московскую службу.

Ротмистры получили в дар собольи шубы, покрытые парчой. Ротмистр Верхлинский позже был обвинен в получении подарков от неприятеля, но был оправдан судом.

Такое отношение Ивана IV к полякам объясняется его нежеланием вступления в войну Польши, он планировал вести военные действия только против Великого княжества Литовского.

Полоцкие бояре, купечество, большинство горожан, а также жители окрестностей Полоцка были лишены имущества и угнаны в плен, по разным оценкам число пленных составило от 15 000 до 60 000 человек.

Какая-то часть пленных (доподлинно можно судить о 2 человеках) позже была продана (в случае с католиками и протестантами – легально, а с православными – нелегально, так как "крещёные души" продавать запрещалось) в рабство, например в Персию (см. Ази Хосров) [6]. С. С. Довойна с женой, Я. Я. Глебович и епископ Арсений тоже были пленены.

Практически сразу после взятия города 15 000 татар были направлены для действий по дороге на Вильну. 21 февраля в лагерь царя прибыл посол Великого княжества Литовского для ведения переговоров о перемирии, которое в те же дни было заключено. 27 февраля, оставив в Полоцке гарнизон и отдав распоряжения об укреплении города, Иван IV с основными силами вышел к Москве.



Часть пленных полоцких бояр была обменена на московских пленных или выкуплена Великим княжеством Литовским в 1566 г. С. С. Довойна был обменян на московского пленника в 1567 г., позднее он безуспешно пытался перевезти на родину прах своей жены, умершей в плену.

Я. Я. Глебович был освобожден в обмен на обещание склонить на сторону Московского государства магнатов Великого княжества Литовского, за что был обвинен в предательстве, но оправдан великим князем.

Епископ Арсений отправлен в Спасо-Каменный монастырь у Кубены, вместе с ним в заключении были и некоторые полоцкие бояре.

Взятие и разорение города и его окрестностей было не только концом величия Полоцка, после которого он больше никогда не возродился, и не только крупнейшим событием и первого периода, и всей Ливонской войны.

События полоцкой осады вызвали международный резонанс: в Аугсбурге, Любеке, Нюрнберге, Праге и других городах Европы вышло более десятка информационных листовок, посвященных событиям в Полоцке.

В Священной Римской империи с тревогой наблюдали за успехами Московского государства. Противники империи надеялись на расширение сотрудничества с Московским государством – король Дании Фредерик II поздравил Ивана IV с взятием Полоцка.

В Великом княжестве Литовском и Польском королевстве были потрясены полоцкой катастрофой.

А Иван Грозный, закрепившись в Нарве и наладив дипломатические отношения с Англией и даже сватался к родственнице королевы Марии Гастингс родственнице английской королеве, опираюсь на Каспийское море, Иван Грозный намеревался двинуть свои войска далее на Запад.

И только после этого, когда король Зигмунд Август и его шляхта осознали всю опасность Московии, они заключили между собой мирное соглашение и стали готовится к отражению грозы с Востока.

И вот тут, я думаю, (хотя и немного забегаю наперед) читателю будет интересна информациям о том, как сложилась дальнейшая судьба польской шляхты в составе Российской империи.

И как представители шляхетских родов вписались в эту империю, сыграв в ее окончательном крахе в ноябре 1917 года далеко не последние роли.

Для этого я тут привожу отрывок из книги С.Н.Бухарина и Н.М.Ракитянского "Политико-психологический анализ феномена лимитрофизации Польши".



1.2. Разборы шляхты

Государственная система Речи Посполитой, опиравшаяся на "принципы демократии", вступила в период неустойчивости и стала распадаться. При этом распад не был результатом внешних воздействий. Польшу разрушили внутренние механизмы так называемой шляхетской демократии. С развалом государства начались проблемы и у шляхты.

После первого раздела Речи Посполитой в 1772 г. власти России столкнулись с проблемой наличия многочисленной прослойки привилегированного сословия на присоединенных землях. Общее количество шляхты составляло 7-8% всего населения Польши, ее имущественный и социальный статус был разнообразен и не вписывался в существующий статус дворянина Российской империи.

Сразу после первого раздела российские власти начали проводить мероприятия по исключению малоимущей шляхты из привилегированного сословия. Разбор шляхты осуществлялся на территориях Южной Лифляндии с Динабургом, восточной Белоруссии с Полоцком, Витебском и Могилевым и восточной части Черной Руси (правобережье Западной Двины и левобережье Березины).

В частности, в правах русского потомственного дворянства признавались:

чины государственные: воеводы, староста Самонитский, каштеляны высшего и низшего разрядов, обер-гофмаршал, надворный маршал, великий гетман, польный гетман, обер-канцлер, подканцлер, великий подскарбий, надворный подскарбий, коронный секретарь, рефендарий (помощник канцлера) и т. д.;

чины придворные: великий подкоморник (обер-камергер), великий конюший (обер-шталмейстер), подконюший, ловчий, кухмистер, стольник, подчаший, крайчий, подстолий, чешник и шамбелян (камергер);

земские чины: подкомории (10), старосты, подвоеводы, судебные и подстаросты, старосты городские, писари городские, поветовые маршалы (11), хорунжие (12), земские судьи, подсудки (13), писари, регенты, стольники, подстольничьи, чешничии, под-чашии, ловчие, меченосцы или мечники, конюшие, крайчие, скарбники, обозные, стражники, мостовничие, будовничие, подсполничии, лесничие, струкчашие и пр.



Занятие одной из этих должностей кем-либо из предков давало права русского потомственного дворянства.

Документальными доказательствами дворянского статуса служили: акты определения в эти звания и должности.

Если же подобный акт отсутствовал, то требовались другие бумаги, из которых было бы видно, что данное лицо действительно занимало должность, которая была сопряжена с принадлежностью к дворянскому сословию. Кроме того, доказательством дворянского происхождения считалось удостоверение о том, что предок соискателя дворянства до 1795 г. занимал должность или состоял в чине или звании, удостоверенном королевскою грамотой.

При этом должно быть соблюдено условие, что это звание или чин давали ему первенство перед бесчиновной шляхтой на сеймиках (14) или место между сановниками и дигнитариями (15) королевства, а также патенты на чины военные, подписанные королем, а до конституции 1776 г. и гетманами, в которых лицо, получающее чин, названо "урожденным" (16).

Так, например, в Высочайше утвержденном докладе белорусского генерал-губернатора от 13 сентября 1772 г. шляхте указывалось подать губернским властям документы с подтверждением своего дворянского происхождения. В специальном указе разъяснялось, что через земские суды в губернские канцелярии должны подаваться списки всех членов дворянских семей с подробным описанием происхождения рода, гербами, со всеми упоминаниями и документами.

В указе подчеркивалось, что впредь без царского соизволения никто не мог называть себя шляхтой и пользоваться шляхетскими правами.

После указа от 14 июня 1773 г. шляхта должна была доказывать свое происхождение в Верховных провинциальных земских судах.

Во время ревизии 1772-1774 гг. часть чиншевой и служилой шляхты была записана в крестьянское сословие.

Самые "нижние" слои шляхетского сословия – "земляне" и "панцирные бояре" – были записаны крестьянами поголовно. При этом их обложили подушным налогом и рекрутской повинностью.

После Жалованной грамоты дворянству 1785 г. оформились "корпоративные" права дворянства Российской империи. Все дворянские роды должны были быть внесены в Родословные книги, для чего требовалось представить необходимые доказательства своего "благородного происхождения".

Второй раздел Польши состоялся в 1793 г. В результате Россия получила Западную Белоруссию с Минском, центральную часть Черной Руси, Восточное Полесье с Пинском, Правобережную Украину с Житомиром, Восточную Волынь и большую часть Подолии с Каменцом и Брацлавом. Мероприятия по упорядочению шляхты, естественно, распространились и на эти территории.

Лишение привилегий значительной части шляхты не могло остаться без последствий.

Разбор шляхты представлял собой длительный процесс. Сначала выходили указы и другие правовые акты. Потом следовали организационные мероприятия, анализ собранных документов, после чего часть шляхты лишалась привилегий. Это не могло не вызвать недовольства. Те, кто лишился ряда привилегий и вынужден был платить налоги, отдавать в рекруты сыновей и перестал называться "рыцарями", взбунтовались.

На формирование критической массы недовольных шляхтичей ушло около двадцати лет. Именно лишенные привилегий шляхтичи являлись социальной базой восстания Т. Костюшко (Andrzej Tadeusz Bonawentura Kosciuszko, 1746-1817).

Известно, что основу войска мятежного диктатора составляла конная бригада генерала А.Ю. Мадалинского (1739-1805), которая отказалась выполнять решение Гродненского сейма о ее ликвидации.

То есть в основе бунта профессиональных военных лежал не патриотический, а меркантильный фактор. Среди восставших, конечно, были патриоты, мечтающие о Великой Польше, но большинство боролось за восстановление привилегий.

После подавления восстания Т. Костюшко в 1794 г. между Австрией, Пруссией и Россией была достигнута договоренность о третьем разделе Речи Посполитой. Договор, утверждающий новые границы, был подписан 26 января 1797 г. в Петербурге. Территория, перешедшая под власть Российской империи, разделялась на губернии (Курляндскую, Виленскую и Гродненскую).

Здесь сохранялась прежняя правовая система (Литовский статут), выборность судей и маршалков (17) на сеймиках, а также крепостное право.

Сословия однодворцев и граждан Западной губернии были упразднены после указа от 19 февраля 1868 г. Однодворцев приравняли к крестьянам.

Гражданам давался год для того, чтобы они сделали выбор между крестьянским и мещанским сословием.

Остальным необходимо было за три года представить документы, подтверждающие право владения землей с крестьянами либо принадлежность к шляхетскому сословию во времена Речи Посполитой. Подавляющее большинство мелкой шляхты таких документов предоставить не смогло. При этом в сословие однодворцев и граждан было переведено около 200 тысяч человек (18).

Из польских родов с тех пор пользуются княжескими титулами: Чарторыйские, Гедройцы, Яблоновские, Любомирские, Радзивиллы, Сангушко, Сапеги, Сулковские, Огинские, Корибут-Воронецкие.

Графский титул носят 120 родов, из них в России в графском достоинстве признаны 56, то есть более половины не были признаны. Приведем перечень тех, кто сохранил графский титул:

Александровичи, Бобровские, Борх, Браницкие, Бржостовские, Белинские, Валевские, Велепольские, Водзицкие, Волловичи, Вельгорские, Гауке, Грабовские, Грохольские, Гуровские, Гуттен-Чапские, Езерские, Замойские, Збоинские, Илинские, Квилецкие, Кицинские, Комаровские, Корвин-Коссаковские, Красинские, Красицкие, Круковецкие, Ледоховские, Лоси, Лубенские, Любенецкие, Малаховские, Микорские, Миончинские, Мнишки, Мостовские, Мощенские, Ожаровские, Оссолинские, Островские, Остророги, Полетыло, Потоцкие, Потулицкие, Пржездецкие, Ржевуские, Скарбеки, Стадницкие, Старженские, Суходольские, Тарновские, Сераковские, Тышкевичи и Холоневские.

От Римских пап графский титул получили 17 родов, но русским правительством они не были признаны.

Баронских рода – 32, из них в России признаны только шесть: Вышинские, Горохи, Косинские, Растовецкие фон-Симолины и Шодуар" (19).

Советский политический и государственный деятель А.Я. Вышинский (1883-1954) принадлежал к польскому баронскому роду. Отец Андрея Януариевича – выходец из старинного польского шляхетского рода. Януарий Феликсович Вышинский был провизором, родственником кардинала Стефана Вышинского; мать – учительницей музыки.

Таким образом, после каждого территориального приобретения Россия устраивала длительную процедуру шляхетских разборов, в результате которых значительная часть шляхтичей теряла свои льготы, что вызывало бунты и так называемые польские восстания."

И ведь было чего бунтовать! Ведь авторы хорошо известно Энциклопедического словаря Брокгауза и Эфрона прямо писали о том, что:

"С начала XVI в. Шляхта была уже всевластным хозяином в государстве и осталась таким хозяином до конца существования Речи Посполитой.

Она законодательствовала, судила, избирала королей, оберегала государство от врагов, вела войны, заключала соглашения о мире и договоры и т. п.

Не только политическая и социальная организация Польши была шляхетской, – шляхетское миросозерцание господствовало безраздельно и в умственной жизни страны".

Ну, а о том, как полякам удалось на 200 лет отстрочить свое завоевание, Московией мы обсудим в следующей части.

(конец ч.4)












© 2007 - 2012, Народна правда
© 2007, УРА-Інтернет – дизайн і програмування

Передрук матеріалів дозволяється тільки за умови посилання на "Народну правду" та зазначення автора. Використання фотоматеріалів із розділу "Фото" – тільки за згодою автора.
"Народна правда" не несе відповідальності за зміст матеріалів, опублікованих авторами.

Технічна підтримка: techsupport@pravda.com.ua